/ Language: Русский / Genre:sf

Последний из лукумонов (Спящий во тьме - 3)

Джеффри Барлоу


Барлоу Джеффри

Последний из лукумонов (Спящий во тьме - 3)

Джеффри Барлоу

Спящий во тьме

Книга третья

ПОСЛЕДНИЙ ИЗ ЛУКУМОНОВ

Глава I

Сквозь века

В гостиной профессора Гриншилдза и его жены все головы повернулись в одном направлении, а вместе с ними, разумеется, и глаза. Глаза жадно высматривали владельца голоса, что с такой уверенной категоричностью прозвучал откуда-то сзади.

- Да? Да? Простите, как ваше имя, сэр? - осведомился профессор Гриншилдз из инвалидного кресла. - И откуда вы знаете, к чему стремится мистер Хантер?

Владелец голоса, не желая долее скрываться, поднялся на ноги и прижал раскрытую ладонь к груди.

- Зовут меня Джек Хиллтоп, ваш покорный слуга, сэр. Что до мистера Хантера... я знаком с этим субъектом очень близко. Причем, собственно говоря, с незапамятных времен.

Доктор Дэмп одарил джентльмена с рябым лицом изумленно-негодующим взглядом.

- Эгей! Как же так, сэр? Мы тут сообща ломаем головы над мотивами и методами мистера Джона Хантера с того самого времени, как побеседовали с мистером Банистером в "Итон-Вейферз", - и все это время у вас были ответы на наши вопросы, а вы себе помалкивали? Это еще что за мошенничество? Как вы посмели нас дурачить?

- Что, собственно, обо всем этом вам известно? - осведомился профессор Тиггз, сурово сдвинув брови.

- Держу пари, куда больше, чем он счел нужным поведать до сих пор, предположил Гарри Банистер.

- Джентльмены, джентльмены, честное слово, никто никого не дурачил! Дайте же мне сказать, - отозвался мистер Хиллтоп со странной усмешкой. Одно дело - неопределенность, другое дело - дознание... а ведь речь именно об этом. Понимаете, я уже очень давно выслеживаю мистера Джона Хантера, так что мне понятно, чего он добивается. Но что до достижения его цели... это своего рода игра в выжидание. Поверьте, я и в мыслях не держал вас обманывать, однако необходимо было прояснить некоторые подробности. И, прошу прощения, мистер Банистер, но одна из них касалась лично вас, сами понимаете, так что мне пришлось нанести визит в вашу замечательную усадьбу. Я, видите ли, не первый год гоняюсь за мистером Хантером: наблюдаю и жду, жду и наблюдаю... жду, чтобы он сделал ход, и надеюсь, что изыщу средства помешать ему прежде, чем это произойдет. Он - джентльмен весьма загадочный и не особо склонен откровенничать со своими преследователями.

- Помешать ему - в чем? - осведомился доктор.

- А вот это, сэр, как я уже упоминал, одна из тех подробностей, что требовалось прояснить. И благодаря детальному рассказу мистера Гарри Банистера мне это вполне удалось.

- Да позволено мне будет заметить, что вы и сами - джентльмен весьма загадочный, мистер Хиллтоп, - произнес профессор Тиггз, слегка зарумянившись. Ему не давала покоя мысль о том, что этот человек, обретавшийся среди них и пользующийся безоговорочным доверием, на самом деле оказался шарлатаном, актером, играющим роль ради своих собственных целей. А еще больше досаждало ему то, что этот актеришка с легкостью обвел его вокруг пальца; да что там, обвел вокруг пальца их всех. - С вашей стороны очень-то благородно так с нами поступить. Пожалуй, вам следует объясниться.

Мистер Хиллтоп охотно согласился.

- С радостью воспользуюсь такой возможностью. Профессор Гриншилдз, сэр, вы абсолютно верно идентифицировали письмена как этрусские. Я сам могу поручиться за подлинность табличек. Более того, вы абсолютно правы, предполагая, что люди Этрурии есть среди нас и по сей день.

- Вы, конечно же, имеете в виду мистера Хантера, - предположил старый университетский преподаватель.

- Главным образом его.

- Ага! Значит, правда. Он и впрямь потомок этого благородного народа?

Джентльмен с рябым лицом замялся, и на его губах промелькнула все та же странная улыбка.

- Верно, хотя не совсем в том смысле, как вы это себе представляете. Когда я говорю, что мистер Хантер - из Этрурии, я не имею в виду происхождение. Я просто-напросто говорю то, что говорю. Он - этруск.

- Боюсь, что не вполне вас понимаю.

Мистер Хиллтоп снова умолк, тщательно подбирая слова, способные выразить суть происходящего.

- Зовут его вовсе не Джон Хантер, - произнес мистер Хиллтоп наконец. Да, этим именем он пользуется, под этим именем его уже какое-то время знают. Но до того, видите ли, он звался мистер Оливер Блэквуд, а до того мистер Джеймс Галливан, а еще раньше - мистер Фредерик Чандос. А задолго до того - за бессчетное множество лет до того - он был известен под именем Вел Сатиэс. Собственно говоря, так его нарекли при рождении.

- Вел Сатиэс? Что еще за имя такое? - удивился доктор. - Что-то вроде прозвища?

- Вел Сатиэс! - воскликнул профессор Гриншилдз. Его живые глаза вспыхнули научным энтузиазмом. Он отрывисто закивал головой. - Просто изумительно! Да, да! "Сатиэс" - так звался прославленный и весьма древний аристократический род в этрусском городе Вольцы.

- Или Велка - так называли этот город и он, и все прочие, жившие под сенью его неохватных стен, - проговорил Джек Хиллтоп.

Мистер Киббл оторвался от блокнота.

- Что вы подразумеваете, мистер Хиллтоп?

- Что я подразумеваю, мистер Киббл, это как раз не важно. А вот говорю я следующее - ваш коллега профессор Гриншилдз уже обо всем догадался! мистер Джон Хантер и впрямь благородный сын Этрурии и числится таковым с тех самых пор, как родился в священном городе Велка двадцать три века назад.

Эффект был сногсшибательный. По гостиной словно пронесся вихрь смятения и недоверчивого изумления, затягивая в себя всех и вся. Если бы один из угрюмых гипсовых бюстов, расставленных поверху книжных полок, выбрал это мгновение для того, чтобы заговорить, собравшиеся ничуть бы не удивились.

Что до мистера Хиллтопа, он, по всей видимости, остался вполне доволен произведенным впечатлением. Негодование доктора Дэмпа капля за каплей утекло в никуда, и в кои-то веки высокоученый эскулап не нашел что сказать. В определенном смысле заявление мистера Хиллтопа потрясло славного доктора почти так же, как столкновение с саблезубым котом.

- Эта мысль просто подавляет, - прошептала прелестная Амелия, когда первое волнение улеглось.

- Потрясающе, ничего не скажешь! - признал Гарри Банистер, массируя подбородок.

- Вел Сатиэс, - продолжал мистер Хиллтоп, - был лукумоном (этот термин, как я вижу, известен вам в испорченной латинской транслитерации) священного города Велка. Любимец народа, он был мужем мудрым и благородным; исключительно мудрым, не премину заметить, для своих юных лет. Он, видите ли, очень рано унаследовал отцовский титул. Отец его, Ахле Сатиэс - тоже человек высоких достоинств, - скончался от жестокой лихорадки, не пробыв у кормила власти и двенадцати месяцев. Жители города Велка оплакали владыку и передали бразды правления его сыну, ибо с самого начала было ясно: ему предначертана блестящая будущность. Он заключил немало выгодных соглашений с расенскими городами-соперниками; как само собой разумеющееся, предполагалось, что со временем его изберут "лукумоном среди лукумонов", зилат-мехл-раснал, символическим главой этрусского народа. В те блаженные времена до возвышения Рима, видите ли, лукумоны двенадцати священных городов каждый год сходились в священной роще, в святилище бога Вольтумна близ города Вольсиния. Там, в разгар великого празднества, они избирали из своего числа духовного вождя. Первое, что он делал, это, совершая ежегодный ритуал, вбивал гвоздь в стену храма Нортии, богини судьбы, признавая тем самым, что смиряется с неизбежностью божественной воли.

Вышло так, что Вел Сатиэс и впрямь был избран главой Этрурии. Но вслед за этим знаменательным отличием его ждали почести еще более великие. Лучезарный бог Аплу - вам он известен как Аполлон, божество Солнца - одарил его своей милостью. Через своего посланника, демона Тухулку, могущественный Аполлон наделил Вела Сатиэса редчайшим и ценнейшим из даров, что за всю историю этрусков вручался лишь трижды, - и это был дар жизни.

- Вы хотите сказать, дар вечной жизни, - уточнил профессор Тиггз, изогнув бровь. - То есть получается, что мистер Хантер не может умереть?

- Именно так. Подобно лучам света, из которых соткан сверкающий дух Аплу, Вел Сатиэс стал бессмертен в пределах мира. Ничто не в силах повредить ему, ничто и никогда. Он не страдает болезнями, не стареет и внешне не меняется: он таков, каким выглядел на момент вручения дара. С мужеством и энергией у него все в порядке, сами понимаете! Он - избранник Аплу. Как я уже сказал, этим даром были награждены лишь три лукумона из всех расенских священных городов вместе взятых.

- Правы ли мы, предполагая, что один из этих трех счастливцев в данный момент находится среди нас?

Прижав раскрытую ладонь к груди, мистер Хиллтоп грациозно наклонил голову, подтверждая сей факт.

- Точно! - воскликнул доктор. - На моих глазах саблезубый кот полоснул вас по руке. Кровь забила струей; но, когда вы сняли перчатку, от раны не осталось и следа. С медицинской точки зрения такое невозможно, уверяю: мы, врачи, в таких вещах разбираемся. Поразительно! Все объясняется ясно и просто. А ведь я бы в такое ни за что не поверил.

- Так вот почему вы с такой готовностью бросились защищать кучера и охранника, - проговорил профессор Тиггз. - Вы ввязались в "смертный" бой да простится мне этот каламбур - и попытались отогнать котов, поскольку знали, что ничем не рискуете.

- Именно, - улыбнулся мистер Хиллтоп.

По комнате вновь пронесся благоговейный вздох. Профессор Гриншилдз, доблестно сражающийся с креслом на колесиках, понял, что не в силах более сдерживаться.

- Боже мой, Боже мой! Сколько же всего мы можем от вас узнать, мистер Хиллтоп, от вас и от вашего коллеги мистера Хантера! Секреты древних! Вы здесь, у нас! В этой самой комнате, под нашим собственным кровом, Амелия, настоящий, живой этруск! Да еще и лукумон в придачу! Какими познаниями, надо думать, вы обладаете, мистер Хиллтоп! Чего вы только не насмотрелись за свою долгую жизнь! Скольких исторических событий стали свидетелем! Какие тайны вы нам раскроете! То, на что у меня ушла целая жизнь упорных занятий, - жизнь, потраченная на изучение пыльных свитков и полустертых письмен, то, что я разгадывал целую жизнь, вы рассказали бы мне за краткое мгновение. Столько всего непостижимого! Ваша история, ваша литература, ваши традиции все считалось утраченным, вплоть до сегодняшнего дня! Столько вопросов необходимо вам задать, о, сколько вопросов! Боюсь, мне надо немного прийти в себя: сразу мне столько всего не охватить!

- Для начала, как насчет вашего настоящего имени, мистер Хиллтоп? осведомился доктор Дэмп, не без вызова скрещивая руки на вишневом жилете. Боюсь, "Хиллтоп" звучит как-то не вполне по-этрусски.

- При рождении меня нарекли Авле Матунас; я сын Сетре Матунаса и его второй жены Велии Велиунас, наречен лукумоном священного города Цисра, прозвучало в ответ. - Когда я получил дар жизни от Аполлона, мне уже было за сорок.

- Лукумон, но обладающий также и талантом предсказателя! Ага, вижу, вам тоже пришел в голову тот давний эпизод! Мы с мисс Моной Джекс застали мистера Хиллтопа за ритуалом прорицания. Он стоял во дворе нашего славного, гостеприимного трактира в горах, наблюдая за полетом стаи птиц. Дело было утром того дня, когда мы выехали в "Итон-Вейферз", Тайтус. Мы побеседовали о людях, обладающих способностями предрекать будущее и толковать волю богов, наблюдая за явлениями природы. "Они давным-давно ушли в небытие", мудро заметили вы в тот раз. Помните, мисс Джекс?.. Похоже, небытие поглотило не всех, нет!

- Многие лукумоны обладали даром прорицания, сами понимаете, отозвался мистер Хиллтоп. - Ничего необычного в этом нет.

- И что такого вы узнали по полету птиц?

- Что вскорости пойдет дождь.

- Так и вышло! - воскликнула мисс Мона, оглядываясь на остальных в поисках поддержки. - Ясное синее небо... чудесный погожий день... и все-таки вечером полило как из ведра. Да вы наверняка все помните.

- А что, мистер Хантер... Вел Сатиэс... он тоже предсказатель? осведомился профессор Гриншилдз.

- И весьма могущественный, - отвечал мистер Хиллтоп. - Он фульгуриатор, то есть гадает по молниям и грому, приверженец учения нимфы Вегойи, что открыла людям науку толкования молний. Но, что еще важнее, Вел Сатиэс некогда был мне близким другом.

- А теперь уже не друг? - удивился профессор Тиггз. И снова рябое лицо мистера Хиллтопа озарилось странной усмешкой.

- Вел Сатиэс вскорости обнаружил, что могущество и власть, ему доверенные - сперва его собственным народом, а затем и лучезарным богом, заключают в себе немалую опасность. Великая ответственность неизменно чревата великими искушениями, сами понимаете. И, как в случае многих других в печальной истории мира, искушение одержало верх. Порча разъедала его душу, точно соленая вода - железо, пока сущность его не проржавела насквозь. Он сделался вероломен и лжив, и развлекался тем, что натравливал собратьев-лукумонов друг на друга. Тем самым он нарушил священные обеты, принесенные Вольтумну. Он воображал, будто повсюду вокруг него плетутся интриги и заговоры, подавлял любые попытки противостоять своей воле и между тем становился все богаче. Когда кое-кто из нас пытался образумить деспота, он угрожал причинить вред тем, кто был нам дорог. В ряде случаев, насколько мне известно, одними угрозами он не ограничился.

В это самое время города Этрурии сражались не на жизнь, а на смерть с заносчивыми выскочками, дикарями Румы (вы называете его Римом), вознамерившимися захватить богатства священных земель. В таких обстоятельствах мириться с деяниями Вела Сатиэса возможным не представлялось. Общим постановлением собратьев-лукумонов он был лишен титула главы Этрурии, и на его место избрали меня, лукумона города Цисра. Так наша дружба трагически оборвалась. Пожалуй, оно оказалось и к лучшему: с велениями сокрытых богов не поспоришь, сами понимаете. В свете истории все это ни малейшего значения не имело. Враг, угрожающий священным городам, был слишком могуч, наш народ - слишком разобщен и погружен в мелкие дрязги, чтобы оказать должное сопротивление. Город за городом пали; Рим обложил данью земли, где некогда правили могущественные лукумоны Этрурии.

Мой бывший друг и собрат-лукумон бесследно исчез в этом хаосе, и я надолго потерял его из виду. Сперва, как я понимаю, он бежал в северные города, стойко сопротивлявшиеся заносчивым выскочкам. За несколько веков он побывал во многих далеких землях, становясь все более жестоким, холодным и целеустремленным. Он, видите ли, отказался смириться с суровым приговором собратьев и решил, что в будущем восстановит на земле власть и величие расенов. Именно этого, леди и джентльмены, мистер Хантер пытается добиться с помощью Тухулки.

- Как же он намерен осуществить свой замысел? - скептически осведомился доктор Дэмп.

- При помощи электровых табличек, доктор, дающих доступ к запредельному миру. Таблички завещаны расенам, так что в час великой нужды бессмертные лукумоны могут воззвать к Аплу о помощи. Расены, видите ли, избранники и любимцы Аплу: он был и остается тайным хранителем этрусского духа. Так что сверкающий блеск табличек - своего рода связующая нить с самим лучезарным богом. Демон Тухулка, один из привратников подземного мира - его назначенный посланец. А в подземном мире, видите ли, в многобашенном царстве Акрум правит владыка Мантус; именно там пребывают ныне души всех этрусков - всех за исключением троих бессмертных. Закат расенов на земле Аплу весьма удручил, но даже он не в силах отменить велений судьбы и сокрытых богов, решающих судьбу человечества. Так что Аплу вручил расенам электр - своего рода средство смягчить жестокий приговор.

- В чем же именно состоит цель мистера Хантера? - осведомился профессор Тиггз. - Боюсь, вы так и не прояснили этой загадки.

- Его цель, господа, ни больше ни меньше, как установить власть этрусков в оставшихся городах мира.

Судя по лицу мистера Хиллтопа, он нисколько не шутил и меньше всего ожидал, что слова его будут встречены взрывом смеха. Во власти бурного веселья доктор Дэмп даже выронил трубку и осыпал пеплом вишневый жилет.

- По-вашему, это утверждение содержит в себе что-то комичное, доктор Дэмп? - надменно осведомился мистер Хиллтоп.

- Нет-нет... оно всего лишь абсурдно, - отвечал доктор. Он отложил в сторону трубку, стряхнул с себя пепел и приготовился внимательно слушать дальше.

- Эту мысль следует серьезно обдумать, Даниэль, - укорил профессор Гриншилдз своего бывшего ученика.

- Вы говорите, мистер Хиллтоп, - подал голос мистер Киббл, по всем признакам настроенный не менее скептически, чем доктор, - будто бессмертный царь-жрец из Этрурии нацелился воскресить орду этрусских покойничков и поставить их над нами правителями?

- С поправкой на неуклюжую формулировку, мистер Киббл, так оно и есть, - усмехнулся Джек Хиллтоп. - Он намерен вернуть на землю своих союзников и соратников и возродить сияние славы расенов. Но позвольте мне вернуться к рассказу. Электровые таблички, видите ли, хранились в святилище Вольтумна и считались ценнейшим сокровищем расенов. Однако римляне осадили и разграбили святилище, так что и таблички, и много других реликвий были перенесены в их собственные храмы в городе на реке Тибр. Распознав истинную природу и предназначение электра, жрецы римлян приказали захоронить таблички на Капитолийском холме, не обозначив при этом точного места. Уничтожить святыню они, конечно же, не могли: электр вечен и неуничтожим, так что иного выбора, кроме как спрятать заклинание, у жрецов не оставалось. Сами по себе таблички вполне безобидны и никакой опасности для Рима не представляли - пока не попадут в руки бессмертного лукумона. Повелевать ими не может никто, кроме бессмертного; только бессмертный обладает властью произносить священные слова и призывать хранителя врат Акрума. Да позволено мне будет указать, леди и джентльмены, что вы уже наблюдали своими глазами силу Тухулки. Достаточно вспомнить про треволнения в "Итон-Вейферз", про фантомы в городе, сами понимаете, и про черный корабль в солтхедской гавани...

- Итак, мистер Хантер - он же Вел Сатиэс - пустился на поиски табличек, дабы исполнить свою миссию, - подвел итог профессор Тиггз.

- Не сразу, - отвечал мистер Хиллтоп. Лицо его посерьезнело, задумчивый взгляд обратился в прошлое: нетрудно было ошибиться и приписать мысли и чувства, о которых рассказчик собирался поведать, ему же самому. Долгое время, как я понимаю, он мрачно размышлял про себя и, переезжая от места к месту, упорно боролся со своими убеждениями и пытался заглушить голос совести. В глубине души он отлично знал, что упрямиться и сражаться с судьбой - бесполезно, не говоря уже о том, что просто опасно. Видите ли, все на свете циклично: за обретением следует утрата; мир движется вперед, непрестанно и безжалостно, и все в нем - даже величие и слава расенов преходяще. Великий закон перемен и преемственности неизменно оказывает свое действие, везде и всегда. Оспаривать волю сокрытых богов - значит навлекать на себя кару. Но в конце концов желания его сердца одержали над ним верх.

Находясь в изгнании, он наблюдал медленное, неотвратимое угасание своего народа и его обычаев, расхищение его земель, триумф свирепой, безжалостной цивилизации с другого берега Тибра. Он видел, как накопленная мудрость расенов капля по капле утекает прочь, как исчезает сама память о народе этрусков - пока слово "этрусский" не утратило всякое значение, превратившись в символ чего-то таинственного и непостижимого. Повсюду вокруг него и союзники, и сотоварищи, будучи смертными, превращались в прах - а он все жил. И наконец, пробил час перейти от размышлений к действию; он решился бросить вызов судьбе, отмеренной его народу владычицей Нортией и сокрытыми богами.

Вернемся к табличкам из электра. Ценность их, конечно же, бросалась в глаза каждому, так что, как любое другое похищенное сокровище, их надежно прятали, держали подальше от посторонних глаз. Так на протяжении многих веков они тайно передавались из рук в руки. При разграблении Рима таблички попали к победителям-варварам, и те увезли реликвию в восточные города. На много лет таблички исчезли со страниц истории; в то время я так и не сумел проследить их путь. Вел Сатиэс, утвердившись в своем замысле, тоже взялся за поиски, однако отыскать святыню не смог даже он. Со времен тех темных дней пытаясь напасть на след табличек, он сорил деньгами направо и налево, хватался за любую подсказку, любой намек, любую мало-мальски убедительную цепочку свидетельств.

- И все это время вы шли за ним по пятам? - осведомился Гарри Банистер.

- Не всегда. Какое-то время мы путешествовали вместе. Досадные обстоятельства, видите ли, вновь свели нас, так что мы решили позабыть о старых разногласиях. Он сказал мне, будто разыскивает огромную терракотовую статую Аплу, некогда украшавшую храм божества в городе Велка. В ту пору я ему поверил. Я понятия не имел о его истинной цели до тех пор, пока в Дамаске мы не столкнулись с неким торговцем антиквариатом. Слуга старика по ошибке обратился ко мне, приняв меня за Вела Сатиэса, и сообщил, что его хозяин не далее как в тот день приобрел "блестящие таблички", которые я так долго разыскивал. Итак, мы почти получили их, реликвия была, можно сказать, у нас в руках - а я так ничего и не узнал бы об этом, если бы не случайность! Я призвал Вела Сатиэса к ответу; тот разбушевался не на шутку. Мы побранились, и он в запале выложил мне весь свой замысел. А пока мы выясняли отношения, другой джентльмен - некий поверенный, проезжавший через город и выступавший в качестве посредника от имени одного баснословно богатого коллекционера, пожелавшего остаться неизвестным - посулил за таблички немалую сумму наличными. С одной стороны - денежки коллекционера, с другой - всего лишь мое обещание; как вы думаете, леди и джентльмены, к какому решению пришел торговец?

- Это более чем очевидно, - отозвался доктор.

- Вот именно. Теперь, когда я узнал об истинных мотивах моего так называемого друга, я не видел иного выхода, кроме как разорвать наш союз. Вскорости я выследил поверенного, однако вновь потерял его из виду в Нидерландах, так и не узнав имени коллекционера. С тех пор Вел Сатиэс и я держимся на почтительном расстоянии друг от друга, и каждый ищет таблички во имя собственных целей, сами понимаете. По ходу дела мы, по чести говоря, не раз расстраивали планы друг друга, а результат предугадать несложно: таблички из электра оставались в чужих руках. Ну, то есть вплоть до недавнего времени. Кстати, коллекционер, от имени которого действовал поверенный - купивший таблички джентльмен, пожелавший остаться неизвестным, - как я теперь выяснил, проживал в графстве Бродшир. Сдается мне, все мы с этим джентльменом уже знакомы: а вы, мистер Банистер, сэр, чуть ближе, чем остальные.

- Разумеется! - отозвался Гарри Банистер, сжимая кулак. - Мистер Томас Скарлетт!

- Изумительно! - воскликнул профессор Гриншилдз. - Просто изумительно, Амелия, ты не находишь? Умоляю, продолжайте, мистер Хиллтоп... ах, то есть мистер Матунас, продолжайте, пожалуйста!

- Да-да, продолжайте, будьте так добры, - поддержала мужа прелестная Амелия. - Хоббс, не принесете ли вы еще чаю?

- Долгое время все мои усилия ни к чему не приводили, так что я уже готов был отказаться от погони. Тут-то и произошла величайшая из катастроф, трагедия необъятнейших масштабов. На момент разъединения я, видите ли, жил в городе Медлоу близ Чеддера. Слепящая огненная смерть с ревом вырвалась из ночной тьмы - это Силенс-громовержец швырнул молнию; раздался оглушительный грохот - молот Харуна по повелению сокрытых богов обрушился на мир орудием небывало жестокого приговора. Того, что я наблюдал своими глазами, в словах не опишешь. Моря вскипели; земля, опаленная и расколотая кометой, превратилась в безжизненную пустошь. В тропических широтах комету можно было различить в небесах за какое-то время до столкновения, так что нельзя сказать, что род людской застали врасплох. Что до последствий, леди и джентльмены, здесь нет нужды вдаваться в подробности. В результате катастрофы с лица земли исчезло едва ли не все, обозначенное в ваших учебниках по географии. Я своими глазами наблюдал разрушения и готов подтвердить: так оно и есть.

- Значит, ничего не осталось? - проговорила мисс Мона. - Совсем ничего?

- Ровным счетом ничего, представляющего интерес, мисс, - за исключением нескольких узких полосок земли в дальнем конце континента. Нам повезло, что у нас тут леса, а за ними - высокие нагорья и могучие горы. Думаю, они-то нас и спасли. Все, что за пределами Ричфорда, все, что за горами, превратилось в бесплодную пустыню.

Ожившие картины крушения и гибели, наводящие ужас свидетельства мистера Хиллтопа и, превыше прочего, мысль том сколько ни в чем не повинных людей погибло за одно-единственное мгновение, - все это соткалось в атмосферу глубокой задумчивости, столь гармонирующую с печальным сумеречным светом, струящимся из сада. Неужто и впрямь больше ничего не осталось? Ничего, кроме узких пограничных полосок земли от заледеневшего Саксбриджа на севере до островов на юге и угасающего Ричфорда на востоке!.. Всех присутствующих, надо думать, одолевали размышления: сколь бесценна жизнь и сколь непредсказуем даритель жизни. Слов ни у кого не нашлось, так что мистер Хиллтоп взял на себя смелость продолжить рассказ.

- Когда я наконец приехал в Солтхед, то перезнакомился с большинством трактирщиков и их превосходными заведениями. Люди этого круга и подобного рода места - просто сокровищницы секретных сведений, сами понимаете; если я и узнавал в своих путешествиях что-то новое, то главным образом из этих источников. Более того, говорите что хотите, но джентльмену и впрямь необходимо время от времени пропустить стаканчик. В одном из заведений мне попался портрет Вела Сатиэса - миниатюра, спрятанная в медальоне некоей старушки. Выяснив по возможности обстоятельства жизни старой леди, я обнаружил, что на заре молодости она была знакома с этим джентльменом в Ричфорде. Все сходилось: я знал, что давным-давно Вел Сатиэс и впрямь жил в этом городе под именем Джеймса Галливана; к сожалению, ничего больше это мне не дало. Однако я навел справки по городу и выяснил, что светский молодой щеголь, соответствующий описанию, недавно объявился в Солтхеде. В сходных ситуациях я уже не раз бывал разочарован, так что особых надежд не питал. Тем не менее я решил задержаться в Солтхеде: вдруг что-нибудь да обнаружится!

- Однажды вечером, в заведении под названием "Синий пеликан" - вы и сами там были, доктор, вместе с вашим другом профессором Тиггзом, - тем самым вечером когда принесли полумертвого торговца кошачьим кормом, кого же углядел я в дверях, как не Вела Сатиэса в щегольском бутылочно-зеленом сюртуке? На краткое мгновение наши глаза встретились; по лицу его пробежала тень, и, не сказав ни слова, он исчез - вскочил на коня и галопом ускакал в туман. Так я узнал доподлинно, что он в Солтхеде. Затем продавец кошачьего корма поведал, что с ним случилось, и повесть разошлась по всему городу, а вскоре, один за другим, поползли новые слухи: в ночном небе раздавался зловещий смех, в гавань вошел затонувший корабль... И я понял: Вел Сатиэс нашел-таки таблички! Он, видите ли, произнес священные слова, ибо не приходилось сомневаться, что Тухулка здесь.

Тогда-то, одним холодным утром, я и подслушал ваш разговор с мисс Моной Джекс, доктор Дэмп. Я случайно проходил по переулку мимо вашего дома, мисс, а тут подкатил доктор в своем догкарте. Я запомнил его по "Синему пеликану", а из вашей беседы следовало, что, возможно, среди вересковых нагорий хранится столь необходимое мне сокровище. Я решил последовать за вами - простите мне эту дерзость, но вы сами понимаете, что меня к тому подвигло, - и зарезервировал себе место на империале в карете на Пиз-Поттидж. Вот поэтому я и принял приглашение в "Итон-Вейферз": мистер Банистер сообщил о странных пертурбациях, и я подумал, что, может быть, таблички как раз там. Я выслушал его рассказ и узнал, что реликвия и впрямь находилась в его руках, но Вел Сатиэс - иначе Джон Хантер - приехал в усадьбу и похитил сокровище. Однако я не слишком встревожился; по крайней мере я выяснил, что за имя носит теперь Вел Сатиэс, и ныне мог поискать таблички там, где они скорее всего хранятся - в его солтхедской резиденции.

- Выходит, мистер Скарлетт отлично понимал, что именно приобрел через своего посредника в Дамаске, - произнес профессор Тиггз. - Так мы и думали. Он зарыл таблички под дубом, чтобы никто никогда больше ими не воспользовался. Этим и объясняется слово "NUNQUAM", начертанное на каменном вместилище табличек.

- А как насчет синей статуи в часовне? - осведомился мистер Киббл.

- Это отдельная история, - отозвался мистер Хиллтоп. - Лучезарный бог Аплу и владыка Мантус, князь подземного мира, тоже, понимаете ли, слегка повздорили. Обуянный гордыней, владыка Мантус был возмущен тем, что Аплу избрал Тухулку своим посланником, - ведь демон принадлежал к числу его собственных подданных. Тухулка же, этот заносчивый хитрец, так допек владыку Мантуса своими насмешками и издевками, что в отместку князь подземного мира заключил его в глыбу вулканического туфа. Некогда этот монумент украшал роскошное святилище Аплу в городе Вейи, а потом попал в руки надменных выскочек-римлян. Шли годы; статуя оказалась в Кампании и несколько лет стояла на вилле в Геркулануме. После того след ее теряется; гораздо позже ее якобы видели на кладбище во Франции. Видимо, там на нее и наткнулся предприимчивый мистер Скарлетт. Скорее всего он распорядился перевезти монумент в "Итон-Вейферз", еще не зная о его истинной сути. Должно быть, статуя внушала ему немалый страх, ибо мистер Скарлетт поместил ее в крипту маленькой часовенки, под охрану мощей христианского святого, а крипту запечатал. Там демон и оставался, пока Вел Сатиэс не пробудил его от долгого сна.

- Но как же насчет пертурбаций в "Итон-Вейферз" и привидений в Солтхеде? - осведомился профессор Тиггз. - Вряд ли это вызванные к жизни души этрусков?

- Конечно, нет. Все это, понимаете ли, манифестации самого Тухулки. Освободившись из глыбы туфа, я так понимаю, он захотел испытать свою мощь, проверить, на что способен, да и просто насладиться свободой после многих веков вынужденного покоя. Теперь, когда благодаря силе электра он вырвался из темницы, он сам решает, предпринять ли что-либо или воздержаться и как именно действовать. Он, видите ли, изрядный плут и весьма проказлив в придачу. Человеку - пусть даже лукумону - не дано повелевать богом или любимцем богов; ни принудить, ни удержать существо высшего порядка человек не может. А может лишь смиренно просить, молить, заклинать, взывать, приносить подобающие жертвы. И после - ждать и надеяться. Бог или любимец богов сам решает, когда и как оказать помощь. А демон Тухулка, рад вам сообщить, не слишком-то услужлив. Он по природе своей озорник и бедокур, что вполне соответствует его роли. И еще невероятно капризен и своенравен эта черта присуща всем богам и их свите, сами понимаете. Сдается мне, на данный момент он Вела Сатиэса намеренно игнорирует, и это замечательно, поскольку мой былой друг не может пока осуществить свой замысел. Тухулка, знаете ли, весьма смышлен, и наверняка раздосадован своим положением; впрочем, это только мои догадки. А демон, будь он умен или глуп, способен на многое. Так, например, он может вселиться и вдохнуть свою волю в любой предмет, в животное или в человека.

- Пес старого скряги! - прошептал мистер Киббл, оглянувшись на своего работодателя.

- Может он также воссоздать образ покойного или поднять со дна океана затонувший корабль. Оживляемые им мертвецы - матрос, ребенок, конь - это, разумеется, не физические тела как таковые, ведь плоть их давно обратилась в прах. Точнее было бы назвать их "впечатлениями" - это своего рода видения или отражения, так сказать; жизненная энергия Тухулки возвращает им некоторые качества из числа тех, коими они отличались при жизни. Словом, это фантомы. Да, они живут, они обладают некоей субстанцией и все-таки они - не более чем слепки, часть самого Тухулки; именно он наделяет призраки обличьем и свойствами тех существ, которым они уподоблены.

Итак, как я понимаю, до поры до времени демон развлекается пустячными трюками, набирая силу и радуясь освобождению из глыбы туфа. Однако не приходится сомневаться, что вскорости он возьмется за дело более серьезное, ради которого и был призван. И если миссия придется ему по вкусу, он отправится к вратам Акрума, соберет души расенов и уведет их в наш мир, где они смогут обрести новые тела, выдворив души, ныне в этих телах пребывающие. А мертвецы, знаете ли, жадны до жизни и яростно завидуют живущим, свирепы и злобны... О, в результате сомневаться не приходится! Так что, сами понимаете, леди и джентльмены, произойдет великая битва, и боюсь я, что всем вам придется несладко. Очевидно, Вел Сатиэс уже предпринял несколько попыток воззвать к Тухулке. Не сомневаюсь, что со временем он преуспеет.

- Вы говорите, дар жизни был вручен трем избранным лукумонам, в число которых входили вы и мистер Хантер, - проговорил доктор Дэмп с видом весьма умудренным.

- Так гласит легенда, сэр, - избраны были трое.

- А кто же тогда третий?

- Мне он неизвестен, - покачал головой мистер Хиллтоп.

- А мистеру Хантеру?

- Такой возможности я не исключаю.

- Третий лукумон, часом, сейчас не в Солтхеде?

- Он может быть где угодно, сами понимаете, - махнул рукой мистер Хиллтоп.

- А зачем, как вы думаете, лучезарному богу понадобилось наделять вас бессмертием? На чем основаны его предпочтения? С какой стати он избрал мистера Хантера? Или вас? - осведомился доктор, не сводя карих глаз с лукумона города Цисра.

- Кто знает, доктор? На эти вопросы ответа нет. Человек не может даже надеяться постичь замыслы Аплу или любого другого бога. То, что постановили непознаваемые силы, непременно исполнится; и помешать этому невозможно. Если событие должно случиться, оно случится. Благословенным даром жизни бог наделяет во имя своих целей, сами понимаете, и у меня нет ни малейшего желания вникать в суть.

- То, что вы называете благословением, сэр, я назову проклятием, проговорила мисс Мона. В сумеречной неподвижности гостиной ее чирикающий голосок прозвучал до странности глухо. - Не уверена, что мне хотелось бы прожить двадцать три века. Представьте себе, сколько горя испытываешь, наблюдая, как умирает семья и друзья, один за другим, раз за разом, век за веком. Бесконечно повторяющийся цикл потерь... ох, что за кошмар! В вашем присутствии любой почувствует себя неуютно, зная о вашем превосходстве. Как вы только выносите?

- Но это же сплошная мифология! - запротестовал мистер Киббл, в сердцах ероша апельсинно-рыжую шевелюру. Он упорно не желал смиряться с тем, что подобные легенды заключают в себе зерно истины. - То, о чем вы нам поведали, с реальностью просто несовместимо! Откуда нам знать, что вы сказали нам правду?

- Вы не верите собственным глазам и ушам, мистер Киббл? - слегка раздраженно парировал мистер Хиллтоп. - Вы слышали рассказ мистера Банистера о событиях в "Итон-Вейферз". Вы видели и слышали подтверждения тому, что Солтхед кишит привидениями. Вы и профессор Тиггз сами побывали на корабле-призраке, стоящем в гавани, и лично столкнулись с мастиффом. Вы видели и слышали подтверждения тому, что Тухулка вполне реален. И все-таки вы дерзаете оспаривать мои слова и спрашивать, что есть правда и что вымысел?

- Боюсь, я вдруг перестал понимать, что такое реальность, пожаловался мистер Киббл. Он снял старомодные очки и протер глаза. Бедный, несгибаемый мистер Киббл! Повсюду вокруг него знакомый мир искажался и менял очертания; более того, грозил разлететься на куски!

- Леди и джентльмены, все смертные и все цивилизации проходят через определенные возраста или эпохи; именно столько и не больше отведено им судьбой и сокрытыми богами. Достигнув конца отведенного срока, все сущее даже слава расенов - должно угаснуть и уйти в небытие. Мертвым возвращаться не дозволено, сами понимаете. Если Вел Сатиэс преуспеет, известный вам мир преобразится до неузнаваемости. Уж в этом я вас уверяю.

- А к какой выгоде стремитесь вы, мистер Хиллтоп? - рассудительно осведомился доктор Дэмп. - Вы же этруск - лукумон, и бессмертный в придачу! Вы сами числитесь среди расенов! Сдается мне, кто-кто, а вы как раз должны встретить "смену режима" с распростертыми объятиями! Разве вы не обрадуетесь встрече с былыми коллегами? Или, может быть, ваша собственная участь окажется не столь завидной, как только ваш соперник мистер Сатиэс возьмет власть в свои руки?

Мистер Хиллтоп неспешно покачал головой, улыбаясь, точно снисходительный родитель в ответ на наивное замечание ребенка, ничего не знающего о большом мире. Не удостоив доктора иным ответом, он сосредоточил внимание на мисс Моне.

- Вы правы; более того, весьма близки к истине, мисс, упоминая о проклятии, - о проклятии жизни. Как и мой друг Вел Сатиэс, я не в силах более мириться с судьбой. В присутствии бессмертного, как вы верно подметили, любой вскорости почувствует себя неуютно, поневоле остро осознав собственный смертный удел. Страх, зависть, ярость - вот какие чувства неизбежно овладеют моим собеседником: уж такова природа человеческая! Я такое наблюдал не раз и не два; даже вспоминать неприятно! В результате приходится умалчивать о том, кто ты и что собой представляешь. Приходится лгать. А солгав в одном, ты вынужден лгать и в остальном; очень скоро оказывается, что лжешь ты на каждом шагу. Ты скрываешь свою истинную суть и ведешь некую иллюзорную жизнь, прикидываясь самым обычным человеком. Ты живешь и живешь, пока не обнаруживается, что вокруг тебя все стареют.

А знаете, каково это, леди и джентльмены, видеть, как собственное твое ненаглядное дитя стареет, дряхлеет и умирает прямо у тебя на глазах, в то время как сам ты нисколько не меняешься - и помочь бессилен? Можете вообразить себе такое, хотя бы во сне? Вот так оно и выходит: если ты мудр, ты ничего не говоришь никому с самого начала, а когда подходит срок, бесследно исчезаешь, перебираешься в другие края, даже не попрощавшись с теми, кто тебе дорог. Ты скрываешься, примеряешь на себя новую личность все равно что одежду меняешь - и начинаешь, так сказать, новую жизнь. Но ныне я решил, что такое существование, как и все прочее, должно иметь свой предел.

Видите ли, доктор, я и впрямь надеюсь извлечь из происходящего некую выгоду - ну, помимо предотвращения величайшей из катастроф. Отрицать это было бы нечестным. Я намерен воззвать к Тухулке и лучезарному богу от своего имени с просьбой забрать дар жизни, нежданно-негаданно свалившийся на мою голову много лет назад. Ныне я не хочу ничего иного, кроме как прожить до конца отведенный мне срок, подобно любому другому смертному. Это правильно и это справедливо, сами понимаете. Выбора-то мне не дали; я не смог бы покончить с собой, даже если бы попытался. Удар клинком в сердце повредит мне не больше, чем вам - царапина на руке: рана затянется в два счета. Я намерен воспользоваться табличками, чтобы попытаться избавиться от "благословенного" злосчастья, вот оно как.

Где-то тикали часы. Никто не проронил ни слова, даже на доктора исповедь мистера Хиллтопа произвела глубочайшее впечатление. Спустя какое-то время достойный эскулап обвел взглядом комнату и, заметив потупленные взгляды и задумчивые лица слушателей, решил, что необходимо что-то предпринять.

- Знавал я одного джентльмена, искренне убежденного в том, что он бессмертен, - весело начал доктор, пытаясь оживить разговор. - Собственно, это был один из моих пациентов. А чтобы друзья не сомневались на его счет, он однажды хватил три пинты грога и четверть пинты виски и выбросился из окна на улицу. С сожалением вынужден признать, что более он не бессмертен. Да и в пациентах больше не числится!

Сей врачебный анекдот прозвучал до крайности неуместно; по чести говоря, так же плоско, как выглядел злосчастный пациент после соприкосновения с булыжной мостовой. Однако, учитывая атмосферу в комнате, иного, пожалуй, ожидать не приходилось.

- Любопытный случай, ничего не скажешь. Итак, мы твердо решились отыскать мистера Хантера и таблички? - подвел итог профессор Тиггз при полном согласии остальных. Да, решение было принято. Но даже если они преуспеют, как потом избавиться от демона Тухулки? Как отослать его назад? Вернется ли он по своей воле - и, желательно, навсегда? Мистер Хиллтоп поскреб подбородок и честно признался, что не знает; даже обладай он необходимыми средствами, не факт, что у него достало бы сил, а затем пожал плечами и объявил, что все в руках Аплу.

Было постановлено, что сестры Джекс вернутся домой в наемном экипаже Тимсона, причем Гарри Банистер верхом на сером гунтере проводит их до крыльца. Сам мистер Банистер на время снимет номер в своем бывшем клубе. Оставалось развезти по домам остальных; профессор Гриншилдз любезно предложил друзьям собственный догкарт; один из слуг тотчас же выкатил его во двор. Этому обстоятельству доктор Дэмп, пылкий поборник догкартов, весьма порадовался.

Между тем мистер Хиллтоп - он же Авле Матунас, лукумон города Цисра согласился задержаться под кровом профессора Гриншилдза и его супруги еще на несколько часов, дабы вполне удовлетворить любопытство почтенных хозяев.

- Сколько всего вы можете нам рассказать! - ликовал старик-профессор, в предвкушении потирая руки. - Столько всего об истории вашей жизни, о вашей цивилизации, о вашей культуре, об искусстве! Вот, например, всегда ли ваш народ жил в Италии или переселился туда из других земель? Как именно выбирали преемника лукумона? Кто были ваши великие художники? Что представляла собой ваша литература? А музыка? Была ли у вас своя поэзия, своя драматургия? Столько всего предстоит узнать, мистер Матунас, столько всего - и, как всегда, времени так мало!

- Хоббс, будьте так добры, принесите еще чаю! - бодро крикнула прекрасная Амелия.

Мистер Хиллтоп великодушно пошел навстречу пожеланиям хозяев и ответил на их расспросы во всех подробностях. С миссис Гриншилдз он держался неизменно любезно и обходительно, то и дело осыпая ее комплиментами по тому или иному поводу, и превозносил до небес ее гостеприимство и ее редкое обаяние, сопоставляя ее бесчисленные совершенства с достоинствами прочих дам, коих знал на протяжении своей долгой жизни, причем неизменно в пользу миссис Гриншилдз.

Все эти похвалы наконец вынудили супруга заметить:

- Ты конечно, помнишь, Амелия, сколь неограниченной свободой пользовались женщины в этрусском обществе наравне с мужчинами и сколь большим почетом окружали женский пол. Как тут не сослаться на эскизы из книги мистера Оттли, на восхитительные настенные фрески этрусских гробниц: элегантные юные дамы возлежат на пиршественных ложах рядом со своими мужьями в окружении музыкантов, танцоров и бесчисленных слуг, подносящих напитки и яства! Боже мой, Боже мой! Высокое общественное положение женщин Этрурии и их независимый статус - это и впрямь нечто исключительное! Чтобы жена да обедала со своим мужем? Да весь древний мир Средиземноморья был бы возмущен и шокирован! Мистер Матунас, я прав?

- Абсолютно, - ответствовал мистер Хиллтоп, с улыбкой глядя в чашку.

Глава II

Лови-хватай!

- Так, значит, мы еще увидимся, мистер Банистер? - осведомилась мисс Нина Джекс с крыльца своего дома на Боринг-лейн. Ее прелестное личико так и лучилось надеждой. Сестра стояла рядом, в разговор не вмешиваясь.

- Всенепременно, - заверил Гарри Банистер и проехал чуть вперед, пропуская пустой экипаж. Слуги уже выгрузили принадлежащий сестрам багаж; кучер хлестнул лошадей - и карета покатила назад, к конторе Тимсона, громыхая и лязгая, вниз по узкому переулку, выходящему на Ки-стрит.

Молодой сквайр задержался на мгновение, поправляя вьючное седло, - а в следующий миг уже взлетел в него птицей. Смотрелся он просто великолепно (особенно в глазах Нины) - в элегантной темной куртке для верховой езды, кожаных бриджах и высоких сапогах с отворотами. Он подобрал поводья и весело улыбнулся стоящим на крыльце дамам.

- Я остановлюсь в "Лонгстейпле" - это мой клуб. Всегда к вашим услугам, мисс Джекс... и к вашим, мисс Джекс. Как только профессор Тиггз и мистер Хиллтоп все обдумают и взвесят и выработают план действий, мы вас известим. Так что причин для беспокойства нет - просто-таки ни малейших. Уж если эти джентльмены сообща возьмутся за дело, готов поспорить на пятьдесят гиней, они придумают потрясающую стратегию на предмет того, как добраться до мистера Джона Хантера и моих табличек!

- Ваших табличек, мистер Банистер? Как, однако, по-собственнически это звучит! Вы, наверное, имеете в виду таблички мистера Скарлетта! Кроме того, я вроде бы припоминаю, будто вы говорили, что испытали настоящее облегчение, когда их похитили!

- Боже правый, боюсь, здесь вы меня поймали на слове, мисс Джекс! Неужто я и впрямь говорил что-то подобное? Под влиянием момента, не иначе. Поверьте, как только вы увидите этрусский электр своими глазами, вы его уже не забудете - потрясающая штука! Что до мистера Томаса Скарлетта, сдается мне, на самом деле таблички не принадлежат и ему, хотя он и выложил за них кругленькую сумму. По чести говоря, полагаю, что они - достояние этрусков. Или собственность Аполлона? Должен признаться, для меня все это чересчур сложно. Ну, как есть, так есть. А теперь мне пора, - проговорил Гарри, заставляя коня танцевать на месте и словно не будучи уверен, уехать ему или остаться. Наконец, приняв решение в пользу последнего варианта, молодой человек приподнял шляпу и направил серого гунтера к дороге.

- Как скажете, сэр, - крикнула мисс Нина ему вслед. - С нетерпением будем ждать от вас известий. С величайшим нетерпением!

Рука мистера Банистера вымпелом взлетела вверх в знак подтверждения; конь пошел резвой рысью и скрылся за углом Ки-стрит.

Сестры уже собирались войти в дом, когда заметили престарелого джентльмена, что неуклюже выбирался из экипажа, затормозившего у крыльца через один особняк от них. В осуществлении этого тяжеловесного маневра ему содействовал длинноногий старик-слуга, с виду столь же дряхлый, как и его хозяин, и на роль помощника подходящий с большой натяжкой. Престарелый джентльмен был не кто иной, как неизменный, просто-таки "хронический" ухажер мисс Нины, любезный мистер Джордж Керл. Очутившись наконец на твердой земле, он пошевелил дрожащими пальцами, приветствуя свою даму, и игриво подмигнул здоровым глазом.

Мисс Нина улыбнулась и изящно помахала в ответ.

- Чудесная стоит погодка, мисс Джекс, - радостно сообщил мистер Керл голосом, скрипящим, точно несмазанные дверные петли.

Мисс Нина, отлично видевшая, что хмурое серое небо проясняться и не думает, тем не менее сделала вид, будто целиком и полностью согласна с его оценкой.

- Замечательный денек, мистер Керл, - мило заметила она.

- Лицемерка! - прошептала сестра ей на ухо, прежде чем скрыться в доме.

- Право же, Мона... - возмутилась мисс Нина, но, поскольку к тому времени сестра уже исчезла из виду, на ее бессвязный протест внимания никто не обратил.

В доме царили шум и суматоха: домочадцы с распростертыми объятиями встречали сестер, вернувшихся из дальнего путешествия. Бросалось в глаза отсутствие хозяина дома, джентльмена старого закала; он все еще пребывал в Фишмуте, радея о делах избирательного округа, хотя домой ожидался не позже следующей недели. Поскольку отец отсутствовал, мисс Нина прямиком поднялась наверх и направилась в спальню. Мона поспешила ей вслед: ей было и любопытно, и забавно послушать, каким окажется следующий ход сестры в отношении мистера Банистера. Войдя в комнату, девушки обнаружили, что горничная Сюзанна уже взяла дело в свои руки и хлопотливо раскладывает дорожную одежду сестер по местам.

Мисс Нина уселась за туалетный столик и принялась совершенствовать свое отражение в зеркале. В процессе она доверительно сообщила двум своим спутницам, что получила от мистера Банистера самые что ни на есть обнадеживающие свидетельства его заинтересованности; она, дескать, готова поручиться, что мистер Банистер заметил ее к нему расположение и что с его стороны ответное чувство более чем вероятно, а то и, пожалуй, стопроцентно гарантировано.

- Итак, теперь ты строишь глазки ему, - проговорила мисс Мона, скрестив руки на груди. - Надеюсь, тебя не постигнет жестокое разочарование.

- Запомни хорошенько, Мона: в любви все средства хороши. Тут в ходу принцип "лови-хватай", сестреночка! Все это - азартная игра, не более того, и даме полагается в ней участвовать, если только она намерена преуспеть. Что до мистера Банистера, держу пари, не одна девушка закидывает удочку в его сторону. Так что, сама понимаешь, если я не поймаю его в сети, так поймает кто-нибудь еще. Ну, разве можно такое допустить? Надо ведь и о будущем подумать, верно, Мона? Хозяйка "Итон-Вейферз"!.. Ты же видела его бродширскую усадьбу: блеск, одно слово! Он баснословно богат, так что и отец возражать не будет. Если уж пробиваться в жизни... А ты видела, как мистер Банистер посмотрел на меня, прежде чем уехать?.. Кстати, глаза у него на редкость красивые...

- Да я уж видела, мой цыпленочек, - воскликнула Сюзанна, улыбаясь и кивая. - О-о-о! Бог ты мой! Многообещающе, что и говорить!

- Спасибо, плутовка. Вот так-то, Мона. Понимаешь?

- По-твоему, любовь - это игра, словно речь идет о партии в триктрак или пикет, - парировала сестра. - И тебя это устраивает? Это - твой идеал? Поведение мистера Банистера по отношению к тебе, как мне кажется, диктуется его врожденной учтивостью и хорошими манерами; точно так же он держался и с миссис Гриншилдз, да, кстати, и с профессором Гриншилдзом тоже, если на то пошло, - добавила она холодно.

- Возможно, именно так выглядит происходящее в твоих глазах, но не в моих. Вот, например, разве ты не заметила, что сегодня у профессора Гриншилдза он весь вечер просидел со мною рядом?

- Только потому, что ты поспешила занять кресло рядом с ним - даже меня оттеснила!

- Опять ты навоображала себе невесть что. Это один из недостатков твоего характера, Мона. Воображение, знаешь ли, иногда так мешает жить! А ведь хорошо известно, что неуемная фантазия - плод чрезмерного чтения! Мне продолжать? Ты всегда была слишком привержена к книгам, с самого детства!

- А мне порою кажется, что ты из детского возраста так и не вышла!

На это мисс Нина слегка обиделась, а Сюзанна - так и не слегка. Горничная тихонько буркнула: "Бог ты мой!" - и неодобрительно воззрилась на младшую сестру. Какое-то мгновение мисс Нина вроде бы размышляла над словами Моны, наматывая и навивая на палец каштановый локон; но миг сомнения тотчас же миновал, и красавица небрежно отмахнулась.

- Удивляюсь, Мона, как ты можешь так говорить; ты меня бесконечно огорчаешь. Впрочем, не хватит ли нам на сегодня препираться? Я очень, очень устала. До чего утомительно: носиться туда-сюда из города в провинцию и обратно, да еще через горы. Пойду прилягу; пусть глаза отдохнут.

Целиком и полностью согласившись с этим предложением, мисс Мона собиралась уйти к себе. Уже в дверях она столкнулась с прибавлением к их маленькой группке в лице угрюмого слуги с резко очерченными, припорошенными сединой щеками, чопорно поджатыми губами и сонными веками под несимметричными, густо разросшимися бровями.

- Что такое, Эпсом? - осведомилась мисс Нина, глядя в зеркало на отражение своего челядинца. - Что-то случилось?

- Да, что такое? - подхватила Мона, мгновенно насторожившись. Нежданное появление слуги вызвало в ней безотчетную тревогу, бог весть почему. Она вглядывалась в лицо слуги, пытаясь рассмотреть в суровых чертах хоть что-нибудь - тень, мимолетный проблеск, - способное рассеять ее страхи.

Слуга же не преминул донести информацию о том, что внизу дожидается некий индивидуум, мадам, человек, изъявивший самое горячее желание увидеться с мисс Ниной. Визитер дал понять, что у него послание для мисс Нины, мадам, каковое надлежит доставить лично в руки.

- А что это за человек, Эпсом, как бы вы его описали? Хорошо ли он одет? Красив ли? С таким можно показаться в свете? Он, часом, не дал вам визитки?

- Он... не то чтобы красавец, мадам. И хорошо одетым его со всей определенностью не назовешь... нет, никоим образом; настолько, что платье его, мадам, я бы, напротив, охарактеризовал как неопрятное. Визитер скорее сродни попрошайке, мадам, или неотесанной деревенщине, или, может даже бродяге, хотя и не вполне. Он кажется человеком образованным, хотя бы поверхностно, при том, что он не произнес ни слова и всем своим видом смахивает на душевнобольного. Нет, визитки он не дал, мадам, зато при нем была краткая записка, начертанная его собственной рукой, в которой и излагается цель посещения. Желает ли мадам лично переговорить с индивидуумом, или мне отослать его прочь?

- Мадам не желает! - воскликнула Мона с внезапным жаром. И порывисто добавила, обращаясь к сестре: - Нина, здесь что-то не так, я чувствую. Тебе не следует видеться с этим человеком. Не делай этого, умоляю.

- Я буду рядом с вами, мадам, - заверил героический Эпсом, чуть дернув бровью, - на случай, если джентльмен неуравновешен.

Мисс Нина задумалась, прикидывая, как ей лучше поступить, внимательно изучила себя в зеркале, состроила гримаску, а затем встала и направилась к двери, не обращая внимания на протесты сестры.

- Нет-нет, Мона, я должна с ним повидаться. А вдруг это знакомый мистера Банистера. Там, в провинции, народ, знаешь ли, довольно неотесанный. Да-да, возможно, это и впрямь кто-нибудь из бродширских друзей мистера Банистера пытается отыскать его в городе. Что за удача для меня! Мне ведь еще предстоит привыкать к провинциалам и их повадкам!

Не веря своим ушам, Мона уставилась на сестру с открытым ртом. Мисс Нина устремилась мимо нее в коридор, самоуверенно улыбаясь, сошла по лестнице и вступила в вестибюль, выложенный черно-белым ромбоидальным кафелем. Там, заложив руки за спину и вцепившись в шляпу, улыбался и таращил глаза молодой человек в старом коричневом пальто, темном жилете, штанах до колен и гетрах. Но более всего в госте изумляла его необыкновенно густая шевелюра: жесткие волосы торчали во все стороны, точно лучи солнца, пробившиеся сквозь пелену туч. Из-за правого уха выглядывало что-то вроде пера. Это был - впрочем, я мог бы и не уточнять - не кто иной, как мистер Ричард Скрибблер; выглядел он чуть более ошарашенно чем обычно, ибо еще не вполне пришел в себя от кошмарного сна, пригрезившегося несколькими часами раньше.

Мисс Нина оторопела. Ей пришло в голову, что, возможно, насчет бродяг и нищих Эпсом был совершенно прав. Однако открыто признать свою ошибку она, конечно же, не могла.

- Да? Вам поручено передать письмо кому-то из обитателей этого дома, сэр?

Мистер Скрибблер сосредоточил внимание сперва на мисс Нине, затем на ее миниатюрной сестре, не будучи уверен, которой из двух юных леди послание предназначается. Мисс Мона, нервно чирикнув, жестом дала понять, что адресат - более высокая из двух. Мистер Скрибблер поблагодарил ее улыбкой и вручил мисс Нине письмо, покрытое водяными разводами, что не так давно обнаружил в кармане своего пальто. И, завершая церемонию передачи, любезно раскланялся и картинно взмахнул шляпой.

Мисс Нина взяла послание и глянула на адрес. Лицо ее окаменело; она еле слышно охнула и побелела как полотно.

- Сэр, где вы это взяли? - с трудом выговорила девушка. Голос ее звучал не громче шепота. - По-вашему, это смешно? Кто вы? Кто вам это дал?

Мистер Скрибблер изумлен, сбит с толку, испуган и обижен. Глаза его расширяются; он сдвигает брови и энергично трясет головой, опровергая все обвинения. Он несколько раз указывает на письмо; в смысл этого жеста мисс Нина вникает не сразу. Поясняя, что имеется в виду, он тыкает пальцем в буквы и кивает. Вот теперь его поняли. Ужас точно незримая пелена, обволакивает мисс Нину с головы до ног.

- Что это? - справила мисс Мона, пытаясь рассмотреть почерк.

- Ничего, Мона. Ровным счетом ничего. Я переживу. - И, обращаясь к мистеру Скрибблеру, голосом холодным и безжизненным, точно ледяные торосы, она произнесла: - Благодарю вас, сэр, за доставку письма. Поручение вы выполнили. Эпсом, будьте так добры, вознаградите мистера... мистера... вознаградите джентльмена за его хлопоты.

Это все мисс Нина выговорила, точно в трансе; как если бы чувства, переполняющие ее, были слишком сильны, чтобы найти выход в словах.

- Да, мадам.

Несколько блестящих монет перешли в ладонь мистера Скрибблера. Однако ж он словно не заметил - в отличие от предыдущего раза, когда ему случилось исполнять обязанности письмоносца. Он не сводил глаз с лица мисс Нины, что ныне напоминало фарфор, ослепительно белый и хрупкий, такой хрупкий, что вот-вот разобьется вдребезги... Эпсом решительно и настойчиво увлек гостя к выходу.

Мисс Нина поднялась по лестнице, отрешенно глядя прямо перед собой и пропуская мимо ушей расспросы сестры. Она направилась к себе и захлопнула дверь. Минуту спустя из комнаты вылетела Сюзанна - ни дать ни взять муха, отброшенная ударом лошадиного хвоста. Горничная встревоженно воззрилась на Мону, пару раз хмыкнула, восстанавливая душевное равновесие, и удалилась по коридору.

Оставшись одна, мисс Нина швырнула письмо на пол, словно имела дело с предметом настолько гадким и омерзительным, что до него и дотронуться невозможно. И принялась расхаживать взад и вперед, скрестив руки и на каждом повороте боязливо поглядывая на бумажный квадратик, как если бы перед ней лежал хладный труп и девушка опасалась, что он в любую минуту оживет. Двадцать раз, тридцать раз, и сорок прошлась она по ковру туда и сюда, словно продираясь сквозь трясину нерешительности. Ее так и тянуло узнать, что содержится в письме - это мисс Нина признавала, - и в то же время так хотелось остаться в неведении.

Наконец, справедливо заключив, что таким образом покоя не обрести, мисс Нина подошла к проблеме напрямую: подобрала с пола гнусный предмет и дрожащими пальчиками развернула бумагу. Там, у туалетного столика, не сходя с места, она прочла письмо. Лоб ее прочертили складки, рот открылся, веки затрепетали. Дыхание участилось, сделалось коротким и прерывистым. Она нервно сглотнула, заморгала, сглотнула снова, поднесла руку к губам, затем ко лбу: так потрясли ее написанные на бумаге строки.

Мисс Нина подняла взгляд; письмо выскользнуло у нее из пальцев. Комната словно озарилась новым, чудесным светом. Она всмотрелась в зеркало - никогда еще глаза ее не видели столь ясно. Взгляд пробуравил самую душу, словно впервые разглядев ее такой, какая она есть. В лице девушки отразилась целая буря чувств: то, что предстало ее взору, пришлось ей явно не по вкусу.

Она поспешно подобрала письмо и спрятала его в складках платья. Мертвенно-бледное лицо исказилось, к горлу подступила тошнота. Ноги вдруг сделались ватными; девушка направилась к постели. Накатившее на нее беспамятство не шло ни в какое сравнение с теми ужасными мгновениями, когда перестук матросских башмаков по мостовой под окном вогнал бедняжку в страх и панику. Нина склонила голову на подушку - и чудесный новый свет растаял в облаке тьмы.

В дверь постучали - очень деликатно, просто-таки искательно. Ответа не последовало; стук повторился. Это горничная, собравшись с духом, возвратилась к местам, откуда была изгнана, дабы справиться о здоровье своей госпожи.

- Мисс? Цыпленочек мой, вы, никак, прихворнули? - Так и не дождавшись ответа, она храбро переступила порог. - Простите, мисс...

С первого же взгляда Сюзанна оценила бедственное состояние госпожи. Горестно охнув, она выбежала в коридор, громко призывая мисс Мону. Где же, ох, где же хозяин дома, когда он позарез нужен-то?

Примчавшись к месту событий, мисс Мона побледнела под стать сестре. Не теряя ни секунды, она послала слугу за доктором Стратлайдом, семейным лечащим врачом. И тут же, повинуясь внезапному порыву, вернула гонца и вместо этого направила его к доктору Даниэлю Дэмпу, проживающему по адресу Сойерз-грин-кресент. Доктор едва-едва переступил порог своей квартирки и взялся за трубку, предвкушая заслуженный отдых, когда прибыл посланник. Вытащив на свет медицинский саквояж, Даниэль Дэмп незамедлительно отправился к пациентке и приступил к осмотру.

Мисс Мона стояла здесь же, напряженно наблюдая за происходящим; на ее лице отражалась неописуемая тревога. Рядом всхлипывала в платок Сюзанна. Позабыв на время о своих несогласиях, обе не сводили глаз с распростертого на постели безжизненного тела.

- Так что вы думаете, доктор? - осведомилась Мона спустя какое-то время, не в силах более ждать. Ведь сестра у нее единственная, и другой не будет. Да, Нина поверхностна; да, порой ведет себя по-детски, но Мона любила ее всей душой, невзирая на все ее недостатки, и жизни без сестры не мыслила.

- Я не вполне уверен, - ответствовал доктор, отходя от кровати и задумчиво оглаживая бородку. - В высшей степени загадочный феномен, мисс Джекс. Говорите, она получила письмо? Ну что ж, подозреваю, что содержание этого письма, уж в чем бы оно ни заключалось, вызвало у нее глубокий шок. Просто-таки до глубины души потрясло, как сами видите. Экстраординарный случай, скажу я вам. Это не синкопе - не обморок, стало быть, и не кома. И все-таки привести ее в себя никак не удается. Такое впечатление, будто она решила немного поспать - и пробуждаться категорически отказывается. Скорее всего на конституции бедняжки отрицательно сказались тяготы путешествия. Притом нельзя забывать, что со времен визита мистера Пикеринга она отказалась от ваших привычных утренних прогулок вдвоем. А я вам скажу, мисс Джекс, что отсутствие должного моциона подорвет ваши силы еще скорее, чем недостаток калорий. Общеизвестный факт. Если не упражнять сердце, легкие и магистральные сосуды посредством физических нагрузок, они сделаются дряблыми и вялыми и не будут функционировать как должно, так что спустя какое-то время вы - раз! - и преставитесь!

Завершая торжественную речь, доктор для вящего эффекта щелкнул пальцами. Мисс Мона зажмурилась и закрыла лицо руками. Сюзанна застонала и разразилась бурными рыданиями, в промежутках между которыми время от времени удавалось разобрать слово "цыпленочек".

Доктор Дэмп, осознав, что вновь допустил типично врачебную бестактность, неловко умолк. Сей достойный эскулап не привык деликатничать и чиниться; медикам это как-то несвойственно. Совершая обходы, он всякий день сталкивался со всевозможными разновидностями человеческих слабостей и недугов, имел дело с жестоким страданием, мором и смертью. В результате он зачастую казался бесчувственным - не столько намеренно, сколько по необходимости - в вопросах, на которые профаны порой реагировали весьма болезненно. Доктор в словах не церемонился, будь то существительные или прилагательные, и, как правило, выкладывал все начистоту, без обиняков, не щадя чувств собеседников. Здесь, однако, ситуация была совсем иной. Он наблюдал, как миниатюрная мисс Джекс вытирает заплаканные глаза платочком, всхлипывает и трепещет, тем не менее изо всех сил пытаясь сдержаться перед лицом серьезного бедствия. И при виде того, сколь девушка уязвима и беспомощна, в сердце доктора пробудилось что-то похожее на сострадание.

- Пожалуйста, примите мои глубочайшие извинения, мисс Джекс. - Я уверен: все будет хорошо, - проговорил он, хотя надеяться на лучшее не было ни малейших оснований.

Мисс Мона подняла к нему умоляющий взгляд.

- Ох, доктор Дэмп... я не могу потерять сестру, просто не могу!

В тиши отведенной ему комнаты - порешили, что врач останется на ночь, чтобы быть рядом с пациенткой, - доктор Дэмп докурил трубку и сосредоточенно уставился на огонь. Вечер выдался жутко холодный, из тех, что так хороши для философских размышлений, а уж в материале, способном занять его высокий интеллект, у доктора недостатка не было. В течение последующего часа он со всех сторон обдумал события, приключившиеся за последние несколько бурных недель. Спустя какое-то время он прилег поверх одеяла, не снимая рубашки и жилета и будучи уверен, что глаз сомкнуть не сможет. Однако ж одеяло оказалось таким комфортным, а под ним вдобавок ощущался не менее комфортный матрас, что, как оно зачастую и бывает, доктор мгновенно погрузился в сон.

Его дремотные мысли какое-то время лениво блуждали непонятно где, а потом вдруг сфокусировались с удивительной четкостью. Взору доктора предстала яркая картина. В картине этой был догкарт, а в догкарте сидел он сам - на заднем сиденье, лицом назад, поставив ноги на откидной борт. Это не был догкарт профессора Гриншилдза, тот, что благополучно доставил его домой; не был это и его собственный надежный экипаж. Этот догкарт принадлежал непонятно кому; более того, катился по узкой, ухабистой проселочной дороге, совершенно доктору незнакомой. Доктор заметил, что догкарт - превосходной конструкции, на трех рессорах, с отделением для собак; оглобли, правда, были из древесины оксандра, а вовсе не гикори. Кучер весьма ловко управлялся с лошадьми посредством вожжей и кнута. От пронизывающей стужи - а во сне царил жуткий холод - возницу защищали несколько теплых пальто, надетых одно поверх другого, и шляпа с конусообразной тульей, полностью закрывавшая голову.

Доктор, снедаемый нетерпением и понятия не имеющий, где находится, развернулся на сиденье и окликнул человека с вожжами:

- Кучер! Где мы? Куда вы меня везете?

В ответ - ничего.

- Эй, кучер! Меня зовут Дэмп. Доктор Даниэль Дэмп. Я врач по профессии. Не будете ли вы так добры сообщить мне, куда мы едем?

И опять - никакого отклика.

- Послушайте, - проговорил доктор, вознамерившись похлопать возницу по плечу. Он потянулся вперед - но рука прошла сквозь тело кучера, точно сквозь воздух. Доктор в смятении отпрянул. Кучер обернулся, снял свою огромную шляпу и одарил доктора хитрой ухмылкой и косым взглядом. Только теперь доктор заметил, что на плечах у возницы - голова ребенка, рыжеволосого мальчика с зеленым лицом. А в следующий миг, даже не спросив разрешения, голова растаяла, растеклась липкой лужей и закапала на спинку сиденья.

Ничуть не удрученный потерей лица, обезглавленный кучер хлестнул четвероногих кнутом, и догкарт стремительно покатил вперед. Все быстрее и быстрее мчался он, подскакивая на ухабах и рытвинах, на такой скорости, что грозила побить все рекорды догкартов, в истории зарегистрированные. Доктору, опасающемуся, что экипаж вот-вот перевернется, ничего не оставалось делать, кроме как ухватить поручень и с жаром помолиться о том, чтобы выйти из переделки живым и невредимым.

Раздался глухой стук, и еще раз, и еще, на взгляд доктора, явно свидетельствующий о какой-то поломке. Бум-бум-бум! Пожалуй, это ось, или колесо, или оксандровые оглобли. Того и гляди окончательно сломается; просто-таки никаких сомнений в том не оставалось. И что б мастеру не использовать гикори? Бум-бум-бум!

Доктор вздрогнул - и резко проснулся. В дверь стучали. Это подоспел верный Эпсом, обладатель тяжелых сонных век и буйно разросшихся бровей. Доктор окликнул слугу, справляясь о здоровье пациентки; Эпсом ответствовал, что мисс Нина вроде бы приходит в себя. Доктор протер слипающиеся глаза и осознал, что уже утро. Он соскользнул с кровати, дабы совершить омовение, и заверил слугу, что сей же миг будет у постели больной.

Эпсом не ошибся. После весьма и весьма тяжелой ночи пациентка явно пошла на поправку. Склонившись над кроватью, врач произвел быстрый осмотр и пришел к выводу, что девушке лучше - на данный момент. В ходе своей многолетней практики доктор Дэмп повидал достаточно ложных выздоровлений, чтобы позволить себе прогноз более оптимистичный.

В ту ночь мисс Мона тоже спала урывками. Измученная, встревоженная, слегка раздраженная - всего поровну, - она встала у изголовья постели и спросила:

- Что такое, Нина? Что с тобой приключилось? Что было в том письме?

При звуке чирикающего голоса пациентка словно бы оживилась. Ресницы Нины дрогнули, глаза открылись; некоторое время ее взгляд блуждал по комнате и, наконец, остановился на Моне. Больная улыбнулась - что все, включая доктора, сочли воистину добрым знаком. Рука неловко пошарила под одеялом.

- В чем дело, родная? - не отступалась Мона. - Что ты ищешь?

В ответ мисс Нина извлекла на свет письмо в водяных разводах и вручила его Моне. Спеша положить конец тревогам и страхам, развеять сомнения и наконец-то понять, что ввергло сестру в подобное состояние, мисс Мона развернула лист бумаги. И тут же нахмурилась.

- Что там такое? - осведомился доктор. - Дурные вести? Надеюсь, не отца вашего касается?..

- Не могу сказать, - отвечала Мона с видом весьма озадаченным и в свой черед передала письмо доктору. - Здесь ничего нет.

- Что?

Доктор недоуменно уставился на чистые листы. Перевернул их другой стороной, и еще раз, и еще. Посмотрел на адрес - или, точнее, на то место, где полагалось быть адресу, где он, собственно, некогда и был. Пусто.

- Еще вчера здесь значилось ее имя... и адрес... мы все это видели, проговорила мисс Мона. - А сегодня - ничего. Надпись исчезла, а с нею и содержание письма.

- Невероятно! Ваша сестра была права. Похоже, это чья-то злая проделка.

- Просто кошмарная, доктор.

На время поручив пациентку заботам Сюзанны, доктор и мисс Мона спустились в гостиную, где их ждал накрытый к завтраку стол. Гостиная радовала глаз: настоящий храм света, несмотря на мрачные, зловещие тучи, затянувшие небо. Огромные нарядные окна выходили на огород за домом, так что вид открывался весьма отрадный.

Подали завтрак. За трапезой доктор и мисс Мона едва ли обменялись двумя словами. Внезапность постигшего кризиса, природа и серьезность бедствия, не вполне развеявшиеся опасения за жизнь Нины, недосыпание мисс Моны и воспоминания о страшном сне доктора - все это сводило на нет любую попытку поддержать разговор. В какой-то момент достойный эскулап рискнул сострить в типично медицинском ключе, однако тут же прикусил язык. В миниатюрной девушке, сидящей рядом, ощущалось нечто интригующее, что доктор Дэмп не сумел бы ни описать, ни истолковать. Это со всей определенностью странно, это загадочно и даже необъяснимо, но только в последнее время в ее присутствии он вечно говорит и делает всевозможные глупости! А может статься, так было всегда - лишь благодаря ее присутствию он научился замечать за собою подобные вещи?

Доктор Дэмп воздал должное щедрому угощению, попробовав каждое из предложенных блюд. Как ни странно, ничто его не радовало. Свежие яйца, тонкие ломтики жареной ветчины, горячие, намазанные маслом гренки, пшеничные оладьи, кусковой сахар, апельсины и сухое печенье, чай и всякая всячина, черный кофе в кофейнике - ничто не возбуждало его аппетита. Он отведывал понемногу и того, и другого, и третьего... все без удовольствия. Обыкновенно, как, скажем, на Пятничной улице, он бы накинулся на этакое пиршество, точно изголодавшийся обжора; сегодня и здесь он ощущал себя до странности не в ладах с возникшими неладами, будь им неладно!

Они уже почти покончили с завтраком - насколько возможно для такого утра, молча дожевав ту ничтожную малость, что оказалась у них на тарелках, - когда в гостиную влетела Сюзанна. Доктор как раз дохрустел треугольным кусочком тоста и пригубил кофе - превосходного кофе, к слову сказать.

- О-о-о, мисс... доктор... мисс Нина... я... она вроде бы воспряла духом, да так, что диву даешься... Порывается встать с постели, требует одежду и... и... зовет вас, мисс!

Мона и доктор вскочили на ноги. Но не успели они дойти до двери, как в проеме показалась мисс Нина. Со всей очевидностью, она была еще очень слаба, однако во всем остальном наблюдалось существенное улучшение; на щеки вернулся румянец, мертвенная бледность исчезла. Ясные глаза блестели и искрились жизнью. Все ее существо лучилось бодростью.

- По-моему, цель достигнута, - прошептал доктор, уверенно улыбаясь.

Мона облегченно просияла в ответ.

В это самое мгновение мисс Нина открыла рот, и ее слова поразили всех до глубины души.

- Мое решение твердо и бесповоротно, - объявила она, переводя взгляд с сестры на Сюзанну, с Сюзанны на доктора а затем глядя на всех троих сразу. - Я не желаю больше растрачивать жизнь попусту... ни одного дня. Я хочу делать добро. Сегодня я отправлюсь к священнику, и он мне поможет.

- Что же именно ты будешь делать? - мягко переспросила Мона.

- То, что полезно. То, что возвышенно и благородно. Я хочу помогать простым людям, Мона. Хочу быть щедрой и отзывчивой, чтобы в будущем меня запомнили по моей доброте и по моим благодеяниям. - Нина окинула взором стол, отмечая, сколько еды осталось на тарелках. - Вы уже покончили с завтраком?

- Э-э, по чести говоря, да, - подтвердил доктор, изумленно откашливаясь. - Вы проголодались? Ну, конечно же, мисс Джекс, и неудивительно. Вам просто необходимо подкрепиться...

- Нет-нет, доктор, это не для меня, однако ж все равно спасибо. Замечательно, просто замечательно. Это и будет моим первым благим деянием. Эпсом!

- Мадам! - ответствовал сей преданный вассал, материализуясь из воздуха.

- Распорядитесь, чтобы со стола собрали всю еду. Сложите ее в красивую плетеную корзинку, добавьте свежих цветов, веточку мяты, немножко миндальной карамели, оплетенную бутыль с молочным пуншем, еще всякой всячины - Мег вам поможет - и отошлите корзинку священнику. Он наверняка знает какую-нибудь достойную семью в стесненных обстоятельствах, что нынешним ясным утром весьма обрадовалась бы такому завтраку.

- Сию минуту, мадам!

Мисс Нина с улыбкой обернулась к остальным.

- Видите? Мое решение твердо. А утро и впрямь ясное, просто великолепное утро! - добавила она, словно бросая вызов пасмурному, унылому небу.

- Нина, - проговорила ее сестра, - от кого ты получила вчера письмо?

Мисс Нина на краткий миг потупилась, словно смутившись, но тут же взяла себя в руки.

- Если тебе угодно знать, Мона, письмо было от мистера Пикеринга, да, от него! - и оно открыло мне глаза.

Не произнеся более ни слова, мисс Нина вышла из комнаты и двинулась вверх по лестнице. Сюзанна поспешила вслед за ней, то и дело оглядываясь через плечо на Мону и доктора, и на лице у нее было ясно написано: "Бог ты мой!"

Что до мисс Нины и доктора Дэмпа, в тот момент эти двое ни в чем уверены не были; напротив, пребывали в глубоком замешательстве. Впрочем, они знали, что священник останется весьма доволен.

Глава III

В которой мистера Киббла постигают новые неприятности

Пока на Боринг-лейн имела место быть вышеописанная утренняя трапеза, в некоем уютном доме на Пятничной улице тоже накрывали завтрак - и уж на него-то доктор набросился бы при первой возможности! В доме с черепичной многощипцовой крышей и многочисленными трубами; в доме с драночными оштукатуренными стенами, сияющими белизной на фоне черного бревенчатого каркаса; в доме, так и пестрившем крохотными решетчатыми оконцами; в доме, укрывшемся под уютной сенью дерев; короче говоря, в доме профессора Тайтуса Веспасиана Тиггза.

В этот тенистый приют профессор Тиггз возвратился с победой днем раньше. Встречала его экономка, вдова Минидью, обладательница блестящей, с земляничным отливом шевелюры, таких же щек и избытка ямочек. Встречал его и конюх с лицом, точно вырезанным из векового самшита - его плечо царственный мистер Плюшкин Джем с некоторых пор утвердил своим троном. Вот мистер Джем понюхал воздух, сперва слегка недоверчиво, затем, осознав, кто именно переступил порог комнаты, сиганул с плеча Тома прямо в объятия хозяина. В числе встречающих были также и Ханна, румяная деревенская девушка, частенько помогавшая миссис Минидью на кухне, и мисс Лаура Дейл - кто бы не залюбовался ее золотисто-каштановыми волосами, ее ласковыми серыми глазами и прелестным челом? А рядом с Лаурой стояла ее маленькая воспитанница ценнейшее из профессорских сокровищ.

- Добро пожаловать домой, дядя Тиггз! - воскликнула Фиона, со всего размаха бросаясь в объятия дяди, так что мистер Джем кинулся наутек. - Как долго тебя не было!

- Здравствуй, родная, здравствуй, - по своему обыкновению бодро отозвался профессор, целуя племянницу в обе щеки дважды, а то и трижды. - А вела ли ты себя, как подобает юной леди, пока я был в отъезде?

- Почти да, дядя Тиггз, - отвечала Фиона. Впрочем, умоляющий взгляд, брошенный девочкой в сторону Лауры, заставлял усомниться в точности данной формулировки.

- Деточка вела себя лучше лучшего, - заверил старый Том, что в подобных ситуациях неизменно вставал на защиту Фионы. Он покачал головой и потеребил бакенбарды. - Не ребенок, а чистое золото, вот что я вам скажу. На этой неделе пособляла мне двуколку начищать, и Мэггину упряжь тоже, серебряные пряжечки и трензель и все такое. Я вот замечаю, у нее к уздечке особая слабость, у мисс Фионы-то.

- А уж мне-то как помогала! - подхватила миссис Минидью. - Девочка вполне овладела многими чрезвычайно полезными навыками, как-то: накрывание на стол, расстановка чайных приборов, выжимание лимонов, приготовление макарон, а недавно еще терку для мускатных орехов освоила. И не далее как вчера приняла на свои плечи полную ответственность за уход и кормление Джема.

- И на уроках в высшей степени усидчива и прилежна, - вступила Лаура. - Все на лету схватывает. Любой предмет, любую тему осваивает с легкостью и готовностью. Необыкновенный ребенок, что и говорить. А ее познания во французском языке совершенствуются с каждым днем. Думаю, нам всем пора перейти на francais* [французский (фр.).], чтобы девочка чувствовала себя как дома.

- Звучит обнадеживающе! - воскликнул профессор; он отлично знал, что ему заговаривают зубы и самую малость водят за нос, и наслаждался от души. Он запустил руку в карман сюртука и извлек небольшой, завернутый в коричневую бумагу предмет. - Вот, родная, тебе. Маленький приз за прилежание. Это от нас с доктором Дэмпом.

- Спасибо, дядя Тиггз! - закричала Фиона, сжимая подарок крохотными ручонками. - Я так и знала, что ты что-нибудь мне привезешь. Но для медведя с горных лугов какой-то он слишком махонький!

- Конечно, это не медведь, - рассмеялся профессор. - Хотя вещица эта принадлежала зверю не менее огромному и великолепному.

Фиона торопливо развернула обертку. На ладошке у нее лежал гигантский блестящий коготь - тот самый, что доктор Дэмп отрезал у ленивца.

- Что это? - изумилась девочка, разглядывая загадочный предмет со всех сторон.

- Коготь с передней лапы мегатерия, - возвестил ее дядя не без самодовольства.

- А что такое мегатерий?

- А это, - с улыбкой отозвался профессор, - тебе предстоит узнать и выяснить самой. Я более чем уверен, что в твоих книжках ответ отыщется. Вот тебе домашнее задание! Мисс Дейл, могу я вас попросить взять на себя руководство юной студенткой в ее изысканиях?

- Конечно, сэр, - отвечала Лаура.

- Мегатерий, - задумчиво повторила девочка. Между ее бровками пролегла складочка, очень похожая на ту, что столь часто прочерчивала лоб ее дяди. Я уверена, что где-то о нем слышала, только вспомнить никак не могу. Мегатерий... Мисс Дейл, а в книжках про него правда что-нибудь есть?

- Думаю, да. Не тревожься, милая. Я уверена, ты все найдешь.

- А мегатерий такой же большой, как медведь?

- Мегатерий, - заверил Том Спайк, откашливаясь и встряхивая головой, зверь могучий!

- Да, могучий зверь, и притом весьма своеобразный. Мне доводилось их видеть, - обронила Лаура.

- Как здорово! - закричала Фиона. - А где вы их видели, мисс Дейл?

- В Бродшире; я там родилась.

- А медведей тоже видели?

- Да.

- И страшных волков?

- Да.

- И саблезубых котов?

По лицу Лауры пробежала тень. Профессор тоже помрачнел - он еще не придумал, как лучше поведать домочадцам о некоторых малоприятных подробностях путешествия. Однако, как он знал, реакция мисс Дейл объяснялась отнюдь не этим: но чем же, чем? - размышлял слегка заинтригованный профессор. Что до самой гувернантки, то на последний вопрос она так и не ответила, предпочтя сменить направление разговора; злополучная тема тут же забылась и канула в никуда.

На следующий день профессор Тиггз поднялся спозаранку, еще до первого света, вознамерившись провести несколько часов за корреспонденцией. Однако его деятельный ум, даже сосредоточившись на письмах, постоянно отвлекался на мысли о рассказе мистера Хиллтопа и о надвигающейся опасности. Тем не менее профессор заставил себя на время позабыть о страхах, полагаясь на то, что он и его коллеги придумают какой-нибудь выход.

Со временем он покинул кабинет и вернулся в гостиную, где обнаружил только что прибывшего мистера Киббла: секретарь был приглашен к завтраку вместе с доктором Дэмпом и мистером Банистером. Вскоре появился и сам мистер Банистер. Выглядел он еще ослепительнее, чем всегда, в нарядной темной куртке для верховой езды, с подкупающим блеском в глазах и пружинистой походкой. Профессор представил гостя миссис Минидью и Тому Спайку. На экономку статный владелец "Итон-Вейферз" произвел впечатление самое что ни на есть благоприятное, и в результате ямочки на ее щеках многократно умножились. Что до старины Тома, ему пришлись куда как по душе непринужденные манеры молодого сквайра, его веселый, великодушный характер и страсть к лошадям и псарне.

В этот момент в комнату вошли Лаура с Фионой. Почти сразу же глаза гувернантки и Гарри Банистера встретились - и в них отразилось узнавание. Этот обмен взглядами не укрылся от внимания мистера Киббла; секретарь в который раз ощутил, что теряет самообладание в присутствии этой молодой девушки, которой так восхищается. Ему тут же вспомнился разговор в карете по пути к "Итон-Вейферз" когда профессор вскользь обронил, будто мисс Лаура Дейл и мистер Гарри Банистер когда-то были знакомы.

- Эгей, честное слово, да это же мисс Дейл! - воскликнул изумленный Гарри, вопросительно глядя на профессора. Появление Лауры в этом доме удивило сквайра ничуть не меньше, чем если бы здесь вдруг отыскались таблички из электра.

- В настоящее время мисс Дейл состоит в гувернантках при моей маленькой племяннице Фионе. Она с нами вот уже несколько месяцев.

- Право, сэр, ну и сюрприз вы мне приготовили! Чрезвычайно приятный, смею вас уверить. До чего славно вновь с вами увидеться, мисс Дейл! Надеюсь, у вас все благополучно. Сколько лет, сколько зим!..

Лаура протянула руку, несколько нерешительно, однако воспаленному воображению мистера Киббла померещилось, что вместе с рукою девушка вручает и всю себя. Создавалось впечатление, будто присутствие мистера Банистера взволновало Лауру не меньше, чем ее общество - мистера Киббла. Что бы это значило? Когда взгляд мисс Дейл обращался на сквайра, в серых глазах, как подметил секретарь, отражалась причудливая гамма чувств: застенчивость, радость, самоуничижение в сочетании с чем-то очень похожим на признательность, сдобренную, возможно, толикой гордости; однако ж все эти эмоции контролировались посредством ее удивительной сдержанности. Никогда прежде не видел он на лице девушки подобного выражения.

- Да, сдается мне, вы знакомы, - проговорил профессор. - Мисс Дейл упоминала об этом не далее как на той неделе.

- Конечно, знакомы, - отвечал мистер Банистер с видом весьма счастливым. - Потрясающе! Я понятия не имел, что вы живете здесь, на Пятничной улице, мисс Дейл. Просто-таки ни малейшего понятия! Поверьте мне, мисс Дейл.

- Разумеется, сэр, я вам верю. Я, как всегда, бесконечно вам признательна, - ответствовала Лаура. Теперь и она почувствовала себя неуютно: щеки ее вспыхнули румянцем, и девушка попросила позволения ненадолго удалиться, поскольку им с Фионой необходимо закончить до завтрака некие неотложные дела.

- Вы поступили превосходно, сэр, заручившись услугами мисс Дейл, проговорил Гарри, едва Лаура и ее подопечная скрылись за дверью. Взгляд молодого джентльмена мечтательно затуманился: теперь эти глаза походили на два блестящих камушка на берегу, вспоминающие о волнах былых времен. - Я имел представление о том, что она здесь, в Солтхеде, хотя в последний раз получал о ней достоверные известия несколько лет назад. Превосходная девушка, просто превосходная, настоящее сокровище: умная, рассудительная, здравомыслящая, и всей душой предана своему делу. Просто экстра-класс. Вам и вашей племяннице с нею очень повезло, сэр.

- И это, дорогой мой Гарри, далеко не полный список ее достоинств, подхватил профессор, просто-таки сияя. - Мисс Дейл - в высшей степени любезная и эрудированная юная леди, на удивление самоотверженная и бескорыстная, и в результате в нашем доме пользуется большим уважением. Как вы верно заметили, она все свои силы и все свои помыслы отдает моей племяннице. Мы ею просто очарованы. Ее бабушка, как мисс Дейл мне сообщила, состояла в услужении у вашей покойной тетушки?

- Именно так. Мисс Дейл и я знаем друг друга почитай что с рождения. Она жила неподалеку, во Фридли, и частенько заглядывала в "Итон-Вейферз" навестить бабушку: чудесная была старушка, обшивала мою тетю. Детьми мы частенько играли вместе - Лаура, ее брат с сестрой и я.

Профессор несколько оторопел.

- Я понятия не имел, что у нее есть братья и сестры. Нам казалось... ну, то есть исходя из того немногого, что она нам поведала... и в каких выражениях... словом, создавалось впечатление, будто она - единственный ребенок в семье.

- В самом деле? Что за притча, - отозвался мистер Банистер, глядя на профессора как-то странно. Он уже собирался что-то добавить, но тут миссис Минидью возвестила из кухни о том, что завтрак готов. Профессор глянул на часы. Час был поздний, а доктор Дэмп так и не появился. Однако, учитывая некое неотложное дело, ожидающее его в городе, профессор заключил, что разумнее всего приступить к трапезе, не откладывая.

За завтраком профессор, при содействии мистера Киббла и Гарри Банистера, поведал о событиях недавнего путешествия. По взаимному согласию инцидент с саблезубыми котами был опущен; вместо того профессор в подробностях поведал о том, как на дороге обнаружилась туша мертвого мегатерия и как доктор Дэмп отрезал у зверя коготь. Доктор Дэмп, к слову сказать, так и не появился; видимо, его спозаранку вызвали к пациенту.

Когда речь зашла о мистере Хантере, Лаура воспользовалась случаем, чтобы поведать о приключениях предыдущего дня: о походе на Солтхедский рынок, о столкновении с мистером Иосией Таском, о храбрости маленькой Фионы, дерзнувшей бросить ему вызов, о перепалке между скрягой и внушительной мисс Хонивуд; о встрече с мистером Хантером; о том, как они все вместе отправились в "Пеликан"; о странных расспросах и замечаниях мистера Хантера по пути; и о происшествии еще более странном, в каковом оказались задействованы престарелая мисс Спринкл, мистер Хантер и портреты в медальоне. Эти сведения, в придачу к тем, которыми поделились мистер Банистер и профессор Гриншилдз, помогли прояснить целый ряд загадок. Стало очевидным, что Салли Спринкл, себе на горе, была помолвлена с мистером Хантером, прежде известным под именем Джеймса Галливана, в ту пору, когда оба жили в Ричфорде; так что она и в самом деле хранила в медальоне портрет рядом с собственным изображением времен девичества. Не приходилось сомневаться и в том, почему брак так и не состоялся и с какой стати мистер Джон Хантер неожиданно покинул Ричфорд и свою нареченную безо всяких объяснений. Видимо, он получил свежие вести о табличках из электра.

- И все-таки некоторые подробности касательно мистера Хантера представляются мне весьма сомнительными, - проговорила Лаура, воскрешая в памяти образ пригожего молодого джентльмена в бутылочно-зеленом сюртуке. Я его, конечно же, практически не знаю, говорю лишь, исходя из первых впечатлений. Он кажется таким волевым и сильным, он просто-таки лучится энергией и бодростью... возможно ли, чтобы этот человек был так невообразимо стар? Что до его манеры поведения... да, он до некоторой степени угрюм и суров, но на мой взгляд, это скорее следствие врожденной сдержанности. Кроме того, он, возможно, досадовал на то, что его оторвали от дел насущных. Едва не сбив меня с ног, он долго и пространно извинялся; более того, чтобы избежать столкновения, даже на дорогу бросился. И разве не он спас бедного мистера Райма в ту туманную ночь? Будет ли так поступать кошмарное существо, описанное вашим мистером Хиллтопом?

- В-вот и я о том же, - проговорил мистер Киббл, храбро поднимая глаза на мисс Дейл. - Как мы можем быть уверены, что рассказ мистера Хиллтопа чистая правда?

- Во всяком случае, в достоверности того, что мистер Хиллтоп поведал нам о себе, сомневаться не приходится, - ответствовал профессор. - В конце концов, доктор Дэмп - и мистер Хэтч Хокем, как я припоминаю - своими глазами видели, как из раны на руке мистера Хиллтопа... - И профессор прикусил язык.

- Что за рана? - переспросила Лаура.

Профессор, проклиная себя за то, что едва не проговорился о саблезубых котах, беспомощно мялся в поисках ответа. Впрочем, замешательство его длилось недолго. Из неловкой ситуации выручил кот совсем иной породы: у самого стола, словно из ниоткуда, возникла рыжая морда. Мистер Плюшкин Джем, коему прискучило его повседневное меню, заглянул в гостиную посмотреть, не удастся ли выпросить у хозяина и его гостей лакомств более изысканных.

- Как, это вы, молодой человек? - осведомился профессор, радуясь столь своевременному вмешательству. - Ну и что вам угодно, сэр?.. Стоит ему заслышать звон тарелок, и он тут как тут, видите ли. А, миссис Минидью, получил ли мистер Джем нынче утром причитающийся ему завтрак?

- Дважды, сэр, - ответствовала достойная дама, заглядывая в дверь.

- Понятно. И в достаточном ли количестве... э-э-э, то есть количествах... чтобы удовлетворить его аппетит?

- В более чем достаточных. Как явился из конюшни вместе с Томом, так с тех пор и наворачивает, просто-таки не переводя духа.

- Стало быть, можно со всей определенностью утверждать, что сегодня наш молодой джентльмен в пище недостатка не испытывает?

- Вот уж чего нет, того нет! - донесся из кухни голос Тома Спайка. В следующее мгновение его добродушная физиономия уже замаячила рядом с миссис Минидью. - Паренек нынче утром всяких вкусностей от пуза наелся.

- Понятно. - Профессор пригладил седоватую щетинистую шевелюру и сурово воззрился на "паренька", что, насторожив уши, уже предвкушал, не перепадет ли ему какая-нибудь "вкусность" со стола. Профессор, к чести его сказать, баловать кота не собирался; в конце концов дисциплина - прежде всего! - Мне очень жаль, молодой человек, но вам вполне достаточно, строго пожурил он. - Сегодня никакого попрошайничества. От меня ты ничего не получишь.

- Иди-ка сюда, Джемчик, вот тебе! - позвала Фиона, роняя на пол кусочек ветчины. Кот метнулся к ее стулу и внимательно изучил подачку. Ноздри его трепетали. Вполне удовлетворенный осмотром, он опустился на задние лапы, наклонил голову - чавк! - хрусть! - ням! - и лакомого кусочка как не бывало. Кот не без лукавства обвел взглядом комнату и облизнулся. Затем сел прямо и принялся вертеть головой туда-сюда, высматривая добавку манны небесной.

- Фиона, так нельзя, - зашептала мисс Дейл. - Ты разве не слышала, что сказал твой дядя?

- Но дядя Тиггз вовсе не говорил, что мне нельзя покормить мистера Джема, - запротестовала Фиона.

- Это подразумевалось, родная, - улыбнулся профессор.

- Боюсь, что претензия вашей племянницы вполне обоснованна, - прыснул мистер Банистер. - Мой здешний поверенный Глиттерз выиграл бы ее дело на суде квартальных сессий, хоть посреди ночи его разбуди. А можно и не будить, если на то пошло, все равно бы выиграл!

- Уж не сомневаюсь, - пропыхтел старина Том. - Законники - народ хваткий. А вы что скажете, миссис Минидью?

- Полагаю, - ответствовала экономка, - мистер Банистер, выпускник университета и владелец огромной усадьбы, джентльмен весьма образованный и в мирских делах искушенный, знает что говорит.

- Неужто никто, кроме мисс Дейл, меня так и не поддержит? - воскликнул профессор с искусно разыгранным негодованием. - Сперва родная племянница, затем мой юный друг, мой конюх и теперь моя собственная экономка! Мистер Киббл, хоть вы-то на моей стороне?

- Разумеется, сэр, - ответствовал секретарь.

- Вот и замечательно. Спасибо вам, мистер Киббл.

- Зануда мистер Киббл, - пробурчала себе под нос Фиона, заработав тем самым очередной выговор от Лауры и предостерегающий взгляд от дяди. Сам секретарь не отозвался никак. По всему судя, он пропустил замечание мимо ушей, с головой уйдя в восхищенное созерцание мисс Дейл.

- Не пора ли запрячь Мэгги в двуколку, сэр? - осведомился Том.

- Всенепременно, - отвечал профессор, сверившись с часами. - До встречи осталось всего ничего.

- Да, сэр. Сию минуту, сэр. Бедная девочка сама не своя с тех пор, как вы в провинцию укатили. А ну-ка, Джемчик, пошли!

Со стола сняли скатерть, и, прежде чем отправиться на встречу с мистером Хиллтопом, профессор, мистер Банистер и мистер Киббл обсудили предварительную стратегию. Сошлись на том, что кратчайший путь к мистеру Хантеру и табличкам из электра одновременно является и самым прямым: атаковать в лоб особняк мистера Хантера в Вороньем переулке. Какой эффективный, какой неожиданный и сбивающий с толку подход: просто-напросто взять да и собраться всем скопом - en masse* [всем скопом (фр.).], так сказать - у дверей молодого джентльмена!

- А что, если дверь откроет тот же грубиян-слуга? - осведомился мистер Киббл, вспоминая рассказ мистера Банистера о безрезультатном визите от имени мирового судьи. - Что, если он вновь прибегнет ко лжи - хозяина, дескать, дома нет! - и откажется нас впускать?

- Не думаю, что он осмелится, тем паче что с нами будет мистер Хиллтоп, - отвечал профессор. - Я нисколько не сомневаюсь, что, если мы хотим переговорить с мистером Хантером, присутствие мистера Хиллтопа в наших рядах - ключ к успеху. Благодаря одному лишь численному перевесу мы заставим мистера Хантера открыть свои карты: хотя, конечно, недосчитавшись доктора Дэмпа, мы изрядно проигрываем.

Однако час был поздний, следовало поторапливаться. Все двинулись к выходу - при том, что доктор так и не появился. Мистер Банистер и Лаура расстались довольно любопытным образом, что, разумеется, не укрылось от глаз зоркого мистера Киббла. Гарри по большей части держался столь же сердечно, как всегда, а вот Лаура распрощалась с ним церемонно и неловко, как если бы между молодыми людьми существовала некая тайная связь и Лаура признавала ее, однако ж стремилась сохранить в секрете от остальных. Сердце мистера Киббла заныло от ревности: в Гарри Банистере он почуял еще одного соперника, претендующего на расположение Лауры. И какого могущественного, какого опасного соперника! Возможно, против того нечесаного растрепы со Свистящего холма у секретаря и был шанс-другой, но что же, что он мог против богатого красавца-сквайра из "Итон-Вейферз"? Сколь безотрадные перспективы замаячили ныне перед мистером Кибблом! Охваченный отчаянием, он гадал, с какой бы стати человеку, занимающему положение столь высокое, как мистер Банистер, выказывать интерес к простой гувернантке? И что можно сказать о характере Лауры, если она платит ему взаимностью?

Профессор Тиггз облачился в пальто и уселся в двуколку, поджидающую во дворе перед конюшней. Мэгги уже стояла в оглоблях. Крапчатой кобылке не терпелось пуститься в путь, не терпелось устремиться в большой мир и продемонстрировать всем и каждому, на что способны ее проворные ноги. Похоже, на пробежку ее тянуло больше обычного: она нетерпеливо постукивала копытом, фыркала и встряхивала темной гривой. Мистер Банистер вскочил на серого гунтера, мистер Киббл - на вороного Нестора, и все помчались вперед по усыпанной гравием подъездной дорожке, выходящей на Пятничную улицу.

Мистер Джем, удобно угнездившийся на заднем крыльце, проводил их взглядом. Моргнул пару раз зеленым глазом, возможно, прикидывая, что недурно было бы и ему отправиться вместе с отъезжающими и расширить свой кругозор. Зевнул, потянулся и решил, что, пожалуй, проще вернуться в дом, где тепло и уютно, и поразмыслить над предметами действительно важными: огнем и миской.

Мэгги бежала резвой рысью, и очень скоро, взбодрившись на свежем воздухе, профессор и его спутники прибыли в кофейню, что располагалась в лабиринте внутренних двориков в Сноуфилдз: мистер Хиллтоп рекомендовал ее как удобное место встречи. Друзьям отвели столик в просторном зале для коммерсантов; профессор уселся на стул с высокой спинкой, мистер Банистер и мистер Киббл устроились на точно таких же. Стены зала были богато отделаны дубом, украшены картами соседних графств и картинами с изображением сцен охоты, что создавало средь городской суеты некую иллюзию сельской жизни (разумеется, Гарри это пришлось весьма по душе).

Джентльмены сообщили официанту, что ожидают прибытия еще двоих друзей, один из которых зовется мистером Джеком Хиллтопом. Знают ли его здесь? Нет, сэр, отвечал официант, это имя здесь неизвестно. Кстати, а не знаком ли ему мистер Джон Хантер из Вороньего переулка? На этот вопрос ответ последовал опять-таки отрицательный.

Джентльмены ждали; назначенный час настал, а затем и минул. Каждый вновь вошедший становился объектом самого пристального внимания: лицо его и фигура подвергались тщательному осмотру. Мистер Хиллтоп так и не появился; равно как и доктор Дэмп. Профессор ощутил смутное беспокойство. Спустя какое-то время к столику приблизился официант с письмом: его доставил человек, пожелавший остаться неизвестным. Адресовано оно было профессору Тиггзу. Профессор торопливо развернул послание и пробежал его глазами.

Письмо было от мистера Хиллтопа: тот умолял простить его и понять во имя всего святого и т.д. и т.п., но с сожалением сообщал, что к отряду не присоединится. По должном размышлении он пришел к выводу, что профессору и его друзьям не следует с ним общаться в связи с данным предприятием, ибо у него есть все причины опасаться за их безопасность, буде об этом союзе прознает мистер Хантер. Если мистер Хантер прослышит, что они коллеги, профессору и его близким придется несладко. Куда разумнее, исходя из пересмотренного мнения мистера Хиллтопа, идти к общей цели по отдельности. Мистер Хиллтоп также обронил несколько намеков на предмет существования определенных методов, каковыми он в полной мере собирается воспользоваться, и поощрял профессора и его сподвижников пустить в ход собственные средства. Трудясь независимо друг от друга, они достигнут куда большего, не подвергая себя столь грозной опасности, нежели усердствуя сообща.

Так писал мистер Хиллтоп.

Профессор был глубоко разочарован, мистер Банистер - тоже. Мистер Киббл что-то пробормотал себе под нос - дескать, на обещания мистера Хиллтопа вообще полагаться не стоит, но тут же умолк на полуслове. Мимо скользнула дама, чем-то напоминающая мисс Лауру Дейл, секретарь проводил ее глазами - и вновь вспомнил о своем положении и, в частности, о мистере Гарри Банистере и растрепанном типе со Свистящего холма. Сгустились холодные тени, надежды его развеялись. Так мистер Киббл вновь погрузился в мрачные раздумья, гадая, как же, как же, ну, как же во имя всего святого на что-то рассчитывать. Холодные тени разбередили тоску, терзающую его сердце, - тоску по юной девушке, которая внушала мистеру Кибблу глубокое восхищение и при этом, по всей видимости, вообще его не замечала. А вместе с приступом горя пришло осознание того, что израненное сердце исцелить совсем не так просто, как царапину на руке мистера Хиллтопа.

Глава IV

Заздравная чаша

Нечесаный растрепа со Свистящего холма в настоящий момент находился отнюдь не на Свистящем холме, но занимал вершину не менее величественную, утвердившись на высоком табурете среди царства пропыленных книжных полок, уходящих к небу вулканов юридической дребедени и мерцающих тут и там восковых свечей в необъятном море тьмы, известном также как контора поверенных Баджера и Винча. Там восседал он, нацарапывая на пергаменте протокол взаимных обязательств между главным клиентом фирмы - Иосией Таском, описывать которого нужды нет, - и неким молодым джентльменом, чье появление в конторе с таким жаром откомментировал однажды мистеру Скрибблеру его друг Самсон Хикс. Протокол взаимных обязательств между почтенным филантропом, представителем славного мира коммерции, и пресловутым молодым джентльменом по имени Джон Хантер.

Мистер Ричард Скрибблер трудился не покладая рук - и отнюдь не в одиночестве. Да, ныне здравствующий партнер фирмы, тучный лысый поверенный в темно-фиолетовом костюме обретался хотя и не в самой комнате, зато неподалеку: скорчился в своем внутреннем святилище, точно злосчастный узник на тюремном дворе, зная, что в эту самую минуту во внешнем помещении сама судьба ставит свою печать на пергамент рукой простофили-клерка. Недвижно восседал он за письменным столом, как если бы прирос к месту, искривив шею и устремив взгляд не иначе как в крайне безотрадное будущее. Все вышеописанное, в сочетании с общей бледностью и несчастным выражением лица, делало его похожим на труп, только что снятый с виселицы. Словно чтобы развеять это заблуждение, труп облизнул губы, промокнул лысину и забарабанил пальцами по столу. Винч знал - как только протокол взаимных обязательств будет готов, ему по долгу службы придется, следуя прямому указанию Иосии Таска, скрепить его подписями обеих сторон. Подпись первой стороны - а именно высокого седовласого властелина - можно получить без проблем. А вот что до второй подписи... из-за нее-то поверенный Винч и ощущал себя крайне неуютно, с ужасом предвкушая персональную встречу с Джоном Хантером - лицом к лицу, нос к носу и скорее всего кулак к кулаку.

Откуда мистер Хантер проведал, что мистер Винч - его собственный поверенный! - приставил к нему соглядатая, для помянутого поверенного по-прежнему оставалось неразрешимой загадкой: а ведь сколько часов подряд в отчаянии ломал он голову, и покрывался испариной, и вытирал лысину! Сначала он заподозрил, что, возможно, его слуга Самсон Хикс обманул доверие хозяина и открыл мистеру Хантеру истинную цель своих тайных прогулок в окрестностях Молт-хаус и Вороньего переулка. Но, поразмыслив как следует, эту версию он отмел как несостоятельную в силу целого ряда причин, большинство которых сводились к следующему: его наймит в темных очках никогда бы на такое не осмелился. (Эта мысль поверенного особенно радовала, поскольку из нее следовало: поменяйся они ролями, у него, Джаспера Винча, храбрости, безусловно, хватило бы.) К этому прибавлялась уверенность, порожденная не чем иным, как фантазией мистера Винча, что наймит его, Хикс, при всех его промахах и грешках, тем не менее бесконечно благодарен судьбе за нынешнюю свою работу и почитает ее достаточно выгодной, чтобы стойко противостоять искушению. "Под занавес" поверенный Винч напомнил себе, что помянутый наймит, конечно же, сейчас на пути к Вороньему-Краю, надзирает за доставкой некоего личного движимого имущества, и, следовательно, из города временно удален.

Так что покров тайны лишь сгустился.

Я уже упомянул, что мистер Ричард Скрибблер предавался трудам праведным отнюдь не в одиночестве, но имел я в виду отнюдь не поверенного Винча. Ибо в тот день в просторном внешнем помещении пребывал еще один субъект весьма зловещего вида, прибывший минут десять назад. Невзирая на свои внушительные габариты, он вполне успешно пробирался между вулканов и маяков, точно уродливый фрегат, что плывет, форсируя парусами. Такое занятие ему весьма подходило: в своих повседневных промыслах ему частенько доводилось то пробираться, то красться, и талантами своими он славился повсеместно (городские судьи по крайней мере с трудом находили, к чему придраться). Индивид вид имел насквозь просоленный - видимо, в силу давней своей близости к докам, или, может статься, оттого, что его инстинкты в отношении личной гигиены, как некий рудиментарный орган, отставали в развитии. Это был дюжий, тупой, огрубевший здоровяк с косматыми усами и низким лбом; сальные темные волосы спутанными прядями выбивались из-под фетровой шляпы с широкими, низко опущенными полями. Глаза его - большие, навыкате, обведенные черными кругами - кошмарно косили. Каждая черточка физиономии свидетельствовала о дурном расположении духа; возможно, отчасти виновны в том жуткая наседка и злобный выводок омерзительных птенчиков, разделяющие его гнездышко.

Этот головорез - по имени мистер Роберт Найтингейл, - ворвавшись в контору Баджера и Винча, волей-неволей отвлек мистера Скрибблера от его изысканий. Секунд десять клерк пепелил гостя взглядом с высоты своего табурета, а затем снова взялся за перо. Дюжий Боб, как я уже поведал, ничуть не возражал против того, чтобы подождать завершения трудов. Уродливый фрегат шел себе на всех парусах; то и дело он украдкой запускал руку в юридические бумаги или тыкал в них проворным пальцем, а вороватые глаза, как всегда, молча высматривали хоть что-нибудь, представляющее интерес для него самого или его хозяина. Никто не знает что за ценности могут подвернуться в местах самых неожиданных, тем паче в юридической конторе, а поскольку мистер Найтингейл, по его собственному признанию, был человеком не компанейским, это уединенное времяпрепровождение отлично ему подходило.

Наконец мистер Скрибблер закончил порученное ему дело: составленный протокол лежал перед ним во всем своем великолепии. Клерк почесал в голове пером и принялся просматривать листы - беззаботно, словно играючи. Не успел он начать, как тут же отвлекся на крошечный объект, пронесшийся мимо его щеки. Нахмурившись, клерк отложил в сторону промокашку и коробочку с облатками, закрыл крышкой чернильницу и несколько раз замахнулся на муху, описывающую круги вокруг свечи, линейкой - впрочем, без особого успеха.

- Эй, ты, там, послушай-ка! Я эту штуковину заберу, - угрюмо пробасил снизу Боб Найтингейл.

Мистер Скрибблер оторвался от своего занятия, сощурился и вопросительно постучал пальцем по пергаменту, не будучи уверен, требуют ли от него протокол или линейку.

- Вестимо, я про бумаженции, ты, обезьяна! Надо, чтоб старик на них расписался. Подпись нужна, а иначе в них силы законной нет. Неужто сам не знаешь? Он сейчас в трактире, прямо через дорогу; вот и послал меня, чтоб я их забрал, как только будут готовы. Хочет проглядеть их, прежде чем подписывать.

Мистер Скрибблер выслушал эту речь, с деланным равнодушием изогнув бровь. Глянув на пустую строчку, дожидающуюся подписи мистера Таска - не сам ли клерк прочертил эту линию лишь несколько минут назад? письмоводитель вынужден был признать неопровержимую логику аргументов мистера Найтингейла. Засим он вложил протокол в конверт и, свесившись с высокого табурета, уронил требуемое в потную ладонь Боба.

- Вот и ладно, - удовлетворенно хрюкнул мистер Найтингейл. - Вот и отличненько. Я отлучусь ненадолго, но тут же вернусь. Ты смотри, из этой норы никуда не девайся.

Мистер Скрибблер покачал головой, заверяя Боба, что нора ни в коем случае не опустеет, и проводил глазами плод дневных трудов своих. В лице его отразилось что-то очень похожее на усталость, прежде чем смениться привычным выражением беззаботности, да только и беззаботность эта была не та, что прежде, ибо за последнее время мистера Скрибблера постигли многие беды. Смятение и глубокая подавленность - следствие уже известных вам тревожных событий - грозили подчинить его себе и достигли такого размаха, что казались теперь неотъемлемой частью его бытия. Он уже и не помнил, когда было иначе.

Покинув древнее строение из красного кирпича с огромными окнами со средниками и гнездами фантастических дымовых труб, мистер Найтингейл направил свои стопы не в трактир, но в некое питейное заведение, где примерно с полчаса воздавал должное лучшему грогу, что только можно купить за деньги. Затем извлек на свет протокол взаимных обязательств, вкратце ознакомился с их содержанием и смял бумагу в кулаке. Из того же кармана достал другие пергаментные листы - незадолго до того врученные ему хозяином - и вложил их в конверт вместо протокола. Запечатал конверт воском, отставив стакан, вышел из пивной и возвратился в Коббз-Корт, где и вручил конверт дожидающемуся там мистеру Скрибблеру.

- Ты смотри, чтобы Винч всенепременно свое получил, - наказал Боб, кося сильнее обычного в восхищении от этого, по его мнению, необыкновенно удачного каламбура. - Ему полагается лично доставить бумаги чертову джентльмену. Так старик распорядился, и Винч отлично это знает. Чтоб заключить договор, требуются две стороны, а не одна.

Мистер Скрибблер кивнул с высоты своего табурета - чуть надменно, сказал бы я, ибо данный вопрос принадлежал к сфере юриспруденции, а уж он изучил юриспруденцию вдоль и поперек, ибо не он ли числился клерком в юридической фирме? В конце концов, что дюжему головорезу знать о вывертах и уловках закона? Так что мистер Скрибблер нахмурился и указал в направлении двери, дабы поскорее выпроводить бесцеремонного гостя восвояси. Боб послушно выпроводился: он негромко прыснул себе под нос - и скрылся за дверью.

Если бы кто-нибудь взял за труд проследить скользкий путь мистера Найтингейла, он бы вскоре обнаружил, что тот, как и следовало ожидать, направил стопы в доки солтхедской гавани. Вниз по грязному переулку между пакгаузами и судостроительными заводами несли его ноги, мимо разводного моста, мимо шлюпочных мастерских и продовольственных лавок к таверне, что отличалась от своих бесчисленных окрестных собратьев вывеской с изображением корабля. Здесь, в отдельном зале, благоухающем ромом и сахаром, мистер Найтингейл присоединился к компании компатриотов субъектов столь же скользких, с сомнительной репутацией, премерзких ловкачей и проныр, подонков и отбросов прибрежных трущоб. Все они встретили вновь прибывшего выпивкой и изъявлениями дружеских чувств на свой собственный лад: гнусным смехом, скабрезными шутками, грубыми нападками, издевками и подначками, притворными перепалками и потоком грязных ругательств.

Спустя какое-то время буйный кутеж бражников прервало появление трактирщика - тучного джентльмена со шрамом через всю щеку, каковой попросил известить мистера Роберта Найтингейла: к нему, дескать, явился некий гость.

- Гость? Что еще за гость такой? - осведомился Боб. Надо сказать, что уродливый фрегат к тому времени изрядно набрался.

- Да вроде на джентльмена смахивает, - отозвался трактирщик, качнув головой в сторону двери. - Имя называть отказался.

- Ага, джентльмен! - завопил напоминающий опоссума тип в зюйдвестке, устроившийся за столом рядом с Бобом. - Что-то тут нечисто!

- Боб с джентльменами не якшается, - заявил второй собутыльник с того же столика.

- Может, он из бла-ародных, - предположил третий.

- Я бла-ародных за мили чую, - ответствовал Боб, с важным и умудренным видом похлопывая себя по носу. И картинно вдохнул, словно просеивая молекулы воздуха в попытке унюхать гостя. - Нос у меня - что надо!

- А что, уделишь ли ты бла-ародному джентльмену минутку-другую? полюбопытствовал субъект в зюйдвестке. - Не найдется ли в твоей книжечке ангажементов свободного местечка?

- Ангажементов у меня - не продохнуть, но я с ним повидаюсь, это уж как пить дать, - заверил Боб, прищуриваясь. - Пусть меня повесят, если я разочарую парня, раз уж обезьяна взяла на себя труд меня разыскать. Подавайте-ка его сюда!

Владелец питейного заведения послушно удалился. И в должный срок в дверях возникла фигура мистера Джона Хантера.

Едва взгляд Боба упал на гостя, мозг тотчас же подсказал нашему герою, кто это, и рука с чашей застыла в воздухе на полпути к губам. Он пьяно рассмеялся - коротко, себе под нос.

- Эге, вот-те пожалуйста! - пробормотал Боб и отсалютовал гостю чашей. - За нашего кровавого джентльмена, черт его подери!

Ну и дерзким же наглецом был этот Боб, скажу я вам, раз осмелился приветствовать подобным образом того самого человека, собственность которого прибрал к рукам буквально на днях! Однако хотя держался мистер Найтингейл нахально, за внешней бравадой ощущалась явная скованность: видимо, сказывались воспоминания о некоем окровавленном лице и кошмарном желтом пламени, полыхающем, точно раскаленные угли.

Мистер Хантер шагнул вперед и обвел надменным взглядом зал со всем его содержимым.

- Итак, молодой джентльмен, - проговорил мистер Найтингейл, тщательно изучив вновь вошедшего, - что вам занадобилось в этом первоклассном заведении?

- Вы-то мне и нужны, - сказал мистер Хантер так прозаично, как если бы выбирал на сельской ярмарке овцу. - Грубый мужлан с бегающим взглядом. Вы вор, сэр.

- И еще какой! - подтвердил Опоссум. И сочувственно покачал головой, словно подтверждая, что слова эти - чистейшая правда.

- Ворюга первостатейный; как говорится, звезда первой величины, восхищенно заверил второй собутыльник. - Ис-тин-ный ко-ри-фей по части воровства!

- Первой величины? Да полно! Так, обычная себе звездочка, - фыркнул третий.

Мистер Найтингейл оглядел мистера Хантера с ног до головы, отмечая его модный наряд - от бутылочно-зеленого сюртука с черным бархатным воротником до белой рубашки, светло-желтого кашемирового жилета и безупречных черных брюк, от начищенных сапог для верховой езды до перчаток из телячьей кожи и шляпы с загнутыми полями, что гость держал в руке, - и прикинул в уме размер прибыли, каковую возможно выручить за все вышеперечисленное.

- Воровство, - парировал Боб возмущенно, - это жуть какое серьезное обвинение, молодой вы наш кровавый джентльмен, черт вас подери.

- Вы возвратите все, что у меня взяли, - проговорил мистер Хантер уверенно и властно - ни дать ни взять директор школы.

- А что ж это такое-то? - осведомился Боб, свирепо скосив глаза.

- Вы отлично знаете что. Мне нет нужды перечислять. Я даю вам возможность исправить ошибку.

- Ну и заносит же вас, молодой джентльмен, ну и заносит! Врываетесь сюда на всех парусах и требуете Боба Найтингейла, точно он какой-нибудь преступный элемент, право! Так вот, молодой джентльмен, черт вас подери, никогда я среди преступных элементов не числился, еще чего!

- Что-то наш молодой джентльмен так и прет против ветра! - обронил владелец зюйдвестки.

- Ага, в крутой бейдевинд идет! - подтвердил третий.

Грозный Боб пожал плечами и мягко покачал головой, давая понять, что понятия не имеет, о чем говорит собеседник.

- У меня никаких таких ваших вещей нет.

Вместо ответа взгляд мистера Хантера задержался на некоем объекте в руке у мистера Найтингейла. Это была чаша, черная керамическая чаша в форме головы. Гротескное лицо завораживало своим уродством: клюв как у стервятника, ослиные уши, густая борода, широко раскрытые глаза навыкате, а в волосах кишмя кишат змеи. Губы неприятно изгибались в хитрой ухмылке, открывая взгляду ряды острых зубов.

Мистер Найтингейл проследил направление взгляда мистера Хантера. Но ни тени стыда не омрачило Бобова чела, несмотря на столь явное свидетельство его вероломства! Что за отпетый прохвост! Ведь в руке своей он сжимал ту самую чашу, что, в придачу к прочим вещицам, похитил из дома мистера Хантера в ту памятную ночь и в числе прочих подобных предметов решил оставить для личного употребления.

- Вижу, вижу, на что вы пялитесь, молодой джентльмен, да только это не считается, - проворчал Боб, тем не менее слегка раздосадованный допущенной оплошностью. А вот мистер Джон Хантер пока ни одного промаха не совершил: он стоял перед головорезами, скрестив руки на груди, великолепно владея собой и не задумываясь об опасности - живое воплощение самонадеянности и силы.

- Не лгите мне, любезный. Если не вернете таблички из электра, что похитили у меня из дома, последствия окажутся для вас крайне неблагоприятны.

- Крайне не-бла-го-при-ят-ны! - воскликнул Опоссум. - Это что еще такое, Боб? К чему он клонит-то?

- Неблагоприятные последствия, - пояснил второй собутыльник, - это, стало быть, что бы ни случилось, добра не жди.

Комментарий вызвал очередной всплеск бурного веселья; впрочем, Боб присоединился к собутыльникам без особого энтузиазма. Хотя признать это про себя оказалось непросто, было что-то такое в светском молодом щеголе, помимо желтого света, что сильнейшим образом его затрагивало: ощущение чего-то столь далеко превосходящего, столь могущественного, столь необычного, присущего одному лишь этому человеку, что пониманию просто не поддавалось. Немногое в этом мире - за исключением разве что вредоносной миссис Найтингейл - могло оказать на Боба такой эффект.

- А что, коли нет у меня этих табличек или как их там, о которых вы талдычите? - осведомился Боб. - Как я могу вернуть то, что мне не принадлежит?

- Я знаю, кто ваш хозяин. Если понадобится, я получу то, что мне нужно, от него.

Раздался новый взрыв смеха: бражники прикидывали велики ли шансы у молодого светского щеголя отвоевать что бы то ни было ценное у солтхедского скряги.

- Короче говоря, нет у меня ваших табличек, и вся недолга, проговорил мистер Найтингейл. - И ничего про них я не знаю. В толк взять не могу, какого дьявола вы тут несете всякую чушь. Что до этой вот чаши - моя она, и весь сказ.

- Вот и весь сказ, - эхом подхватил обладатель зюйдвестки.

- Конечно, это Бобова чаша, - поддержал второй собутыльник. - Не видите разве, на ней его рожа красуется?

- Ага, - возликовал третий. - Его портрет как вылитый!

Юмора этих замечаний мистер Найтингейл не оценил и потому к последующему взрыву смеха не присоединился. Он уже твердо решил, что кое-кто из его сотоварищей - а именно двое - заслужил серьезное взыскание, и собирался лично о том порадеть - но позже.

Мистер Хантер невозмутимо расцепил скрещенные руки и отложил в сторону перчатки и шляпу. На губах его промелькнуло некое подобие улыбки - холодной и мимолетной. Он небрежно подбоченился и устремил на Боба и собутыльников в высшей степени странный, исполненный саркастической радости взгляд.

- Все понятно. Ну что ж, шанс у вас был. Все в этой жизни предрешено заранее и изменению не подлежит. Воистину, не стоило мне тратить время на низкого плута.

- Это да, это вы в самую точку попали: низкий плут, как есть, подхватил второй из бражников. - А я и позабыл грешным делом, какой он низкий.

- Чистая правда, - закивал третий. - Он у нас низенький, зато широкий; ростом не вышел, стало быть.

- Ага, сущий коротышка, - поддержал Опоссум.

- Вы меня убедили; вижу, что до сих пор я пребывал в плену ложных допущений, - проговорил мистер Хантер, внезапно делаясь само великодушие. Со всей очевидностью вы сказали мне правду, и того, что мне нужно, у вас нет. Более того, теперь понятно, в чьих руках эта вещь. Благодарю вас за то, что подтвердили мои подозрения. Не сдвинуть ли нам кружки, ребята, и не выпить ли за здоровье услужливого мистера Найтингейла?

- Тост, тост! - завопил Опоссум, размахивая пустой посудиной. - А монету-то кто выложит?

- Хозяин! - закричал мистер Хантер. - Еще грогу на всех! Я плачу.

- Выходит, мы, никак, подружились, а, молодой вы наш кровавый джентльмен, черт вас дери? - пробормотал услужливый Боб, слишком предусмотрительный, чтобы забыть об осторожности, пока на сцене событий мистер Джон Хантер. Он злобно скосил глаза, пытаясь распознать мотивы и методы светского щеголя. Что-то в манере мистера Хантера, внезапно столь примирительной, внушало ему смутную тревогу. Боб выругал себя за то, что нечаянно выложил всю правду как есть: дескать, странные таблички, похищенные из дома мистера Хантера, уже не в его руках. Но с какой стати джентльмен так приободрился при этом известии? В конце концов, если имеешь дело с Иосией Таском, на успех надежды мало. Чего доброго, мистер Джон Хантер и впрямь спятил!.. От размышлений столь напряженных череп Боба раскалывался; однако в конце концов он вынужден был признать, что особых признаков сумасшествия мистер Хантер не проявляет. И уж конечно, сумасшествие с желтым светом даже сравнивать нечего!

Тут подоспел официант с заказанным напитком. Кружки наполнили, сдвинули в направлении мистера Найтингейла - и мистер Хантер провозгласил тост:

- За здоровье, за долгую жизнь и за великодушие мистера Найтингейла!

- Ага! Ага! - взревели приятели Боба.

- Так осушим же чаши и докажем тем самым, что вражда позабыта!

- Вот именно, - воскликнул обладатель зюйдвестки. - Давай, Боб, пей до дна. Не на твои же деньги гуляем! Он тебе заздравную чашу предлагает, в знак примирения, в конце-то концов!

- Ну, скажу я вам... - промолвил Боб, принюхиваясь к грогу, прежде чем пригубить, - ему вдруг пришло в голову, что с мистера Хантера станется подсыпать туда яда. В уродливом лице его отразилось удивление. - Мой любимый сорт!

- Ага, нос у него - что надо! - рассмеялся третий собутыльник.

- Никаких обид, - повторил Джон Хантер, доканчивая свою кружку. Поскольку у вас для меня ничего нет, я отправлюсь за своей собственностью в Шадвинкл-Олд-Хаус. Она ведь там, да? Еще раз спасибо за ценные сведения.

Мистер Джон Хантер подобрал шляпу и перчатки и, напоследок окинув взглядом зал, распрощался и ушел.

Все так и покатились со смеху: бражникам рисовалось в воображении, как мистер Хантер предстанет перед скрягой - этим султаном высокомерия, этим высоким седовласым властелином - и потребует возвращения своего сокровища. Хохотали все, кроме Боба: тот, погрузившись в мрачную задумчивость, потягивал грог и не сводил бегающих глаз с двери, за которой исчез мистер Хантер. Хотя говорил тот вроде бы беспечно, мистер Найтингейл не сомневался: молодой кровавый джентльмен, черт подери, абсолютно серьезен.

Собутыльники приметили его настрой и сурово отчитали приятеля. Однако с ходом времени они все больше клевали носами над кружками - по мере того как спиртной дух все глубже просачивался в их мозг. А Боб все сидел, не говоря ни слова и тихонько постукивая по столу опустевшей чашей. Послышался чей-то смех - резкий, циничный, издевательский. Невесть с какой стати мистер Найтингейл глянул на чашу, внимательно присмотрелся к ней... ему вдруг показалось, что резное лицо ожило.

Он поморгал и посмотрел еще раз. Нет, это не иллюзия. Ухмыляющаяся физиономия ухмылялась по-прежнему, вот только губы разошлись сильнее, обнажив еще больше острых зубов. По мере того как усмешка делалась шире, круглые глаза сощурились, превратившись в хитрющие щелочки.

- Это еще что за обезьяньи штучки? - проворчал оторопевший Боб, почесывая в немытой голове.

Он поднес чашу к самым глазам, чтобы изучить ее повнимательнее: теперь страхолюдную рожу от его собственной физиономии отделяли какие-то несколько дюймов. Жутко кося глазом, он пытался понять, не изменились ли остальные черты резного лица. Издевательский смех прозвучал снова, и Боб потрясенно осознал, что звук доносится от чаши. Но не успел он что-либо предпринять, как чаша задвигалась в его руке... челюсти вцепились ему в нос, и остро заточенные зубы впились глубоко в кожу.

Вопли боли разбудили Бобовых сотоварищей; невзирая на свое состояние, они тут же встревоженно повскакивали на ноги. Испуганно оглядываясь по сторонам, однако не видя ровным счетом ничего, кроме мистера Найтингейла, уткнувшегося в чашу, они потребовали сообщить им, что происходит и кто в опасности. Но вот они заметили, что Боб выпустил чашу из рук, а она осталась в прежнем положении, прицепившись к носу точно этакий керамический нарост. Что еще хуже, чаша чуть заметно завибрировала: не иначе как от напряжения, ведь, чтобы удержаться на Бобовой физиономии, ей требовались немалые силы.

Тем временем на крики в отдельный зал сбежались хозяин заведения и официанты, а заодно и нескольких любопытных посетителей.

- Снимите ее с меня! - вопил Боб. Он вскочил на ноги и затанцевал вокруг стула, подпрыгивая то на одной ноге, то на другой и встряхиваясь, точно ломовая лошадь. Никакого результата. Он завертелся волчком, как одержимый, и замолотил руками, словно, избавляясь от лишней энергии, мог хоть сколько-нибудь облегчить боль. Напрасно!..

- Уберите ее с моего лица! - ревел он.

Хозяин заведения храбро выступил вперед, ухватил мистера Найтингейла за плечи, выпрямляя беднягу, а затем вцепился в ручку чаши и яростно рванул ее на себя. Невзирая на все усилия, ему удалось лишь притянуть чашу к себе, а вместе с нею и измученного Боба.

- Нет! Нет! Нет! - заорал возмущенный страдалец. Из его глаз текли слезы, из носа - кровь. - Назад! Назад! Так не выйдет, ты, обезьяна!

Потрясенный трактирщик отступил на шаг-другой. Поначалу-то он счел все это озорной проделкой, как и Бобовы сотоварищи, - и факта этого не сокрыл.

- Никакая это не проделка! - завопил мистер Найтингейл, перескакивая с одной ноги на другую, как если бы по полу были рассыпаны раскаленные угли. - Ох, Боже мой, Боже мой, Боже мой... сжальтесь надо мной хоть кто-нибудь! - Он выдернул из кармана засаленный платок и попытался остановить им кровь. - Ох, Боже мой, Боже мой, Боже мой!

- Бога-то зачем призывать? - удивился один из зрителей: он, как и многие другие присутствующие, до сих пор не верил глазам своим и взять не мог в толк, что происходит. - Смел парень, ничего не скажешь! Вот уж не знал, что Боб Найтингейл в религиозность ударился! Неужто и впрямь рассчитывает на помощь с небес?

Собутыльники Боба были бессильны что-либо сделать: им оставалось лишь расступиться и наблюдать. Раза четыре или пять перепуганный Боб хватался за чашу, порываясь сдернуть ее с носа. Но едва пальцы его смыкались на ручке, боль многократно усиливалась. Чаша находилась в каком-то дюйме от его лица, так что Боб отлично видел, как один из сощуренных глаз приоткрылся и озорно ему подмигнул.

- Да что за шутки такие?.. Ох, Боже мой, Боже мой... молодой кровавый джентльмен, черт его дери... что за шутки-то? Это, никак, фокусы ваших богов с копытами? - выкрикнул он, обращаясь к давно ушедшему Джону Хантеру.

Спасения ждать было неоткуда: и не только потому, что помочь бедняге возможным не представлялось, но еще и потому, что никто не собирался ради него и пальцем пошевелить. Единственное исключение составлял трактирщик; впрочем, он заботился не столько о благополучии Боба, сколько о благоденствии и репутации своего заведения. Проблема Боба, посмею заметить, состояла в том, что окружали его и компатриоты, и знакомые, и деловые партнеры, - но вот, будучи человеком некомпанейским, друзьями он так и не обзавелся.

Боб попытался унять кровь, промакивая платком вокруг носа и под носом. Ну и зрелище же предстало взорам сторонних наблюдателей! Охваченный паникой Боб, с чашей на носу и смятым, пропитанным кровью носовым платком под нею, завывая, выделывал курбеты по всему залу.

По улице как раз проходил практикующий врач, некто доктор Суитман, и трактирщик зазвал его внутрь для консультации. Осмотрев пациента, доктор Суитман не задержался с диагнозом:

- У больного на носу чаша.

После чего он закурил сигару и покинул трактир "Корабль", не забыв сперва подробно проинструктировать пациента, куда доставить гонорар, причитающийся к выплате до тридцатого числа текущего месяца.

Хозяин заведения выбежал на улицу вслед за доктором, протестуя против вынесенного вердикта. Эскулап стремительно развернулся: в лице его читалось неприкрытое изумление.

- Доктор, а снять-то ее как? - воскликнул трактирщик. - Чашу, стало быть?

- О, я для этого не нужен. Я - врач общей практики, и только. А ему нужен человек с ножом - их хирургами называют. Пусть обратится к доктору Сэмюэлю Крокеру, проживающему в Дартинг-Хилл. Он ему мигом эту штуку откромсает - нос, стало быть, - чик, и готово! Вот моя визитная карточка; не забудьте сказать Крокеру, что это я его порекомендовал. Лучшего хирурга, чем Крокер, в целом свете не сыщешь, так что гонорары у него довольно высокие. Доброго вам дня, трактирщик.

И с этими словами доктор зашагал прочь, с сигарой в зубах, заложив руки за спину, явно очень собою довольный.

- Чума на тебя! - выругался трактирщик. Он постоял еще немного, провожая медика потрясенным взглядом, а затем бегом кинулся обратно в "Корабль", дабы оказать страдающей душе какую-никакую помощь и содействие.

Глава V

Гость за окном

Молт-Хаус, Вороний переулок, вторая половина дня. Мистер Хантер уже вернулся в родные пенаты, разыграв свой маленький спектакль в трактире "Корабль", и направился прямиком в кабинет - в просторный, обширный покой, с которым не так давно знакомился мистер Роберт Найтингейл. Вручив сюртук слуге, он устроился за массивным, старомодным бюро - за тем самым бюро, в ящиках которого мистер Найтингейл обнаружил несколько разрозненных монет, письма и пергаменты, покрытые причудливыми письменами, и карту двенадцати городов. Разумеется, предметы эти теперь находились не здесь - благодаря любопытству мистера Найтингейла и его холщовому мешку. Вспомнив об этом, мистер Хантер задумался ненадолго, во власти мрачной решимости. Однако же вскоре перед глазами его заклубился туман воспоминаний; под влиянием необъяснимого порыва он подошел к окну и, отдернув занавеску, выглянул наружу.

В общем и целом зрелище было унылое. Пока конь нес мистера Хантера домой, в воздухе похолодало - постепенно, шаг за шагом, причем в буквальном смысле: чем ближе дом, тем ниже температура. Теперь же в Вороньем переулке бушевал, раскачивая ветви деревьев, ледяной ветер. Низкие, темные, истрепанные тучи явно не находили себе места, ища, куда бы вывалить запасы снега. Однако мистера Хантера все это мало затрагивало, разве что он еще острее ощутил собственную отчужденность и то, насколько он далек от всего знакомого и привычного.

Он обернулся и обвел взглядом покой - этот необыкновенный кабинет, вместилище удивительной коллекции сокровищ, каждое из которых было немым и загадочным свидетелем прошлого. Мистеру Найтингейлу комната показалась музеем, усыпальницей, где чтят память мертвых, но для мистера Хантера это был живой, осязаемый мир. На стенах висело оружие и доспехи, добытые им на заре юности: дротики и копья, мечи и небольшие круглые щиты, все из чистой бронзы. На столе громоздились артефакты, уцелевшие при посещении дюжего Боба: остатки коллекции сосудов для возлияний и терракотовых статуэток, и черного блестящего фаянса, столь характерного для культуры расенов. В центре комнаты возвышался алтарь из вулканического туфа, внутри которого некогда хранились таблички из этрусского электра, а теперь не было ничего, кроме спертого воздуха. Мистер Хантер скользнул глазами по расписным ширмам у камина, покрытым яркими изображениями колесничных гонок, атлетических состязаний, пиров и празднеств. Ныряльщики прыгали в воду, борцы сходились в поединке, всадники скакали верхом; сцены охоты и танцев перемежались картинами рыбалки и трапез. Счастливые времена... о, счастливые, трижды счастливые времена! И на фоне всего этого выделялась фигура шагающего флейтиста, гибкого и юного, выписанная художником столь живо и изящно, что казалось, будто в комнате еще звенит отголосок музыки.

Поддавшись внезапному порыву, мистер Хантер исчез за ширмами и тут же вернулся с флейтой удивительно тонкой работы: она состояла из двух одинаковых трубочек из золотистой древесины - длинных, хрупких, сужающихся к концу. Молодой джентльмен уселся на край бюро и поднес инструмент к губам.

Где-то с четверть часа он играл: его пальцы проворно порхали по боковым отверстиям двойной флейты, искусно варьируя высоту и тембр нот. Растекаясь в безмолвном воздухе, протяжная мелодия словно заполняла собою все укромные уголки и ниши. Судя по мастерству исполнения, было очевидно, что мистер Хантер не только прорицатель, но и талантливый музыкант. Играл он увлеченно, не замечая ничего вокруг: глаза его закрылись сами собою, брови двигались в лад напеву; и лицо, и весь облик светского щеголя словно растворились, и на смену им проступили лицо и обличия Вела Сатиэса, лукумона города Велка.

В противоположном конце комнаты высилась фигура юноши с гипнотическим взглядом и загадочной улыбкой, юноши, который, казалось, того и гляди пустится в пляс под музыку, - смотрелся он совсем как живой. Однако сей молодой человек, как всегда, довольствовался обличьем терракотовой статуи: то была земная инкарнация Аплу, лучезарного бога Солнца. А мистер Хантер все играл; мелодия звучала то нежно, то радостно, то печально, на грани отчаяния - как своего рода чествование, гимн памяти могущественного, одаренного народа, давным-давно исчезнувшего с лица земли.

Так прошло еще какое-то время. Но вот в дверях появился слуга, мистер Хантер отнял от губ флейту, и музыка оборвалась.

- Ну, в чем дело, Салоп? - осведомляется мистер Хантер, откладывая двойную флейту в сторону: он уже дал выход сердечной тоске, по крайней мере на время. - Что-то не так?

Престарелый челядинец в пропыленном фраке пытается отдышаться: видимо, даже столь незначительное усилие для изъеденных табаком легких оказалось чересчур тяжким.

- К вам гость, - скрипит он.

- Кто таков?

- Винч, - кратко отвечает Салоп. Два-три слога - вот и все, что ему под силу выговорить за раз.

Мистер Хантер недоумевает про себя: и что же могло выманить изнеженного поверенного в Вороний переулок в такой день? Пока ответ неясен.

- Хорошо. Я его приму.

Слуга кивает и, шаркая, удаляется в коридор. Спустя какое-то время в дверном проеме возникает тучная фигура поверенного, затянутая в темно-сиреневый костюм.

- Заходите, Винч, заходите. Какой, однако, сюрприз! Боюсь, цель вашего визита ставит меня в тупик. Просветите меня, будьте так добры.

Поверенный Винч раболепно семенит в комнату, усиленно пряча глаза от мистера Хантера. Похоже, он необычайно взволнован или во власти нерешительности, или, может быть, смущен, или слегка робеет; или все это одновременно: он облизывает губы, он елейно улыбается, он не поднимает головы, словно опасаясь, как отреагирует мистер Хантер на одно только его присутствие. Шляпу он снимает едва ли не подобострастно и неловко кланяется, точно школьник, заслуживший порку.

К вящему удивлению поверенного, мистер Хантер, похоже, воспринял его визит как само собой разумеющееся. Ни в голосе его, ни в лице не ощущается ни следа недовольства; так что поверенный Винч всерьез обеспокоен. Что-то здесь не так, заключает он. Где праведный гнев? Ни тени праведного гнева! Где ярость при мысли о том, что собственный поверенный приставил к нему соглядатая? Никакой ярости! И что же за каверзу такую затевает его светский молодой клиент? - гадает мистер Винч.

- Вы... кхе-кхе!.. вы уверены, что... гм... вас, часом... гм... ничего не удручает, сэр?.. Кхе-кхе!

- Удручает? Вы о чем? Боюсь, я вас не вполне понимаю. Право же, Винч, да не стойте вы столбом и не тряситесь так! Что за дело вас привело? Или вы вздумали нанести мне светский визит?

Мистер Винч, окончательно уверившись, что каверзы не миновать, опасливо вручает мистеру Хантеру конверт, сообщая, что в нем учредительные документы, а именно протокол взаимных обязательств относительно совместного предприятия, в котором мистер Хантер намерен поучаствовать наряду с мистером Иосией Таском из фирмы "Таск и К°". Мистеру Хантеру отлично известно о взаимоотношениях между скрягой и мистером Бобом Найтингейлом и о настоящем положении дел в том, что касается мистера Таска и табличек из электра, однако о протоколе взаимных обязательств мистер Хантер слышит в первый раз - и теперь, в свою очередь, озадачен и подозревает какую-то каверзу.

- Совместное предприятие? "Таск и К°"? О чем вы, Винч? Что еще за чушь?

Постреливая глазами туда-сюда, поверенный кивает на конверт, давая понять, что вложенный в него документ содержит в себе ответы на все вопросы. Мистер Хантер извлекает на свет содержимое. В его лице отражается глубокое недоумение, что мало-помалу сменяется яростным гневом - по мере того как он проглядывал следующие любопытные строки:

Досточтимый сэр!

Я вас знаю. Да-да. Я знаю вашу историю, знаю, откуда вы родом. Я знаю, кто вы. Знаю и то, с какой целью вы прибыли в Солтхед и что ищете. Вот уже несколько недель за вами следит мой человек, сэр; выполняя мою волю, он представил мне разнообразные сведения, которые, не сомневаюсь, окажутся для вас небезынтересны; в частности, информацию такого рода, какую человек чести не захотел бы открывать неблагодарной публике.

Давайте же обсудим это дело подробнее и придем к полюбовному соглашению, выгодному для обеих сторон. За известную компенсацию я лично позабочусь о том, чтобы компрометирующие предметы были быстро и незаметно изъяты из обращения и более никогда не всплывали. Ваша тайна, сэр, в надежных руках; можете на меня положиться.

Мой лозунг - деликатность и осмотрительность.

Остаюсь, сэр, как всегда, ваш покорный слуга и т. д. и т. п.

Дж. Винч

Мистер Хантер медленно поднял голову.

- Это ваша работа? - осведомился он негромко, превосходно владея собой.

В ответ мистер Винч отводит глаза, вновь демонстрируя весьма характерное нежелание взглянуть собеседнику в лицо.

- Кхе-кхе! Разумеется, - заверяет он, глядя в пол. - Документ в полном порядке, не так ли, сэр? Если обнаружатся недостатки, мой клерк головой ответит!.. Кхе-кхе. Ленивый бездельник. Вертопрах. Кхе-кхе!

- О нет, документ в безупречном порядке, - ответствует мистер Хантер. Он присаживается к бюро и внимательно вчитывается в послание, разглаживая указательным пальцем пышные усы. Надо подумать, хорошенько подумать и понять, что происходит. Откуда бы мистеру Джасперу Винчу из Солтхеда знать, кто он, мистер Хантер, такой и откуда, и с какой стати поверенный предъявляет ему подобный ультиматум? Кто же этот шпион, этот соглядатай, на которого Винч ссылается? Откуда кому бы то ни было стало известно о его, Джона Хантера, мотивах? Как кому бы то ни было докопаться до его истории? Не найдется и одного человека на миллион, кто бы...

Минуточку! Что, если Авле Матунас...

- Скажите-ка, Винч, - произносит мистер Хантер, - вы, часом, не знакомы с человеком, который называет себя Джек Хиллтоп?

- Как? Хиллтоп? Кхе-кхе!

- Я так и думал. А как насчет этого мистера Иосии Таска, финансиста? Уж с ним-то вы знакомы, я полагаю?

- А, мистер Таск! Ну, конечно. Кхе-кхе! Знаком, и очень близко. Я его поверенный, сэр. Да-да, именно. Кхе-кхе. Мистер Иосия Таск - один из крупнейших и наиболее уважаемых клиентов фирмы. Промышленный магнат, я бы сказал. Что там - корифей!

- Понятно. Вот теперь все стало на свои места, - произносит мистер Хантер. - Вы, как я понимаю, действуете с полного ведома и с согласия мистера Таска? Вы с ним вполне солидарны?

- Разумеется, - отвечает мистер Винч, подобострастно улыбаясь и слегка наклоняя лысую голову. За разговором о финансистах и корифеях он почувствовал себя куда увереннее. Пожалуй, насчет мистера Хантера он заблуждался. Пожалуй, то, что наговорил ему мистер Иосия Таск, было чистой воды умозрительными домыслами, удачной догадкой или просто-напросто ложью. Что, если светский молодой джентльмен о деятельности Самсона Хикса даже не подозревает? Что, если он, Джаспер Винч, вне подозрений!

Однако радость поверенного Винча оказывается преждевременной.

- В таком случае мне потребуется время, чтобы все обдумать... обдумать этот протокол, как вы выражаетесь, - объявляет мистер Хантер, внезапно посуровев. Гневным движением он швыряет документ на бюро. - Вот уж не ждал от вас такого, Винч, положа руку на сердце! Приехав в Солтхед, я поручил вам свои дела, назначил вас своим доверенным представителем. Ваши услуги, по чести говоря, оказались для меня небесполезны: вы ввели меня в круг обитателей "Итон-Вейферз", дав мне тем самым возможность вернуть один предмет, некогда принадлежавший моему... словом, мне. Однако теперь мне открылась вся правда как есть! Вы меня предали. Не просто так стали вы моим представителем; на самом деле вы вынашивали хитрый план: узнать обо мне как можно больше, выведать слабости и уязвимые места, определить рычаги, на которые можно давить себе во благо. Вы с самого начала задались целью обмануть меня, человека, в вашем городе чужого! Ну вы и фрукт, Винч, просто-таки "украшение" своей профессии! Вы - вероломный подлец и негодяй! Вы - человек, начисто лишенный чести.

"Ну-и-фрукт" тут же выдает себя с головой. Веки его непроизвольно подрагивают, язык скользит по губам, рука вытирает лысину.

- Ч-что вы такое имеете в виду, сэр? - восклицает он, задерживая подозрительный взгляд на отброшенном в сторону листе. - Ч-что вы такое говорите? Кхе-кхе! Что такое содержится в этом документе?

- Кому и знать, как не вам, - презрительно бросает мистер Хантер.

Мистер Винч вкладывает в глаз монокль и принимается внимательно изучать мнимый "протокол". Поверенный ошеломленно продирается через незнакомый ему текст - строчка за строчкой, слово за словом, слог за слогом. Да уж, такого протокола о взаимном обязательстве сторон он в жизни своей не видел!.. Винч снова читает послание от начала и до конца и недоуменно пялится на собственное имя внизу. Его лицо покрывается пепельной бледностью, на фоне которой, точно оспины, поблескивают капли испарины.

- "Ваш человек", как вы выражаетесь, приставленный ко мне соглядатаем, - продолжает мистер Хантер, - работает на Таска. Этот низкий мужлан по имени Найтингейл вломился в мой дом и похитил то, что принадлежало мне. Вот теперь все сходится! В придачу к прочим вашим талантам вы еще и мошенник, сэр. Надо ли говорить, что услугами вашей дискредитированной фирмы я более пользоваться не намерен.

Монокль выскакивает из глаза мистера Винча, точно пробка из бутылки. Под испытывающим взглядом мистера Хантера поверенный трепещет от ужаса: что, если дело дойдет до "кулак к кулаку"? Но... но при чем тут этот скользкий тип Боб Найтингейл?

- Я этого документа не составлял, - восклицает мистер Винч. - Где же протокол? Его здесь нет! А это не мое! Кхе-кхе! Кто же меня так подставил? Скрибблер... вечно он в облаках витает... неблагодарная тварь... это злодейский заговор мне на погибель... - Поверенный лихорадочно шарит в конверте, ища бумагу, которой там нет, переворачивает тот единственный лист, что был обнаружен, то так, то этак, то на другую сторону, то вверх ногами, скатывает его в трубочку и вглядывается в нее, точно в телескоп, ища хоть обрывок, хоть клочок чего-то похожего на протокол взаимных обязательств. Ну должен же он где-то быть, право слово!

- Не трудитесь оправдываться, Винч. Вашу вину подтверждает каждое написанное здесь слово...

Внезапно мистер Хантер замолкает. Он хмурится, оборачивается, напряженно прислушивается. Во французские окна ударяет порыв ветра. По комнате внезапно распространяется ледяной холод. Словно не замечая, мистер Хантер вновь оглядывается на поверенного, и на губах у него играет еле заметная улыбка.

- Похоже, - произносит он, - похоже, мы здесь не одни.

Страшась гнева мистера Хантера и, возможно, нового заговора, поверенный Винч нервно оглядывается по сторонам, мысленно отмечая зловещие, таинственные артефакты и гадая, что за всем этим последует. Его бьет дрожь.

- Н-н-не одни? Кхе-кхе! А кто же тут еще есть?

Мистер Хантер подходит к французскому окну, останавливается на мгновение и смотрит сквозь стекло.

- Так я и думал, - произносит он. Отдергивает штору, открывает створки - в комнату тут же потоком врывается свежий воздух - и, не убирая руки со шпингалета, оборачивается к "ну-и-фрукту". - Смотрите-ка, Винч. Да к вам гости!

Поверенный - ошарашенный, смущенный, перепуганный, встревоженный робко смотрит в указанном направлении. Сперва в окно, взметнув занавеску, задувает новый порыв ветра. А вслед за ним появляется престарелый, изможденного вида джентльмен с лицом белее снежной поземки и с серыми, в молочных разводах, глазами. Одет он на старинный манер: такой наряд был в моде лет этак пятьдесят назад. Старый джентльмен не столько входит, сколько вплывает в комнату, словно оседлавши ветер. Нижнюю часть его туловища окутывает клубящийся туман, оставляя открытыми для обозрения лишь торс выше пояса, руки и голову. Само его тело плавно покачивается вверх-вниз, вверх-вниз, повисая в воздухе, точно боги гравитации не имеют над ним власти.

Сей "бюст" беззвучно скользит к мистеру Винчу, распространяя вокруг себя пронизывающий холод. По мере приближения благодушное выражение его лица сменяется отвратительно злобной гримасой. Молочные глаза свирепо расширяются, обращаются на поверенного... будь на мистере Винче парик, он непременно сполз бы и упал на пол! Визитер не произносит ни слова, просто поднимает руку - можно подумать, одного его кошмарного присутствия недостаточно, чтобы привлечь внимание поверенного Винча! На краткую долю секунды взгляды их встречаются, но многострадальный мистер Винч находит-таки в себе силы отвести глаза. Лицо поверенного, в свою очередь, искажается в гримасе, отражающей душевную муку, и Винч наконец восклицает:

- Что еще за чушь? Кхе-кхе! Что за чушь, говорю? Т-т-таким, как он, здесь не место! - И поверенный в немой мольбе обращается к мистеру Хантеру.

Владелец дома стоит в стороне с видом крайне равнодушным.

- Тебя удивляет появление таких, как я, Винч? - восклицает призрак. Что ты имеешь в виду? А ну-ка, объяснись!

- Очень... кхе-кхе... очень удивляет, Эфраим! - лепечет мистер Винч. Он ослабляет воротничок и поворачивает голову из стороны в сторону. Очень... удивляет... - И снова поверенный взывает к бесстрастному Джону Хантеру. - Этот человек... мертв! - сообщает Винч, тыкая жирным пальцем в сторону призрачного торса. - Мертвее мертвого... апоплексический удар... церковное кладбище... вот уже одиннадцать лет как. Кхе-кхе!

- Такие, как я? - повторяет мистер Баджер, недобро улыбаясь. Ибо это и впрямь мистер Эфраим Баджер, или по крайней мере его тень. - Ты не ответил на мой вопрос, Винч. Что ты имеешь в виду?

Поверенный дергает головой туда-сюда, пытается встряхнуть ею в знак того, что не верит в реальность видения. Но голова словно застряла в гнезде и проворачиваться упорно не хочет.

- Это потому, что я не принадлежу к живым? Это потому что я уже не такой, как ты, то есть не своекорыстен и не поглощен земными заботами? Ты это хочешь сказать?

Отпрянув назад, мистер Винч придушенно откашливается в ответ.

- Вот так я и думал. Как на тебя похоже! Но придет и твой срок, Винч, как однажды пришел мой. Сейчас ты вполне здоров и бодр, а в следующее мгновение нагрянет болезнь, раз! - и тебя нет; точно кран завернули. Вот и все, и ничего-то от тебя не остается, кроме доброго имени. А что ты сделал с моим добрым именем, а, Винч? Что ты сделал со мной? Со всем, ради чего я жил, со всем, чего я достиг? Как ты смеешь позорить репутацию фирмы - моей фирмы! - своими расчетливыми махинациями, своими грязными плутнями, своими злоухищрениями, своим тщеславием, своим эгоизмом! Что, думаешь, я ничего не вижу, ты, твердолобый болван? Так вот, изволь запомнить: я вижу все!

Мистер Винч находит в себе силы кивнуть твердолобой головой в знак подтверждения.

- Ты поступил ко мне на службу еще юнцом, чье будущее оставалось под большим, просто-таки огромным вопросом. Я дал тебе шанс, поступил с тобой так же, как некогда мой благодетель - со мной. Я почтил тебя своим доверием. Со временем я назначил тебя младшим партнером фирмы и тем самым вверил тебе свое доброе имя. И чем же ты отплатил мне, Винч! Шпионишь за нашими собственными клиентами! Обманываешь их доверие! Как верно заметил этот вот молодой джентльмен, ну и фрукт же ты! До того как я взял тебя к себе, ты был полнейшим ничтожеством. Им ты и остаешься по сей день.

Поверенный Винч вроде бы обижен, но возразить ему нечего; тем не менее он словно бы порывается запротестовать. Однако леденящий призрак Эфраима Баджера скользит ближе: нет, перебивать себя он не позволит!

- Хватит чушь пороть, Винч, и врать тоже хватит - я твои выдумки в гробу видел! Я слишком стар, слишком умудрен и слишком мертв, чтобы мне морочил голову жалкий судейский вроде тебя. В данный момент я хочу лишь одного: вернуть свое законное наследие - восстановить репутацию. И заруби себе на носу: я своего добьюсь! Пусть при упоминании имени Баджера люди Солтхеда почтительно умолкают, а потом говорят: "Честный был прохвост, ничего не скажешь!" И ты, Винч, мою репутацию восстановишь. Возлагаю на тебя эту задачу. Ты вернешь фирме "Баджер и Винч" то глубокое уважение, которым она некогда пользовалась по всему городу.

Мороз вокруг тучного поверенного все крепчает: тень Эфраима Баджера обрушивается на него, точно зимняя стужа. Удивительная, небывалая зимняя стужа, принявшая обличье покойного адвоката и изъясняющаяся его голосом!

- Ты сделаешь, как я сказал, - объявляет "зимняя стужа". И звучит это не просьбой, но приказом.

- Да, Эфраим, конечно, - дрожа, заверяет мистер Винч.

- Но берегись! Ты вернешь мне доброе имя - или я снова к тебе явлюсь! Вот какая "награда" ждет тебя, Винч, в случае неуспеха - мы снова увидимся. Не раз, и не два, - ты будешь встречать меня повсюду. Куда бы ты ни направился, там окажусь и я. В каждой комнате, в каждой галерее, на каждой террасе, на каждой лестнице, в каждом окне и в каждом дверном проеме стану я тебе являться. Я буду с тобой днем и ночью - неотлучно, постоянно, ни на миг тебя не покину. Каждое твое мгновение - и во сне, и наяву - омрачит мое карающее присутствие. В лице каждого прохожего ты узнаешь мои черты. Любой голос прозвучит для тебя моим голосом. Ты посмотришься в зеркало, и оттуда подмигну тебе я. Как тебе такая перспектива? Так что берегись!

От этой литании ужасов внутри у мистера Винча все холодеет - то, что еще не заледенил мороз. Комната начинает раскачиваться и вращаться тошнотворно, гадостно, точно корабль, что вот-вот пойдет ко дну. Поверенный хватается жирной рукой за лоб: череп его вот-вот треснет. Что, если все это - не более чем зловещий сон, порождение его собственных фантазий? Он стискивает кулаки и даже слегка ими помахивает, точно изъявляя готовность сойтись в потасовке с тенью Эфраима Баджера. Но решимость тут же развеивается, веки подрагивают, с губ срывается стон, затем вздох... поверенный теряет сознание, с грохотом падает на пол и остается лежать бесформенной темно-фиолетовой грудой.

Когда за хозяином прибывает слуга, разумеется, никаких объяснений ему не предоставляют, вот разве что ссылаются на неожиданно приключившийся припадок или приступ - видимо, следствие переутомления: ведь мистер Винч, чрезмерно преданный долгу, безбожно перегружает себя работой. Эту версию угрюмый Салоп излагает буквально в двух-трех словах. При помощи верного челядинца и некоторого количества нашатырного спирта в придачу к нюхательным солям поверенного удается отчасти привести в себя и препроводить в карету. Экипаж срывается с места и уносит полубесчувственное тело подальше от Вороньего переулка.

Примерно полчаса спустя, невзирая на непогоду, перед дверью резиденции мистера Хантера собирается группа из четырех джентльменов. Они постучали в дверь и теперь жмутся поближе друг к другу, дожидаясь ответа. На крыльцо выходит угрюмый слуга и бесстрастно выслушивает их просьбу. Затем надолго задумывается и сообщает пришедшим, виртуозно экономя слова, что хозяина дома нет, не будет еще очень долго, но как долго продлится это "очень долго", он, Салоп, понятия не имеет. После того дверь резко захлопывается прямо перед носом четверых джентльменов. Несколько минут они оторопело глядят друг на друга: профессор и его секретарь, доктор Дэмп и Гарри Банистер. Доктор, до глубины души возмущенный непочтительностью лакея, ударяет в дверь кулаком в знак своего неодобрения.

Однако меланхолический сгорбленный колосс из кирпича и камня, известный под названием "Молт-Хаус", хмуро взирает на них в угасающем свете дня - и привечать никого не желает.

Глава VI

Скряга из дому...

В Солтхед пришла зима.

Ужасная буря - отпрыск тревожного неба, описанного в предыдущей главе - надвигается с востока, и старинный город тонет в снежных сугробах. Пробирающий до костей ветер воет днем и ночью, расшвыривая снег во все стороны, со свистом проносится мимо Свистящего холма и мимо всех прочих городских вершин высотой хотя бы с человека. Семь головокружительных утесов, эти гранитные воины, стоящие на страже Солтхеда со стороны нагорьев в дальнем конце города, пробудившись, обнаруживают, что укутаны покрывалом пороши: они слепы, они беспомощны и не способны уже охранять что бы то ни было. Ситуация мрачная, просто-таки зловещая; и с каждым днем становится все хуже.

Очень скоро почтовое сообщение прерывается; да и экипажи остались не у дел. На улицах жгут костры: не в честь праздника, но чтобы обогреть и приветить тех бедолаг, которым некуда больше податься. Трубы дымят, точно заправские курильщики, тщась произвести столь необходимое для людей тепло. Люди в большинстве своем облеклись в несколько слоев рубашек и платья, в шерстяные чулки, фланелевые жилеты, тяжелые пальто и шали, и всевозможные воздухонепроницаемые перчатки и сапоги, и кашне, и шарфы, и причудливые меховые шапки. Из гардеробов и бельевых шкафов, точно притянутые магнитом, появились одеяла и пледы и мигом перекочевали на диваны, постели и на зябнущие плечи. Кухни, где ярко пылает огонь, где на крюках висят чайники, где так приятно посидеть у печки, снова стали центрами развлечений и светской жизни, в то время как столовые и гостиные утратили свое обаяние. Кони поставлены в теплые стойла, если, конечно, не требуются по неотложному делу, а собаки и кошки почти вовсе исчезли с заснеженных улиц. По городу ползут зловещие слухи о том, что в свинцово-сером небе якобы видели тераторна; люди гадают, не окажется ли эта зима самой суровой и безжалостной из тех, что старинный город знал за многие годы. В здании городской ратуши спешно собирается совет олдерменов. Жителям настоятельно рекомендуется не покидать домов до тех пор, пока буря не утихнет; это постановление доводится до сведения горожан усилиями окружной стражи. И тем не менее вскоре поступают известия о неизбежных трагедиях, неразрывно сопряженных с жизнью в холодном климатическом поясе. В ущелье обнаружен насквозь промороженный труп путешественника, так и застывший в сидячем положении: конь бедолаги рухнул от усталости, а сам он, видимо, прислонился на минутку к сугробу, решил малость передохнуть, да так и уснул. Маленькая девочка улизнула незамеченной из-под надзора многочисленного семейства, не ведая об опасностях, подстерегающих ее за порогом, но, не дойдя до соседнего переулка, рухнула в снег. Во время одного из обходов стражник, патрулирующий окраины своего прихода, натолкнулся на лежащего сотоварища: из снега торчал лишь носок его сапога, а под правой его рукой примостился верный спаниель.

Вот какая обстановка царила в Солтхеде, вот какие виды открывались взгляду, когда на возвышенности в дальнем конце города, на главном тракте, временно заброшенном, появился караван из двух животных. В обычных обстоятельствах два экземпляра чего бы то ни было вряд ли назвали бы караваном: скажем, пара ломовых лошадей или два экипажа под это название никак не подходят. Но великолепие и внушительные размеры созданий, появившихся из полутьмы - они без устали брели все вперед и вперед, продираясь сквозь заносы, и их горячее дыхание вырывалось неохватными столбами пара, - этому описанию вполне соответствовали. Как я уже сказал, караван состоял из двух животных - двух рыжих мастодонтов. Их косматую шерсть припорошило снежное крошево, ноги, подобные стволам могучих дерев, ритмично и неодолимо сокрушали сугробы, так что при каждом шаге глухо дрожала земля. Два рыжих мастодонта, говорю я: один - гигантский самец; клыками огромнее не могло бы похвастаться ни одно живое существо в истории; вторая же - самка, уступающая самцу размерами и идущая за ним след в след.

На спине у каждого из мастодонтов крепились пассажирские возки и грузовые платформы. На самце ехал долговязый, придурковатый юнец с раззявленным ртом, странно слезящимися глазами и в засаленной фетровой шляпе с обвисшими полями. Рядом с ним пристроился бородатый субъект с крохотными, похожими на орехи глазками и пышной, смахивающей на руно шевелюрой мышиного цвета. Второй возок занимал коренастый коротышка в клетчатом жилете; впрочем, сейчас помянутый жилет скрывался в самых глубинах, под несколькими слоями одежды более теплой. На круглой седой голове красовалась смятая шляпа. Все три путешественника щеголяли также в перчатках и шарфах; их усталые лица побелели от холода. Итак, экипажи приказали долго жить, почта - тоже; приказала долго жить цивилизация как таковая, все в мире замерло, но могучие рыжие мастодонты пребывали в своей стихии, ибо, как мистер Хокем любил сообщать всем и каждому в пределах слышимости, "зверей ничего не остановит".

На сей раз, однако, звери остановились - надо ли говорить, что по воле погонщиков. Последние два дня путешественники продирались через горные снега и безмолвные леса и теперь при виде знакомых очертаний старинного города не сдержали ликующих криков. Лохматые мастодонты двинулись вниз по склону, и вскоре взглядам предстали не менее знакомые контуры трактира под названием "Три шляпы", занимающего обширный участок на окраине города под сенью головокружительных утесов.

Трактир "Три шляпы" был хорошо известен мистеру Хокему своим вместительным конюшенным двором и близостью к наезженному тракту; и то, и другое в создавшихся обстоятельствах являлось немалым преимуществом. Так что погонщики мастодонтов натянули поводья, размотали веревочные лестницы и приветственно замахали конюху и его подручным. Те в долгу не остались; причем поздоровались они не только с людьми, но и с Коронатором, и с кроткой Бетти. С успехом осуществив доставку очередного груза и прибыв в Солтхед уже порожняком, мистер Хокем и его спутники мечтали об отдыхе на добром старом постоялом дворе, о тепле гигантского очага, о сытной снеди и питье и о славной компании его обитателей.

К слову сказать, название трактира тут же себя и оправдало: прежде чем войти в общую залу, трое джентльменов сняли свои шляпы, числом три, и повесили их на крючки в коридоре. Двое джентльменов расстались с головными уборами по доброй воле, а вот третьего, по имени мистер Эрхарт, Бластеру пришлось настоятельно уговаривать, прежде чем тот согласился выпустить из рук свое изорванное сокровище.

- В город сегодня не въехать ни с одного конца, ни с другого, сообщил хозяин заведения; он покинул пределы кухни и присоединился к мистеру Хокему и его отряду. Это был приземистый, рыхлый субъект с огромным бесцветным носом, формой смахивающим на клубничину, и мясистыми, похожими на сливы ушами. Ситцевый рабочий халат едва сходился на его обширной талии. - Гнусная нынче стоит погода, так-то. Вот в город и не войти. Здорово его завалило, бедолагу. Все встало почитай что намертво. Никто никуда не ходит, никто никуда не ездит.

- Так никто никуда и не пройдет, вот разве что звери, - напомнил мистер Хокем, аккуратно поддергивая и оправляя клетчатый жилет. Его голубые глазки ярко искрились.

- Ага, вы их небось во дворе поставили, нет? Там им хорошо будет. А ведь снега-то еще навалит немерено, прежде чем все успокоится-то. Стало быть, вам комната нужна?

- Думаю, да, сэр, если найдется свободная, - ответствовал мистер Хокем, отмечая про себя, сколько народу набилось в общий зал. - А ежели не получится, так паренек с Чарльзом и я, мы и на сеновале отлично переночуем.

- Еще чего не хватало, - возразил трактирщик, важно покачивая головой. - Будет вам ваша комната, так-то. Но сейчас вам небось горячий грог куда как нужнее. Эйлин! Эйлин! Три порции горяченького для мистера Хэтча Хокема и его друзей!

Прелестная толстушка у стойки - к слову сказать, дочка хозяина - с улыбкой взялась за дело. Очень скоро перед мистером Хокемом и его спутниками уже стояли три дымящиеся кружки с горячим бузинным вином, щедро сдобренным бренди и пряностями, - эликсир, спасающий от холода, причем весьма эффективно. И никогда не казался он путешественникам таким вкусным, как в тот холодный, холодный день много, много лет назад.

- По дорогам теперь не очень-то покатаешься, - рассуждал трактирщик, лениво ковыряя ноготь большого пальца в ожидании новых заказов от клиентов. - Завалило город намертво, так-то. Здорово его поприжало: корсет моей супружницы, и то так туго не давит.

- Не покатаешься, точно, - подтвердил мистер Хокем. - Пассажиры и прочие там, что временно переметнулись на экипажи... что ж, плохо им приходится. Но что с возу упало, то пропало. Мы из Ньюмарша приехали; там тоже все подступы завалило, как вы говорите. И холодно, точно в леднике.

- Кстати, говорят, на реке уже лед. Видать, знатная будет ярмарка в этом году! Вдоль улиц поставят ларьки да шатры, быков целиком зажарят, а катанья на коньках-то, а гонки на санках!.. Да уж, таких холодов мы давненько не знали, так-то.

- Зима же, в конце-то концов, - напомнил мистер Хокем. - Уж такое время года!

- Это да. Кабы стояла сейчас середина лета, да выдался такой денек, как сегодня - было одно такое лето не слишком давно, если помните, - так мы с супружницей и дочкой мигом бы вещички собрали - да прямиком в Хедкорн. Или даже, не задерживаясь в Хедкорне, еще дальше - до самого Нантля и южных островов. Вот туда бы мы и отправились, так-то, а холода пусть пропадают пропадом!

- А Чарли можно в Хедкорн? - полюбопытствовал Овцеголов. - Чарли тоже хочет на острова. Острова - это где, мистер Хэтч?

- Да уж, вам туда в самый раз! - весело расхохотался трактирщик. Поезжайте, сэр, поезжайте, и шлите открытку с наилучшими пожеланиями, так-то!

- Там хорошая погода, Чарльз, - пояснил мистер Хокем. - Но острова очень, очень далеко.

- Ага, вот тут вы в самую точку попали, сэр! - подтвердил трактирщик. - Очень, очень далеко.

- Так что останемся-ка мы там, где есть, Чарльз, по крайней мере временно, на сегодня и на ночь, и порадуемся гостеприимству этого славного заведения. А поутру... Ну, утро придет, там и посмотрим. Может, какому-нибудь деловому джентльмену потребуются наши услуги. Экипажи не ходят, но зверей-то ничего не остановит.

- Верно! - согласился Бластер, вызывающе кивая. Его фетровая шляпа в данный момент висела на крюке в прихожей, и странно было видеть, как эта голова ходит вверх-вниз, не подкрепляя сей жест встряхиванием вислых полей.

В общем зале вовсю шла захватывающая игра в "двадцать одно". Мистер Хокем и его племянник, разглядев среди игроков одного-двух знакомых, подошли к столу, дабы их поприветствовать. Вновь прибывших тут же пригласили присоединиться к развлечению. Мистер Хокем отнюдь не возражал против азартных игр, если только не предаваться им слишком часто; кроме того, ставки были маленькие, а сама игра служила разве что подспорьем для разговора и создания душевной атмосферы в четырех стенах, пока снаружи бушует буря. Так что мистер Хокем и Бластер взяли карты и вскоре уже увлеченно испытывали судьбу, по большей части успешно, пытаясь набрать двадцать одно очко. Что до беседы, то и она текла вполне отрадно.

Чарли-Овцеголов ровным счетом ничего не смыслил в картах, а даже знай он о них хоть что-нибудь, все равно никогда бы не освоил принципов и правил азартной игры. Кроме того, ему недоставало умения сосредотачиваться; так что подобные развлечения были не для него. Вместо того он предался любимой забаве - на мистере Хокеме он этот трюк уже не раз опробовал: принялся похваляться перед ничего не подозревающими соседями по столу массивными серебряными часами, похищенными из кабинета мистера Гарри Банистера в "Итон-Вейферз". По своему обыкновению, он сперва с хитрющим видом вытаскивал часы из-под лохмотьев и раскачивал их на ленточке перед потрясенным зрителем, а затем проворно прятал обратно в карман, зажмуривался, запрокидывал голову и разражался безумным смехом.

- И это, по-вашему, ценность? - фыркнул раздражительный субъект, вот уже некоторое время наблюдавший за ужимками мистера Эрхарта. Раздражительный субъект был тощим и жилистым, с темными, блестящими глазами, морщинистым лицом и жидкими остатками бесцветных волос. Одетый в выгоревшую вельветовую куртку (одной пуговицы на ней недоставало), жилет в крупную полоску, синий шейный платок и бумазейные брюки, он более всего смахивал на слугу, получившего выходной. Несмотря на то что время едва перевалило за полдень, раздраженный субъект уже сполна воздал должное горячему грогу. Впрочем, для тех, кто оказался заперт на постоялом дворе и целиком и полностью зависел от капризов погоды, такое состояние было, возможно, не худшим из вариантов.

Овцеголов запрокинул голову и расхохотался.

- Ценность. У Чарли - ценность. Часики-луковки, луковки-часики. Минутка-другая. Есть у Чарли минутка-другая!

- Тоже мне, ценность! - презрительно парировал раздражительный субъект. - Да она и плевка не стоит в сравнении с моим сокровищем. Нет, сэр, и не надейтесь!

- У вас - ценность? - переспросил Чарли, придвигаясь ближе и по обыкновению своему странно тряся и размахивая руками. - Что за ценность? Она звенит, как минутка-другая?

- Иногда она и впрямь звенит, да только это секрет. Вы меня слышите? Старика секрет, не мой, - отвечал раздражительный тип, помолчав немного. Его блестящие глазки опасливо постреливали туда-сюда, словно владелец их боялся, что "старик" рядом и подслушивает. - Дело вот как обстоит. Эта штука не моя, но я могу до нее в любой момент добраться - вот только он не догадывается! То-то он взбеленился бы, кабы прознал, скажу я вам, а я бы дорого заплатил за такое! Да только жуткий сквалыга сейчас как раз отлучился.

- Что ж это? - переспросил Овцеголов заинтересованно: словарь собеседника его слегка озадачил. - Что за ценность такая у старика? За что вам надо платить? Кто такая "сквалыга"?

Слуга умолк и внимательнее пригляделся к оборванному, суетливому собеседнику.

- Вы вроде человек надежный, трезвого ума, - заключил он, подтверждая тем самым, насколько пьян. - А звать-то вас как?

- Чарли - имечко.

- Да, но зовут вас как?

- Чарли - имечко, - повторил Чарли, хмурясь. Слуга отставил кружку и заглянул собеседнику прямо в ореховые глазки.

- Ну же? Ну? Ваше имя. Имя мне назовите, слышите?

- Его зовут Эрхарт. Чарли Эрхарт, - сообщила дочь трактирщика от стойки, услышав ненароком последние фразы этой содержательной беседы. - Но обычно его кличут Овцеголовом.

- А что, подходит, - кивнул слуга.

- Па говорит, его много лет назад вышвырнули из работного дома, уж больно он в плохом состоянии. У него крыша поехала, и не черепица-другая, а вся кровля, если вы понимаете, о чем я, - объяснила девушка, постукивая пальцем по виску. Говорила она вполне открыто, как если бы Овцеголов был каким-нибудь неодушевленным предметом, вроде двери или столба, и не мог понять ее слов. Впрочем, слуга в нынешнем своем состоянии тоже не воспринял их смысла: его настолько поглощали собственные проблемы, а сам он поглотил столько горячего грога, что суть объяснений трактирщицы от него ускользнула.

- В том кошмарном темном старом монастыре-тюряге, где я вынужден вкалывать, час за часом, день за днем, не только черепица-другая разболталась, но и кирпичи обваливаются, - сообщил он. - И зачем я только тружусь, спрашивается? Вы посмотрите на мои руки! Хуже, чем у судомойки! Раздражительный тип предъявил помянутые конечности на всеобщее обозрение. Овцеголов сжал одну из ладоней в своей и хорошенько потряс: видимо, поздоровался.

- Фаллоу, - проговорил слуга, отвечая на рукопожатие.

- Феллоу, - повторил Овцеголов. - Феллоу.

- Не Феллоу, а Фаллоу, - четко повторил слуга. - Джеймс Фаллоу, лакей жуткого старого сквалыги, солтхедского скряги, иначе известного, как мистер Иосия Таск. - Он издевательски отсалютовал чашей и одним глотком опорожнил ее до дна.

- Мистер Таск? Вот дурной человек! Мистер Хэтч и Бластер рассказали Чарли все как есть. Дурной, очень дурной человек.

- Вам-то откуда знать? - возразил Фаллоу, обреченно качая головой. Нет-нет. Нельзя допускать, чтобы человек так мучился, даже в этом жестоком мире. Старик - ходячий ужас, вот он кто. Ничем ему не угодишь. Не случалось еще такого, чтоб все было в безупречном порядке и чтоб не нашлось, к чему придраться. Вечно он недоволен, старайся - не старайся. Ничем тут не поможешь, а кто и виноват, как не он! Ужас изо дня в день, ужас из ночи в ночь. В мои годы это уж слишком. Да только деться-то некуда, разве что в такой день, как сегодня, когда старикан возьмет да и отлучится из дому. Вы только гляньте на погоду-то! Жуть. Увидел я нынче утром, что он со двора собрался, и сразу понял: надо бы и мне из дома-тюрьмы сбежать, хотя бы на время. Там и дышать-то страх как трудно. Вот я двери и запер, и - бегом через леса и заснеженные поля в "Три шляпы", прочь от уныния и распада. Потому что там - царство уныния и распада, вот оно как.

Лакей вздохнул и с философским видом подпер голову рукой.

- А ценность-то где ж? - переспросил Овцеголов, настойчиво продолжая тему, слугой оставленную. - Вы покажете Чарли ценность, нет? Она минутку-другую натикает?

Лакей прикинул что-то в уме, а затем принялся вычерчивать на столе абстрактные круги донышком кружки. Дерзнуть? Или не дерзнуть? В конце концов страхолюдный старый сквалыга уехал в метель много часов назад - по делам, конечно же. Пусть никто не скажет, что самая суровая зимняя буря на людской памяти удержит мистера Иосию Таска от ведения ежедневных операций, ибо в конце концов мистер Иосия Таск - человек добросовестный. Возвратится он только к ночи; опасаться, что скряга нагрянет домой раньше, не приходится. Ну, почти не приходится. Лакей претендует на владение сокровищем куда более ценным, нежели серебряные часы, - и теперь от него требуют доказательств. Может ли он, не роняя собственного достоинства, пойти на попятный?

- Ладно, идет, - объявил мистер Фаллоу, с грохотом ударяя кулаком по столу в подтверждение своей решимости. - Вы - человек надежный, и старикану не друг, это и слепой разберет. Так пойдемте со мной, посмотрите на страшную тайну. Мне-то что за дело? Заглянем в комнату к сквалыге, отопрем шкаф, и тут же и смоемся и по-быстрому вернемся в "Шляпы": моя кружка и не заметит, что я отлучался! Вперед!

- Вперед! - эхом повторил Овцеголов, помахав костлявой рукой непонятно кому (разве что прелестной Эйлин), и отправился вместе с лакеем на рискованную авантюру. Помянутое событие для мистера Хокема и Бластера прошло незамеченным: эти двое так увлеклись подсчитыванием очков, что не уследили, как их приятель исчез.

Тропинка вела через широкое поле, укрытое одеялом свежевыпавшего снега. Дальше идти пришлось через безмолвный лес; деревья, за исключением вечнозеленых елей и сосен, давно сбросили свои листья и стояли голыми. Очертания иссохших и мрачных стволов и веток четко выделялись на фоне белого крошева и головокружительных вершин на заднем плане. Щипал морозец, под ногами поскрипывал твердый наст.

Со временем лакей и его спутник вышли на наезженный тракт и добрались до унылого парка, окружившего огромный унылый особняк, - особняк с обвалившимся крыльцом и покосившимися окнами, с грозными фронтонами, витыми трубами и насупленными каменными ангелами, что свирепо таращились с высоты кровли. Чарли-Овцеголов, стучавший зубами всю дорогу от "Трех шляп", при виде дома задрожал всем телом. Даже свесы крыши здесь сочились мерзостью запустения, точно сосульки - водой.

Знал ли он, что это место зовется Шадвинкл-Олд-Хаус? Думаю, нет; а если бы и знал, это ничего бы не изменило: одного вида особняка было довольно, чтобы по спине пробежал холодок. Вдруг Овцеголов вспомнил: лакей вроде бы упоминал, что хозяин его - добросовестный мистер Иосия Таск, солтхедский скряга. Тут-то Чарли и осенило, что "старикан" и мистер Таск одно и то же лицо, и это - его дом; и бедняга задрожал сильнее.

Они дошли до ограды и миновали ворота. Овцеголов завороженно оглядывался по сторонам на бесплодные окрестности; оживить их не мог даже сверкающий снег. Лакей не ошибся: здесь и впрямь царили уныние и распад. То и дело накатывало желание развернуться и бежать отсюда со всех ног; один раз Овцеголов уже почти ему поддался, однако любопытство оказалось сильнее. Что же это за ценность? Какую сокровенную тайну мистера Иосии Таска собирается ему открыть пьяный лакей?

Они вскарабкались по сгнившим ступеням виллы "Тоскана" и вступили в неосвещенный проем, где лакей загодя припас восковую свечу. Прошли через внешнюю прихожую, мимо мрачных бюстов, хмуро взирающих со своих пьедесталов, мимо двух внушительных, покрытых пылью урн на столбиках. В этой самой прихожей дожидался мистер Скрибблер в тот день, когда явился к скряге с письмом. Именно это письмо, сфабрикованное мистером Хиксом, повлекло за собой цепочку событий, которые - мистер Хикс этого никак не предвидел и в свой план вовсе не включал! - сегодня привели Чарли в Шадвинкл-Олд-Хаус.

- Сюда, сюда, - проговорил лакей, поднимаясь по лестнице и жестом веля Овцеголову следовать за ним. - Осторожнее, под ноги смотрите. Тут кое-где доски расшатались.

- Чарли смотрит, - пробормотал Овцеголов. Он обеими руками вцепился в перила, пытаясь сохранить равновесие вопреки тому, что ноги его непрестанно вихлялись и подергивались. Помочь беде не удавалось; чувства его были в смятении. Тем не менее он старался изо всех сил, продвигаясь вверх очень медленно, шаг за шагом, пока не оказался на верхней площадке лестницы рядом с лакеем и часами-маятником.

- Сюда, - недовольно бросил Фаллоу. Задержка явно его раздосадовала. Стремительно промчавшись по коридору, лакей остановился у двери в дальнем его конце и предостерегающе поднес палец к губам.

- Мистер Таск - не здесь? - шепнул Овцеголов, несколько сбитый с толку.

- Конечно, нет!

- Тогда зачем?.. - И Овцеголов, в свою очередь, коснулся губ дрожащим пальцем, словно спрашивая, к чему таиться: ведь в доме не видно и не слышно ни души, скряга вроде бы в отъезде.

Небрежным взмахом руки лакей отмел в сторону его тревоги; однако глаза слуги предательски поблескивали. Фаллоу уже отчасти сожалел о своей похвальбе: в общем зале "Трех шляп" он чувствовал себя куда увереннее.

- Разумеется, его тут нет! Я же сказал вам! Просто, окажись он здесь, плохо бы всем пришлось.

Лакей извлек из кармана связку ключей и отпер замок. Заскрипели петли; дверь распахнулась. При этом звуке блестящие глазки лакея опасливо забегали: он весь превратился в слух, однако, успокоившись, первым переступил порог неосвещенной комнаты. Внутри обнаружились кровать, громоздкое кресло с высокой спинкой, несколько пропыленных книг, умывальник, вместительный, покрытый старинной росписью шкаф с полками, ковер с цветочным узором, портрет человека с хитрым, угрюмым лицом, висящий над каминной полкой, и плотно занавешенные окна. Эта комната казалась еще более холодной и мрачной, нежели прочие помещения, и неудивительно: ведь то была спальня скряги.

И снова лакей жестом призвал к молчанию и на цыпочках осторожно двинулся к покрытому старинной росписью шкафу у дальней стены.

- Здесь, - прошептал он через плечо. - Здесь старикан его и держит. Ох, кабы старик дознался, что вы любуетесь на эту штуковину, скверно бы вам пришлось!

Овцеголова до костей пробрал озноб, и снова он с трудом удержался, чтобы не обратиться в бегство. А лакею словно доставляло некое злорадное удовольствие пугать гостя; возможно, тем самым он успокаивал собственные страхи.

- Впрочем, не тревожьтесь. Фаллоу с вами! Если старикан нежданно нагрянет... ну... гм-м... в общем, все равно вам скверно придется! - И с этими ободряющими словами он выбрал из связки еще один ключ. Прежде чем вложить его в скважину, лакей вновь обернулся к Чарли:

- Старикан понятия не имеет, что у меня есть ключ от его шкафа. А кабы дознался, мне бы конец. Оказаться на мели - в мои-то годы!.. Но я ему покажу, сэр. Нет уж, даже не сомневайтесь, эту партию выиграет Джеймс Фаллоу. Мы вскроем его сокровищницу, прямо сейчас, не откладывая, а ему и невдомек! Потому что мы тут же и дадим тягу! Ха-ха! Хоть лопни скряга - а мы дали тягу! Будет урок долговязому старому дурню - нечего так меня третировать! Годы и годы он меня тиранил, все соки выдавил, прям как из яблока! А последней каплей, чтоб вы знали, оказалась псина - этот его здоровенный мастифф! Тут-то у меня терпение и лопнуло. Вы эту собаку помните? Турком его звали. (Овцеголов энергично замотал головой.) Когда пес исчез, старик совсем взбеленился: дескать, это я виноват. А при чем тут я-то? Вот уж злобная была тварь; такого в друзья мало кто выберет. Такого и в час нужды дважды подумаешь, прежде чем позвать! Ходят слухи, - на мгновение лакей понизил голос почти до шепота, - ходят слухи, будто пса видели в городе: он вроде бы на задних лапах разгуливает, точно в него сам дьявол вселился. Да-да! Ну, дьявол там или не дьявол, а только избавились мы от пса - и туда ему и дорога, скажу я вам. Сущее чудище; я лично только рад, что он сбежал. И пусть себе улепетывает хоть до самого Нантля, мне плевать. На что он нужен? Последняя капля, вот что он для меня такое. А теперь старикан и со мной, точно с собакой, обращается.

Лакей умолк, вдруг осознав, насколько справедливо последнее обвинение. Он закусил губу; решимость его окрепла.

- Я ему покажу: будет знать, как гонять меня целый день напролет, присесть не давая, - проворчал слуга и мстительно воткнул ключ в скважину. Дверцы шкафа, словно по волшебству, распахнулись, Овцеголов заглянул внутрь - и тихонько охнул.

Внутри лежало что-то вроде тоненькой книги: две странички, скрепленные вместе. Каждый листок был сделан из чудесной металлической субстанции, очень похожей на золото; вот только в отличие от земного злата это вещество излучало свет, озаряя темноту шкафа нездешним, опаловым сиянием. Листы книги пестрели причудливыми буквицами, рядами загадочных процарапанных черточек, что истолкованию никак не поддавались. Овцеголов застыл на месте, дрожа всеми своими лохмотьями и не в силах поверить глазам. Не за этим ли предметом его посылали в "Итон-Вейферз", не этот ли предмет дважды ускользал из его рук?

Лакей извлек электровые таблички из шкафа, едва их не выронив видимо, сказывался горячий грог, - и положил сокровище на умывальник, рядом со стаканчиком для бритья.

- Ну, как вам оно? - осведомился он, отступая на шаг и скрещивая руки на груди. - Чудо из чудес, верно? А уж о ценности этой штукенции я и молчу.

- Странно, - пробормотал Овцеголов. - Очень, очень странно.

Не отрывая взгляда от табличек, Чарли снова сравнил их с описанием, выданным ему Самсоном Хиксом. И пришел к тому же выводу, что и в кабинете "Итон-Вейферз": любые слова здесь меркнут в сравнении с реальностью.

- Надо за это дело выпить! - объявил лакей, выходя из комнаты, и тут же возвратился с парой бокалов и с бутылью. Один из бокалов он вручил гостю, наполнив его лучшим хересом мистера Таска. - Пейте до дна! - повелел он. И, чтобы слова не расходились с делом, залпом осушил собственный бокал. Крепкое вино тут же ударило ему в голову, приплюсовавшись к горячему грогу. Слуга отшатнулся к камину, закашлялся, хватая ртом воздух, и с трудом устоял на ногах.

- Жуть! - воскликнул он, разумея, конечно же, нечто прямо противоположное. Потом игриво ухмыльнулся от уха до уха, отчего по лицу его разбежались морщинки, и плеснул себе еще. С сияющими глазами лакей указал на бутылку с хересом и заговорщицки хихикнул:

- Пейте до дна! Мы ему покажем! Вылакаем весь стариковский херес ха-ха! - до последней капли - и где же? В его собственной спальне!

Овцеголов не без опаски воззрился на свой собственный бокал. Щедрый лакей наполнил его до краев, не замечая, как трясутся руки гостя. Надо ли удивляться, что Чарли пролил вино на ковер старого скряги? Охваченный ужасом, он глухо, жалобно вздохнул, выпячивая сквозь пыльную бороду то губы, то язык.

- Пейте до дна! - воскликнул Фаллоу. - Да что с вами такое? Хотите, чтобы старый сквалыга вошел да и застал вас в таком виде? А ну, пейте!

Овцеголов со всей определенностью не желал появления мистера Иосии Таска - сейчас ли или в любой другой момент, но и пить до дна он не стремился. Слова лакея навязчиво звучали в его сознании, в душе всколыхнулся стыд. Чарли вновь глянул на пятно, расползающееся по ковру, затем на открытую дверь, почти ожидая, что в дверном проеме возникнет фигура мистера Таска. Угрюмый хитрец с портрета негодующе взирал на него от каминной полки. В доме царила гробовая тишина, нарушало ее лишь отдаленное тиканье часов на лестничной площадке. Лакей уверял, что скряги дома нет. Но как знать, вдруг скряга вернется скорее раньше, чем позже?

Исчерпав до конца остатки энергии и осушив третий бокал хереса, лакей тяжело рухнул в стариковское кресло. Там он и остался лежать, водрузив одну обмякшую ногу на каминную решетку и сонно поводя глазами. Удвоенное воздействие винных паров брало свое.

- Жуть какие красивые, э? - пробормотал он, разумея таблички. - К-как думаете, чегой-то это они светятся?

Чарли понятия не имел, отчего таблички светятся, хотя и сам задавался примерно тем же вопросом. Ему вдруг почудилось, что книжка издала тихий стон, и Овцеголов в изумлении схватился ладонями за щеки. Звук повторился. Чарли с запозданием осознал, что это не столько стон, сколько храп, и исходит он не от табличек, но из глубин кресла с высокой спинкой. Обернувшись, Овцеголов обнаружил, что голова лакея свесилась на сторону, глаза его закрыты, а губы обвисли; обнаружил он также, что помянутый лакей временно пребывает в бессознательном состоянии.

Как тихо в комнате, как тихо во всем доме! Неужели, кроме них двоих, тут нет ни души? С тех пор как Чарли здесь, он никого еще не слышал и не видел. Где же остальные слуги? Пожалуй, скряга города Солтхеда вполне оправдывает свою репутацию!..

Едва Чарли подумал о мистере Иосии Таске, как ему померещился в коридоре какой-то шорох - возможно, крадущиеся шаги. Он виновато глянул на дверь - опять ничего!

Он отставил бокал и заковылял к умывальнику и к табличкам, покрытым загадочными, незнакомыми значками. Разумеется, такому, как Чарли, любые письмена показались бы непонятными. До сих пор ему довелось взглянуть на таблички только один-единственный раз, при его второй попытке попасть в кабинет мистера Банистера; он уже держал сокровище в руках, когда Миттон застиг его с поличным. Теперь же он снова прикоснулся к ним трясущимся пальцем - и ощутил скрытую в них силу.

В этот момент перед глазами его возник изможденный лик мистера Иосии Таска.

Овцеголов отшатнулся назад и едва не упал, споткнувшись о ноги спящего лакея. Бедняга спрятался за креслом; прошло несколько минут, а он так ничего и не услышал: ни суровой отповеди, ни кошмарных ругательств, ни яростных обличений. Чарли счел это странным. Собравшись с духом, он выглянул из-за кресла и обнаружил, что лицо исчезло. Ни тебе лица, ни фигуры, ни скряги! Вот - таблички, вот - умывальник; все как прежде. Чарли вновь опасливо двинулся вперед - и так и подскочил в воздух: в зеркале отразилась его изможденная физиономия. Овцеголов схватился за сердце. Стало быть, вот что он видел - в стекле промелькнуло его собственное лицо! Во власти стыда и страха он принял отражение за образ карающего Таска-мстителя, что явился испепелить чужаков, вторгшихся в его спальню!

Одна черепица встала на место, и в сознании мистера Чарльза Эрхарта родился план. Только быстро, быстро; действовать надо быстро. Теперь ничего не помешает ему претворить в жизнь тот, первоначальный, дважды срывавшийся замысел - ничего, кроме собственных понятий о чести, в чем бы уж они ни заключались. Вторая черепица скользнула куда следует: Чарли прикрыл дверцу шкафа и запер ее на ключ. Руки Овцеголова так тряслись, что на эту несложную операцию ушло бог весть сколько драгоценного времени. Увязав таблички в шарф, обнаруженный на кровати, Чарли бежал прочь.

Ни чувства вины, ни стыда он не испытывал - вообще ничего. Ведь Самсон Хикс предал его и больше ему не друг. Разве не Самсон Хикс вышвырнул мистера Хокема и его племянника со стойбища? Разве не Самсон Хикс принес его друзьям гибель и разорение? Разве не Самсон Хикс пожертвовал дружбой? Да, все правда. Так с какой бы стати Овцеголову мучиться укорами совести? Он отплатит Самсону Хиксу и бессердечному скряге той же монетой. Сокровище, увязанное в шарф, предназначено в дар мистеру Хокему и Бластеру - в награду за все их страдания и утраты, и за их неизменную доброту к Чарли Эрхарту. Долг благодарности будет уплачен сполна.

Так Овцеголов спасся из пасти кошмарного, темного, старого монастыря, а не то тюрьмы; извиваясь и подергиваясь всем телом, сбежал по обвалившимся ступеням, промчался между деревьями и бегом пустился назад в "Три шляпы" через заснеженное поле, бескрайнее и пустынное, точно вселенная.

Глава VII

Опустевший шкаф

Стук в дверь - глухой и негромкий, точно звон колокола со дна моря возвестил о приходе гостя на виллу "Тоскана". Ответа не последовало. Стук повторился дважды и трижды, и все равно на призыв откликнулись не сразу. Когда же это наконец произошло, джентльмен, стоящий на крыльце, вручил свою визитную карточку и спросил, не примет ли его хозяин дома. Высокий сухощавый слуга с развевающимися седыми волосами презрительно воззрился и на визитера, и на карточку, хотя написанное на ней имя прочитал.

- Вы обознались, любезный, - надменно бросил он. - Иосия Таск - это я.

Джентльмен на крыльце слегка опешил, однако тут же взял себя в руки. Его темные глаза внимательно изучили лицо и фигуру солтхедского скряги, что лично вышел к парадной двери в ответ на стук.

- Нечего тут удивляться. Мой слуга - бестолочь, мошенник, пьяница и трус в придачу - ни с того ни с сего вздумал сбежать, - сообщил Иосия. Подбородок его набряк, ястребиные глаза смотрели зорко и хищно. - В городе меня тоже изрядно разочаровали. Так что шутить я не настроен. Я - суровый человек, человек дела, шутки - это не по моей части. Тем не менее я вас приветствую, ибо давно предвкушал ваш визит. Заходите, мистер Джон Хантер.

И скряга повел гостя через прихожую в похожую на склеп гостиную с потеками воды на стенах. Единственное окно выходило на заснеженную изгородь. Молодой джентльмен не сводил с хозяина настороженного взгляда.

- Я как раз гадал, когда именно вас ждать, - продолжил скряга. Выглядел он весьма величественно - в превосходном жилете красного бархата, в черных брюках и лакированных штиблетах. - Так расскажите же мне, мистер Джон Хантер, как ваши дела?

- Мои дела?

- Ну да. Ваши профессиональные занятия. Как нынче поживают ваши профессиональные занятия?

- К чему лицемерить, сэр? Вам безразличны "мои дела". Вы - финансист, хищная городская акула, как я понимаю, и шутки - не по вашей части, как вы только что заметили. Если вы - человек дела, так давайте же и перейдем прямо к делу. Вы, надо думать, на минуточку позабыли, что в ваших руках находится некая моя собственность, вещь весьма ценная. Как-то раз ночью ваш прихвостень Найтингейл похитил ее из моего дома, - проговорил мистер Хантер, сразу, что называется, беря быка за рога.

- Понятно. Понятно. Вот оно как, значит. Уж больно вы в себе уверены, молодой мистер Джон Хантер. Остерегитесь, чтобы самомнение не ослепило вас и в конце концов не погубило. Среди обывателей такое на каждом шагу встречается. Сдается мне, вы не совсем удачно выразились. То, что находится в моих руках, мне и принадлежит, ибо по факту является моей собственностью, раз я ею владею. Никогда не забывайте об этом руководящем принципе. Так что истинное положение дел следующее: у меня есть нечто, обладающее немалой ценностью в ваших глазах.

- Вы искусно играете словами, сэр, и все же то, что находится в ваших руках, по праву принадлежит мне. И я требую возврата своей собственности.

- "Права", сэр, здесь не котируются; как я уже сказал, это все вопрос владения. И, сэр, воздержитесь от того, чтобы выдвигать в моем доме какие-то требования. Если вы ищете здесь справедливости и правосудия, вы пришли не по адресу.

- Вот так и в городе считают, - согласился мистер Хантер, немного поостыв. - Вижу, сэр, репутация ваша вполне заслужена.

Скряга любезно поклонился, мистер Хантер ответил тем же; по всей видимости, оба прониклись друг к другу невольным уважением. Заскрипели штиблеты - Иосия выступил вперед и предложил гостю сигару; мистер Хантер отказываться не стал. Некоторое время они молча курили, разойдясь по разным углам. Скряга еще не понял, чего ждать от светского щеголя, в то время как гость, похоже, занял выжидательную позицию и предоставил событиям развиваться своим чередом.

- Да, в городе меня ждало крупное разочарование, - проговорил Иосия, сдвигая черные брови. - Теперь, когда буран стих, до меня дошли в высшей степени тревожные известия касательно некоего ценного груза, отправленного получателям в Вороньем-Крае. Товар к месту назначения не прибыл; похоже, на пути следования вся партия сбилась с маршрута, что означает для меня немалые финансовые убытки. Ответствен за это, по всей видимости, мой полномочный представитель, контролирующий осуществление поставки. И плохо же ему теперь придется, скажу я вам! Как я понимаю, мировой судья выписал ордер на его арест. Стоит этому субъекту объявиться в городе, и перспектива его ждет незавидная. Как только негодяя схватят, я лично нанесу ему визит, и скажу без околичностей - он света невзвидит!

Мистер Хантер внимательно выслушал эту тираду, покуривая сигару и невозмутимо глядя на собеседника. В лице его не отражалось ровным счетом ничего, однако про себя гость не без удовольствия отметил, сколько иронии заключает в себе предсказание скряги.

- Но довольно о моих делах. Я, как вы видите, человек добросовестный, мистер Джон Хантер. Общеизвестно, что болтовня - это не по моей части. Я человек не болтливый. Давайте перейдем к насущному вопросу.

- Насущный вопрос, сэр, - с готовностью подхватил мистер Хантер, - это невежество.

- Невежество? Я вас не понимаю.

- И этим одним-единственным замечанием вы вполне подтвердили мою догадку. Речь идет о невежестве - о вашем невежестве, сэр. Да, возможно, вы - человек добросовестный, и в том, что касается ведения ваших собственных дел, весьма сведущи, но в ряде других вопросов вы - полный профан. Короче говоря, вы понятия не имеете, с чем играете; даже отдаленно не представляете себе, во что ввязались. И уяснить вам этого не дано.

- Вы - самонадеянный юнец, мистер Джон Хантер. На чем основаны ваши допущения?

- На многолетнем опыте.

- Понятно. - Скряга улыбнулся, отмечая значительную разницу в возрасте между собою и собеседником. Про себя он забавлялся, наблюдая, как самоуверенно облаивает его нахальный щенок; возможно, это зрелище отчасти напомнило ему молодость.

- Понятно, - повторил Иосия. - Стало быть, вы еще и многоопытный молодой джентльмен, в придачу ко всему прочему. В сложившихся обстоятельствах этому можно только удивляться.

- Незнание какого-то явления не отменяет его существования, сэр. В нашей вселенной есть силы и сущности, неподвластные нашему с вами жалкому разуму. Такого рода силы контролировать невозможно; они сами подчиняют всех и вся. Да, такие, как мы, могут к ним воззвать, обратиться с молитвой, принести жертвы. У них нет ни причины, ни желания прийти на помощь к вам, или ко мне, или к любому другому; если они это и делают, то под влиянием каприза. Хотя время от времени они снисходят к нашим просьбам, если к тому расположены.

- Мистер Джон Хантер, вы изъясняетесь загадками, - парировал скряга сердито. Он терпеть не мог, когда не понимал, о чем толкует собеседник; это лишало его преимуществ, а потому раздражало и злило. - Похоже, вы доведены до отчаяния. Это вовсе не плохо. Наблюдать отчаяние всегда приятно. Ведь оно - свидетельство преданности долгу; я, как человек добросовестный, это весьма ценю. Вы - рьяный энтузиаст своего бизнеса, как и я - своего. Но остается одна загадка. В чем же заключается ваш бизнес, позвольте узнать?

- Мой бизнес и мои дела, - проговорил мистер Хантер, - касаются меня, и только меня. В мир призвана могущественная сила, сэр. Я в этом виноват, я за это отвечаю, и совладать с помянутой силой не сможет никто, кроме меня. Это вопрос жизни и смерти. Во имя безопасности всех живущих - вещь, которую ваш приспешник Найтингейл изъял из моего дома, должна быть немедленно возвращена мне. Нельзя допустить, чтобы этот предмет попал в чужие руки.

- Вы несете вздор, прямо как какой-нибудь треклятый церковник, цинично хмыкнул Иосия. - А святоше я голову себе морочить не позволю. Ха! Вот, значит, кто вы такой, сэр? Странствующий папист, пытающийся обратить честной люд в свою идолопоклонническую веру? Показуха, сплошная показуха! Вот, значит, как объясняется загадка пурпурной мантии, и размалеванного лица, и пастушьего посоха! О, не сомневайтесь, мистер Джон Хантер, обо всех этих милых подробностях я превосходно осведомлен! Но в этом доме вы никого не совратите, сэр; нет-нет, ваша обветшалая римская церковь - не для меня. Я-то думал, вы и вам подобные все сгинули при разъединении! Впрочем, не важно. А какие еще детали, гадаете вы, возможно, стали мне известны, а? Например, в чем на самом деле заключается ваш бизнес и почему вы здесь? Откуда вы явились, сэр?

Мистер Хантер ответил не сразу. Он не отрывал взгляда от скряги, и на губах его играло точное отражение зловещей улыбочки Иосии.

- Из краев более отдаленных, нежели вы в силах вообразить себе.

Иосия снова хмыкнул. Дым сигары окутывал массивную седую голову точно нимб, и сквозь эту белесую завесу скряга взирал на собеседника не менее пристально.

- Вы знакомы с джентльменом, называющим себя Джек Хиллтоп? осведомился мистер Хантер, помолчав.

- А есть ли мне выгода в этом знакомстве?

- Я ни слова не сказал про выгоду. Я всего-навсего задал вопрос.

- А я всего-навсего на него отвечу, чтобы удовлетворить ваше любопытство. Нет, сэр, среди моих знакомых человек по имени Джек Хиллтоп не числится. А если бы и числился, это бы вас не касалось.

- А человек по имени Авле Матунас?

- Это еще что за имя? Римское? Возможно, один из ваших духовных братьев?

- Как я уже предположил в общем и целом, вы блефуете, - произнес мистер Хантер, укоризненно качая головой. - Вы ровным счетом ничего не знаете ни обо мне, ни о моей истории. Ваши "подробности" в равной степени сфабрикованы из теорий и догадок. Тут, как во многих других вопросах, вы безнадежный профан.

На этом удачном выпаде словесная дуэль временно прервалась: поединщики вновь разошлись по разным углам и встали там, наблюдая друг за другом через всю комнату. Скряга скрипнул зубами. Такому, как он, непросто было сдерживаться перед лицом обидчика. И все-таки Иосия взял себя в руки, ибо во взгляде молодого светского щеголя светилось нечто странное, нечто, приковывающее внимание и заставляющее скрягу задуматься - некий желтый отблеск, тлеющее пламя. Для того чтобы вспыхнуть в полную силу, ему не хватало только искры.

- И вновь вы меня недооцениваете, мистер Джон Хантер. Ради вашего же блага предостерегаю: воздержитесь впредь от этой ошибки. Но я - человек снисходительный. Пойдем дальше. Я вот все гадаю: что же это за вещь вас так занимает?

Поскрипывая штиблетами, скряга подошел к шифоньеру красного дерева, притулившемуся у холодного камина, извлек на свет несколько предметов и расставил их на низком столике перед мистером Хантером.

- Полюбуйтесь на эти экспонаты, сэр, - проговорил Иосия, картинно взмахнув длинной костлявой дланью, и принялся расхаживать туда-сюда перед каминной решеткой, не сводя пронзительных ястребиных глаз с гостя. - Они вам знакомы?

- Вы отлично знаете, что да.

- Монеты, мистер Джон Хантер. Старинные монеты, и в придачу весьма необычные. Бронзовые и серебряные, не здешнего чекана. Вот гляньте-ка на эту: на ней - бык и парящий над ним голубь, и звезда; а вот еще, с головой юноши; а вот - плывущий гиппокамп* [В греческой мифологии гиппокамп морской конь, везущий колесницу Нептуна.]. А вот и надписи: в них использован весьма загадочный алфавит. Разве я не прав?

- Вы отлично знаете, что правы. В ответ скряга рассмеялся самым что ни на есть зловещим смехом.

- Да, да. Понимаю. Вам палец в рот не клади. С вами шутки плохи. Вы человек долга, настоящий бизнесмен. Я восхищаюсь вами, мистер Джон Хантер.

- До вашего восхищения мне нет дела.

- Ага! Что это у нас здесь такое? А здесь у нас карта, и, по всей видимости, весьма древняя. Карта чего, как вы думаете? Вот тут протяженный полуостров, в середине - горы, по обеим сторонам - море и несколько крупных островов, а на самом полуострове отмечены двенадцать городов, причем названия подписаны очень странными буквами - вроде тех, что на монетах. Вне всякого сомнения, это - один и тот же алфавит. Что скажете, мистер Хантер? Мистер Хантер молча курил.

- Судя по очертаниям полуострова и соседних островов, вполне очевидно, что это карта Италии. Разве я не прав, я вас спрашиваю? Более того, я вам скажу, что эти монеты, эти старинные деньги из бронзы и серебра, тоже италийского происхождения. Как вам моя гипотеза, а?

- Немудрено образованному человеку опознать контуры полуострова. Соответствующая картинка найдется в любом учебнике географии.

- Тогда позвольте мне сформулировать гипотезу чуть иначе, - проговорил скряга, воздевая костлявый палец. - Это - карта земли, которая некогда была Италией. Ибо при разъединении, как известно любому образованному человеку, мистер Джон Хантер, земля Италия и все ее злополучные обитатели исчезли с лица земли. Только представьте себе - сгинули в единый миг! А теперь взглянем на нынешнее положение вещей с вашей точки. Ни Италии, ни Рима, ни Папы!

Мистер Хантер продолжал курить и наблюдать. Лишь на краткую долю мгновения он отвел глаза, и только на миг утратил силу его неотрывный, пронзительный взгляд - при упоминании о разъединении и страшной судьбе жертв.

- Это ваше мнение, сэр. И вы вольны его выражать.

- По-вашему, я заблуждаюсь?

Скряга, расхаживая туда-сюда перед решеткой, наблюдал за собеседником столь же неотрывно и курил столь же жадно. Он вновь легонько погрозил гостю длинным костлявым пальцем.

- Не беспокойтесь, сэр, мои доказательства на этом не исчерпываются. Он возвратился к шифоньеру и извлек на свет великолепную вазу - прекрасное, изысканное, бессмертное произведение искусства. По черной, блестящей керамической поверхности вился резной орнамент: выпрыгивающие из воды дельфины. Скряга водрузил вазу на столик рядом с монетами и картой. - Один весьма уважаемый антиквар, специалист по античной культуре, из Плакстонского музея при Солтхедском университете, великодушно согласился уделить мне толику своего времени и осмотреть эту вещь. Буккеро - особая разновидность керамики, что изготавливалась в Италии в период античности. Короче говоря, ваза - этрусского происхождения. Абсолютно подлинная, невероятная редкость! Антиквар страшно разволновался. Как, интересно, к вам попал образчик этрусской керамики буккеро, а, мистер Джон Хантер?

Светский молодой щеголь скользнул взглядом по вазе, и в лице его вновь что-то дрогнуло. Он уже собирался было ответить, но сдержался и вместо этого засунул в зубы сигару.

- Да-да, все ясно как день, мистер Джон Хантер. Именно так я и предполагал, - ликовал Иосия. В уголках его губ затаилась зловещая улыбочка. В придачу, для вящего эффекта, скряга свирепо сжимал кулаки и скрипел штиблетами. - Я знаю вашу тайну. Мотив самоочевиден, хотя, скажу честно, на разгадку его потребовались некоторые усилия. Короче говоря, я знаю, кто вы такой.

Мистер Хантер извлек изо рта сигару и теперь задумчиво созерцал ее, перекатывая между большим пальцем и указательным. Затем поднял взгляд и вкрадчиво осведомился:

- И кто же я такой?

- Разгадка проста. Вот у нас старинные монеты, бронзовые и серебряные. Вот у нас карта. Вот ваза. Все - археологические ценности давно минувшей эпохи. Добавим к этому пурпурную мантию, окровавленное лицо, пастушеский посох - символы ныне вымершей римско-католической церкви. Вы приехали в наш город Солтхед: молодой джентльмен, обладатель самостоятельного дохода, чужак, в руках у которого - все эти сокровища, и не только они, как сами вы отлично знаете. Откуда вы их взяли? Наследство от незамужней тетушки?

- Возможно.

- Понятно. Понятно. Как человек добросовестный, я вынужден задать вам вопрос, мистер Джон Хантер: как именно джентльмен настолько молодой, как вы, не имеющий ни связей, ни родственников, насколько мне известно, приобрел подобные вещи? Вот я, например, отродясь о вас не слышал. Никому из моих коллег, подвизающихся в мире коммерции и на государственной службе, ваше имя тоже ничего не говорит. Словом, никто и никогда о вас слыхом не слыхивал. Никакой информации, вообще никакой, несмотря на подробнейшие изыскания, несмотря на обращения к конфиденциальным источникам как в городе, так и в провинции. - Скряга резко остановился посреди комнаты. Все это приводит меня к единственно возможному, печальному, но неизбежному выводу.

- Да?

- Вы, мистер Джон Хантер, не только диссидент, но еще и мошенник и вор.

Светский молодой щеголь оправдываться не стал, продолжая наблюдать за собеседником сквозь клубы табачного дыма. Неотрывный взгляд его был тверд; в глазах постепенно разгоралось янтарное пламя.

- Это объяснение кажется мне также единственно логичным. Повторюсь: разгадка проста. Шарлатан и гнусный расхититель предметов искусства и старины - вот ваш гнусный маленький секрет! Вы переезжаете от одного места к другому, из города в город, меняете имена, биографию - и не оставляете никаких следов. Вы похищаете такого рода предметы у законных владельцев: тех, кого вы и вам подобные считают еретиками, а следовательно, церемониться с ними нечего, - и перепродаете сокровища другим с изрядной выгодой для себя. Ловко придумано, сэр! И при этом вы исповедуете свою ложную религию, обращая простецов, а сами живете - и даже в роскоши купаетесь! - за счет торговли ценностями. Показуха, сплошная показуха, как это у вас водится! Вот, сэр, кто вы такой, и вот чем вы занимаетесь. Как вам теперь моя гипотеза, а, мистер Охотник-за-Сокровищами?

Скрестив руки на груди, скряга одарил мистера Хантера одним-единственным свирепым взглядом, в котором ясно читался триумф. Лицемер Иосия был со всей очевидностью доволен собою и тем, как ловко он подытожил результаты следствия. Скряга стоял у каминной решетки, точно некая химера, отвратительный гибрид поверенного и тераторна - высокий, худой, сухопарый, с ног до головы в черном, если не считать ярко-красного жилета; костистые пальцы сцеплены у локтей, набрякший подбородок выдается вперед, ястребиные глаза глядят из-под иссиня-черных бровей, седые пряди развеваются, точно завитой парик барристера.

Разгадка и впрямь казалась простой - до тех пор пока мистер Хантер не шагнул вперед и вновь не ввязался в словесную дуэль.

- Мне дела нет ни до монет, ни до карты, ни даже до керамики: все это - творения смертных рук и, как любые артефакты, со временем превратится в прах. Что думаете обо мне вы и ваш прихлебатель Винч, меня не занимает; я не стану ни подтверждать, ни опровергать ваши бредни. Интересует меня один-единственный вопрос, и пришел я сюда по одной-единственной причине; вам она отлично известна.

- Понятно. Понятно. И впрямь, у меня есть еще одна вещь, заслуживающая вашего внимания, мистер Джон Хантер. Предмет исключительной ценности, в отношении которого мы, возможно, обсудив все "за" и "против", придем к взаимоприемлемой договоренности, - улыбнулся Иосия.

- Никаких договоренностей, - покачал головой молодой джентльмен.

- Вещь эта настолько великолепна и настолько уникальна, что владение ею с лихвой окупит все затраченные усилия и любую предложенную компенсацию. Светскому молодому щеголю с независимым доходом подобные затраты наверняка по средствам, а, мистер Джон Хантер?

- Вы предлагаете мне шанс выкупить мою же собственность, вещь, что ваш неумеха-прихвостень похитил из моего дома?

- Может, он и неумеха, сэр, да только позвольте вам напомнить: это вы пришли ко мне, а не я - к вам. Я вас не приглашал; вы здесь по собственной воле. Вот и замечательно. Опять-таки все очень просто. У меня есть то, что вам нужно. Я живу бизнесом; будет только справедливо, если я воспользуюсь ситуацией к своей выгоде. Я известен как человек добросовестный, мистер Джон Хантер, или как бы уж вас там на самом деле ни звали, и потому весьма уважаем и в городе, и за его пределами.

- Живете бизнесом? - холодно парировал мистер Хантер. - Скорее, разбоем - разве не так называют ваш род занятий городские судьи? Грабеж со взломом. Жульничество. Чистой воды подлость. Мошенник и вор - вы, сэр, а вовсе не я. Вы, и ваш Найтингейл, и двуличный поверенный, которым вы вертите, как хотите.

- Мистер Хантер, я с вами не ссорился. Мы оба - в своем роде бизнесмены. Неужто мы не сумеем прийти к взаимоприемлемому соглашению? К чему нам толковать о мировых судьях и ложных обвинениях, да и о ворах тоже слышать как-то не хочется, особенно из уст такого блестящего виртуоза, как вы!

Мистер Хантер резко выдохнул дым и пригладил пальцем усы. Брови его надменно изогнулись - еще надменнее, чем у скряги, - а огонь в глазах между тем разгорался все ярче.

- Как я могу быть уверен, что интересующий меня предмет у вас? спросил он. - До сих пор вы не показали мне ровным счетом ничего, кроме нескольких довольно-таки тривиальных безделушек; право же, все они - сущие пустяки. Откуда мне знать, что у вас есть еще что-то? Откуда мне знать, что вы не продали эту вещь давным-давно?

- Да, у меня есть еще кое-что, сэр, не сомневайтесь! - рявкнул Иосия, в кои-то веки говоря правду, - по крайней мере сам он так считал.

- Если так, то позвольте мне сперва взглянуть на эту вещь.

Черные брови скряги сошлись над переносицей, надменный подбородок выпятился, манжеты встопорщились; дышал Иосия глубоко, надменно и учащенно; огромные руки сжимались и разжимались у бедер, точно живые существа.

- Хорошо же, сэр, - проговорил он, отшвыривая окурок сигары в пустой камин. - Я не позволю таким, как вы, ставить мои слова под сомнение. Я человек не болтливый. Ступайте за мной, мистер Джон Хантер.

Очень мрачный Джон Хантер последовал за мрачнейшим из скряг вверх по мрачной лестнице, мимо мрачно тикающих часов с маятником на лестничной площадке, затем по мрачному коридору до самого его конца и остановился у темной двери. Ключ, извлеченный из кармана скряги, открыл им доступ в мрачную комнату. Гость переступил порог вслед за хозяином и обнаружил, что находится в спальне. Скряга же между тем направился к огромному, покрытому старинной росписью шкафу, возвышающемуся у дальней стены.

- Я - человек добросовестный, мистер Джон Хантер, - торжественным речитативом произнес Иосия. - Вы сами убедитесь: я глупостей не терплю. Глупости - это не для меня. Очень хорошо, сэр. Я и впрямь покажу вам то, за чем вы пришли. Потрясающий трофей, и стоит, вы сами согласитесь, немалых денег.

Скряга проворно отпер шкаф, развернулся лицом к мистеру Хантеру, чтобы пронаблюдать за реакцией светского щеголя, и распахнул дверцы.

- Ну, как вам? - ликующе воскликнул он. - Разве не великолепно? Разве то, что лежит внутри, не стоит целого состояния?

Последовала небольшая пауза, после чего мистер Хантер прошептал:

- То, что внутри, не стоит и ломаного гроша.

Массивная седовласая голова со скрипом развернулась в пазе башни. Цепкие глаза так и впились в шкаф: одного этого взгляда хватило бы, чтобы разнести его на куски. Внутри было темно - и почти пусто. Никакого состояния, никаких потрясающих трофеев. Потрясающий трофей самым потрясающим образом исчез.

Впервые за долгую историю своей жизни добросовестный человек дела растерялся. Он лихорадочно обшарил каждый дюйм пустого пространства внутри шкафа, ощупал все укромные уголки и углубления, повыбрасывал на пол скудное содержимое, думая, что, возможно, он ошибся и просто убрал сокровище не на ту полку, так что изумительный трофей по-прежнему где-то там. Нет, ничего подобного! В качестве последнего, отчаянного средства он поднес ключ к самым глазам и тщательно его изучил, словно подозревая, будто тот ведет свою, тайную жизнь и освободил трофей из плена по своей инициативе. Так и не разгадав этой тайны, скряга вновь обернулся к мистеру Хантеру - и столкнулся с еще одним явлением, объяснению не поддающимся.

Ибо пригожее лицо молодого джентльмена пугающим образом преобразилось: окаменело, потемнело, превратилось в некую черную субстанцию вроде древесного угля, в своего рода маску. А в глазницах маски полыхал жуткий желтый огонь, как если бы в голове его гостя пылало горнило, яркое и раскаленное, как солнце.

Скряга уронил надменную челюсть; в цепких ястребиных глазах отразилось потрясенное изумление; длинные костлявые пальцы недвижно повисли в воздухе. Сей высокий седовласый властелин, сей высокомерный султан, что столь "смиренно" упивался своей властью над людьми - вор, который вдруг обнаружил, что его самого обокрали, - утратил дар речи при виде могущества, столь превосходящего его собственное.

Вы понятия не имеете, с чем играете.

И столь же неожиданно пламя в глазах мистера Хантера погасло, а лицо приняло обычный вид. А в следующий миг гость тихо фыркнул себе под нос; неспешный, негромкий смех постепенно набирал звук и силу и, наконец, раскатился всплеском оглушительного, безудержного хохота. Этот странный, саркастический смех отчасти, по всей видимости, был адресован Иосии, однако в равной степени мистер Хантер потешался над самим собой.

- Вы - ловкач, сэр, - проговорил мистер Хантер, - но в мире найдутся ловкачи и похитрее. Все это было предугадано. Признаю, я в который раз слишком увлекся поисками и в ослеплении своем не понял, что в каждом событии заложен свой смысл. Как в каждом упавшем листе, и в каждом природном явлении, и в каждом стуке человеческого сердца. В этом мире, сэр, случайностей нет, уж будьте уверены. Сокрытые боги изрекли свою волю, я им внемлю. Хвала сокрытым, хвала великим и щедрым дарителям жизни. Кстати, чек я вам вышлю.

С этими словами мистер Хантер скрылся за дверью, стремительно прошел по коридору, спустился по лестнице, миновал гостиную и прихожую с ее бюстами и урнами, сбежал по обвалившимся ступеням крыльца виллы "Тоскана", вскочил на коня и ускакал в темноту.

А мистер Иосия Таск остался угрюмо пялиться на опустевший шкаф, и стену, и книги, и ковер с цветочным узором. Скряга был сбит с толку и озадачен, но поделать ничего не мог. Скрестив руки, он принялся расхаживать по комнате, покусывал губу, бормотал себе под нос. Он проклинал слугу, проклинал и своего приспешника, гнусного Боба. Он проклинал своего поверенного вместе с фирмой, проклинал пропавшего пса, проклинал своего колбасника, проклинал всех жителей Солтхеда - за исключением, разумеется, себя самого. Его окружали темные, непостижимые тайны, но мистер Таск был человек добросовестный, и считал, что тайны - не по его части.

Скряга бросился в кресло и остаток вечера провел, неотрывно глядя на каминную решетку, раздосадованный и злой на весь мир. Как? Как? Не приходится удивляться, что загадка мистера Хантера тревожила его куда меньше, нежели загадка опустевшего шкафа. Как? Как? Как?

Часы на лестничной площадке отбивали час за часом - Иосия слышал каждый удар. И все это время портрет человека с хитрым, угрюмым лицом наблюдал за ним от каминной полки - и, держу пари, улыбался.

Глава VIII

Кто изменился, а кто и нет

Буран стих, тучи разошлись, небеса прояснились, температура резко упала. Мелководные плесы реки Солт промерзли едва ли не до дна. Вскоре, как и предсказывал хозяин "Трех шляп", олдермены города объявили зимнюю ярмарку. На толстом слое льда выстроились целые улицы палаток и ларьков, прилавков и лавочек, где торговали всевозможным товаром, поджаривали на вертеле птицу, угощались пуншем, разыгрывались кукольные спектакли, комические фарсы и тому подобные представления. Между ярмаркой и цепным мостом катались на салазках, и тут же целые толпы фигуристов описывали круги и выделывали сложные восьмерки. А на берегу реки вовсю шло состязание еще более азартное: гонки экипажей. Подобные забавы, конечно же, собирали огромное количество горожан; все они, невзирая на стужу, были рады выбраться из домов, доверху заваленных снегом.

Был у людей и еще один повод для ликования - более весомый: ведь с тех пор как буран утих, призраки, досаждающие старинному городу, тоже исчезли. Вот уже несколько дней не приходило известий ни о каких новых ужасах, никто ничего больше не видел и не слышал, на улицах не отплясывали мертвые матросы и крылатые демоны не порхали вокруг шпилей приходских церквей. Проповедники торжественно сообщали с кафедр о том, что свежее, холодное дыхание зимы очистило воздух от всего недоброго. Мороз и впрямь ударил прежестокий; возможно, в такую стужу призраки тоже замерзли. Все, кроме черного корабля с пробоиной в борту, что по-прежнему стоял на невидимом якоре в солтхедской гавани.

В один из таких прекрасных дней, ближе к вечеру, когда оранжевый шар солнца висел у самого горизонта между небом и морем, по цепному мосту проскакал всадник верхом на костлявом взлохмаченном гунтере с белым чулком на одной ноге. Ехал он, с интересом поглядывая вниз, туда, где на льду полным ходом шло веселое гулянье. То был приземистый джентльмен в черном дорожном платье; голову его закрывала мягкая черная шляпа, а лицо чудовищная черная борода, смахивающая на непомерно разросшийся куст. В узком проеме между полями шляпы и завитками бороды глаз почти не было видно - этот удобный промежуток заполняли очки.

Всадник неспешно проехал через город, стараясь избегать центральных магистралей и держась боковых, менее людных улочек, и наконец добрался до некоего трактира на вершине холма, глядящего на гавань. То было древнее строение из закаленного красного кирпича со вставками из векового дуба, со створными окнами и разверстыми фронтонами, доверху оплетенное плющом. Спрыгнув с коня, невысокий жилистый джентльмен дал распоряжения конюху насчет своего скакуна - очень сдержанно, в нескольких словах, в пространные беседы не вступая. При этом он плотно кутался в пальто, а шляпу загодя надвинул на самый лоб. Пышная борода почти полностью скрывала лицо: наружу торчали только очки - как теперь выяснилось, с дымчатыми стеклами.

Засунув руки в карманы, джентльмен опасливо оглядел двор, направился к боковой двери и нырнул в "Клювастую утку": трактир, конечно же, назывался именно так. Гость присел за крепко сбитый столик у окна, рядом с камином, где чадил торф, держась по возможности спокойно и непринужденно. Однако при взгляде на джентльмена в черном отчего-то начинало казаться, что, умей он сливаться с меблировкой, именно так бы он и поступил, дабы не привлекать к себе лишнего внимания.

Спустя какое-то время к нему присоединился джентльмен среднего роста с грубыми чертами лица, темными сальными волосами и седоватой, коротко подстриженной бородкой. В глазах его поблескивала сталь, а челюсть казалась изваянной из камня. Не обменявшись с джентльменом в черном ни словом, он уселся неподалеку в удобное кресло с подголовником. Сторонний наблюдатель, возможно, заметил бы, что взгляд его то и дело обращается к соседу и что он незаметным кивком или покашливанием то и дело дает понять джентльмену в черном, что его видят и о нем помнят.

Согревшись в тепле, джентльмен в черном расстегнул тяжелое пальто и снял перчатки. Сняв шляпу, он аккуратно положил ее на стол перед собой. От огромной бороды, по чести говоря, тоже не помешало бы избавиться, ибо в свете очага стало видно, что неохватный ворох завитков - всего лишь бутафория, подделка настолько вопиюще неубедительная, что обладатель ее смахивает на жалкого актеришку из еще более жалкой пьесы. Черные одежды, темные стекла очков, длинный, узкий нос, красно-кирпичные щеки, проглядывающие тут и там сквозь накладной "куст", - все свидетельствовало о том, что джентльмен за столиком - не кто иной, как Самсон Хикс. Сам мистер Хикс, впрочем, об этом не подозревал, будучи свято уверен: борода скрывает его черты, и никто в целом мире не догадается, кто он такой.

Чугунный Билли - седоватый ветеран в кресле - откашлялся и пробормотал себе под нос что-то насчет погоды и тупости трактирщика, который до сих пор так и не показался. В ответ мистер Хикс чуть заметно кивнул, сообщая сподвижнику, что тот услышан и понят.

Вскоре к ним присоединился и третий джентльмен. Вновь прибывший был долговяз и тощ, с сонным взглядом, пышными седыми бакенбардами и довольно покуривал глиняную трубочку. Непринужденным взмахом руки он приветствовал остальных и устроился в соседнем кресле у огня. Билли осведомился насчет погоды за окном, мистер Лью Пилчер (ибо это, конечно же, был он) тихонько воскликнул:

- Экая холодрыга!

После чего между тремя джентльменами состоялся следующий разговор на пониженных тонах.

- Как жизнь? - спросил мистер Хикс вполне любезно, однако ощущалась в его голосе некая натянутость, как если бы ответа он ждал с повышенным интересом. - Новости есть? Какого плана? Вы, часом, не слышали, что там происходит... ну, в родной конторе... и каково положение определенного лица?

- Не то чтобы очень хорошо, - отвечал Билли.

- Нет-нет-нет, - подхватил мистер Пилчер, качая головой и сочувственно прищелкивая языком. - Плохи его дела.

Поскольку прозвучало это все не слишком оптимистично, мистер Хикс запросил подробностей.

- Мировой судья выдал ордер на арест, Самсон. Если люди шерифа дознаются, что ты в городе, сидеть тебе дни и ночи под замком. В тюрягу загремишь! Это все скряга расстарался, сам понимаешь: дескать, кража скота, и все такое прочее. Гнусный скопидом! Так что ты смотри, по сторонам-то поглядывай! Треклятые шерифовы прихвостни тебя уж вовсю высматривают: так глазами и зыркают! - сообщил Билли, прижмуривая один из собственных стальных "окуляров".

- Ордер на арест! Ну, не чушь ли? Экая смехотворщина! - воскликнул мистер Пилчер, снова прищелкивая языком, как если бы в жизни не слышал ничего абсурднее.

Мистер Хикс воспринял новость более или менее хладнокровно. Для виду он твердил себе, что ему все равно, ведь он ждал чего-то подобного, загодя принял меры и в "маскировке" своей уверен... однако за дымчатыми стеклами проглядывала тревога, некое дурное предчувствие, из тех, что нельзя ни толком определить, ни отринуть. И невзирая на все его усилия, при одной только мысли о скряге в голове у него воцарялся хаос.

- А вы-то как?

Оба его коллеги энергично затрясли головами, давая понять, что уж на их-то счет никаких ордеров на арест не выписывали и вряд ли выпишут.

- Да, тут без долговязого гнусного прохвоста не обошлось, откликнулся Самсон. - Думает, весь мир принадлежит ему, плюс еще половинка! Этот и луну бы заодно прихватил, кабы только дотянулся. Он и жирный прохвост, тот, что под скрягову дудку пляшет, - здорово они спелись. Деловые люди, тоже мне! Такие уж мы гордые, такие могущественные, а для старины Хикса и словечка доброго не найдется! Так я скажу вам - и оченно это уместно прозвучит! - в тюрягу их обоих!

- В тюрягу, - протянул мистер Пилчер, невозмутимо взмахивая трубочкой.

- Ого-го! Тюряга для них слишком хороша, - возразил, мрачно сверкнув очами, Билли. - Таких загребущих мерзавцев днем с огнем не сыщешь. Эти мне Таски, и эти мне треклятые судейские - паразиты! - эти мне Баджеры и Винчи!

- Вздернуть бы их, то-то было бы славно, - мечтательно предложил мистер Пилчер. - Давненько я не видывал удавленничков. Хикс, ты как насчет повешения-то - чтоб оба в петле покачались, а?

- Для таких и виселица слишком хороша, - гнул свое Билли.

- Джентльмены, джентльмены, - вмешался Самсон. - Когда-то, вынужден признать, старина Хикс думал так же, как и вы - представлял себе палача с петлей и улыбался. Виселица - веревка - молитва - прыжок - последний танец - труп - добро пожаловать в анатомичку. Да-да!.. Но, держу пари, вы, джентльмены, помните старую пословицу: дохлой мыши холод - не холод. Ну, препарируют их... а им-то что, после того как в петле поболтались? Они ж ничего не почувствуют! Нет, никаких виселиц, в тюрягу их, и только. На мой просвещенный взгляд, джентльмены, тут-то их и доконает клаустрофобия. Да-да! Есть такой медицинский термин: я уж вижу, что вы в затылках чешете. Тюряга - надежная камера, стало быть - куда лучше, чем петля: так они куда дольше протянут! То-то будет у них время поразмыслить! Так что, как видите, я свое мнение пересмотрел. Вы только вообразите себе, джентльмены: долговязый гнусный прохвост и жирный мерзавец брошены в одно и то же холодное темное подземелье, и заняться-то нечем, остается лишь размышлять о собственном бедственном положении; причем оба знают, что помилование им и не светит. Конца-краю мучениям не предвидится - завершатся они только вместе с жизнью. Вообразите себе такое, джентльмены! Ну, разве не мило?

- Нисколько не мило, - отрезал Билли, качнув головой. - Я говорю: вздернуть прохвостов!

- Ага, - поддержал его мистер Пилчер. - Петля, она как-то приятственнее.

- За борт обоих!

- По таким пеньковая веревка уж давно плачет.

- Это ты верно сказал, Лью Пилчер, хотя острие моей сабли повернее будет.

- Факт; а что до жирдяя, так можно подумать, его уж наполовину вздернули.

- Видишь ли, Самсон, самое отрадное в твоем плане - та его часть, которую ты пока что не объяснил, - проговорил Билли. - А именно - как бы заманить наших прохвостов в тюрягу?

Мистер Хикс уже собирался ответить, как вдруг на плечо его легла рука. Бедняга едва ли не подскочил в воздух: в воображении его тут же закружились образы мировых судей и шерифов. Он стремительно развернулся, едва не уронив бороду, и взгляду его явился коротышка, словно бы весь состоящий из одних багровых щек и веселых синих глаз. Губы его расплылись в ухмылке, а почти облысевшую голову венчала широкая синяя шляпа в матросском стиле.

- Ого-го! Баскет, нельзя ж так пугать беднягу Самсона! - проворчал Билли свирепо, однако умеряя голос, чтобы не привлечь внимания посторонних.

- Экая сумасбродность! - фыркнул мистер Пилчер.

Безобидный мистер Крабшо обиженно нахмурился. Что до мистера Хикса, едва он, к вящему своему облегчению, обнаружил, что перед ним всего лишь Баскет, а вовсе не шерифовы люди, радость его при виде друга многократно умножилась. Сперва обменявшись с ним рукопожатием, Хикс пригласил коротышку присесть за крепко сбитый стол. И беседа друзей вновь потекла своим чередом, а дым от торфяного огня ненавязчиво щекотал им ноздри.

По ходу разговора Баскет не сводил глаз с Хиксовой фальшивой бороды. Пока Самсон говорил, пышный "куст" оставался неподвижен, поскольку крепился на физиономии лишь в нескольких местах за ушами и грозил в любой момент отвалиться. Не раз и не два Баскет с трудом сдерживался, чтобы не расхохотаться: "маскировка" казалась ему столь прозрачной и неубедительной - как, впрочем, и Билли с мистером Пилчером, - что тот едва владел собой при виде подобной "бестолковщины". Ну, можно ли не опознать Самсона Хикса по черной одежде, дымчатым стеклам очков и этой злополучной бороде? Остальные двое джентльменов до сих пор от комментариев воздерживались. В конце концов слово взял Билли - самая волевая натура среди присутствующих.

- Самсон, - начал он.

- Да.

- А скажи-ка, чего ради ты нацепил эту фиглярскую бороду?

- Ты о чем?

- В чем состоит твоя цель? Что тобою движет?

- Что мною движет? Разве не очевидно?

Билли многозначительно оглянулся на Лью Пилчера, а тот покачал головой, сочувствуя горестной участи Самсона.

- Да уж, очевидно. Слишком очевидно! - воскликнул мистер Пилчер.

- Ага, - поддержал Баскет.

- Видишь ли, Самсон, она... в общем, не очень-то тебя красит, продолжал Билли, рассеянно массируя подбородок, усы над которым держались куда более надежно. - Если ты понимаешь, о чем я.

Дымчатые стекла очков сверкнули на каждого из собеседников по очереди. До сих пор мистеру Хиксу и в голову не приходило, что в его безупречной маскировке может обнаружиться изъян. При мысли о том, что он где-то промахнулся, что распознать подделку ничего не стоит, он задрожал всем телом.

- Что вы такое несете? - Хикс встревоженно оглядел зал, но, похоже, до сих пор никто на него и внимания не обратил. Подавшись вперед, он доверительно зашептал: - Она не перекосилась, нет?

Невзирая на серьезность ситуации, сотоварищи мистера Хикса так и покатились со смеху.

- Покосилась, надо же! - восклицал Билли.

- Он хочет знать, не съехала ли его кучерявая бородушка на сторону! заливался мистер Пилчер, хлопая себя по бедру. - Экая смехотворщина!

- Ага! - внес свою лепту Баскет.

Однако смех их тут же умолк, едва мимо столика, по пути во двор, прошли двое джентльменов с каменными лицами, одетые по-городскому. На шерифовых людей они не походили, тем не менее суровая сдержанность незнакомцев произвела свой эффект на мистера Хикса и его друзей.

- Самсон, - заговорил Билли, - если ты намерен и впредь носить эту штуковину, и при этом никак иначе внешность не изменишь, тебе придется пересмотреть свои планы на предмет "Утки". Попомни мои слова: Бейлльол такого не потерпит. Лучше бы тебе и этой твоей кляче с белым чулком на ноге убраться из города подобру-поздорову. Уж заруби себе на носу.

Мистер Хикс, с запозданием осознав, что любой прохожий может узнать его в любой момент, надел шляпу и сгорбился в кресле в надежде, что эти манипуляции сделают его чуть менее приметным.

- Спасибо, что подсказал, Уильям; оченно ты заботливый, - проговорил он, барабаня пальцами по коленям.

Остальные в замешательстве молчали, не зная, что тут можно сказать: ибо шляпа была Самсонова, та самая, мягкая и черная, хорошо известная всем и каждому, и не то чтобы защищала владельца от опознавания.

- Славная стоит погодка, - проворчал Билли, в отчаянии прибегая к иронии.

- Еще какая славная-то, - кивнул мистер Пилчер.

- Ага, - поддакнул Баскет.

- Пожалуй, за всю неделю такого славного денька не выдавалось.

- Правда ваша, - отозвался Билли.

- Вот уж точно подмечено.

- Отменная погодка - люблю такую.

- Ага, - молвил Баскет.

- Два кармана! - воскликнул мистер Пилчер, указывая на спешащего прохожего за окном.

- Что такое? - опешил Билли.

- Два кармана, - повторил мистер Пилчер медленно и с нажимом, на случай, если суроволицый Билли не способен понять самых простых слов.

- Ого-го! По-твоему, я спятил, что ли? - парировал сей джентльмен, воинственно выдвигая челюсть и глядя на мистера Пилчера весьма свирепо. Что еще за пари такое? В этакий холод всякий сойдет за "два кармана"!

- Ага, - кивнул Баскет.

- В этакий холод всякий сойдет за "три кармана", будь такое возможно. Господи милосердный, Лью Пилчер...

- Джентльмены, джентльмены, сдержитесь, - промолвил мистер Хикс. Однако договорить не успел: у стола возник официант. Джентльмены заказали горячего джина с водой - успокоению Самсона мало содействовал тот факт, что официант назвал его по имени, - и молча стали ждать, пока напиток доставят. А как только на сцене событий появились кружки и дымящаяся чаша, какое-то время джентльмены проверяли качество напитка, а затем взялись за него всерьез. И беседа потекла своим чередом.

- А что... о летающем дьяволе... ни слуху ни духу? - полюбопытствовал Самсон, понижая голос до многозначительного шепота. В сравнении с этим чудищем скряга и жирный поверенный меркли и отступали на задний план.

- Ни слуху ни духу, - подтвердил Билли.

- И гнусного смеха не слыхать?

- Не слыхать.

- Ты уверен, Уильям?

- Чертовски уверен!

- Ага. Ну что ж, оченно даже славно. Ибо позвольте мне сказать вам, джентльмены, позвольте вам заметить, этот смех звенел у меня в ушах еще много, много дней. Диво ли, что скотина перепугалась? Что им оставалось делать, кроме как улепетывать со всех ног? Этот синий прохвост порхает туда-сюда, змея огнем плюется - от такого зрелища любой христианской душе не по себе станет! И несправедливо это - нынешняя ситуация, я имею в виду. Вот нисколечко! Да-да! В том, что стадо разбежалось, никто из живущих неповинен!

- Никто из тех, кого я знаю, - согласился Билли.

- Чем тут можно было помочь, я вас спрашиваю?

- Да ничем, черт подери.

- Ничем, никак, не судьба, - подтвердил мистер Пилчер, задумчиво ероша бакенбарды. - Неминуемая бедственность, вот что это такое.

- Ордер на арест!.. Впрочем, я не удивлен, - проворчал Самсон. Глаза его, невидимые за дымчатыми стеклами очков, обратились куда-то вдаль. - Не удивлен, нет. Нет-нет, старина Хикс ни чуточки не удивлен тем, что долговязый гнусный прохвост решился на подобные меры. Мировые судьи! Люди шерифа! В тюрягу их всех, говорю вам, всех до единого!

И мистер Хикс встревоженно оглянулся по сторонам, надеясь, что его несдержанные речи не достигли слуха кого-нибудь из служителей закона.

- И о скотине ни слуху ни духу, - проговорил Билли, немало удрученный этой мыслью: ведь он успел всей душой привязаться к лохматым гигантам. Как бы то ни было, никаких известий о том, что стадо мастодонтов, дескать, вошло в город, пока не поступало.

- Ну, это само по себе новости, - произнес мистер Пилчер. Прикрыв глаза, клюя носом, он все курил и курил.

- Ага, - произнес Баскет.

- А как насчет общей картины, джентльмены? - полюбопытствовал мистер Хикс. Чугунный Билли и мистер Пилчер возвратились в Солтхед вскоре после катастрофы на старой дороге через вырубки, чтобы, так сказать, подготовить почву и навести мосты. Незамеченным миновал мистер Хикс городские ворота, явился к назначенному месту встречи, и теперь ему не терпелось узнать подробнее: бдительны ли горожане, достаточной ли силой обладает ордер на арест и велика ли вероятность соглядатаев. Ибо, как выяснилось, переодевание его оказалось не то чтобы успешным и оградить беднягу от опасностей никак не могло.

- Oro-го! Плохи дела! Из-за бурана все словно вымерло; по крайней мере так говорят, - ответствовал Билли. - До сих пор к приезжающим бдительно приглядывались: уж такой приказ разослали олдермены по приходам. Но за последнюю неделю оно вроде как прояснилось, особенно с тех пор как на льду открылась зимняя ярмарка. На такие штуки народ отвлекается, знаешь ли; мысли, что называется, не тем заняты.

- Не тем, - эхом подхватил мистер Пилчер.

- Ага, вот это оченно даже славно, - пробормотал Самсон, обращаясь скорее к себе самому, нежели к друзьям. - Есть на что полюбоваться, есть о чем задуматься; так что на подглядывания и доносы времени меньше останется. А как там Бейлльол? Он меня приютит?

- Я с ним не виделся, - пробурчал Билли, на всякий случай откашливаясь и прикрывая рукой рот.

Это сообщение застало мистера Хикса врасплох.

- Он не знает, что я здесь? - переспросил Самсон. Разумеется, он предполагал, что временно укроется в "Утке" с ведома любезного хозяина, о чем будет договорено заранее, еще до встречи, а если, скажем, владелец трактира ответит отказом, то либо Билли, либо мистер Пилчер предостерегут беглеца. А теперь кто знает, как отреагирует вспыльчивый мистер Жерве Бейлльол, обнаружив в своем заведении человека, находящегося "в бегах"?

- Не знает, - кивнул Билли, нарушая неловкое молчание.

В первое мгновение мистер Хикс был слишком потрясен, чтобы ответить. Он поглядел на мистера Пилчера, что невозмутимо покуривал трубочку, на Баскета, хихикающего в кружку, и, наконец, на своего сподвижника Билли, отводящего глаза, - и впервые осознал, что и впрямь остался один. Друзья предали его в час нужды. Кто, как не он - главный исполнитель, и следовательно, целиком и полностью несет ответственность за потерю стада и за срыв поставки в Вороний-Край. Именно на его арест выписал ордер мировой судья! Да, ответствен за происшедшее он, и только он; и все-таки о какой ответственности может идти речь? Разве разразившаяся катастрофа не на совести этого хохочущего дьявола, этого крылатого чудища?

- Бейлльол возражать не будет, - заверил друга Билл. - Он, конечно, рехнулся, да только сердце у него на месте. Стоит объяснить ему все как есть - и он согласится, как миленький.

- Ага, - пробормотал Самсон, не вполне утешившись. - Но почему другу Бейлльолу не объяснили все как есть загодя?

Тут в баре произошли события, помешавшие мистеру Хиксу продолжать дознание. Он насторожился и принюхался.

- Чуете? - спросил Самсон озадаченно. - Джентльмены, по моим наблюдениям, здесь как-то чрезмерно дымно...

- Да это из камина. Слишком много торфу наложили, - отозвался Билли.

- Ага, - подтвердил Баскет, морща нос.

Вонь от горящего торфа и впрямь усилилась, да так, что джентльмены уже прикидывали, не перебраться ли им от крепко сбитого стола куда подальше. В голове у Самсона Хикса возникло недоброе подозрение, но не успел он облечь свою мысль в слова, как хор перепуганных воплей тут же ее и подтвердил. В зале "Утки" воцарились смятение и тревога; послышался грохот отодвигаемых стульев и топот обутых в сапоги ног. Мистер Хикс и его сподвижники поискали глазами причину беспокойства - и обнаружили, что из кухни клубами валит дым. Оттуда же раздавались и голоса:

- Помогите! Помогите!

- На помощь!

- Пожар! Горим!

Со всех сторон сбегались обезумевшие люди - из кофейни, из отдельных номеров, с балкона, из-под лестницы, с верхней площадки лестницы - и устремлялись к ближайшему доступному выходу. Те, что еще сохранили ясную голову, кричали, что надо вызвать мистера Мэйнворинга и пожарную команду.

Из кухни вырвалась стена огня. В зал выбежали двое джентльменов в полотняной одежде - по всей видимости, повара, - а за ними по пятам мчался нескладный верзила, незабываемый мистер Бейлльол, размахивая волосатыми руками и оглашая воздух трехэтажными проклятиями. Пара в полотняной одежде бросилась во двор; трактирщик остановился посреди зала и потряс им вслед кулаками. Его черные глаза едва не вылезали из орбит; на шее пульсировали набухшие вены. На лице блестели капли пота, точно растаявшее масло в свете очага.

- А НУ, ИДИТЕ СЮДА, ВЫ, ПОВАРА, И ПОТУШИТЕ ОГОНЬ! - вопил он. - ТРУСЫ! ПОДЖИГАТЕЛИ! ЭТО Ж ЧИСТОЙ ВОДЫ УБИЙСТВО! ИЗМЕНА! ПРЕДАТЕЛЬСТВО! ГОСПОДОМ КЛЯНУСЬ, ПОВАРА, ВЫ МЕНЯ В МОГИЛУ ВГОНИТЕ!

- Жерве, ты бы лучше тоже слинял, - посоветовал Билли, присоединяясь вместе с товарищами ко всеобщему исходу. Чугунному Билли стоило только глянуть, чтобы безошибочно распознать катастрофу, - и на нее-то он сейчас и глядел.

- У вас что, воды нет? - восклицал перепуганный завсегдатай, бросаясь к двери. - И ведер, что ли, не найдется? И что же это за забегаловка такая, где ни воды, ни ведер?

- ВОДЫ ЗАХОТЕЛОСЬ? ВЕДРА, ГОВОРИШЬ? А КАК ТЫ ДУМАЕШЬ, ОТКУДА ТРЕКЛЯТАЯ ВОДИЦА БЕРЕТСЯ? ГДЕ ВОДА, ПО-ТВОЕМУ? ДА НА ДНЕ ЧЕРТОВА КОЛОДЦА! - парировал мистер Бейлльол, пепеля дерзкого взглядом.

- Пошел ты! - раздраженно рявкнул завсегдатай.

- Здесь уже ничем не поможешь, - проговорил Билли. И отчаянно затряс головой, поперхнувшись дымом. - Выбирайся наружу, Жерве, безмозглый ты дурень! Дом вот-вот рухнет!

- ВОТ И ПУСТЬ ЕГО, ВОТ И СЛАВНО! ТАК ТРЕКЛЯТЫМ ТРУСАМ И НАДО! ВЫ, ПОВАРА, ЧЕРТ ВАС РАЗДЕРИ! ВЫ, НЕБЛАГОДАРНЫЕ МЕРЗАВЦЫ! А НУ ВЕРНИТЕСЬ И ЗАТУШИТЕ ОГОНЬ! ПОДЖОГ! ПОДЖОГ! МЕНЯ БЕЗ НОЖА РЕЖУТ, И ГДЕ ЖЕ - В СОБСТВЕННОМ ЗАВЕДЕНИИ, КЛЯНУСЬ ГОСПОДОМ! УБИЙЦЫ!.. ВЯХИРЬ! ВЯХИРЬ! ТЫ ЕЩЕ ЗДЕСЬ?

- С вашего дозволения, сэр! - пискнул крохотный поваренок, проносясь мимо.

В следующее мгновение кухню сотряс мощный взрыв. Здание затрещало, содрогнулось, кухонную дверь сорвало с петель; в общую залу, словно дыхание василиска, вырвались дым и огонь. Сила взрыва была столь велика, что даже могучего Жерве Бейлльола швырнуло на пол.

Мистер Хикс и его коллеги решили, что с них достаточно. Вместе помогли они оглушенному великану подняться на ноги, вывели его в ночь - ибо уже стемнело - и отвели на безопасное расстояние, через дорогу, где собралась целая толпа зевак.

Поначалу огонь бушевал лишь на первом этаже. Пламя весело пылало в широком окне фасада, подбираясь к крепко сбитому столику, где еще недавно сидели мистер Хикс с друзьями, - сколько отрадных часов провели они в этих креслах за многие годы, беседуя промеж себя и наблюдая за уличным движением! Один карман или два кармана, джентльмены? Увы, впредь им тут не сидеть! Огонь уже лизал столик жадными, голодными языками; очень скоро все было кончено. К тому времени пламя добралось до плюща, затянувшего стены, и вскоре закаленная красно-кирпичная кладка, и вставки из векового дуба, и створные окна в старинном духе оделись огненным кружевом. В окнах верхних этажей замерцали восковые свечи - нет, не свечи, конечно же, но отблески огня, что ныне стремительно распространялся по дому, пожирая роскошный деревянный интерьер.

Мистер Хикс снял шляпу и на всякий случай прикрыл лицо. В темноте пылающий дом сиял, точно некая новая звезда, отражаясь в дымчатых очках Самсона и в глазах прочих наблюдателей. Билли и мистер Пилчер благоговейно стояли рядом, поддерживая с двух сторон здоровяка Бейлльола. Сам трактирщик с трудом понимал, что происходит. Пытаясь взять себя в руки, он беспомощно наблюдал, утратив дар речи, как гибнет труд всей его жизни.

Ибо воистину, все его существование без остатка было посвящено "Утке"; сколько он себя помнил, "Утка" была при нем, а он - при ней. Что ему прикажете делать, если "Утки" не станет? Бейлльол зажмурился, захлопнул широкую пасть, так, что губы вытянулись в струнку, а затем мистер Хикс с Билли услышали тихий стон и одно-единственное замечание, - произнесенное весьма решительно, но без малейших признаков возбуждения вроде, скажем, взбухших вен.

- ОТ ТАКОГО ЛЮБОЙ С УМА СОЙДЕТ.

В воздухе растекались чад и гарь. От невыносимой горечи першило в груди. Все, стоящие рядом, это чувствовали - завсегдатаи и служители, бежавшие из заведения, равно как и встревоженные и любопытные жители соседних домов, многие из которых теперь оказались в опасности: что, если пламя распространится дальше? Где же, о, где же мистер Мэйнворинг и его люди? Наверняка кто-нибудь уже сбегал в пожарную службу? Не говоря уж о том, что пламя, полыхающее на Хайгейт-хилл, точно сигнальный маяк, было видно на многие мили окрест.

Раздался еще один взрыв. Часть крыши и несколько ажурных фронтонов с треском обрушились вниз. Из всех окон валом валил дым. Огонь уже изглодал дом почитай до основания; большинство зевак сходились на том, что пожарная команда тут ничем не поможет.

Наконец пожарные прибыли. В темных форменных куртках и шарфах, в серых брюках, высоких сапогах до колен и черных кожаных шлемах, они прикатили на блестящем водяном насосе, влекомом четверкой лихих коней. Рядом, высунув язык, мчался приходской "пожарный" пес, здоровенный бультерьер. Он тяжело дышал - сказывалась пробежка вверх по холму - и, похоже, сгорал от нетерпения приняться за дело, точно так же как и пожарники.

- Все живы? - воззвал мистер Мэйнворинг, спрыгивая с насоса, дабы оценить ситуацию, - и с первого же взгляда убеждаясь, что положение "Утки" практически безнадежно.

Убедившись, что в доме никого не осталось, пожарники принялись аккуратно и ловко монтировать оборудование - к этому делу им было не привыкать. Состыковали сегменты кожаного брандспойта; соорудили брезентовую запруду вокруг деревянной заглушки, отпирающей магистральный канал, идущий под землей вдоль улицы; выбили заглушку. Под ней обнаружился толстый ледяной слой; на него обрушились с киркомотыгами, и вот, наконец, хлынула вода. По всасывающему шлангу смесь воды и льда из запруды подавалась в насос, а уж оттуда - в медные ручные насадки, с которыми управлялись пожарники. Помпы скрипели, машина ревела, пламя шипело, толпа одобрительно гудела, в воздух били водяные струи. Били безо всякой пользы для "Утки" бедный старый друг! - ибо трактир уже все равно что погиб; зато к счастью для окрестных домовладельцев: похоже было на то, что пламя удастся потушить до того, как оно перекинется за пределы двора.

Примерно в это самое время на дороге, привлеченный необычным зрелищем, появился молодой джентльмен верхом на вороной кобылке: худощавый, подтянутый юнец с тонкими, еле заметными усиками и цепкими маленькими глазками. Все внимание его поглощала разыгравшаяся драма. Вдруг, скользнув взглядом по многолюдному сборищу, юнец заприметил Самсона Хикса, который, как мы помним, как раз снял шляпу. В результате его недавних стараний бутафорская борода слегка отклеилась. Цепкие глазки сузились: юнец опознал и Самсона с его дымчатыми очками, и седоватого ветерана рядом с ним. Молодой джентльмен непроизвольно схватился за рапиру. Он уже собирался было спешиться, но, осознав, что вокруг толпится слишком много людей, предпочел отложить сведение счетов на потом. Так что молодой джентльмен проехал мимо, оглядываясь через плечо на неутомимых пожарных и на ярко освещенные фигуры Самсона Хикса и Чугунного Билли; оба его так и не заметили. Юнец пустил коня рысью и исчез в ночи, довольный уже тем, сколь ценные сведения подбросила ему судьба.

В конце концов "Клювастая утка" сгорела дотла. Огонь изглодал ее внутренности; на месте, где некогда высилось внушительное старинное здание, остались лишь обугленные руины закаленной кирпичной кладки. Произошел несчастный случай - по крайней мере так утверждали повара в ходе последующего шумного расследования; доказать ничего не удалось, история эта остается загадкой и по сей день.

Что до владельца "Клювастой утки", с тех пор он словно сделался другим человеком. Он ни на кого более не повышал голоса - никогда, ни при каких обстоятельствах. В его манере держаться стала ощущаться спокойная задумчивость; кое-кто даже говорил, созерцательность. На протяжении многих недель после пожара его видели на пепелище: он рылся среди углей и булыжника, что некогда были "Уткой", ища хоть что-нибудь знакомое, какой-нибудь сувенир на память. Именно тогда домовладельцы и прочие окрестные жители впервые заметили, как разительно изменился характер Бейлльола: как он сделался внимателен и заботлив, и уважителен к встречным, и весел, и добр, и рад всем и каждому. Ни запугиваний, ни угроз, ни проклятий, ни нападок. Как я уже сказал, Бейлльола было просто не узнать.

И город, и провинция не знают недостатка в историях о том, как люди в силу той или иной причины сходят с ума, однако курьезный случай мистера Бейлльола из Солтхеда по-прежнему уникален: мистер Жерве Бейлльол известен как единственный сумасшедший, к которому под давлением обстоятельств вернулся здравый рассудок.

Глава IX

Прошлое и настоящее

На Пятничной улице поговаривали о том, чтобы отправиться на зимнюю ярмарку. Профессор Тайтус Веспасиан Тиггз подсчитал голоса домочадцев и не обнаружил и тени оппозиции по данному предложению, выдвинутому на обсуждение не кем иным, как Фионой. Как выяснилось, одна из ее маленьких подруг, живущих по соседству, поведала девочке про чудеса на реке. И теперь она не давала покоя гувернантке, и допекала миссис Минидью, и взывала к старому Тому Спайку, и упрашивала дядю, который и поставил вопрос на голосование. А поскольку мистер Гарри Банистер еще не уехал из города, Фиона, успевшая привязаться к пригожему владельцу "Итон-Вейферз", принялась умолять дядю пригласить и его тоже. Так что одним прекрасным утром профессор и доктор Дэмп вместе с мистером Кибблом в его старомодных зеленых очках отправились в Солтхед обсудить проблему с Гарри, а заодно и с кое-кем еще.

Местом встречи назначили кофейню в Сноуфилдз - ту самую кофейню, где как-то раз трое из них напрасно дожидались мистера Хиллтопа и доктора Дэмпа (доктор по крайней мере полностью оправдался, объяснив, что в тот момент находился при мисс Нине Джекс). Кофейню выбрали в силу многих причин: от нее было рукой подать до клуба мистера Банистера, где тот обосновался; кроме того, существовала вероятность, пусть и слабая, что в кофейню может заглянуть неуловимый мистер Джек Хиллтоп. Постановили на том, что Гарри отправится вместе со всеми на ярмарку на следующий же день. Уладив этот важный вопрос, друзья побеседовали немного о плане действий касательно мистера Джона Хантера и табличек; впрочем, этот разговор, в отличие от дискуссии насчет ярмарки, успехом не увенчался, ибо дело так ни на шаг и не продвинулось.

Мистер Банистер задумчиво любовался в окно на дворики Сноуфилдза, как вдруг отставил чашку на стол и воскликнул:

- Ну и ну, это надо же!

- Что такое? - осведомился доктор Дэмп.

Хозяин "Итон-Вейферз" вскочил на ноги и бросился к двери. Выбежав во двор, он замахал рукой и окликнул кого-то. А, да будет вам известно, Сноуфилдз - сущий лабиринт, где деревянные оштукатуренные особнячки в старинном стиле перемежаются со сводчатыми галереями и двориками, для конного транспорта закрытыми. В одной из таких галерей Гарри углядел человека, воспламенившего его интерес. Однако, как выяснилось, мистер Банистер опоздал: нужный ему субъект уже свернул за угол, на соседний бульвар, и затерялся в суматошной толпе.

- Кто это был? - полюбопытствовал профессор, заинтригованный не меньше своего коллеги-медика. Мистер Киббл от расспросов воздержался: он успел разглядеть человека, вдогонку за которым бросился Гарри, и тут же его узнал. В сознании секретаря возник образ мисс Лауры Дейл, но ни тени радости мистер Киббл не испытал. Как можно, если при воспоминании о некоем эпизоде на Свистящем холме приходишь в самое что ни на есть подавленное состояние духа?

- Да это ж Дик Скрибблер, - ответствовал Гарри, возвращаясь к столу и к кофе. Перед мысленным взором все еще стоял портрет растрепанного клерка. - Бедняга!

- О чем это вы? Ах да, конечно, понимаю... его речь... точнее, отсутствие таковой. Печальная история. Не повезло горемыке. Если закрыть глаза на его внешний вид, мистер Скрибблер - весьма и весьма незаурядный молодой человек. Он в большой дружбе с моей юной племянницей, хотя, сдается мне, нашей гувернантке он не слишком-то по душе. Кстати, мне вдруг пришло в голову, что на Пятничной улице он уже давненько не появляется.

Во взгляде мистера Банистера отразилось недоумение пополам с изумлением.

- Бог ты мой, неужели вы не знаете? Эге... а ведь пожалуй что и нет!

- Чего же такого я не знаю?

- Ваша гувернантка, сэр... то есть я, естественно, имею в виду гувернантку Фионы, мисс Лауру Дейл.

- Да?

- Честное слово, вот уж не думал, что это для вас новость. Дик Скрибблер - брат Лауры.

- Господи милосердный, да вы шутите! - воскликнул доктор Дэмп, изумленно открывая рот, словно какой-нибудь нахальный шутник вдруг дернул его за бороду. - Жуть какая!.. Если, конечно, это правда.

- Боюсь, что чистая правда, доктор. Никакой ошибки. Если уж совсем точно, Дик приходится ей не родным, а сводным братом. Мать у них одна, а отцы - разные. Дик на несколько лет старше Лауры. Оба выросли во Фридли, в Бродшире, неподалеку от нас. Да-да, теперь я припоминаю, профессор: вы уверяли, что понятия не имеете ни о каких братьях и сестрах; вам казалось, что Лаура - единственный ребенок. То-то меня это озадачило!

- Совершенно верно. Исходя из того, что она поведала о своей семье как я теперь с запозданием отмечаю, рассказала она крайне мало, - разумно было предположить, что так.

- Возможно, она навела вас на эту мысль, намеренно опустив некоторые факты своей биографии. Возможно, ей не хотелось, чтобы вы знали больше.

- Невероятно! - воскликнул доктор. - Очаровательная мисс Дейл!.. Ушам бы своим не поверил, честное слово... Хотя, признаться, я давно подозревал, что тут кроется какая-то тайна. Мы, медики, специально обучены вынюхивать секреты пациентов. И я не имею в виду одни только загадки человеческого организма. Видите ли, пациент - существо преподлое; зачастую, чтобы иметь возможность поставить диагноз, приходится долго докапываться до нужных фактов. Впрочем, я мог бы толковать об этом часами...

Дух мистера Киббла, дотоле пребывавший в состоянии глубокой подавленности, ныне воспрял и взыграл в полную силу. На сердце вдруг сделалось легче легкого, а в груди разлилось непривычное тепло надежды и восторга. Дик Скрибблер - ее брат, стало быть, в соперники ну никак не годится! Ослепительные, лучезарные перспективы засияли перед внутренним взором мистера Киббла. Но столь же быстро радость поостыла, а дух вернулся на грешную землю: ведь мистер Гарри Банистер, сидевший как раз напротив, по-прежнему воплощал собою весьма серьезное препятствие.

- Значит, она ни разу не заговаривала с вами о брате Ричарде? переспросил Гарри, теперь заинтересованный не меньше остальных. - Он приходил к вам в гости, и все-таки об их родственных отношениях вы так и не узнали?

- Нет, - подтвердил профессор Тиггз. - Он частенько заглядывал на Пятничную улицу, - хотя, как я уже сказал, в последнее время почти не появляется. И мисс Дейл, как мне казалось, всегда относилась к нему довольно безразлично. Вот Фиона - другое дело: Дик Скрибблер у нее в любимцах ходит. Нет, боюсь, мисс Дейл никогда не делилась с нами своими семейными заботами. Она - в высшей степени компетентная и обходительная молодая особа, и обязанности свои исполняет ревностно и на совесть. Словом, настоящее сокровище. И тем не менее порой ощущается в ней некая суровая отчужденность, необъяснимая скрытность и склонность к самообличениям, совершенно нетипичные для существа настолько юного. Очень, очень все это странно.

- Из вышесказанного я заключаю, что и о своем великом горе она вам не поведала?

- Что за горе? - осведомился доктор Дэмп, предвкушая новые разоблачения.

- Доктор, вы наверняка заметили кошмарные шрамы у нее на шее и на руке. Мисс Дейл старательно прячет их под волосами и одеждой, как я заметил, однако полностью скрыть их невозможно. Вы никогда не задумывались, откуда они? Ну и жуткое происшествие, скажу я вам! С тех пор минуло семь лет. Бедная девушка едва не погибла! Ее брат Дик тоже там был.

- Вы просто обязаны поделиться с нами подробностями. Ни за что не отстанем, пока не расскажете!

- Я не уверен, доктор, имею ли право заговаривать об этом, если мисс Дейл не сочла нужным все рассказать вам сама.

- Знаете, а ведь мне никогда и в голову не приходило ассоциировать физическое состояние мисс Дейл или эти ее приступы отчужденности с мистером Скрибблером, - проговорил профессор. - Хотя с юным Диком я уже давно знаком. Вот ведь злополучный бедняга - слова вымолвить не может. Некогда он претендовал на место моего секретаря; эту самую должность теперь занимает мистер Киббл. Учитывая, что мистер Скрибблер нем, разумеется, об этом назначении и речи не шло; хотя он по-своему забавен, а каллиграфией и стенографией владеет в совершенстве. В общем и целом у него множество достоинств, скажу я вам. Невзирая на то что помянутую вакансию я ему предложить не мог, мы вроде как подружились. Через одного моего коллегу в Суинфорде он со временем подыскал-таки себе работу: в какой-то юридической фирме, насколько мне известно; подробностей не знаю. В ту пору он пару раз навестил меня на Пятничной улице, и очень скоро Фиона уже души в нем не чаяла. Большой оригинал, что и говорить! И даже после, невзирая на бремя новых обязанностей, он продолжал время от времени появляться, главным образом ради Фионы. Конечно же, как и все наши гости, он не на шутку приохотился к стряпне миссис Минидью.

Доктор откашлялся, мистер Киббл вздохнул и отхлебнул кофе джентльмены лукаво переглянулись, признавая себя членами того же кулинарного общества. После чего доктор вновь принялся уговаривать Гарри рассказать им все, как есть: ведь, возможно, найдется способ исцелить мисс Дейл от последствий ее великого горя (в чем бы уж это горе ни заключалось), идет ли речь о нервном расстройстве или чем-то еще. И здесь, надо сказать, доктор нимало не покривил душой. Хотя ему и впрямь не терпелось проникнуть в суть тайны, его искренне заботило благополучие прелестной мисс Лауры Дейл, и он сделал бы все, что в его силах, лишь бы ей помочь.

Примерно с минуту мистер Банистер хранил молчание, взвешивая аргументы доктора. Лоб его прорезали морщины; живые глаза задумчиво глядели в пространство. Наконец, сдаваясь, он оглянулся на своего старого наставника профессора Тиггза и промолвил:

- Полагаю, если я и впрямь перескажу вам события того дня, вреда особого не будет. А возможно, как предполагаете вы, доктор, выйдет и польза. Воистину, речь идет о ранах не только физического плана. Как я уже говорил, это случилось семь лет назад. Я тогда гостил в "Итон-Вейферз" у тетушки и ехал верхом через высокий густой лес, когда глазам моим предстало ужаснейшее из зрелищ. Мисс Дейл и ее мать в ту пору навещали бабушку Лауры - как вы помните, она состояла в услужении у моей тети, но к тому времени совсем расхворалась. Лаура с матерью вышли на прогулку, и с ними - младшая сестра Лауры, по имени Джульет - малышка Джульет, что за прелестное дитя! и Дик Скрибблер. Тогда он еще жил во Фридли, а в Солтхед перебрался вскорости после того; причиной же переезда стали события того самого дня.

Я доехал до широкой лесной прогалины и увидел их: все четверо застыли у края леса, и солнце освещало их неподвижные фигуры. Странная была картина, ощущалось в ней что-то жуткое... Все молчали. Вокруг царило мертвое безмолвие, даже ветер не шелестел в кронах. Я не знал, что и подумать. Поначалу я просто опешил, а потом разглядел в дальнем конце прогалины... словом, к ним подкрадывался огромный саблезубый хищник.

Перед глазами доктора Дэмпа возникла оскаленная пасть в окне кареты; впрочем, к вящему своему облегчению, врач тут же осознал, что это - лишь одно из неприятных воспоминаний, и ничего серьезнее. Поездка в "Итон-Вейферз", погоня, злобная тварь, повисшая на дверце кареты, крушение, нападение на мистера Хиллтопа... о, доктор всегда знал, что есть веские причины не любить кошек, особенно крупные их разновидности...

- Это была желтая кошка с острыми блестящими клыками. Саблезубые хищники, знаете ли, в наших краях довольно редки, а уж чтобы столкнуться со зверюгой белым днем... о таком и вовсе не слыхивали! Как вы легко можете себе вообразить, я застыл на месте - как и четверо остальных. А ведь с ними был только Дик! На моих глазах он медленно и беззвучно извлек из ножен саблю; только этот клинок и преграждал кошке доступ к его матери и сестрам. Голодная хищница принялась расхаживать взад и вперед, туда и сюда, как это водится у их злобной породы. Впрочем, зачем я вам это пересказываю; боюсь, недавние дорожные злоключения все еще пугающе свежи в вашей памяти.

Я видел, как Дик выступил вперед, словно бросая кошке вызов - сами понимаете, без какой-либо надежды на успех: он всего-навсего пытался отвлечь внимание зверя, чтобы остальные смогли убежать. Он кричал на хищницу, осыпал ее насмешками и проклятиями, подпрыгивал вверх-вниз, размахивал над головой саблей, стараясь напугать кошку и вынудить ее отступить... Тщетно. Даже издалека я слышал, как дрожит его голос: робкий, тоненький и нисколько не угрожающий. Дик вообще для приключений не создан: он всегда был застенчивым, боязливым тихоней-книжником и с клинком даже обращаться толком не умел! А кошка подбиралась все ближе, чуть приседая на задних лапах и нахлестывая себя хвостом. Она изготовилась к прыжку. Ее злобные глаза так и впились в Дика. Он задрожал всем телом, не произнеся более ни слова, отшвырнул саблю и бросился в лес, тем самым покинув семью на верную гибель.

Ну что ж, долго ждать не пришлось, скажу я вам; все, о чем я рассказывал до сих пор, произошло за несколько секунд, не более. Поначалу кошка вроде бы вознамерилась преследовать Дика - в большинстве ситуаций убегать от саблезубых котов неразумно, - но затем, видно, сообразила, что на прогалине, в каких-нибудь десяти шагах, осталось еще три очень даже беспомощных жертвы. Так что хищница оставила мысль о Дике и сосредоточила все внимание на них. К тому времени мне удалось-таки справиться с заартачившейся лошадью и направить ее вперед, однако не успел я добраться до места, как кошка прыгнула на мать и, в мгновение ока покончив с ней, нацелилась на малютку Джульет. Мисс Дейл - храбрая, несравненная Лаура, сама еще почти ребенок - подняла с земли саблю, - сэры, позвольте мне напомнить, что этот тяжелый клинок она с трудом удерживала в руках, - и в безумном порыве обрушилась на зверюгу, не давая ей приблизиться к сестренке. Словом, джентльмены, мне за всю мою жизнь не выпадало чести наблюдать более великолепного, более героического, доблестного и самоотверженного поступка, - равно как и более безрассудного. Разумеется, попытка закончилась ничем; у меня в ушах до сих пор звенят отчаянные крики, исполненные ярости и горя, что сорвались с губ Лауры, когда на ее глазах кошка накинулась на маленькую Джульет.

В это самое мгновение моя кобыла, упираясь, вставая на дыбы и фыркая, наконец-то доставила меня к месту событий. Ее метания и прыжки вспугнули кошку, и это дало мне возможность нанести с седла несколько точно рассчитанных ударов. Чудовище рассвирепело. Зверь кинулся сперва на лошадь, затем на меня, а злополучная Лаура оказалась в гуще событий. Вот тогда-то острые когти и нанесли ей те кошмарные раны. Видите ли, хищница запуталась лапой в ее волосах, таких густых и длинных. От этого зрелища мне сделалось дурно, и я распалился не на шутку. Каким-то непостижимым образом - даже теперь, спустя семь лет, не знаю, как мне это удалось, - я сумел нанести чудищу еще несколько ударов, на сей раз весьма сильных, в голову и в шею, и походя отрубил зверю ухо. Кошка страшно взвыла - и прыгнула на меня. Я приготовился к битве, которая наверняка обернулась бы для меня последней, но тут хищница развернулась и скачками умчалась прочь, в направлении, противоположном тому, куда убежал Дик Скрибблер.

Мать Лауры уже не дышала. Что еще печальнее, прелестная маленькая Джульет тоже вскоре скончалась, несмотря на все заботы мистера Рейнольдса, домашнего врача моей тетушки. Спасти девочку просто не представлялось возможным. Сама Лаура была на грани жизни и смерти и провела в постели не один месяц, страшно страдая от ран. В конце концов она поправилась и вернулась к нормальной жизни - насколько такое возможно. Отец ее, видите ли, давным-давно умер; теперь она разом потеряла мать и сестру и в придачу еще и сводного брата. У девушки не осталось никого, кроме недужной бабушки.

- Потеряла сводного брата? Вы про Дика Скрибблера? Но как же? недоуменно переспросил доктор.

- Бедный Дик уехал спустя две недели после трагедии. Никому не объяснив куда, не сообщив, когда вернется и вернется ли вообще. Короче говоря, он исчез, точно сквозь землю провалился. Спустя три года я совершенно случайно узнал, что он нашел прибыльную работу в Солтхеде. Он всегда превосходно управлялся с пером и пергаментом, все схватывал на лету, так что при желании с легкостью мог подыскать себе такую должность. Отец его торговал писчебумажными принадлежностями, а сам Дик какое-то время состоял в учениках у мистера Мола, типографа и гравера из Фридли. Так что, как вы сами имели возможность убедиться, профессор, к тому моменту, как мистер Скрибблер решился претендовать на должность вашего секретаря, он приобрел немалый опыт в обращении с чернилами, пером и линейкой. К сожалению, дар речи он утратил.

- Да-да, Гарри, будьте так добры, расскажите, что вы об этом знаете, настойчиво попросил профессор.

- По всей видимости, в результате трагедии он изменился до неузнаваемости. Возможно, вам, доктор, встречались в вашей практике подобные случаи. Полагаю, тут сказались шок и горе, и неописуемый ужас пережитого, и, возможно, раскаяние при мысли о том, что он бросил на растерзание собственную семью. Голос у бедняги пропал окончательно и бесповоротно. Причем дело не в том, что говорить он не может - по всей видимости, это не так, - дело в том, что он сам не хочет.

- А! Да-да, конечно, - кивнул доктор Дэмп с видом весьма умудренным, давая понять, что совокупность симптомов ему знакома.

- Судя по всему, Дик сделался менее строг в привычках и выборе знакомств, менее прихотлив в том, что касается манер и платья. Он надел маску равнодушной беспечности; он ничего не воспринимает серьезно, разве что под принуждением. Настоящих друзей у него мало, если таковые вообще есть; в общем и целом он дает понять, что до ближних ему дела нет: разве что человека можно использовать к некоей собственной выгоде. Проблема в том, что все эти перечисленные мною черты, профессор, были совершенно несвойственны Ричарду Скрибблеру в пору нашего знакомства в Бродшире. Ощущение такое, будто вследствие того трагического дня личность его полностью изменилась. Единственное исключение - кстати, весьма значимое! это, сэр, его тесная дружба с вашей племянницей. Дик Скрибблер, как его описывала Фиона, кажется мне куда ближе к прежнему Дику Скрибблеру, Дику Скрибблеру из Бродшира. Не знаю, в силу какой причины, но только девочка подобрала ключик к его сердцу. Ну что ж, вот вам и вся история, те немногие подробности, которыми я могу с вами поделиться. Вы только представьте себе, сегодня я видел Дика впервые за семь лет - и то лишь краем глаза, в окне.

Аудитория мистера Банистера с завороженным изумлением внимала каждому его слову. Сострадательный профессор не мог не преисполниться жалости к мисс Лауре Дейл и к злосчастному Дику. Более никогда не станет он удивляться сдержанности девушки, ее приступам отчужденности, ее замкнутости: что за страшные воспоминания, надо думать, приходят к ней в такие минуты! И никогда более не сможет он воспринимать мистера Ричарда Скрибблера в прежнем свете.

А мистером Кибблом, чье сочувствие принадлежало Лауре, и только ей одной, владело благоговейное восхищение: при том, что он, увы, чувствовал себя чужим и несправедливо обойденным. Как мало знал он об истории и характере этой молодой девушки! Сколько всего она хранила в тайне, сколько всего повидала и испытала в юности; и кто бы мог о таком догадаться! О том, как отважно Лаура бросилась защищать свою семью, мистер Киббл слушал едва ли не в священном экстазе. По иронии судьбы, эти открытия привели лишь к тому, что между ним и Лаурой разверзлась новая, еще более глубокая пропасть - история мисс Дейл ни в какое сравнение не шла с бессобытийной, скучной, негероической хроникой его собственного бытия.

Доктор Дэмп, медик до мозга костей, с типично врачебным суховато компетентным видом поглаживал бороду - теперь, когда непростая медицинская проблема благополучно разрешилась.

- А ведь действительно, между мисс Дейл и мистером Скрибблером, когда он заглядывал к нам на Пятничную улицу, ощущалась некая отчужденность, некий холодок, - отметил профессор. - Я счел это за равнодушие с ее стороны и особо об этом не задумывался.

- Если скромному школяру позволено будет высказать предположение, проговорил Гарри, - сдается мне, она считает Дика виновным в смерти ее матери и сестры, поскольку сам он сбежал, а их бросил на произвол судьбы. Но у них ни тени шанса не было, вы уж мне поверьте. Ни малейшей надежды! Из такой переделки никто бы не спасся, не важно, сражался бы Дик Скрибблер или убежал. Чтобы один-единственный вооруженный мужчина, к тому же пеший, а не верхом, да одолел саблезубую кошку? Да это было бы чудо из чудес! Я, разумеется, не говорю о нашем мистере Хиллтопе.

- Что до Лауры Дейл, ее склонность к преувеличенным самообличениям, несомненно, проистекает из того, что девушка не смогла спасти их сама, рассуждал вслух доктор Дэмп. - При том, что и от нее здесь ровным счетом ничего не зависело, как совершенно верно заметил Гарри. Такого рода феномены - отнюдь не редкость, знаете ли. Всепоглощающее чувство вины - это жуть что такое, тем паче если необоснованное. Это ж общеизвестно!

- Лишь благодаря фантастическому везению, доктор, и не иначе, мне удалось нанести те несколько последних ударов. Разумно было ожидать, что и мисс Дейл, и я неминуемо погибнем вместе с ее матушкой и сестрой. В конце концов кошка была здоровущая и чертовски упрямая. Я убежден: нам просто-напросто невероятно посчастливилось.

- Хотел бы я знать, что чувствует мистер Скрибблер, - проговорил профессор, задумчиво хмурясь. - Что за неописуемый ужас выпал на его долю в тот день в Бродшире! Настолько неописуемый, что он просто не может говорить о нем - равно как и ни о чем другом.

Последовала долгая пауза. Джентльмены пригубили кофе и вновь принялись строить предположения.

- Что до Фионы, возможно, Дик видит в ней двойника своей бедной маленькой сводной сестрицы, - проговорил мистер Банистер. - Заботясь о Фионе, он по-своему заглаживает свою вину перед погибшей Джульет.

- Что, если то же самое справедливо и по отношению к мисс Дейл? рискнул высказаться мистер Киббл, разрывая кокон, в который сам себя заключил. Долой уныние, долой эгоистичную жалость к самому себе, хватит оплакивать свои мелкие, вздорные невзгоды; навек прочь и то, и другое! Что значат они в мире, где существует бескомпромиссный героизм, преданность и самоотверженность Лауры Дейл?

А профессор Тиггз между тем задумался о своей покойной сестре. Как любил он распознавать дорогие, столь памятные ему черты в зеркале лица ее дочери! Как поразительно и как чудесно, как печально, удивительно и как странно, что и он, и мисс Дейл, и чудаковатый Дик Скрибблер - все трое угадывают столь сходные образы в лице одного и того же невинного ребенка!

Позже тем же вечером, уже на Пятничной улице, проходя через прихожую, профессор едва не заговорил с Лаурой на пресловутую тему. Дойдя до арки у лестницы, он обнаружил, что девушка сидит за книгой в старомодной гостиной. На ней было повседневное голубое полотняное платье, очень простенькое; золотисто-каштановые волосы рассыпались по плечам. Заметив вошедшего, гувернантка поднялась на ноги. В ласковых серых глазах читался вопрос:

- Сэр?

- Хм! Видите ли, мисс Дейл... меня занимает один... хм... вопрос, о котором мне бы хотелось...

Но, еще не договорив, профессор понял, что неправ.

- Сэр?

На ходу передумав, профессор Тиггз выдержал некоторую паузу и в самой своей добродушной манере сказал:

- Хм... доброй ночи, дорогая моя. Я... хм... желаю вам приятных снов.

Мисс Дейл, слегка удивившись, в свою очередь, пожелала профессору доброй ночи. И вновь вернулась к занятиям, и читала до тех пор, пока у нее не заболели глаза. Тогда девушка закрыла книгу и поднялась наверх. Но, невзирая на собственную сонливость и добрые пожелания профессора, она долго ворочалась под одеялом во власти необъяснимого возбуждения, а корабль в царство Морфея все не приходил. Когда же пробило полночь, а уснуть ей так и не удалось, Лаура встала и открыла створное окно - взглянуть на зимнюю луну. Луна стояла у самого горизонта, огромная, точно большая кремовая монета, зажатая между двумя подушками облаков. Яркий оттиск горел перед закрытыми глазами девушки еще долго после того, как она возвратилась в постель. Когда же Лаура, наконец, задремала, сон ее был беспокоен и чуток.

Но вот в дрему постепенно вплелось странное видение. Будто бы луна зашла, а ее, Лауру, разбудил легкий шум. Поначалу девушка никак не могла понять, откуда он доносится и что его производит. Ритмичное тиканье и пощелкивание наводило на мысль о перестуке бильярдных шаров. Но ведь в профессорском доме нет бильярда! Может, это часы? Нет, поблизости от ее комнаты нет часов с таким звуком.

Девушка волей-неволей поднялась с постели, проверить, что же все-таки потревожило ее сон. Теперь, когда луна села, в доме царила непроглядная тьма. Лаура зажгла свечу и выскользнула в коридор. Взгляд не различал ровным счетом ничего необычного, только настойчивое тиканье звучало громче. Девушка дошла до конца коридора и завернула за угол; с каждым шагом звук нарастал. К вящему ее изумлению, там, где прежде высилась глухая стена одна из внешних стен дома! - теперь обнаружилась открытая дверь, ведущая в некую комнату.

Из разверстого проема тянуло леденящим холодом, ничего подобного ему Лаура в жизни своей не испытывала - ни по силе, ни по ощущению. Оттуда же доносилось и тиканье. Мрачные предчувствия охватили девушку: ей казалось, будто в комнате нечто ужасное. Однако она совладала со страхом. Глядя прямо перед собою, Лаура высоко подняла свечу и переступила порог.

Внутри не обнаружилось ничего, кроме грубо сколоченной длинной деревянной скамьи - вроде как в церкви. На ней, лицом к Лауре, восседала детская тряпичная кукла. Крайне необычная тряпичная кукла, надо заметить, ибо лицо ее было лицом Фионы. Громкое размеренное тиканье исходило от куклы. Подойдя ближе, Лаура заметила, что тикают огромные темные глаза куклы: они синхронно двигаются туда-сюда с ритмичностью часового хода. Тик-так, тик-так, тик-так. Время летит, минуты идут и отсчитывают, отсчитывают... что?

Комната растворилась в круговерти тьмы и хаоса. Лаура проснулась. Во сне она перекатилась на живот и зарылась лицом в подушку. Сердце ее колотилось так неистово, что в ушах стоял грохот, а матрас отзывался на перестук эхом, отчасти повторяющим ритм движения кукольных глаз.

Мало-помалу мысли Лауры пришли в порядок. Девушка вскочила, поспешно набросила пеньюар, бросилась в комнату Фионы, подбежала к кроватке: ребенок мирно спал. Тем не менее Лаура обняла крохотную фигурку и привлекла ее к себе, вознамерившись защищать свою подопечную от любой подстерегающей опасности.

Фиона, недоуменно моргая, очнулась от сна в ласковых объятиях гувернантки.

- Ох... что... такое... мисс Дейл? - воскликнула она, еще плохо сознавая, что происходит. - Что такое?..

В ответ гувернантка принялась баюкать девочку, крепко-накрепко обняла ее и осыпала бессчетными поцелуями.

- С тобой все в порядке! - прошептала Лаура. - Благодарение Господу, с тобой все в порядке!

Она пригладила спутанные волосы девочки, внимательно и жадно вгляделась в ее личико. В глазах Лауры блестели слезы.

- Что случилось, мисс Дейл? - переспросила Фиона, не на шутку встревожившись: она уже заметила, что Лаура плачет. - Ох, да что такое стряслось? Что-то не так с дядей Тиггзом? Ну, говорите же, мисс Дейл!

- Ничего не стряслось, - всхлипнула Лаура. - Все спокойно, родная.

От кровати донеслось мяуканье, и из-под одеяла выглянул рыжий полосатик - такой же сонный, как и маленькая Фиона.

- Мистер Джем! - рассмеялась девочка, потянувшись к коту. - Тебе тоже не спится! По утрам он такой неугомонный, мисс Дейл, обожает меня будить как прыгнет мне на голову, тут я и просыпаюсь! Честное слово, я не придумываю! Старуха Следж говорила, это все дурные манеры, а мне кажется, это просто-напросто кошачьи манеры - других-то у них нет! Бедный мистер Джем, может, покормим его чем-нибудь?

- Иди-ка сюда, Джемчик, - позвала Лаура, долю секунды поколебавшись.

Котище, надеясь на утреннее угощение, одним прыжком перемахнул на колени к гувернантке и громко замурлыкал. Увы, напрасные мечты; ничего вкусного ему не перепало, вот просто-таки ни кусочка; его всего лишь погладили по голове и почесали за ушами.

- Вы со мной не побудете немного, мисс Дейл? - взмолилась Фиона. - А то мне почему-то страшно.

- Конечно, родная.

Лаура забралась под теплое, уютное одеяло и прижала к себе Фиону. Мистер Джем походил по покрывалу туда и сюда, приминая его лапами, мурлыча и перебираясь с места на место раз этак сто, пока не соорудил себе новое уютное гнездышко. Похоже, на утреннее угощение надеяться не приходилось; зато по крайней мере компания приятная.

И хотя сон Лауры мало-помалу померк, недоброе предчувствие осталось и силы своей не утратило. Девушка задремала ненадолго бок о бок с Фионой, и спалось ей, пожалуй, куда лучше, нежели в собственной постели. Однако встала она бледная, встревоженная, холодея от ужаса при мысли о чем-то зловещем и неведомом, что вот-вот должно произойти.

Даже когда солнце поднялось на небо и покатилось привычным путем через небесные сферы, недоброе предчувствие не развеялось.

Глава X

Идет...

Тем самым утром, когда профессор Тиггз и его друзья собрались в кофейне Сноуфилдза, дискуссия совсем иного плана имела место быть в конторе, приютившейся в старинном здании красного кирпича, что на Коббз-Корт; в конторе или, если уж совсем точно, во внешнем помещении прославленной юридической фирмы "Баджер и Винч". Как ни странно, этот разговор тоже некоторым образом касался зимней ярмарки.

Замызганная дверь, украшенная знаком отличия прославленной фирмы, с треском распахнулась, и на пороге возникла объемистая фигура джентльмена в темно-фиолетовом костюме, на неохватной талии которого позвякивала золотая цепочка для часов. Сей джентльмен ворвался внутрь, стянул с лысой головы шляпу, откашлялся, изогнул шею, поперхнулся, снова откашлялся и оглушительно рявкнул:

- Скрибблер!

Но сперва задремавшего клерка потребовалось пробудить к жизни; ибо, принимая во внимание ранний час, тот едва успел прибыть на службу, отпереть замызганную дверь, расставить восковые свечи между вздымающимися вулканами юридической документации, растопить камин во внутреннем святилище поверенного (и создать жалкую пародию на огонь во внешнем помещении, для себя), вскарабкаться на высокий табурет, распределить на столе весь свой инструментарий, положить руки на тот же стол и преклонить голову, устав от трудов праведных. В обычных обстоятельствах мистер Ричард Скрибблер располагал бы еще четвертью часа на то, чтобы отдохнуть и прийти в себя, прежде чем его потревожит ныне здравствующий партнер фирмы. Но этим утром работодатель мистера Скрибблера тоже поднялся ни свет ни заря, и лицо его хранило выражение чуть более зловещее, чем обычно.

- Скрибблер! Опять витаете в облаках? Никчемный лентяй. Кхе-кхе.

Заслышав приветственный оклик, писец приподнял голову над столом и скосил взгляд вниз, к основанию высокого табурета. Губы его изогнулись в сонной улыбке, каковая тут же сменилась гримасой ужаса. Вот уже несколько дней мистер Джаспер Винч контору не посещал - оставался дома, снедаемый неведомым недугом, так что мистеру Скрибблеру приходилось трудиться в одиночестве. Тем не менее накануне его предупредили о предстоящем возвращении нанимателя. И теперь, опознав помянутого нанимателя в тучной фигуре внизу, клерк подскочил на табурете, воткнул в волосы несколько перьев, с интересом изучил перочинный нож и промокашку и принялся полировать рукавом чернильницу, делая вид, что занят чем-то чрезвычайно важным.

- Скрибблер, - проговорил мистер Винч, откладывая шляпу. - Минутку внимания, пожалуйста, будьте так добры. Скрибблер... кхе-кхе... так больше продолжаться не может.

Мистер Скрибблер вопросительно изогнул брови.

- И без того слишком это все затянулось... кхе-кхе... я, конечно же, разумею вашу службу в фирме. Терпеть вас и дальше невозможно. Вы бездельник и растяпа, согласитесь сами! Кхе-кхе. Да будет мне позволено привести наглядный пример. Скрибблер, вы, часом, не припоминаете ли имени Пуддлби-старшего? Или такого города, как Ньюмарш? Или такого вопроса, как... кхе-кхе... квартальные балансы по счетам Пуддлби? Все это вам знакомо или нет?

Мистер Скрибблер, ухватив подбородок большим пальцем и указательным, возвел глаза к потолку, изображая напряженную мыслительную деятельность. В конце концов он пожал плечами и вскинул руки.

- Превосходно. Я так и думал. Кхе-кхе. Позвольте мне освежить вашу память. Кхе-кхе. Возможно, вам удастся-таки вспомнить, что Пуддлби-старший прибыл вот в эту самую контору из Ньюмарша несколько недель назад, надеясь и рассчитывая... кхе-кхе... просмотреть вместе со мною счета и вообще все, что имеет отношение к его обширной арендованной недвижимости в этом городе, надзор за которой возложен на фирму. Кхе-кхе. Скрибблер, вы, часом, не помните реакцию сего джентльмена, когда сам он появился, а бумаги - нет? Кхе-кхе. Прямо вот так, с ходу: все это вам хоть что-нибудь говорит? Теперь подумайте хорошенько. Я повторю еще раз: квартальные балансы по счетам Пуддлби... Пуддлби-старший... кхе-кхе... прибыл из Ньюмарша и проделал такой путь специально для того, чтобы просмотреть балансы. Кхе-кхе!

Мистер Скрибблер качнул головой и тут же дернул ею в другую сторону, словно это был гонг, и в него только что прозвонили. Глаза клерка расширились, губы сложились в округлое "О". Он воздел вверх указательный палец, улыбнулся и закивал: да, он все вспомнил.

- Ага! Капитально! Вижу, в голове у вас прояснилось. Кхе-кхе. Лишь посредством немыслимых, нечеловеческих усилий, включая... кхе-кхе... смиреннейшие увещевания, мне удалось сохранить Пуддлби-старшего в числе клиентов фирмы. Что до объяснений, Скрибблер, они просто ни в какие ворота не лезли. Кхе-кхе.

Здесь мистер Скрибблер принялся нервно покусывать большой и указательный пальцы.

- И этот приведенный мною пример, к несчастью, лишь один из многих. Кхе-кхе. Пуддлби-старший. Стиффкин. Йорридж и Чейз. Харвуд. Рибблсдейл. Кхе-кхе! Вы, конечно же, помните дело Рибблсдейла-младшего, я надеюсь? Того самого юноши, что бросился с утеса на камни в час отлива... кхе-кхе... после того как данная фирма сообщила ему о том, сколь ничтожную сумму завещал ему покойный отец, Рибблсдейл-старший? На самом-то деле... кхе-кхе... этот достойный джентльмен оставил сыну наследство весьма значительное... поместье, что, за вычетом земельного налога, приносило бы ему никак не меньше десяти тысяч в год. Кхе-кхе! Но поскольку некий клерк данной фирмы скопировал документы с ошибками... вы ведь помните, Скрибблер, не так ли?.. кхе-кхе... так уж вышло, что в создавшейся путанице я, положившись на усердие помянутого клерка... кхе-кхе... и на его аккуратность... уведомил Рибблсдейла-младшего... кхе-кхе... известил его о незначительном наследстве, оставленном отнюдь не Рибблсдейлом-старшим, но его дядей Риббсдейлом, джентльменом, и поныне здравствующим. Кхе-кхе.

Мистер Скрибблер сконфуженно потупился, давая понять, что и этого случая он не забыл.

- Скрибблер, вы вообще представляете себе, что за скандал разразился... кхе-кхе... только вообразите себе подобную сцену, сэр, когда мне пришлось объяснять семье... кхе-кхе... что именно заставило подающего надежды молодого наследника покончить с собою? Вы представляете себе это, я вас спрашиваю? Кхе-кхе. Вот так я и думал. Уж не рассчитываете ли вы полюбоваться на то, как данная фирма покончит с собою по примеру Риббсдейла-младшего? Кхе-кхе. Понятно. Чем вы вообще тут занимаетесь, Скрибблер, помимо того, что получаете жалованье?

По ходу этой речи поверенный Винч довел себя до высшей степени возбуждения. Шляпа соскользнула на пол; часы выскочили из кармана и теперь раскачивались на цепочке взад-вперед; законник то и дело промакивал лысину, а шея его закручивалась оборот за оборотом и теперь грозила в любой момент стремительно развернуться, подобно пружине.

По всей видимости, мистеру Скрибблеру крыть было нечем. В ответ на один вопрос он энергично кивал и улыбался, на другой - пожимал плечами. По ходу дела клерк подобрал и воткнул в волосы еще одно перо, в придачу к разрозненному набору, уже угнездившемуся в шевелюре. Он кусал пальцы, скрещивал руки, чесал в голове... словом, изрядно смахивал на некую экзотическую птицу, усевшуюся на дереве над вулканами и свечными огоньками.

- Засим, Скрибблер, - гнул свое поверенный, - так дальше продолжаться не может. Я принял решение - для вас не слишком-то приятное, хотя для фирмы чрезвычайно полезное. И решение это окончательно и бесповоротно. Кхе-кхе. Буду краток. До свидания. - И мистер Винч указал жирной рукой на замызганную дверь.

Нахмурившись, мистер Скрибблер переводил взгляд с двери на Винча, будто не вполне понимая последнее высказывание.

- Ну? Ну же? Кхе-кхе. Мне надо пояснить? - нетерпеливо бросил мистер Винч. - До свидания.

Суть слов поверенного наконец-то дошла до адресата. Брови мистера Скрибблера взлетели вверх; он сглотнул, губы его задрожали, кровь отхлынула от щек, в лице отразился испуг. Он несколько раз ткнул себя пальцем в жилет, удостоверяясь, об этом ли клерке идет речь.

Поверенный Винч промокнул лысину и подтвердил: да, о нем. И указал на дверь толстой пачкой документов, на случай, если мистер Скрибблер не заметил движения жирной руки.

- До свидания, Скрибблер, - улыбнулся он, покачиваясь на каблуках вперед-назад в приступе самодовольства. - Дело уже не sub judice* [на рассмотрении суда (лат.).]. Видите ли... кхе-кхе... здесь грядут большие перемены. Юридическая фирма "Баджер и Винч" с Коббз-Корт обязана вернуть себе то высокое уважение, которым некогда пользовалась по всему городу. Это категорически необходимо. Кхе-кхе. Самое меньшее, что можно совершить во имя памяти мистера Эфраима Баджера, - здесь поверенный слегка поежился, партнера-учредителя фирмы. Кхе-кхе. Перемены незамедлительно воспоследуют. Пусть при упоминании имени Баджера люди Солтхеда вновь почтительно умолкают. Кхе-кхе. Я, как ныне здравствующий партнер фирмы, считаю своей обязанностью проследить, чтобы все это было сделано - и все это будет сделано... кхе-кхе... и обязанности мои начинаются с вас. До свидания, Скрибблер.

С весьма удрученным сердцем мистер Скрибблер извлек из шевелюры письменные принадлежности - медленно, осторожно, одно перо за другим - и разложил их на письменном столе. Оглядел комнату - пропыленные книжные полки, монументальные нагромождения гроссбухов, судебных приказов и листов ин-фолио, почерневшие потолки, тускло мерцающие огоньки, и темные углы, дым от сальных свечей - словом, все обширное, внушительное царство юриспруденции, каковое он озирал обычно с высокого табурета изо дня в день. Увы, более тому не бывать! Безропотно собрал клерк те несколько вещиц, что ему принадлежали, и с меланхолическим видом спустился на грешную землю.

- До свидания, Скрибблер, - повторил мистер Винч, по обыкновению не глядя в лицо собеседнику. Отвернувшись, он порылся в кармане сюртука, извлек несколько монет и протянул их клерку. - Вот, держите. На этом мы дело и закончим; и привет вам от мистера Баджера. Ну что ж... кхе-кхе... до свидания. Вы сами вытянули свой жребий, так что привыкайте уж, привыкайте. Ступайте - и поторапливайтесь, и поразвлекитесь уж как следует. Вы только подумайте, Скрибблер! Кхе-кхе. Вам больше не придется просиживать час за часом в унылой конторе. Какая для вас удача, а? Кхе-кхе! Тяжкие рабочие дни позади: более не дремать вам за пергаментами, не гонять мух линейкой, не заигрывать с прелестными поденщицами. И на что только вам теперь потратить свое время? Кхе-кхе. Ну что ж, придумал: как раз то, что нужно. Не сходить ли вам на зимнюю ярмарку? Великолепная панорама... веселые гулянья... кхе-кхе... катания на коньках... фокусники... лоточники... лудильщики... торговцы пряниками... затейники-извозчики... скоморохи... фигляры. Кхе-кхе. Вот уж где в изобилии соберутся субъекты вроде вас - или я очень ошибаюсь. Кхе-кхе. Так что до свидания, Скрибблер.

Ссутулившись, глядя в пол, мистер Ричард Скрибблер навсегда покинул унылую контору. Проводив его взглядом, поверенный крутнулся на каблуках и ликующе захлопал в ладоши, восклицая:

- Капитально!

Мистер Винч уже устроился во внутреннем святилище, вставил в глаз монокль и взялся за бесчисленные резюме, счета, письменные показания, судебные приказы и прочие образчики юридической дребедени, требующие его внимания, когда дверь внешнего помещения распахнулась, пропуская внутрь молодого незнакомца.

- Вы к "Баджеру и Винчу", сэр? - окликнул гостя поверенный Винч из мягкого кресла.

- Именно, - отвечал гость. - Конкретно к Винчу.

- Это конкретно я, - представился поверенный, выходя во внешнюю комнату и кланяясь. При этом монокль выскользнул у него из глаза и повис на черной ленточке, ударяясь о жилетные пуговицы. - Наша фирма к вашим услугам, мистер?..

- Рук, - отвечал юнец. - Джо Рук.

- Кхе-кхе. Чем же именно мы можем услужить вам? Дело личное, сэр, или коммерческое?

- Может быть, и так, - уклончиво отозвался мистер Рук. В лице его отразилось подозрение. Он умолк и заглянул за несколько предметов меблировки, проверяя, не прячется ли там кто.

- Не угодно ли пройти в мой личный кабинет, сэр? - заискивающе улыбнулся поверенный. - Тревожиться не о чем... кхе-кхе... там нас никто отвлекать не станет.

- А что, в этом заведении любопытных клерков не водится?

- Конечно, нет, сэр.

Слегка успокоившись, мистер Рук молча проследовал за поверенным во внутреннее святилище.

- Кхе-кхе, - откашлялся мистер Винч, вновь усаживаясь в уютное, мягкое кресло. - Итак... кхе-кхе... что вам требуется, сэр? Чем мы можем вам помочь?

- Вопрос не в том, что требуется мне, - загадочно отвечал мистер Рук. - Вопрос в том, что требуется вам.

Поверенный скрестил на груди руки и, склонив голову, внимательно изучил отталкивающие черты визитера. Задержав взгляд где-то в районе его груди, он улыбнулся и проговорил:

- Почему бы вам просто-напросто не рассказать мне прямо, зачем вы пришли, мистер Рук? Заодно бы и время сэкономили. Кхе-кхе. В конце концов фирма перегружена работой. - И в качестве подтверждения мистер Винч провел рукой над грудой юридической документации, словно благословляя бумаги.

Мистер Рук обвел взглядом внутреннее святилище (вокруг - ни души, только он и поверенный), оглянулся через плечо на обширное внешнее помещение (там - вообще никого) и пожал плечами.

- Да уж вижу, как вы работой перегружены. Ну ладно, то, с чем я пришел, много вашего ценного времени не займет.

- Так что у вас такое?

- Что у меня такое? - отозвался мистер Рук, подаваясь вперед и стискивая кулаки. Цепкие глазки его так и буравили собеседника. - У меня Хикс - вот что у меня такое.

Глаза самого поверенного - крохотные, темные, узкие - на мгновение расширились и сонно сверкнули. Края век чуть подрагивали. Мистер Винч промокнул лысину и жирные губы, вытер руки.

- Хикс? - повторил законник, поигрывая с ленточкой от монокля.

- Хикс.

- Ну и что Хикс?

- Он здесь.

- Хикс - в Солтхеде... кхе-кхе? - воскликнул мистер Винч, полагая, что ослышался.

- Хикс в Солтхеде. Говорю вам: я видел его не далее как прошлым вечером, на пожаре в "Клювастой утке". И самого Хикса, и его прихвостней: это чучело Пилчера и этого... этого... словом, Чугунного Билли. (Рук свирепо выругался себе под нос.) Ненавижу всю банду, ох как я их ненавижу. Я втихаря выследил Хикса, так что теперь знаю, чего он затевает. Вам отлично известно, что выписан ордер на его арест по обвинению в покраже скота. Вонючие, гнусные твари, ненавижу их! Стадо пропало; кто ж, как не Хикс, этих чудищ захапал! Угнал их куда-нибудь в горы, думает продать, а денежки прикарманить - а вы с Таском вроде как в стороне. Так вот, сейчас Хикс в Солтхеде, а Джо Рук готов рассказать вам, как его найти.

Мистер Винч помолчал, сосредоточенно вытирая лысину. Хикс - в Солтхеде! Возможно ли? Поверенный откашлялся.

- И вы знаете, где Хикс?

- Знаю.

- Вы... кхе-кхе... уверены в этом, сэр? Вполне уверены?

- Уверен на все сто, - самонадеянно ухмыльнулся юнец. - Вам требуется Хикс - так, значит, Хикса я и доставлю.

Поверенный снова помолчал, на сей раз позволяя рассудительности взять верх над холодным расчетом. Что дало Винчу возможность призадуматься над новым смыслом жизни, над возвышенными идеалами и целями, которые наметил для него - при этом воспоминании Винч снова передернулся - старший партнер во имя реабилитации фирмы.

- Хикс был бы полным идиотом, если бы и впрямь возвратился, проговорил поверенный. Лицо его внезапно потемнело. - А откуда нам знать, что вы говорите правду, сэр? Кхе-кхе. Отвечайте-ка. В конце концов, одно дело - факты, а другое - пустая болтовня.

- Ненавижу болтать впустую, - презрительно бросил мистер Рук. - Это чистая правда, так и есть. Откуда я знаю? Да потому, что я был в отряде, сопровождавшем стадо в Вороний-Край. Вкалывал как проклятый - никто в целом свете так бы не старался, вот они на меня и взъелись, вся банда, а особенно Чугунный Билли (Очередной поток невнятных ругательств.) Тогда я с ними рассорился и сказал Хиксу, что выбываю из игры. И тут же развернулся и уехал, и возвратился в город. Деньгами пожертвовал ради совести, вот оно как.

Мистер Винч, в ходе своей адвокатской практики имевший дело со многими совестливыми людьми - себя не считая - прикидывал, много ли совести заключено в этом агрессивном юнце. Можно ли верить его рассказу, и если да, то насколько? Что в нем правда, а что - абсолютнейший вздор? Пожалуй, надо бы прощупать почву.

- А что вы запрашиваете у фирмы, сэр? - осведомился поверенный, накручивая ленточку от монокля на жирный палец.

- Да немного; Джо Рук парень не из жадных. Так, возместить потерянное. Небольшая компенсация: ведь ваш приятель Таск вам изрядный куш отвалит, когда вы вручите ему Хикса.

При этих словах поверенный так и зашелся смехом.

- Вознаграждение? Вы глубоко заблуждаетесь, сэр. Кхе-кхе. Мистер Иосия Таск, промышленный магнат, видный филантроп... чтобы он, да стал предлагать вознаграждение за поимку мелкого воришки? Нет, сэр. Кхе-кхе. Абсолютно исключено. Боюсь, этого джентльмена вы совсем не знаете. Нет-нет.

Ответ, похоже, изрядно огорчил мистера Рука. Он раздраженно откинулся в кресле. Вот этой закавыки он не предвидел: похоже, денег и впрямь не дадут! Юнец потеребил тонкие усики; цепкие глазки хмуро поглядывали туда и сюда.

- Стало быть, никаких деньжат?

- Никаких, - решительно подтвердил поверенный, шмыгнул носом и легонько крутнул подвешенный на ленточке монокль. Мистер Винч был весьма собою доволен: прощупывание прошло успешно.

- Это ж надо так парня к стенке припереть! - пробормотал юнец угрюмо и недобро. - Никогда так никого не третировали, как Джо Рука! Никогда!

- Боюсь, сэр, вам и впрямь надеяться не на что. Кхе-кхе. Фирма ничем не может вам помочь.

Надежды пополнить кошелек потерпели крах. Однако столь сильную ненависть внушали мистеру Руку Самсон Хикс и его сподвижники, что тот готов был отречься от презренного металла. Вот вам свидетельство того, как низко пал невоздержанный юнец!

- А предположим, - промолвил Джо Рук, с трудом выговаривая кощунственные слова, - предположим, что никаких денег мне и не надо. Ни единой монеты. Бог с ней, с казной. Предположим... я вам просто так скажу, где скрывается Хикс, за бесплатно? Потому что теперь вот я прикидываю, что полюбоваться на Хикса в оковах - лучшая для Джо Рука награда.

И снова мистер Винч задумался о новообретенном смысле жизни: о цели более благородной и достойной, завещанной ему бесплотным торсом мистера Эфраима Баджера. Он поднялся с кресла и обратил на визитера один-единственный негодующий взгляд.

- Должен напомнить вам, сэр, кхе-кхе, что задержание преступника в соответствии с ордером мирового судьи - обязанность шерифа.

- Что такое? - воскликнул мистер Рук и тоже вскочил на ноги, до глубины души потрясенный откликом на свои авансы. Пальцы его сомкнулись на рукояти рапиры.

- Это - "Баджер и Винч", сэр, - проговорил поверенный, изображая праведный гнев. - Мы - юристы, мистер Рук. Мы стоим на страже закона и всячески содействуем суду. Мы - респектабельная фирма, сэр. Кхе-кхе.

- Вы - "Баджер и Винч", вам закон не писан, вы - гнездо мошенников и плутов. Весь Солтхед это знает!

- Кхе-кхе. Повторяю, сэр, мы респектабельная фирма. Наш девиз неподкупность. В этих стенах мы не имеем дела ни с вознаграждениями, ни с поощрениями. Если вы располагаете относящейся к делу информацией... кхе-кхе... вам, вне всякого сомнения, следует уведомить шерифа и судебных исполнителей, обратившись на Мостовую улицу.

- К этим крючкотворам? Да я их ненавижу!

- Боюсь, мистер Рук, здесь мы вам ничем помочь не можем. Повторюсь еще раз: мы уважаемая фирма... кхе-кхе... и все утверждения в обратном решительно отрицаем. Кхе-кхе.

- Гнусный лицемер!

- А если вы не уйметесь, я позову старшего партнера фирмы, мистера Эфраима Баджера: уж он-то поставит вас на место, - парировал мистер Винч, отчаянно блефуя - иначе и не скажешь.

- Старик Баджер давным-давно сошел в могилу, - расхохотался мистер Рук. Цепкие крохотные глазки на мгновение превратились в не менее цепкие крохотные щелочки. - И об этом тоже известно всему Солтхеду!

Поверенный Винч лихорадочно размышлял, как вернуться на утраченные позиции. Веки его подергивались, он промокнул лысину - и снова решился на блеф.

- Я, естественно, имею в виду мистера Эфраима Баджера-младшего. Исключительно опасный противник, когда дело доходит до клинков, сэр. Кхе-кхе. Насколько мне известно, ему случалось вызывать на дуэль молодых джентльменов вроде вас, сэр, по куда более ничтожному поводу, и до сих пор - ни царапины. Что до судьбы означенных джентльменов... кхе-кхе... об этом, пожалуй, мы лучше умолчим. Мистера Баджера, я уверен, очень огорчат ваши злые нападки. Кхе-кхе. Мне его позвать, сэр?

Мистер Рук, тяжело дыша, обдумывал дальнейшие действия. В конторе он никого больше не заметил и понятия не имел, существует ли на свете мистер Баджер-младший; одно он знал наверняка: здесь он и впрямь ничего не получит. Так что сражаться ему вроде бы не за что. Выпустив рукоять рапиры, юнец на прощание одарил поверенного свирепым взглядом и надменно удалился восвояси.

Грохнула входная дверь. В лице мистера Винча отразилось нечто вроде сожаления - не иначе как при мысли о том, что Самсон Хикс от него ускользнул, - однако благие намерения вновь одержали верх.

- Привет вам от мистера Баджера, - крикнул законник вслед уходящему. Затем сел за конторку и принялся не покладая рук восстанавливать былой блеск изрядно опороченной фирмы, ныне здравствующим партнером которой, к добру или к худу, являлся.

Тем временем мистер Рук, в высшей степени разочарованный, гнал коня через снежные заносы вдоль реки и злобно постреливал цепкими маленькими глазками туда-сюда, испепеляя взглядом ярмарочные увеселения. Повсюду вокруг люди ликовали и радовались... Мистер Рук насмешливо ухмылялся. Вообще-то мистер Джозеф Рук не был вовсе лишен приятности - когда сам того хотел; и мозг его и цепкие маленькие глазки вполне удавалось поставить на службу задушевной общительности с тем же успехом, что и презрению. Но вот по части презрения мистер Рук был настоящим специалистом. Не то чтобы он от природы уродился надменным или высокомерным; таким его вылепили обстоятельства. Его возмутительно третировали, им беззастенчиво пользовались, с ним несправедливо обходились, его таланты не признавали... Что ж, вот вам вполне предсказуемый результат! Они отобрали все, ничего ему не оставив. Они смеялись над ним, унижали его, обзывали наглецом, щенком или даже похуже. Они виноваты во всем, что не сложилось в жизни у Джо Рука. Неужто нападкам не будет конца? Однако мистер Рук достиг некоего критического рубежа: он поклялся самому себе, что конец наступит. С него довольно; отныне и впредь они над ним не властны; те, что издевались над ним, бесчестили и поносили его, обзывали щенком или похуже, более им не распоряжаются.

Остаток дня Джо Рук провел, разъезжая по городу от трактира к трактиру. В ходе своих исследований он выяснил, что назначена новая встреча, и хотя, конечно же, никакого приглашения юный джентльмен не получал, он твердо вознамерился почтить ее своим присутствием. Хватит уж обиде терзать и грызть его изнутри!

Настала ночь - студеная, морозная, хотя и не столь лютая, как несколько ночей до нее. Спустя какое-то время встала луна и озарила пейзаж своим скорбным светом. Повсюду на снегу мерцало серебро. Серебром искрились головокружительные утесы и грозные остроконечные скалы, серебром отливали шпили и крыши старинного университетского городка, серебром оделись купы благородных сосен и елей и застывшие скелеты каштана и дуба; серебром блестел цепной мост и покрытые льдом речные плесы, под прозрачным лунным небом повсюду переливались серебро и тени.

Мистер Рук миновал цепной мост и направил кобылу по узкой тропке вдоль реки. Справа вырисовывались силуэты шатров и лавок зимней ярмарки, расставленных прямо на льду. Двигаясь по речному берегу, всадник со временем свернул на восток, в сторону возвышенностей и головокружительных утесов. На небольшом расстоянии от ярмарки обнаружился еще один мост, не такой внушительный и куда более старый, сложенный из необработанного крупнозернистого песчаника. Здесь река сужалась; под сводами моста и вокруг глубоко ушедших в воду волноломов образовался толстый слой льда.

Мистер Рук задержался ненадолго под огромной сосной у самого въезда на мост. Дорога была пустынна; ни одного случайного прохожего. Вокруг царило безмолвие. Затем донеслось позвякивание сбруи. Мистер Рук тотчас же насторожился. На противоположном берегу показался всадник. Незнакомец осторожно проехал вперед, а на середине моста натянул поводья и остановился, бдительно оглядываясь по сторонам.

Джо Рук понял, что час его пробил. Он направил кобылу на мост, проскакал несколько шагов, привлекая внимание всадника, а затем соскочил с седла и закричал:

- Защищайся!

В то же самое мгновение рапира мистера Рука вылетела из ножен, изготовясь к смертельной схватке.

Всадник спокойно сидел в седле: у его губ клубился пар. Похоже, он вовсе не спешил отвечать на вызов: он всматривался в темноту, пытаясь опознать наглого юнца. Лицо незнакомца скрывала шляпа. Впрочем, мистер Рук отлично знал, кто перед ним.

Наконец, определив, от кого исходит приглашение к бою, всадник расхохотался: против такого поединка он, похоже, нисколько не возражал. Он спешился и решительно зашагал вперед через слякоть. Теперь зачинщика и того, к кому обращен был вызов, разделяли какие-нибудь пять шагов. Одно бесконечно-долгое леденящее мгновение противники неотрывно глядели друг на друга.

- Всегда ты на меня зуб точил, - прорычал мистер Рук. Острие рапиры со свистом рассекло воздух у его ног. - Так вот, говорю тебе: сегодня и здесь между нами, тобою и мной, все кончится, так-то. Джо Рук ни перед кем не отступает, заруби себе на носу. Самое время свести счеты: твоих приятелей нет как нет, и никто тебе не поможет.

В ответ незнакомец, не говоря ни слова, медленно обнажил саблю. Было, впрочем, видно, что он улыбается. Противники настороженно двинулись по кругу. По лицу вновь прибывшего скользнул лунный блик, высветив глаза цвета стали и словно высеченный из камня подбородок, припорошенный сединой.

- Я ведь ничего тебе не сделал, - объявил мистер Рук.

- Ничего! - не задержался с ответом Чугунный Билли.

- Ни черта я тебе не сделал. И все-таки ты меня всей душой ненавидишь.

- Всей душой!

- Так что сам виноват, вот как оно, стало быть?

- Стало быть, так! - кивнул Билли.

Поединщики продолжали кружить по мосту: на данный момент разговор иссяк. Казалось, они так и будут вечно ходить кругами под лунным небом; наконец, мистер Рук сделал выпад.

Билли с легкостью отбил удар и, в свою очередь, контратаковал противника. Торопясь парировать, мистер Рук едва не перелетел через парапет. Да, юнец наметил для себя план действий: он вознамерился победить - или умереть. Однако его движения, хоть и стремительные, выдавали в нем неопытного дилетанта в сравнении со спокойными, уверенными выпадами седоватого ветерана: тот сражался хоть и медленнее, зато мудрее.

В ходе поединка Билли не издал ни звука, а своенравный мистер Рук то крякал, то рычал, то хрипел, то вскрикивал, каждым соприкосновением клинков тщась загасить кошмарное пламя, испепеляющее его изнутри. Ложный удар отбив, выпад - отход; так поединщики прошли по всей длине моста, и все-таки ни один из них еще не был ранен.

- Я хочу знать, за что! - потребовал мистер Рук с жутковатой откровенностью. - За что ты меня невзлюбил?

- За то, что ты шальной сумасброд с гнусным норовом. За то, что ты глупец, неблагодарный мальчишка и никогда уму-разуму не наберешься, великодушно удостоил его ответом Билли.

- Но почему, черт тебя дери? Почему?

- Потому что, - медленно и весомо проговорил Билли, - у тебя нет сердца.

Подобный ответ еще больше разъярил юнца, точно кочергой разворошив пламя его обиды.

- Нет сердца! Нет сердца! Ну, раз у Джо Рука сердца нет, то и у тебя не будет! - завопил он и сделал резкий выпад, целя точнехонько в грудную кость Билли. Однако в последний момент юноша ловко изменил направление удара, и Билли не успел отразить клинка. А в следующий миг рапира впилась в цель.

В лице Билли отразилось глубочайшее изумление. Его веки затрепетали; он закашлялся, попытался сглотнуть. Мистер Рук высвободил рапиру, и из раны хлынул темный поток. Билли непроизвольно схватился за грудь, сабля выскользнула из его руки. Он в ужасе воззрился на обагренные алым пальцы, застонал, выругался, зашатался, точно народившийся жеребенок, покачнулся, снова выругался, с проклятием упал на спину в снежную слякоть и застыл неподвижно.

Его юный противник стоял над телом, тяжело дыша и отдуваясь, и пытаясь осмыслить, как же ему это все-таки удалось. Он, Джозеф Рук, победил дюжего бородатого дурня! Джо Рук, на которого вечно сыпались удары, при том, что сам он выкладывался, как проклятый, теперь вот до конца выложился одним ударом! Никогда больше этот здоровенный колосс на глиняных ногах не будет над ним насмехаться, не будет порочить его честь! Мистер Рук внимательно изучил жидкость, обагрившую клинок, убеждая себя в реальности происходящего. Кровь! Значит, все кончено, кончено - наконец-то кончено! И все-таки ему с трудом верилось в подобную удачу.

- Небось не станешь больше нос воротить от Джо Рука, - прорычал он, безжалостно пиная тело. - Скатертью тебе дорожка, старый идиот!

Но хотя поединок и закончился, до финала было пока что далеко. Подняв голову, юнец заметил, что на мост с противоположного берега въезжает еще один всадник. И мысли Джо Рука тотчас же устремились в самых разных направлениях. Не стал ли чужак свидетелем убийства Билли? И если так, то что? Бежать ли или разделаться заодно и со второй жертвой, способной, чего доброго, дать показания?

Незнакомец несся во весь опор. Когда тот подъехал на достаточное расстояние, стало видно, что лошадь - взлохмаченный гунтер с белым чулком на ноге, верховой с ног до головы закутан в черное, шляпа надвинута на самый лоб, а из-под нее торчит пышная кучерявая борода. Мистер Рук тотчас же узнал и лошадь, и всадника, но не успел он что-либо предпринять, как те уже были рядом.

- Посторонись, Джозеф! - крикнул Самсон Хикс.

- Вот еще! - фыркнул юнец, вовсе не собираясь униматься в самый разгар своего триумфа.

- Посторонись, будь так добр.

- Вот! Смотри! - проговорил мистер Рук, демонстрируя мистеру Хиксу обагренную рапиру. - Видишь кровь? Хороший тебе урок! Хороший урок вам обоим! Вы двое всегда на меня зуб точили! Это к тебе на встречу он ехал, и я об этом знал. Я все знал, так-то! Больше уж ты с ним на этой земле не встретишься, потому что Джо Рук вышиб из него дух как нечего делать! Скопытился старый дурень! От всех бы вас так же избавиться!

Восседающий в седле мистер Хикс, как ни странно, и бровью не повел при виде трупа сотоварища, распростертого в лунном свете.

- Ну, разве не мило? Вы двое отродясь друг с другом словечком добрым не обменялись, это уж точно. Но что до вышибания духа, друг Джозеф... вот тут я бы не спешил с выводами.

- О чем это ты? - подозрительно осведомился мистер Рук.

- Повторю: с выводами я бы не спешил. Да-да! Никогда не знаешь, чего ждать и что подстерегает тебя на этой земле. Наблюдательность, Джозеф оченно важный секрет нашего ремесла. В жизни многое кажется не тем, что есть на самом деле, и эту истину тебе давным-давно стоило бы усвоить.

Мистера Рука, по всему судя, эти замечания глубоко разобидели. Опять ему читают лекции, опять его унижают, относятся к нему свысока! Опять он безмозглый щенок, ничтожество, ноль без палочки! При том, что вот тут, на земле, лежит еще неостывший труп его жертвы!

- К чему ты клонишь? - призвал он собеседника к ответу.

- А вот к чему!

Этот голос принадлежал Чугунному Билли. Хорошо рассчитанный пинок ногой от предполагаемого "трупа" отшвырнул мистера Рука к каменному парапету. Юнец стремительно развернулся; падая, ударился шеей о перила и обронил шляпу. А затем соскользнул на землю, причем голова его застряла между двумя крепкими балясинами.

Видавший виды ветеран неуклюже поднялся на ноги, зажимая рану окровавленной ладонью. Губы его расплылись в хитрой, торжествующей гримасе. Свободной рукой Билли подобрал валяющуюся в снегу саблю и постоял немного, ссутулившись и опираясь клинком о землю на манер костыля.

- А вот и тебе тумак в отместку - молодой дурень! - воскликнул он, обращаясь к потрясенному юнцу. - Остолоп!

- Ты как, Уильям? - осведомился мистер Хикс, приглядываясь к приятелю сквозь дымчатые стекла очков.

- Думается мне... думается мне, что доктор пришелся бы куда как кстати, - прохрипел Билли. Было очевидно, что предательский удар, нанесенный мистеру Руку, изрядно истощил его и без того немногие силы. - Но заживет, Самсон, мигом заживет. Рана-то пустячная, сам понимаешь! Ого-го! (Последнее издевательское восклицание предназначалось мистеру Руку, уже подающему признаки жизни.) Давай, ты, бестолочь, заморыш несчастный, поднимайся!

Мистер Рук, пошатываясь, кое-как встал, ощупал шею в том месте, где она соприкоснулась с парапетом, и покачал головой, вытряхивая из волос мусор. С трудом подобрал рапиру и шляпу, ни слова не говоря своим былым сподвижникам - делая вид, что их и не существует вовсе, - и отправился ловить коня.

- Ого-го! Поглядите-ка: хвост поджал и удирает! - ухмыльнулся Билли, опираясь на клинок. - Прям как побитый щенок!

Слова он выбрал не те, да и момент был неудачный. Своей насмешкой Билли рассчитывал уязвить злополучного мистера Рука до глубины души и сердца. И в намерении своем преуспел. Юнец шагнул было к Билли, но тут же остановился. Он зажмурился, запрокинул голову и огласил воздух истошным воплем боли. Крик этот, вне всякого сомнения, вобрал в себя всю ярость и горечь, составлявшие смысл жизни мистера Джозефа Рука.

Хиксов гунтер, что стоял неподалеку, вздрогнул, прижал уши и подскочил на месте, словно вознамерившись допрыгнуть до луны - одиножды, и дважды, и трижды, - всякий раз тяжело приземляясь на передние ноги. Джентльмен в черном доблестно пытался укротить своего скакуна, точно так же, как скакун доблестно пытался укротить джентльмена в черном. Гунтер дрожал, дико вращал глазами, поднимался на дыбы и крутился на месте, молотя копытами в воздухе. И такова была сила этого последнего маневра, что мистер Хикс вылетел из седла и, не успев даже вскрикнуть, исчез за парапетом.

- Самсон! - закричал Билли и нетвердой поступью направился к краю моста.

Снизу, со льда, донесся противный чмокающий звук. Хотя в морозном воздухе он прозвучал приглушенно, в том, что он значит, сомневаться не приходилось.

Мистер Рук счел, что видел и слышал достаточно. Он вскочил на кобылу и галопом помчался прочь. Чугунный Билли, даже не задумываясь о собственном состоянии, каким-то образом сумел пересечь мост и спуститься по насыпи к реке.

Темная фигура Самсона Хикса с раскинутыми руками неподвижно застыла на снегу там, где упала. По одежде можно было заметить, что тело ударилось о лед лицом вниз. Однако - странное дело! - голова каким-то образом развернулась кругом так, что лицо смотрело в небо. Бутафорская борода держалась, но дымчатые стекла вылетели из оправы и теперь валялись неподалеку. Загадочные, незрячие глаза мистера Хикса были широко открыты и глядели в никуда; точно вода в реке, они превратились в лед.

Билли опустился на колени рядом с другом. Рана, нанесенная рапирой, немилосердно ныла, но куда сильнее болело сердце. В знак уважения к Самсону он снял шляпу и молча оглядел тело и голову, свернутую на сторону, - ни дать ни взять злая карикатура на поверенного Винча! К самому лежащему он не притронулся. Умудренный ветеран вроде Билли отлично знал, что признаков жизни в этом теле искать бесполезно.

Спустя какое-то время дуэлянт возвратился к коню. Тот стоял рядом с взлохмаченным гунтером, который уже совершенно успокоился и поводил блестящим глазом, дожидаясь возвращения хозяина. При виде Билли гунтер тихонько заржал. Чугунный Билли дотронулся до кожаного ремешка на его морде, погладил коня по носу. Блестящий глаз непонимающе следил за ним. Билли в сердцах обозвал себя распроклятым дурнем. Он понятия не имел, что делать; первым его побуждением было мчаться за Лью Пилчером; вторым поискать доктора для себя. Выбрав последнее, Билли рысью ускакал прочь.

Через несколько минут из-под сосны крадучись вылезла неуклюжая фигура. Фигура принадлежала джентльмену, который еще совсем недавно брел себе по тропке вдоль реки и очнулся от раздумий, заслышав шум схватки. Как и опасался мистер Рук, кое-кто и впрямь стал свидетелем происшедшего на мосту. Этот кто-то видел, как Билли упал, а потом вновь пришел в себя; видел, как гунтер встал на дыбы и как джентльмен в черном был подброшен высоко в воздух. И это случайного наблюдателя потрясло и ужаснуло. Но теперь, когда Билли уехал, в ночном прохожем проснулось любопытство.

Во власти благоговейного страха, медленно и опасливо приблизился он к распростертому на льду телу. Он панически боялся покойников - любых, не только этого, - и в то же время его влекло к мертвецу неодолимой силой. Что за тайна заключена в нездешней неподвижности!.. В качестве компромисса прохожий встал чуть сбоку, так, чтобы посмотреть на труп через плечо. Он посмотрел - и содрогнулся от ужаса. Однако устрашило его отнюдь не физическое состояние тела, нет, - просто он узнал покойника.

Широко открытые глаза слепо глядели в никуда, но в лице мистера Хикса отражалось странное спокойствие. Четкая линия губ нарушилась, изогнулась в нечто похожее на прежнюю, такую знакомую сдержанную улыбочку; морщины на лбу разгладились; закаленная красно-кирпичная кладка щек в лунном свете отливала призрачной синевой. Борода обеспечивала неизменный комедийный штрих в разгар катастрофы. А вокруг царили мир и покой: ни звука, ни шороха, ничего... Лишь мертвец, и лед, и мост, и равнодушная луна разделяли общество мистера Ричарда Скрибблера.

Клерк порылся в кошельке и извлек на свет две монеты: не те деньги, что вручил ему поутру поверенный Винч, а остатки "комиссионных", выданных ему мистером Хиксом за доставку письма в Шадвинкл-Олд-Хаус. Мистер Скрибблер вдруг осознал, что новых монет уже не получит. Никогда больше не прозвучит в мире сухой смешок Самсона Хикса, никогда больше не увидят в мире франтоватого коротышку в дымчатых очках, этого жилистого джентльмена, имеющего привычку засовывать руки в карманы брюк в мелкую полосочку. Две монеты - вот и все, что останется у мистера Скрибблера от Самсона Хикса.

"Он света невзвидит!" - пообещал в сердцах добросовестный филантроп, мистер Иосия Таск. Так случилось, что той траурной морозной ночью мистер Хикс и впрямь глядел на звезды, а света не видел; по крайней мере глаза его были обращены к звездам, а уж что он там прозревал - этот вопрос лучше оставить на рассмотрение философов.

Глава XI

Все еще идет...

Той траурной морозной ночью мистер Ричард Скрибблер не стал возвращаться на Свистящий холм. Его ветреное, беспорядочное жилье не видело хозяина, его неопрятные знакомые по "Домам Фурниваля" не слышали соседа. Продуваемый всеми ветрами чердак стоял пустым, темным и тихим; нарушал безмолвие разве что пронзительный свист воздуха, просачивающегося между досками рамы. В ту ночь мистер Скрибблер не вернулся домой, ибо зачем? Похоже, в целом мире для него ничего не осталось.

В голове мистера Скрибблера по-прежнему царил хаос: сказывались многочисленные потрясения недавних событий - беседа с Лаурой и запрет посещать Пятничную улицу, ночной кошмар с участием мистера Хэма Пикеринга, чудом сорвавшаяся попытка выброситься из окна, потеря должности в фирме "Баджер и Винч", жуткая сцена под мостом... Суровая пора снегов и льда стала тяжким испытанием для всего края, в том числе и для мистера Ричарда Скрибблера.

Бегом удалился мистер Скрибблер от моста из песчаника. Он отыскал прибрежную тропку, по которой пришел, и по ней вернулся вдоль реки в город. Проковылял мимо зимней ярмарки, через цепной мост и нырнул в лабиринт крутых узких улочек и темных проулков древнего Солтхеда. Еще с час или около того он бродил неведомо где, дрожа от холода и страха, пока не добрался до уютного трактира в самом начале Тимбер-стрит; добрая хозяйка великодушно приютила его на чердаке конюшни. Там ему всю ночь не давал спать храп конюха; впрочем, мистеру Скрибблеру вряд ли удалось бы заснуть в любом случае, ибо перед его мысленным взором по-прежнему стоял Самсон Хикс, глядящий застывшим взглядом в небо. Бедняга то и дело вскакивал в темноте, ежась от холода и думая, что разбудил его мистер Хикс, и всякий раз обнаруживал, что это храпит конюх.

Настало утро. Не зная, чем себя занять, мистер Скрибблер побрел к реке в поисках ярмарки. Там по крайней мере он найдет и общество, и какие-никакие развлечения, дабы заполнить досуг, как советовал ему поверенный Винч. Он вознамерился провести на льду целый день. А что он станет делать завтра, и послезавтра, и в следующий четверг, и через год кто ведает?

Неужто жалкое его существование лишено всякого мотива и смысла? Может ли быть, что все причудливые повороты и зигзаги судьбы и впрямь направлены к некоей конечной цели? Или они, как представляется на первый взгляд, вопиюще хаотичны, произвольны, абсурдны? И никто за всем этим не стоит? Неужто нет здесь ни намерения, ни плана? Неужто индивида, известного как Ричард Скрибблер, поместили на землю ради одной-единственной причины: ради самоутверждения? Неужто жить - значит бесконечно паразитировать на других и ничего больше? И кто же такое придумал? Что это за Бог такой создал мир, где Его творения вынуждены питаться друг другом ради того, чтобы выжить? горько размышлял клерк.

При мысли о еде мистер Скрибблер вспомнил о собственном желудке, что последнее время наполнялся реже, чем хотелось бы. Подкрепляя мысли делом, он поспешно затерялся среди ярмарочных палаток и ларьков. Наспех возведенные строеньица протянулись тремя неровными рядами, перегородив реку параллельно цепному мосту; между ними на манер улиц расчистили дорожки для пешеходов (таковых было в изобилии). Сами ларьки, вопреки зиме, переливались всеми цветами радуги, вход в них завешивали тканью и украшали яркими тряпичными флажками с изображением предлагаемого товара. Так мистер Скрибблер оказался среди торговцев рыбой, фруктами и устрицами, среди букинистов и сапожников, фигляров и кукольников, портных и продавцов папирос, среди аптекарей, мясников, бакалейщиков, сыроделов, пирожников и пекарей, галантерейщиков, пивоваров, виноторговцев, кондитеров, разносчиков горячего чая и кофе и тому подобного народа. Кое-какие товары он отведал, в особенности воздал должное горячему чаю с булочками и пряниками и, отчасти утолив голод и жажду, отправился на поиски новых развлечений.

Долго искать ему не пришлось.

- Поберегись! Поберегись!

Эти слова выкликал карапуз-конькобежец, на пути у которого случайно оказался мистер Скрибблер при попытке пересечь "улицу". Не успела еще улечься снежная пыль, взвихренная юным спортсменом, как следом за ним промчалась вторая фигуристка - задорная девчонка в модном капоре и отделанных мехом ботиночках.

- Под ноги смотри! - капризно воскликнула девчонка.

- Вот именно, ты, рыжий осел! - бросил мальчишка через плечо в назидание не знающему правил растяпе.

Мистер Скрибблер, изумленно раскрыв рот, уставился вслед представителям беспечного юношества. Он свел брови, состроил гримаску, подтянул перчатки, почесал в голове, снова состроил гримасу, поправил шарф, состроил гримасу в третий раз, засунул руки в карманы старого коричневого пальто - и продолжил обход ярмарки.

Ясное рассветное небо со временем подернулось дымкой; погода постепенно портилась. К полудню над городом нависла серая пелена облаков, задерживая те ничтожные крупицы тепла, что еще дарило холодное зимнее солнце. В довершение неприятностей, с севера налетел ледяной ветер. Мистер Скрибблер утер губы - он как раз воздавал должное фруктовому пирогу - и обнаружил, что перемена в погоде ему ужас как не нравится. Все это вдруг показалось ему предвестием чего-то недоброго. Впрочем, возможно, сказывалась усталость - следствие бессонной ночи, проведенной на чердаке над конюшней.

Заморив червячка, клерк расположился в дальнем конце "улицы", откуда можно было наблюдать происходящее на льду, никому при этом не мешая. Здесь собрались толпы любителей покататься на коньках, ездили запряженные лошадьми сани, и несколько групп футболистов пинали мяч, то и дело оскальзываясь, точно пьяные. Кое-кто из катающихся овладел своим искусством в совершенстве: они стремительно проносились по льду, описывая круги и восьмерки и блистая пируэтами еще более сложными. Один ловкий джентльмен с обледеневшими усами выделывал фигуру под названием "постучись-к-сапожнику"; в тогдашние времена упражнение это было весьма в моде, но теперь почти позабылось, точно так же, как и мистер Ричард Скрибблер.

- Билетик, сэр?

Мистер Скрибблер обернулся: из-за полога ближайшего киоска выглядывала голова. Голова эта принадлежала общительному пожилому джентльмену, обладателю печатного станка.

- Сувенир с ярмарки, сэр?

Мистер Скрибблер, решив, что в кои-то веки ему что-то предлагают бесплатно, бодро закивал.

- Имя, сэр?

Клерк записал ответ полностью - во избежание сомнений в том, о каком Ричарде Скрибблере идет речь - и вручил его печатнику. Очень скоро в руках мистера Скрибблера оказалась крохотная сувенирная карточка, на которой значилось следующее:

РИЧАРД ДЖОН ТИПТРИ СКРИББЛЕР, джентльмен

Солтхед: отпечатано Р. Джинкином на замерзшей реке Солт

ЗИМНЯЯ ЯРМАРКА

- Два пенса, сэр, - улыбнулся печатник, протягивая испачканную чернилами ладонь.

Против двух пенсов мистер Скрибблер не возражал, однако, обнаружив, что помянутую сумму ожидают от него самого в обмен на сувенир, заметно погрустнел. Крайне неохотно он заплатил по счету.

- Благодарствую, сэр, - ответствовал печатник Джинкин, притрагиваясь указательным пальцем к полям шляпы. - Пенни в кармане - на душе веселее, сэр.

Мистер Скрибблер явно разделял это мнение, ибо, став на два пенса беднее, изрядную толику веселья он утратил.

На противоположном берегу реки, у самой кромки льда, обнаружилась еще одна забава, вполне способная отвлечь от таких неприятных предметов, как вымогатели-печатники и юные конькобежцы. Два лохматых рыжих мастодонта так называемые громотопы, самец и самка, - стояли на снегу в окружении заинтересованных зрителей; оба - в полной сбруе, и каждый с пассажирским возком на спине. Возки были битком набиты восхищенными детьми, чьи мамы и папы по большей части и составляли толпу, собравшуюся внизу. В одном из возков за детьми присматривал придурковатый юнец с раззявленным ртом и в огромной фетровой шляпе с обвисшими полями; в другом - курьезный субъект с пышной, смахивающей на овечье руно шевелюрой. Оба джентльмена веселились от души, ничуть не меньше своих малолетних подопечных.

У ног громотопов стоял невысокий коренастый человек в зеленоватых вылинявших брюках и клетчатом жилете - очевидно, владелец гигантских животных. Его круглую седую голову венчала смятая шляпа.

Весьма заинтригованный, мистер Скрибблер отошел от палатки печатника, едва успев увернуться от налетевшей оравы футболистов, и зашагал по "улице" к реке. С каждым шагом мастодонты словно вырастали в размерах, но, только оказавшись совсем близко, сумел клерк в полной мере оценить их внушительные габариты. Дик Скрибблер направил свои стопы к последней палатке слева, где, к слову сказать, торговали пивом. Оттуда он мог с легкостью наблюдать за мистером Хокемом и его подручными, одновременно подкрепляя силы.

Поначалу все шло просто великолепно: и зрелище, и пиво оказались на высоте. Но вот внимание мистера Скрибблера привлекла идущая по проходу группа отдыхающих - группа ничем не примечательная, если не считать того, что мистер Скрибблер опознал подтянутую фигуру профессора Тайтуса Тиггза и прочих обитателей особняка с Пятничной улицы. Клерк изумленно выдохнул и чуть не проглотил язык. Взгляд его скользнул по прелестным чертам мисс Лауры Дейл, по разрумянившемуся личику Фионы. Девочка как раз сообщала дяде и Лауре, и старому Тому Спайку, и миссис Минидью, и всем и каждому в пределах слышимости о том, как ей ужасно, ужасно, ужасно хочется прокатиться на громотопе.

Кроме того, в группе присутствовал секретарь профессора, мистер Киббл, и пригожий молодой джентльмен атлетического сложения и с пружинистой походкой; этого джентльмена мистер Скрибблер помнил по тем временам, когда еще жил в провинции. Был там и коллега профессора доктор Дэмп, а с ним мисс Мона Джекс; рядом, опираясь на руку молодого викария, шествовала мисс Нина Джекс. Вскоре к ним присоединилась чопорная мисс Хонивуд в сопровождении нескольких своих подчиненных из числа прислуги "Пеликана" и добродушный настоятель церкви святого Барнакла.

Под силу ли мне - слезливому, бестолковому старому дурню - вообразить ту бурю чувств, что нахлынула на мистера Скрибблера при виде этих счастливцев? Разве не проснулось в его сердце желание отринуть прошлое, подойти к гуляющим, смешаться с ними, стать одним из них?.. При том, что он отлично понимал: это невозможно. Кто знает, что за муки, что за горе испытывал Ричард, наблюдая за помянутой группой от лотка с пивом, ведь рядом царит безмятежная радость - для него, увы, недосягаемая!

Фиона наконец-то добилась от дяди согласия на задуманную авантюру. И едва мистер Хокем помог очередной партии детишек спуститься вниз по веревочным лестницам, вверх поднялась следующая группка, Фиона - в ее числе. Мастодонтиха Бетти косила карим глазом на карабкающихся ввысь малышей; что за ласковый, что за блестящий глаз, подумала про себя Фиона: ни дать ни взять огромный шоколадный пирожок! Как только все дети оказались в возке, мистер Чарльз Эрхарт с энтузиазмом предложил полюбоваться на чудеса заснеженного Солтхеда. Далеко внизу Фиона рассмотрела дядю, мисс Дейл и всех остальных: запрокинув головы, они встревоженно глядели вверх. Да, старинный город Солтхед и впрямь изобиловал чудесами - если наблюдать с такой высоты, но еще больше Фиону и ее маленьких спутников впечатляло гигантское создание, на спине которого они в данный момент находились: и то, как перекатывались мускулы Бетти всякий раз, как она поворачивала голову, и как она мерно покачивалась туда-сюда, и как, по просьбе мистера Хокема, поднимала хобот и издавала могучий рев.

Все развлечения рано или поздно заканчиваются; закончилось и это. Фиона проворно соскользнула вниз по веревочной лестнице прямо в объятия любящей семьи. Девочку осыпали поцелуями и поздравлениями, а в следующий миг она уже умчалась прочь и присоединилась к другим детям, что играли в снежки или наблюдали за фигуристами. Так радовались и веселились люди в тот давно минувший день на замерзшей реке Солт под свинцовым небом. А громотопы высились над зимней ярмаркой, подобно головокружительным утесам, вознесшимся над древним городом Солтхедом.

Веселились и радовались все, за исключением одного весьма удрученного клерка, что, ссутулившись, примостился у стойки пивовара.

- Еще пинту, сэр?

Мистер Скрибблер покачал головой; он уже вполне воздал должное и пиву, и угощению. Не в силах долее сдерживаться, он выбрался из палаточных рядов и неспешно направился к реке, туда, где народ толпой обступил Бетти и Коронатора. Там он остановился, кивая головой, точно заведенный, в попытке вернуться к былой ветреной беспечности.

Как если бы волнение это отчасти передалось и ей, мисс Лаура Дейл повернула прелестную головку - и взгляды их встретились. Клерк приподнял шляпу над торчащей во все стороны шевелюрой и сконфуженно улыбнулся, чтобы не слишком шокировать девушку своим кошмарным присутствием.

Одно бесконечно долгое мгновение они глядели друг на друга - во всяком случае, мистеру Скрибблеру оно показалось бесконечно долгим, ведь в реакции сестры он был отнюдь не уверен. Но вот Лаура опустила глаза и отвернулась. Не приходилось сомневаться: эта встреча взволновала ее до глубины души. Ненадолго отвлекшись, она упустила из виду Фиону; девочка же тем временем убежала от других детей и теперь играла в одиночестве.

- Фиона! Где ты, родная? Иди-ка сюда! Фиона!

- Вот она я! - объявила девочка, подбегая к гувернантке.

- Фиона! Где ты была? Что ты делала, родная?

- Я играла с мистером Синяя Борода.

- С кем?

- Что еще за борода, родная? - с живым интересом осведомился профессор.

- Мистер Синяя Борода - мой новый друг; он живет подо льдом, вон там, - отвечала Фиона, указывая в нужном направлении. - Он такой занятный, только ужасный молчун. Впрочем, наверное, подо льдом особо не поговоришь. Там ведь очень трудно дышать.

- Господи милосердный, разве возможно жить подо льдом? - удивилась миссис Минидью.

- Вряд ли, - протянул Том Спайк, неспешно качая головой.

- А где ты видела такое лицо? - осведомилась мисс Хонивуд.

- Да-да, где ты познакомилась с этим неразговорчивым субъектом? подхватил доктор Дэмп с видом весьма проницательным. - Пойдем-ка, ты мне его покажешь. Я просто сгораю от любопытства.

Доктор подал Фионе руку и позволил увести себя прочь. Его глаза лукаво поблескивали, шляпа залихватски съехала набок. Девочка обогнула большой снежный сугроб; за ним обнаружилась небольшая полоска льда, неразличимая с того места, где стояли профессор и остальные. Здесь никого не было; этот уединенный, крохотный каток фигуристов не привлекал. Фиона остановилась, подперла подбородок крошечным кулачком и принялась внимательно разглядывать лед, пока не нашла то, что искала. Храбро ступив на скользкую поверхность, она потянула за собою и доктора. Вместе, осторожно семеня, доктор Дэмп и девочка добрались до интересующего их места. Фиона топнула сапожком, давая понять, что они пришли.

- Вот здесь! Здесь он живет! Здесь я его и видела. Как вы думаете, может, это медведь такой и у него тут берлога?

- И кто же такой здесь живет?

- Да говорю вам - мистер Синяя Борода! Я назвала его мистер Синяя Борода, потому что сам он не разговаривает, понимаете? Он сидит подо льдом и не может сказать мне, как его зовут на самом деле.

Доктор не знал, смеяться ему или удивляться.

- Так что именно ты видела? - уточнил он, внимательно оглядывая местность.

- Мистера Синюю Бороду. У него лицо не то человека, не то медведя, только совсем синее, с таким страшенным носом, и он мне улыбался, - очень терпеливо объяснила Фиона. (Похоже, взрослых никак не убедить.) - Может статься, он клоун или паяц, а вовсе никакой не медведь: клоунов я видела, вот только не с синими лицами. Но что делать клоуну подо льдом? Там ведь ужасно холодно.

- Послушай-ка, - проговорил доктор Дэмп типично врачебным, авторитетным тоном. - Я, например, ничего необычного не вижу. Жалость какая. Наверное, твой приятель решил погулять.

Доктор засвистел в бороду и пристально уставился в одну точку у самых ног Фионы: именно тут девочка топнула сапожком. В этом месте лед был на удивление прозрачен - пугающе прозрачен, с запозданием осознал доктор Дэмп, просто-таки как стекло. На мгновение ему показалось, будто в глубине что-то шевельнулось. Надо думать, в стылой воде промелькнула рыба.

- Фиона, быстро назад! Здесь слишком тонкий лед.

Девочка послушно отошла, а доктор, наклонившись, внимательно разглядывал загадочное место. В глазах его разгоралось любопытство. Он потер прозрачный лед перчаткой.

- Эгей! Здесь и впрямь что-то странное...

- Вы его нашли? - нетерпеливо спрашивала девочка, заглядывая доктору через плечо. - Он там? Надеюсь, что да; мне ужасно хочется, чтобы вы тоже на него посмотрели. Он такой интересный!

- Не тараторь так, деточка, - проговорил доктор, уже не на шутку заинтригованный. Он пробормотал себе под нос что-то неразборчивое, а в следующий миг его затянутая в перчатку рука резко застыла на месте.

- Мистер Синяя Борода! - воскликнула Фиона.

Доктор вгляделся в прозрачную глубину. Снизу на него и впрямь смотрело чужое лицо: синяя, бородатая физиономия не то человека, не то медведя, не то иного создания - в точности такое, как описывала Фиона. Доктор Дэмп зажмурился и вновь открыл глаза, прогоняя видение... Фантом не исчез. Галлюцинация, подумал доктор. Но вот синие веки заморгали, а губы изогнулись в злобной ухмылке.

- Невероятно! - задохнулся доктор.

Одним движением он вскочил на ноги и потянулся к Фионе, но тут сапоги его разъехались, и бедняга со всего размаху шлепнулся на лед. Девочка помогла ему встать.

- Пойдем, Фиона! Быстрее, да быстрее же! Надо вернуться к твоему дяде и к остальным. Быстрее, быстрее! Тайтус! Тайтус!

Не успел он повернуться спиной, как позади раздался зловещий треск. Прозрачный участок льда разлетелся на куски, и наружу вырвалось нечто огромное, синее и кожистое. Доктор громко окликнул Фиону: в возникшей неразберихе он вдруг осознал, что уже не сжимает в своей руке ладошку девочки. Откуда-то со стороны доносился ее испуганный голосок:

- Дядя Тиггз! Дядя Тиггз, спаси меня!

Доктор вновь поскользнулся, проехался по льду и рухнул в сугроб. В этот миг подоспел его высокоученый коллега, а с ним и остальные. Все потрясенно глядели в небо.

- Фиона! - кричала Лаура.

- Моя племянница! - возопил профессор.

- Тухулка! - воскликнул Гарри Банистер.

- Господи милосердный! - воззвал доктор Дэмп, поднимая глаза.

В воздухе над их головами парил кошмарный призрак, хранитель врат Акрума - лениво взмахивая синими крыльями и в длинных мускулистых руках сжимая Фиону. В волосах его, точно волны под ветром, колыхались гадюки. Из разверстого птичьего клюва доносился громкий глумливый смех, исполненный заносчивости и издевки. Змея, обвившаяся вокруг его руки, приподняла голову и зашипела; из ее пасти вырвался столб огня и ударил в снег неподалеку от доктора.

Зимнюю ярмарку охватила паника. Ближние палатки и проходы мгновенно обезлюдели. Толпы людей хлынули на цепной мост; кто-то бежал вниз по реке; немногие оставшиеся спрятались среди брошенных на льду саней и экипажей, другие затаились за сугробами, разом лишившись сил и воли при виде парящего над головой демона. Раздался оглушительный трубный рев; закричали дети; мамы и папы заголосили еще громче. Мистер Хокем и Бластер пытались успокоить встревоженных громотопов.

- Нужно немедленно вернуть Фиону на землю! - воскликнул Гарри Банистер. - Если он надумает улететь, догнать его мы не сможем. Вспомните рассказ Неда Викери!

- Нет-нет! - с неожиданным пылом запротестовала Лаура. Сон про куклу с тикающими глазами запечатлелся в ее сознании с необычайной яркостью. - А как же высота? Вы подумали о высоте, сэр? Девочка упадет на землю и непременно разобьется!

- Другого выхода нет, мисс Дейл. Боюсь, что мистер Банистер прав! Нужно поскорее заставить демона ее выпустить! - настаивала мисс Хонивуд.

- Н-но как его заставишь? - пролепетал мистер Киббл.

Ответ на последний вопрос пришел в виде небольшого, белого, относительно круглого шарика. Шарик взвился в воздух, ударил демона Тухулку в плечо и рассыпался снежной пылью. Не успели наблюдатели что-либо предпринять, как в цель уже летел второй снежок.

- Ла!.. Да это же мистер Скрибблер! - воскликнула Бриджет Лик, чье сердце, смею предположить, так и затрепетало в груди.

Лаура оглянулась. И в самом деле, в сугробе, неподалеку от своей мишени, стоял ее сводный брат - и уже готовился запустить очередной снаряд.

- Ричард! - закричала она. - Ради Бога, Ричард... Ричард, перестань! Перестань! Что ты делаешь?

- Лаура, он пытается ее спасти, - объяснил мистер Банистер, восхищенно улыбаясь: сколь простое средство измыслил изобретательный клерк! Молодой сквайр поспешно зачерпнул снега и принялся уминать его в руках, убеждая остальных последовать тому же примеру. - Вот... вот... сделайте побольше снежков... вот так. И швыряйте ими в чудовище! А я встану прямо под ним и, как только демон выпустит Фиону, поймаю ее на руки.

Однако мистер Банистер не проявил должной расторопности; более того недооценил ловкость своих бойцов. Снежок, удачно брошенный доктором, угодил демону прямо в физиономию. Встряхнув безобразной головой, Тухулка развернулся и негодующе потряс кулаками; в результате крохотная фигурка ребенка выскользнула у него из рук и полетела к земле.

Со всех сторон раздались испуганные крики. Гарри Банистер в отчаянии рванулся вперед, заранее зная, что шансов у него нет. Он не успевал! Ноги скользили и разъезжались на льду, а девочка падала слишком стремительно. Перед глазами его погас последний луч надежды.

Но нет! Ибо еще один спаситель мчался сквозь снег, далеко обогнав Гарри. Это был Ричард Скрибблер - вытянув руки, он не сводил глаз с Фионы. Клерк мастерски спланировал атаку на демона: он с самого начала рассчитывал поймать девочку на лету и вовремя оказался в нужной точке. Вместо того чтобы расшибиться о землю, Фиона приземлилась в объятия друга. Удар был так силен, что клерк упал на колени.

В первый и единственный раз за всю ее недолгую жизнь Фионе суждено было услышать голос мистера Скрибблера.

- Беги! - задыхаясь, прошептал он. - Беги, маленькая, беги со всех ног!

И отбросил девочку от себя, точно куль с бельем. Слишком напуганная, чтобы возражать, Фиона, заприметив неподалеку дядю и гувернантку, опрометью бросилась к ним.

Мистер Синяя Борода уже оправился от удара, нанесенного доктором. Его темные глаза безошибочно высмотрели бегущую девочку. Он спикировал ниже и протянул к жертве руку - ту самую, со змеей. Рептилия подняла голову, открыла пасть...

В этот самый миг в сознании мистера Скрибблера вспыхнули слова Хэма Пикеринга.

Сделай что-нибудь примечательное со своей жизнью!

Гадать, что именно, не приходилось, мистер Скрибблер мгновенно все понял. Он рванулся за Фионой, пронзительно засвистел, замахал руками над головой в безрассудной попытке привлечь внимание Тухулки. Взгляд темных глаз переместился с девочки на клерка; змея задумалась; Тухулка развернулся.

Мистер Скрибблер остановился как вкопанный и несколько раз ударил себя кулаком в грудь, бросая чудовищу невысказанный вызов.

"Вот он я, - объявлял клерк, не прибегая к помощи слов. - Нападай на меня, если посмеешь".

Тем временем Фиона успела добежать до родных: девочка была в безопасности. Мистер Синяя Борода, в свою очередь, обрушил на мистера Скрибблера целый поток гневных слов на языке, клерку непонятном. В то же самое мгновение из прохода между рядами лавок появился запыхавшийся молодой джентльмен в бутылочно-зеленой куртке.

- Гляньте-ка туда, мисс! - воскликнула Мэри Клинч. - Это ж наш франтоватый знакомец, мистер Хантер!

- Мистер Хантер... да, так я и думала, - отвечала мисс Хонивуд.

- Спасайтесь! - закричал франтоватый знакомец мистеру Скрибблеру. Вы, там!.. Спасайтесь! Прячьтесь, пока есть шанс! Вы разве не видите, сэр? Он задумал превратить вас!

- Послушайте его! - воззвала мисс Хонивуд к Дику, подкрепляя слова мистера Хантера своим собственным несокрушимым авторитетом.

Однако предостережения запоздали. Демон, раскинув крылья, завис в воздухе и простер руку к мистеру Скрибблеру. Змея вскинула голову, раскрыла пасть, мелькнул раздвоенный язык... и в клерка ударил сгусток желтого пламени.

Когда дым и огонь рассеялись, на глазах у зрителей бесчисленные мельчайшие фрагменты того, что некогда было мистером Ричардом Джоном Типтри Скрибблером, стянулись в отвратительную бесцветную массу, что постепенно увеличилась в несколько раз. Вот она дрогнула, запульсировала, заколыхалась, изменяя форму, из черной сделалась бурой, затем коричневато-желтой; застывая, она обретала отчетливость очертаний и внутреннюю силу - и, наконец, снова ожила.

Мистер Скрибблер исчез: на его месте стоял злобный саблезубый кот.

Что за горькая ирония!.. Демон Тухулка расхохотался во все горло, наслаждаясь собственной шуткой.

Глава XII

Прошло!

- Скорее! Скорее! Скорее, дитя мое! Немедленно спускайся! - восклицали встревоженные родители, обступив Бетти, Коронатора и мистера Хэтча Хокема тесным кольцом.

- Сдается мне, в возках для них куда безопаснее - если брать в рассуждение кота, - отвечал джентльмен в клетчатом жилете.

Благодаря его решительному голосу и верной руке мастодонты успокоились, по крайней мере на время. Так что теперь мистеру Хокему предстояло угомонить перепуганных отцов с матерями, что, в отличие от большинства посетителей ярмарки, не бросились в укрытие. Громотопы настороженно поглядывали на демона Тухулку и на саблезубого кота; хищник, в свою очередь, довольствовался тем, что наблюдал за происходящим и расхаживал взад-вперед, наблюдал и расхаживал, а нападать вроде бы не собирался. Пережив первый приступ страха куда успешнее взрослых, дети в возках с интересом ждали, что произойдет дальше.

Мистер Хокем счел разумным отвести Бетти с Коронатором чуть в сторону, под сень елового леса, подальше от замерзшей реки. Всем прочим он велел идти за животными след в след и, как только мастодонты остановятся, собраться вокруг них - под защитой могучих великанов людям ничего не угрожало. Громотопы тяжело ступали по снегу, возки раскачивались и подпрыгивали; дети были в полном восторге. Не приходилось сомневаться, что мастодонты ужасно боятся демона и того и гляди обратились бы в бегство, но врожденная храбрость и успокаивающее присутствие коренастого коротышки в клетчатом жилете помогли животным совладать со страхом.

- Я со скотиной всю жизнь возился, - улыбнулся мистер Хокем, успокаивая тревоги одной особенно нервной юной леди. - Здесь вы в полной безопасности: все равно что в гостиной приходского священника, уж поверьте моему слову. Мой племянник Бластер и я, мы им жизнь доверяем. Зверьки вас не затопчут. С людьми они послушны и кротки, аки ягнята, уж они-то знают, что делают.

Мастодонты и впрямь знали, что делали; в то время как с Тухулкой они справиться не могли, саблезубого кота они удерживали на расстоянии, загородив сбившихся в кучу людей своими гигантскими тушами. В отличие от прочих своих зубастых собратьев, хищник не ревел и не рычал. Собственно говоря, он вообще не издавал ни звука, просто-напросто расхаживал взад и вперед, наблюдая за событиями странно скорбным взглядом.

- Храбритесь, добрые люди, - нараспев проговорил священник, воздевая руку, дабы привлечь внимание паствы. Стремительно развивающиеся события воспламенили его проповеднический пыл, а возможно, он решил, что мистер Хокем, упомянув его гостиную, воззвал к нему о помощи. - Крепитесь! Мужайтесь! Докажем, сколь стойки мы в вере! Час испытания пробил, и должно смотреть на него, как на дар Создателя!

К вящему ужасу мистера Хокема и почти всех присутствующих, священник выступил из толпы, вознамерившись, по всей видимости, воззвать к демону Тухулке, что осыпал людей с высоты потоком насмешек на непонятном языке.

- Ты, злодей! - возопил мистер Нэш в лучших традициях церковной кафедры. - Гнусный демон из бездны Ада! Да, я обращаюсь к тебе!.. Недолго вам осталось смеяться, сэр! Повелеваю тебе, как слуга Господа, Владыки Мира, во имя Спасителя Нашего, Иисуса Христа, прекратить свои...

Из пасти змеи вылетел сгусток желтого пламени и взорвался на берегу у самых ног его преподобия, проделав в снегу изрядную воронку. Оглушенный священник едва не рухнул в образовавшуюся яму. Спасли его доктор Дэмп и молодой викарий: они бросились к святому отцу и помогли ему вернуться под защиту громотопов.

- Боюсь, что сегодня ваши проповеди не помогут, ваше преподобие, предостерег высокоученый доктор. - Лучше поберегите голос, а то он, глядишь, превратит вас во что-нибудь похуже саблезубого кота!

- Хуже котов ничего быть не может, - объявил мистер Хокем.

- Что... что он такое? - пролепетал священник, обращая блуждающий взгляд на Тухулку.

- Демон смерти, - сообщил профессор Тиггз.

- Хранитель врат Акрума, к слову сказать, - добавил доктор.

- Тот самый страхолюдный дьявол, что торчал у меня на крыше в "Итон-Вейферз". Потрясающе! - подхватил мистер Банистер.

- Он призван на землю при содействии Аполлона бессмертным этруском по имени Вел Сатиэс - вон тем джентльменом в зеленом сюртуке, - пояснил профессор. - Это они двое ответственны за появление в Солтхеде призраков, за черный корабль в гавани и вот теперь - за трагическую участь бедного Дика Скрибблера.

Священник переводил взгляд с одного собеседника на другого, пытаясь осмыслить услышанное и примирить это все со своим представлением о вселенной. Увы, разрозненные кусочки почему-то отказывались вставать на место.

Демон захлопал крыльями и устремился к цепному мосту, преследуя перепуганных жителей, что надеялись спастись в городе. В воздухе над их головами демон произвел несколько угрожающих маневров: он то круто пикировал на толпу, то стрелой бросался вперед, то камнем падал вниз, а то налетал вихрем, сжав кулаки и сверкая когтями. В волосах его извивались гадюки, из хищного клюва раздавался надменный смех. Горожане, закрыв лицо руками, молили о пощаде. Лошади вставали на дыбы, опрокидывались кареты все и вся пытались укрыться хоть где-нибудь.

В пассажирском возке на спине у Бетти любопытный ребенок каким-то образом умудрился отпереть дверцу, и теперь она неожиданно распахнулась. Овцеголов бросился вперед, чтобы не дать неслуху вывалиться наружу, а вместе с ним и другим, и случайно задел трясущейся ногой потертую кожаную сумку, спрятанную в глубине возка. Сумка выскользнула в дверной проем, отскочила от Беттиной лопатки и раскрылась. Наружу выпало нечто, завернутое в шарф; загадочный предмет и сумка приземлились у ног громотопов. Оба едва не задели нервную молодую особу - именно ее недавно успокаивал мистер Хокем. Предмет, завернутый в шарф, пришелся мне по сапогу; ибо, видите ли, в тот день в толпе, обступившей мастодонтов, был и я. Все, что я рассказываю вам про тот день на замерзшей реке, - чистая правда и ничего, кроме правды, ибо я лично наблюдал происходящее вот этими самыми глазами.

Так вот. Предмет, о котором я говорю, ударил меня по сапогу. Я наклонился и подобрал его с земли. Шарф размотался, и в руках у меня - вот в этих самых! - оказалось загадочное, мерцающее сокровище.

- Таблички! - ошеломленно воскликнул Гарри Банистер. - Таблички из электра!

- Ух ты! - проговорил доктор.

- Невероятно! - охнул мистер Киббл.

- Откуда они здесь взялись? - вопросила мисс Мона Джекс.

В лице мистера Чарльза Эрхарта отразились смятение и тревога. Неуклюже, едва не срываясь, он спустился по веревочной лестнице к мистеру Хокему и дрожащим голосом, выпячивая сквозь пыльную бороду то губы, то язык, изложил маловразумительную версию того, как он нашел светящиеся таблички (опустив по необходимости некоторые щекотливые подробности например, то, что украл их у солтхедского скряги) и как спрятал таблички в сумку, надеясь подарить их мистеру Хокему на день рождения, приходящееся, как знал Чарли, на ближайшую субботу. И далее объяснил, по обыкновению своему запинаясь на каждом слове, что это - самое меньшее, чем он может отблагодарить мистера Хокема и Бластера за их неизменную доброту и щедрость.

Не успел мистер Хокем взять сокровище в свои руки, глядя на него с искренним изумлением, как из прохода выбежал мистер Джон Хантер. Однако некий джентльмен, отделившись из толпы, преградил ему путь, - джентльмен в теплом пальто, шарфе и шляпе, с головы до ног закутанный, точно мумия, так что рассмотреть его лицо не представлялось возможным. Мистер Хантер, задохнувшись от неожиданности, встал как вкопанный. Двое застыли друг против друга - молча, недвижно. Все взгляды обратились на них, в том числе и взгляд неугомонного саблезубого хищника.

- Не прикасайтесь к ним, - приказала мумия мистеру Хантеру, предостерегающе воздев руку в перчатке. - Я вас предупреждаю, сэр. А также и всех вас, джентльмены и леди! Нельзя подпускать этого человека к табличкам, сами понимаете. - И мумия сняла шляпу и шарф, явив взгляду характерную рябую физиономию.

- Джек Хиллтоп, я вижу, и вы здесь, - пробормотала мисс Хонивуд, так и буравя его взглядом сквозь стекла очков.

Мистер Банистер с доктором сей же миг схватили и удержали мистера Хантера, не давая ему приблизиться к сокровищу.

- Вы, никак, с ума сошли! - восклицал светский молодой щеголь, вырываясь из железной хватки. - Не подпускайте этого человека к табличкам! Вы, законченные идиоты, вы не знаете его намерений! Не отдавайте ему табличек, предупреждаю вас. Вы понятия не имеете, с чем вы играете!

- Он лжет! - яростно парировал мистер Хиллтоп. - Это же самоочевидно, разве вы не видите? Спросите этого субъекта, как он себя называет! Мистер Джон Хантер, не так ли? Ложь! Мистер Оливер Блэквуд? Ложь! Мистер Джеймс Галливан? Мистер Фредерик Чандос? Сплошная ложь! Ни одно из этих имен ему не принадлежит! Он - Вел Сатиэс, лукумон города Велка. Отрицает ли он это, леди и джентльмены? Конечно же, нет! Он - Вел Сатиэс, сами понимаете, и цель его - открыть ворота Акрума, древнего царства мертвых! Он намерен навеки изменить мир живых - до неузнаваемости, сами понимаете, - наводнив его душами своих могущественных друзей, и в конце концов установить в каждом городе владычество расенов! Вы же не позволите ему осуществить свое желание! Или вы сами этого хотите?

- Не обращайте внимания на лукавые речи! - воскликнул мистер Хантер. Спросите лучше у этого человека, как его имя. Мистер Джек Хиллтоп, да? Ложь! Ложь длиною в жизнь! Это он - Авле Матунас, лукумон города Цисра и двоедушная собака, он угрожает вам. Что он такого наплел обо мне? Что за вздорные россказни? Говорю вам, Авле Матунас вас водит за нос, разве вы не видите? Это же ясно как день!

Те, кто был посвящен в подробности дела, понятия не имели, кому верить, и с каждым новым залпом обвинений отдавали свои симпатии то одному джентльмену, то другому. Остальным наблюдателям, ровным счетом ничего не знавшим ни о лучезарных табличках, ни о рассыпавшихся статуях, ни о бессмертных лукумонах, оставалось лишь смотреть и дивиться.

- А что именно за цель вы преследуете, мистер Хантер? - вопросил профессор Тиггз. Лоб его прорезала глубокая складка. - Не кто иной, как вы призвали демона при помощи электровых табличек, каковые сочли возможным изъять из дома мистера Банистера, даже не спросив на то дозволения хозяина. В результате вы принесли страх и горе ни в чем не повинным людям. Станете отрицать, сэр? Так зачем вы здесь и чего хотите от Тухулки?

- Я ничего не отрицаю. Я стремлюсь лишь к избавлению от муки бессрочного земного бытия, от проклятия вечной жизни, - отвечал мистер Хантер. Доктор и Гарри Банистер ослабили хватку: пленник перестал вырываться. - Я умолял демона Тухулку походатайствовать за меня перед могущественным Аплу, чтобы тот отменил вынесенный мне приговор бессмертия. Я мечтаю об одном: воссоединиться с возлюбленными друзьями и семьей, ушедшими до меня. Жизнь непрерывных странствий, нескончаемые блуждания от места к месту, утраты тех, кто мне всего дороже, один и тот же скорбный удел, повторяемый снова, снова и снова, до бесконечности... Говорю вам, с меня довольно!

- Разве не так мистер Хиллтоп объяснял свои собственные действия? вполголоса обратилась мисс Мона к мистеру Кибблу.

- Именно, - кивнул секретарь.

- Вы сами видите, все это произошло не случайно, ибо все предрешено высшими силами, - продолжал мистер Хантер. - Вы, христиане, считаете, будто вполне свободны в своих поступках. Но остерегитесь! Свобода ваша - не больше, чем иллюзия! Вы не более вольны решать свою собственную судьбу, нежели я - избавиться от проклятия вечной жизни. Все мы, обитатели нижнего мира, во власти причуд и прихотей сокрытых богов. Мы поступаем так, как требуют от нас они. Если они желают, чтобы мы жили, мы живем; если они желают нам смерти, мы умираем. Мы лишь разыгрываем спектакль по их сюжету. Что до целей и замыслов сокрытых богов, нам их не постичь. Остается лишь молиться и приносить жертвы в надежде, что хотения сокрытых богов вдруг совпадут с нашими. Вынужден признать, что до сих пор моему прошению не вняли. Но он - Авле Матунас, что некогда был мне другом, - проговорил мистер Хантер с нарастающим гневом, - это он, не я, намерен призвать могущественных союзников из города мертвых. Ты, Авле Матунас, предатель священных обетов!

- Надеюсь, вы не воспримете всерьез его, джентльмены и леди, отмахнувшись, запротестовал мистер Хиллтоп. - Это все - набор лживых выдумок, сами понимаете.

- Не знаю, какому набору лживых выдумок и верить, - проговорил профессор, не слишком довольный тупиковой ситуацией. - Тем не менее наша цель - уберечь себя от страшнейшей опасности. Вопрос с табличками мы уладим потом. Мистер Хокем, если вы сочтете нужным...

- Неизвестно, кто из них говорит правду, - вмешалась мисс Мона. - Все так запутанно.

- Мистер Хантер наверняка, - ответствовал мистер Киббл - возможно, более жарко и более громко, нежели собирался. - Видите ли, мисс Джекс, в рассказе мистера Хиллтопа я усомнился с самого начала, еще в доме профессора Гриншилдза и его супруги.

- Никак, вы и сами наделены даром прорицания, молодой человек? осведомился мистер Хиллтоп не без сарказма. - Да неужто? И тем не менее я вас спрошу: много ли юный выпускник университета вроде вас знает о бессовестных лжецах и наглом обмане? - Он качнул головой в сторону мистера Хантера. - Вот! Вот, сэр! Вот он, лжец, сами понимаете. Вот черная овца. Разве вы не видите?

- А мне сдается, что черная овца здесь вы, Джек, - вмешалась мисс Хонивуд, вся - чопорность и холод. Светлые глаза за стеклами очков так и впились в собеседника. - У меня насчет вас уже давно зародились подозрения. Уж больно вы любопытны, Джек. Каждый раз, как заглянете в "Пеликан", принимаетесь расспрашивать да допытываться! Все любопытствуете, все вынюхиваете, все пристаете к честным завсегдатаям достойного заведения - и об этом вам расскажи, и о том! Сперва я вроде как не придавала значения, а вот как попытались вы стянуть медальон у бедняжки Салли, тут-то я и призадумалась! Постыдились бы! Для меня, Джек, есть только два цвета: черный и белый, серых тонов в моей книге не значится, сами знаете. Вы заприметили в медальоне два портрета. Вы заподозрили, что на одном из них изображен мистер Хантер, и решили, что медальон, пожалуй, выведет вас на него. А потом, одной туманной ночью, в трактир принесли с дороги молодого мистера Райма: Генри Дафф и вы, мистер Хантер, подобрали беднягу за доками. Вот поэтому вы и поспешили скрыться, верно? Вы вошли в "Пеликан" и обнаружили там Джека. Он вас поджидал, но вы не хотели, чтобы вас обнаружили. Так? Что вы на это скажете?

Мистер Хантер утвердительно кивнул.

- Оба они разыскивали таблички из электра, - проговорил профессор Тиггз. - Однако обнаружили их вы, мистер Хантер, по чистой случайности, когда гостили в "Итон-Вейферз".

- Случайностей не существует, сэр, - напомнил собеседнику мистер Хантер.

- Вы не хотели, чтобы мистер Хиллтоп узнал, где вас искать. Вы опасались, что он нагрянет в ваш особняк и отберет у вас таблички, - как только в городе стало известно о танцующем матросе и прочих странностях. Именно появление призраков убедило мистера Хиллтопа, что вы наконец-то отыскали электр; он понял, что все это - дело рук Тухулки. Столкнувшись с мистером Хиллтопом в "Пеликане", вы ускакали прочь, чтобы он за вами не последовал. Никто из завсегдатаев заведения не знал, кто вы, так что отыскать вас он бы не смог. Что до того, как таблички оказались в руках мистера Эрхарта...

- Таблички находились у финансиста Иосии Таска, - пояснил мистер Хантер. - Его прихвостень по имени Найтингейл украл их из моего дома. Впоследствии сокровище было похищено у Таска, к вящему его неудовольствию. Я был там, когда старик обнаружил пропажу.

Все подозрительно воззрились на Чарли-Овцеголова. Тот задрожал, затрясся, завращал крохотными, похожими на орехи глазками, однако объяснять ничего не стал, лишь пожал плечами и встряхнул лохмотьями.

- Но ведь и мистер Хантер - тоже вор. Он похитил таблички из моего кабинета, причем прибегнув к насилию, - заспорил мистер Банистер. Гарри и по сей день помнил могучий удар в челюсть, сваливший его с ног. - Этот субъект вошел ко мне в дом как гость и отплатил мне за любезность тем, что меня же и ограбил. Разве так поступает человек чести? Человек, на слово которого можно положиться?

- Не то чтобы человек чести, но человек отчаявшийся, - отвечал профессор. - То, что поначалу казалось благословением, превратилось в невыносимое бремя. Вы со всей очевидностью решили прибегнуть к крайнему средству, мистер Хантер, и я вас понимаю. На данный момент я вам верю главным образом потому, что поступки мистера Хиллтопа занимают меня куда больше.

- И что же это за поступки, сэр? - осведомился помянутый джентльмен. Глаза его бегали, на губах играла странная улыбка.

- Вы и впрямь нас обманули: утаив, кто вы, воспользовались доверием мистера Банистера и профессора Гриншилдза. Вы сами это признали, открыв нам свою истинную сущность и мотивы. Мне хотелось бы знать зачем. Почему вы не сочли нужным промолчать? К тому времени вы уже выведали все, что нужно, касательно мистера Хантера, и не только имя, под которым его знают в Солтхеде, но и его адрес. Почему вы просто-напросто не воспользовались этими сведениями?

- Действительно, а почему, собственно говоря? - осведомился доктор Дэмп, оглаживая бороду.

- Но он воспользовался, - запротестовал мистер Хантер. - Однажды вечером он подкараулил меня у дверей моего дома. Он отказывался поверить, что таблички украдены. Разумеется, я не сообщил ему, что выяснил личность гнусного похитителя благодаря разъяснениям присутствующей здесь мисс Хонивуд.

- Это правда, мисс Хонивуд? - спросил профессор.

Мисс Молл утвердительно кивнула.

- Мой слуга может подтвердить все то, что происходило в Вороньем переулке, - проговорил мистер Хантер. - Я позволил Авле Матунасу обыскать особняк и сад - от угольного подвала до мансарды и огорода, чтобы тот своими глазами убедился в отсутствии табличек. Он ничего не нашел и, конечно же, обвинил меня в том, что я спрятал сокровище в ином месте.

- Я стремился предотвратить великую катастрофу, сами понимаете, улыбнулся мистер Хиллтоп, прижимая ладонь к груди.

- Да, это мы уже слышали, - отозвался профессор. - Очень благородно с вашей стороны, мистер Хиллтоп. Но, думается мне, такому, как вы, наша помощь вроде бы ни к чему? Как вы дали нам понять, этрусский электр в руках смертных практической ценностью не обладает. Только бессмертный - либо вы, либо мистер Хантер - может воспользоваться его силой. Почему же вы обратились за содействием к нам?

- Чтобы захватить Вела Сатиэса, разумеется! - прозвучал решительный ответ.

- Ага! К этому я и веду. Захватить мистера Хантера, а вовсе не таблички - вот к чему вы стремились. На мой взгляд, вы обманули нас и второй раз, мистер Хиллтоп: ваш рассказ, в основных чертах правдивый, тем не менее позволил вам приписать мотивы мистера Хантера себе. У вас не было ни малейшей причины открывать нам свои тайны, кроме одной-единственной: бросить тень несправедливого подозрения на мистера Хантера, чтобы мои коллеги и я попытались обеспечить его арест. Вы рассчитывали, что к тому времени уже завладеете табличками. А ваша истинная цель, о которой мы даже не подозревали, заключалась в том, чтобы отвлечь и задержать мистера Хантера, дав вам время скрыться вместе с электром, причем бесследно: дабы ни мистер Хантер, ни кто-либо другой не сумели вас отыскать.

- Вот, значит, почему мистер Хиллтоп так и не появился в кофейне... Его так называемые объяснения, приведенные в письме, конечно же, сплошное надувательство, от первого слова и до последнего! - воскликнул мистер Банистер.

- Вспомните: мистер Хиллтоп предлагал нам преследовать мистера Хантера по отдельности, пользуясь каждый своими методами. Он надеялся, что таблички очень скоро окажутся в его руках. Предполагалось, что мы припрем мистера Хантера к стенке, а тем временем мистер Хиллтоп благополучно скроется. Разумеется, он никак не мог предположить, что таблички уже похищены и в доме их нет.

- Сдается мне, это не все, - проговорил доктор Дэмп. В ходе разговора он и мистер Банистер шаг за шагом пододвигались к мистеру Хиллтопу и теперь застыли по обеим сторонам от него, точно две шахматные ладьи, блокирующие короля. - Прибавьте к этому еще немного бахвальства, желание порисоваться. Да-да, классическая реакция, вот что это такое. Мистер Хиллтоп не мог удержаться от того, чтобы не похвалиться своими планами, благополучно приписав их мистеру Хантеру. Все это довольно очевидно, если взглянуть на дело аналитически и разобрать сложную структуру на простые составляющие. Мы, медики, к аналитическому подходу привычны. Уж такая у нас работа.

- Так что я заключаю - аналитически глядя на дело, что сегодня нас обманули в третий раз, - проговорил профессор, в свою очередь, подходя к Рябому вплотную. - Этот номер у вас не пройдет.

Молчание.

- Ну-с? Что скажете, Джек? - осведомилась мисс Хонивуд, неспешно и многозначительно скрещивая на груди угловатые руки.

По-прежнему - никакого ответа.

- Теперь вы от него ни слова не добьетесь, - предсказал мистер Хантер. - Уж такой он, Авле Матунас!

- Назад! - рявкнул мистер Хиллтоп, разом утрачивая все свое дружелюбие. Видя, что общественное мнение складывается окончательно не в его пользу, он одним рассчитанным прыжком метнулся было к мистеру Хокему в попытке отобрать у него таблички. Но не преуспел: королю разом поставили и шах, и мат. Гарри Банистер и доктор крепко держали своего пленника, точно так же, как минуту назад - мистера Хантера.

- Вон он, опять летит! - воскликнул мистер Киббл, указывая на небо.

Показался крылатый демон. Ему, видно, надоело пугать достойных жителей Солтхеда, убегающих по цепному мосту, и он предпочел вернуться к немногочисленной группке у реки. Демон перевернулся в воздухе и описал несколько стремительных кругов, хохоча и стращая угрожающими жестами смертных ничтожеств, скорчившихся внизу.

Взревел Коронатор, оглушительно затрубила Бетти, загомонили дети в возках, несчастные родители заломили руки и содрогнулись. Фиона спряталась за гувернанткой; обе они испуганно жались к ногам гиганта Коронатора.

- Мне так страшно, мисс Дейл! - всхлипнула девочка, цепляясь за руку Лауры. Ее прелестное личико было залито слезами, точно окно в потеках дождя. - Пожалуйста, мисс Дейл, пожалуйста, отгоните его - я не хочу больше падать!

- Ты в безопасности, родная, он не причинит тебе вреда.

- А где мой дядя Тиггз?

- Твой дядя рядом, вон он - с доктором Дэмпом, мистером Банистером и остальными.

Бедная Лаура! Что за буря чувств владела ею! В споры касательно мистера Хиллтопа и мистера Хантера она почти не вслушивалась; глаза ее и мысли были прикованы к саблезубому коту - отчасти из страха, отчасти в силу отчаяния и угрызений совести. В сознании девушки проносились кошмарные воспоминания семилетней давности о событиях в Бродшире. В тот день она потеряла брата, а сегодня утратила его снова!.. Лаура непроизвольно коснулась рукой лица, шеи и, наконец - жутких шрамов, скрытых под длинными волосами.

- Простишь ли ты меня, Ричард? - исступленно прошептала она.

Саблезубый хищник по-прежнему расхаживал взад-вперед, не сводя глаз с толпы.

Рядом с Лаурой и с Фионой съежилась Бриджет Лик, тоже изнывающая от тайного горя. Странная мольба Лауры немало ее озадачила, но гувернантка оставалась глуха ко всем расспросам.

Мисс Хонивуд уже какое-то время спорила сама с собой касательно дальнейшего способа действий, взвешивая все "за" и "против", и наконец-то приняла решение.

- Будьте так добры, мистер Хокем, дайте их мне, - проговорила она, выпрямляясь в полный рост.

Джентльмен в клетчатом жилете озадаченно воззрился на владелицу "Пеликана".

- Но... но что вы знаете об этрусском электре, мисс Хонивуд? осведомился мистер Киббл, заинтригованный не меньше мистера Хокема. Немало изумленных, смятенных взглядов обратилось в тот миг на мисс Молл!

Мисс Хонивуд подняла угловатые руки к очкам и нацелила стекла на собеседника - к этому эксцентричному жесту владелица "Пеликана" прибегала всякий раз, когда выходила из себя или злилась; подразумевалось, будто в любой момент из ее глаз могут вырваться желтые молнии. Мистер Хокем, конечно же, не раз бывал тому свидетелем и не то чтобы устрашился; но вот он взглянул в лицо собеседницы - и обнаружил, что в глазах ее и впрямь пылает желтое пламя.

- Дайте мне таблички, мистер Хокем, сейчас же! - приказала мисс Молл, чопорно протягивая руку.

В голосе ее и во всем облике ощущалась несокрушимая властная сила. Мистер Хокем, совершенно сбитый с толку, вручил ей сокровище.

Мистер Джон Хантер первым понял, что происходит, а вслед за ним - и мистер Хиллтоп. Оба пораженно глядели на мисс Хонивуд; даже без жуткого желтого пламени они уже знали, кто перед ними.

Держа перед собой открытые таблички, мисс Хонивуд прошествовала вниз по насыпи к реке и к ухмыляющемуся Тухулке. Тот временно прекратил кривляться и теперь хитро поглядывал на даму с высоты. Лицо ей обдувал ветер, поднятый кожистыми крыльями. У самой кромки льда она остановилась и подняла взгляд.

- Туи! Тухулка! Туи! Туи! Ми Рамта Сейанти Хануниа, лаукум Клевсинз!

За этим последовало много чего еще, причем никто из присутствующих не разобрал ни слова; то есть никто, кроме самого демона и бессмертных лукумонов, что стояли там, внимательно прислушиваясь. Видно было, как Тухулка отпрянул, и довольная ухмылка на его безобразной физиономии сменилась изумленной гримасой.

Опустив взгляд на таблички, мисс Хонивуд заговорила вновь на том же древнем, непостижимом языке, стараясь произносить каждое слово как можно точнее и четче. Что за диво!.. Словно отзываясь на ее голос, электр разгорался все ярче, и ярче, и ярче. От табличек исходило негромкое, низкое, пульсирующее гудение.

- Ох, Мисс! Кто и когда слыхивал такое из ее уст? Она не спятила, я знаю доподлинно, и не пьяна. Выходит, это все злое колдовство, это все вон тот Нечистый расстарался, - воскликнула Мэри Клинч, норовя заглотить свои пальцы.

- Что она такое говорит? - вопросила Бриджет.

- Читает таблички, - отвечал мистер Банистер. - Она задумала призвать на нас демона!

Мистер Хантер, засунув руки в карманы, прыснул себе под нос. Он видел, как навеки ускользает его мечта, - мечта многих эпох, и хохотал над собственным разочарованием и над фатализмом своей религии. Тухулка молчал, а вот мистер Хантер смеялся взахлеб.

- Что это, мистер Хантер? - вопросил мистер Киббл. - Это правда? Она действительно читает заклинание?

- Действительно, - отвечал мистер Хантер, весь во власти странной, сардонической радости. - Она декламирует заклинание, сэр, причем безупречно.

- Но чего ради?

- Очень скоро мы узнаем. Видите ли, она читает его задом наперед!

- Караул! - завопил мистер Хиллтоп, пытаясь вырваться. - Она уничтожит всех и каждого из нас, сами понимаете! Джентльмены и леди...

- Помогите нам удержать этого человека! - воскликнул доктор Дэмп. На призыв его тотчас же откликнулись добровольные помощники и помешали Рябому броситься к мисс Хонивуд.

- Она же не обладает никакой властью! - запротестовал мистер Киббл. Эти слова обретают силу только тогда, когда их произносит один из трех бессмертных лукумонов... по крайней мере, так сказал нам мистер Хиллтоп. Или он солгал и в этом?

- Не солгал! - отозвался мистер Хантер.

Невозмутимо, можно даже сказать, безмятежно, неспешно и размеренно, на одних и тех же модуляциях владелица "Пеликана" - чопорная правительница своего королевства и всех своих вассалов и самая могущественная из трех лукумонов - дочитала священный текст до конца. Трижды произнесла она заклинание, и всякий раз - строго в обратном порядке. С каждым прочтением черты Тухулки темнели, крылья двигались все медленнее, дыхание угасало. Сам демон не имел власти воспрепятствовать происходящему; священное заклинание Аплу, начертанное на табличках, оказалось сильнее его.

Произнеся последние слова, мисс Хонивуд спокойно сложила таблички и подняла взгляд, оценивая произведенный эффект.

- Разговор окончен, - сказала она, жестом веля всем прочим оставаться на местах. Так что все наблюдали и ждали, но чего - никто не знал.

На глазах у потрясенных наблюдателей змея обвилась вокруг руки демона и застыла неподвижно. Тухулка сложил синие крылья, накрывшись ими, точно саваном; теперь наружу торчали лишь когтистые птичьи лапы. Еще мгновение и демон застыл, под стать льду, над которым парил еще недавно. Вот только превратился он не в лед, а в камень, в тот самый вулканический туф, в котором был заточен столько лет в крипте часовни далекого Бродшира.

Внезапно каменная глыба обрушилась вниз - стремительно упала с высоты, пробила лед и погрузилась в темную холодную воду.

- Не ходите туда, не ходите! - закричал мистер Хокем, размахивая шляпой. - Лед того и гляди провалится!

Мисс Хонивуд словно не услышала. Она прошла вперед на несколько шагов... и тут произошло нечто необычайное. Если бы в тот день я не наблюдал происходящее своими глазами, я бы ни за что не поверил, что такое возможно.

Саблезубый кот перестал расхаживать взад и вперед, приблизился к мисс Молл и оскалил блестящие клыки. Из пасти не донеслось ни звука. Владелица "Пеликана", словно прочитав его мысли, вложила зверю в зубы электровые таблички. Кот с лязгом сомкнул хищные челюсти.

На миг взгляд саблезубого кота задержался на двух людях, стоящих в толпе бок о бок. В глазах его промелькнуло нечто до боли странное - если не узнавание, то, во всяком случае, большее, нежели просто любопытство. Это нечто, состоящее в равной степени из сожаления и тоски, постепенно бледнело и угасало, с каждым мгновением идя на убыль.

- До свидания, мистер Скрибблер, - прошептала Фиона, не сдерживая слез. - Бегите, бегите со всех ног!

Губы Лауры так дрожали, что заговорить она не осмелилась.

Саблезубый хищник постоял немного молча и удрученно. А затем развернулся, скачками понесся по льду в сторону головокружительных утесов и нагорий на окраине города и вскоре исчез в сгущающихся сумерках.

Эпилог

На этом моя история и заканчивается. История абсолютно правдивая; многое я знаю по рассказам очевидцев, многое наблюдал собственными глазами. Осталось лишь поблагодарить вас за терпение, раз уж вы досидели до столь позднего часа, и добавить кое-какие биографические подробности, касающиеся основных действующих лиц.

Едва демон Тухулка превратился в камень и погрузился в свою водяную могилу, как черный корабль из гавани наполнился водой и тоже затонул. Загадочные явления, столь досаждающие городу, прекратились. Мистер Хэм Пикеринг не отплясывал больше на улицах, рыжеволосый хромоножка с зеленым лицом не порхал по "Синему пеликану", в свинцово-сером небе над Солтхедом не парили ненавистные тераторны... Люди ликовали и радовались.

Мисс Молл Хонивуд незамеченной возвратилась в "Пеликан" и заперлась в своей комнате на два дня и две ночи, в течение которых все должным образом обдумала и взвесила. Выскользнув за дверь на вторую ночь, когда весь дом спал, она покинула трактир, а затем и город, где ее больше никто и никогда не видел. Согласно документам, переданным ею поверенному, право собственности на "Пеликан" перешло к мистеру Джорджу Гусику, усердному мальчику-слуге, и к мисс Мэри Клинч, старшей горничной, каковая с тех пор и взяла в свои руки управление достойным заведением и заботы о Салли Спринкл. Мисс Люси Энкерс и синеглазая Бриджет Лик продолжали исправлять свои обязанности ко всеобщему удовлетворению. Мэри Клинч заключила помолвку с мистером Фредериком Бриттлбанком, шутником-кассиром из конторы пассажирских карет Тимсона, и тот перебрался в "Пеликан", взяв на себя роль неофициального хозяина, а также неутомимого остроумца. И столь веселую и сердечную атмосферу создавал он каждый вечер у массивной дубовой стойки, что по прошествии лет "Пеликан" в народе стали называть "У Бриттлбанка"; кое-кто так зовет трактир и по сей день.

Позже, обсуждая описанные здесь события, профессор Гриншилдз поведал в подробностях, сколь значимое место отводилось женскому полу в этрусском обществе (здесь этруски далеко опередили свое время, учитывая нравы греков и прочих представителей древнего Средиземноморья). Ученый ссылался на целый ряд авторов, утверждавших, что иногда, при необходимости, женщина влиятельная и незаурядная вполне могла возвыситься до лукумона - либо унаследовав титул от мужа, либо в силу своих собственных достоинств. Однако свидетельств современников на этот счет не существует, ведь литературное наследие Этрурии до наших дней не дошло. Что до мисс Молл Хонивуд, самоочевидно, что ее древние единоверцы не ошиблись в выборе. Очевидно и то, что слова мистера Хантера глубоко ее потрясли - то же самое вполне могла сказать и она сама, - и, как мне кажется, помогли принять правильное решение.

Мистер Джон Хантер покинул меланхолический, приземистый особняк в Вороньем переулке и вместе с добром и угрюмым слугой отбыл на юг по дороге, ведущей в Вороний-Край. Потерпев неудачу в своих потугах изменить судьбу, он отказался от дальнейших попыток и примирился с участью, назначенной Велу Сатиэсу могущественным Аплу и сокрытыми богами. Насколько мне известно, спустя несколько лет его видели в далеком Нантле, где он собирался отплыть к южным островам. Кое-кто почитал мистера Хантера счастливцем и охотно поменялся бы с ним местами, считая, что нет сокровища дороже, чем дар вечной жизни; но о ценности дара, сдается мне, лучше судить тому, кому он вручен.

Мистер Джек Хиллтоп с отрядом опытных охотников, куда вошел и мистер Джозеф Рук, несколько раз отправлялся в горы на поиски саблезубого кота и электровых табличек. По слухам, ничего они не нашли. Однако ж весной наткнулись на тупорылого медведя, только что пробудившегося от спячки, и тот в два счета расправился с мистером Руком - тупо зарыл, так сказать; так закончилась блестящая карьера надменного юнца. Со временем мистер Хиллтоп оставил мысль об охоте. О дальнейшем его местопребывании практически ничего не известно.

Чугунный Билли оправился от ранения и вместе с мистером Пилчером и Баскетом обрел новое пристанище в "Крылатом коне" на Тауэр-стрит. Там развеселая компания собиралась еще не один год - почти так же, как в добрые старые времена. Однако, если приглядеться внимательнее, обнаруживалось, что за их столиком всегда стоял пустой стул, садиться на который не позволялось никому. Этот стул неизменно числился за неким франтоватым джентльменом в брюках в мелкую полосочку и в дымчатых очках, буде его блуждающий дух надумает однажды присоединиться к друзьям.

Мистер Хэтч Хокем и Бластер вместе с Чарли-Овцеголовом впредь на судьбу не жаловались: их новое предприятие, занимающееся грузоперевозками, оказалось весьма прибыльным. Обосновались они на изобильных пастбищах за пределами города, а вместе с ними - еще с дюжину громотопов. Видите ли, после того, как караван мастодонтов разбежался по пути в Вороний-Край, животные по привычке возвратились один за одним на старое свое стойбище, где их и отыскали мистер Хокем и его подручные. Когда же некие городские круги, непомерно долговязые и гнусные, изъявили протест, обнаружилось, что идентифицировать животных возможным не представляется: мистер Самсон Хикс предусмотрительно не оставил на этот счет никаких указаний, и в кои-то веки выпады фирмы "Таск и К°" были успешно отражены.

Что до самого мистера Иосии Таска, этот добросовестный филантроп богател и процветал - за добросовестными филантропами такое водится, - и события, описанные здесь, его почти не затронули. Хотя он так до конца и не понял, каким образом удалось изъять из шкафа лучезарные таблички, подозрение пало на бежавшего слугу. Вскорости после того гигантский мастифф был обнаружен повешенным на дереве, и снова под подозрением оказался все тот же лакей. Чтобы унять горе, Иосия тут же приобрел нового пса - еще более крупного и злобного, нежели прежний, и, следовательно, еще более похожего на хозяина.

Что до Таскова приспешника по имени мистер Найтингейл, в ту самую секунду, как Тухулка обратился в камень, чаша, прилипшая к его лицу, тут же и отвалилась. К сожалению, с нею оторвался и сам нос - крайне болезненное оказалось увечье и в придачу пребезобразное. Как мне помнится, несколько месяцев спустя негодяя обнаружили на камнях под головокружительными утесами; погиб ли он от своей собственной руки или от чьей-то еще, доподлинно так и не узнали. Миссис Найтингейл и ее кошмарный выводок оплакивали кормильца с полчаса, никак не меньше, прежде чем вернуться к заботам более насущным.

Мистер Джаспер Винч упорно восстанавливал репутацию фирмы на Коббз-Корт, явно к вящему одобрению мистера Баджера, поскольку от дальнейших визитов сей джентльмен воздержался. Имя фирме Винч вернул, а вот с процветанием распростился. Канули в вечность ряды пропыленных полок, и миниатюрные маячки, и взмывающие к потолку вулканы юридической документации: все перешло в руки управителей имуществом несостоятельного должника. Ныне младший партнер фирмы "Баджер и Винч" гниет на том же унылом церковном кладбище в том же глухом уголке города, что и опередивший его достойный поверенный. В их бывшей конторе разместилась школа для бедных.

Доктор Дэмп женился на мисс Моне Джекс и переехал в провинцию. Отпраздновав свадьбу, он на радостях приобрел блестящий новенький догкарт с полуэллиптическими рессорами и оглоблями из древесины гикори, дабы навещать больных. Однако практиковал он мало, а в конце концов вовсе забросил медицину и посвятил себя занятиям исключительно философского плана. Он дожил до весьма преклонных лет - все благодаря приверженности к утреннему моциону, каковой неизменно совершал в компании миссис Дэмп. Его золовка, мисс Нина, вышла замуж за молодого викария и до конца жизни не покладая рук занималась благотворительностью; обоих горестно оплакивают все те, кто имел счастье их знать.

Мистер Гарри Банистер женился на юной леди, представительнице одного из влиятельных бродширских семейств, и в должный срок обзавелся двумя прелестнейшими дочками. Мисс Лаура Дейл, завершив образование маленькой Фионы, уехала из Солтхеда, чтобы занять место гувернантки при помянутых дочках, и новые обязанности исполняла столь же компетентно и безупречно. Однако в сердце Лауры навсегда поселилась гнетущая, неизбывная тоска. С особой силой накатывала она на закате дня, когда Лаура по обыкновению своему глядела в окно на черные силуэты взмывающих к небу гор. Тогда каждый удар сердца, каждое дыхание, каждая мысль отдавались в девушке мучительной болью раскаяния, рассеять которую не могли никакие повседневные радости.

Мистер Остин Киббл так и не добился взаимности мисс Дейл - будучи искренне к нему расположенной, она тем не менее отказалась стать его женой, да, впрочем, замуж вообще не вышла, - зато нежданно разбогател, получив наследство от дальнего родственника. На эти деньги он принялся скупать редкие книги со всех концов земли, - книги на всевозможные эзотерические темы, возбуждающие его интерес, в особенности же те, где речь шла о загадочных обитателях Этрурии, и со временем стал обладателем одной из ценнейших частных коллекций Солтхеда. Эти тома мистер Киббл впоследствии завещал библиотеке Солтхедского университета.

Профессору Тайтусу Веспасиану Тиггзу суждена была долгая и плодотворная карьера в должности профессора метафизики помянутого университета; на пенсию он ушел в ореоле славы. На закате жизни Тайтус то и дело отправлялся погостить к доктору в провинцию, где всегда был желанным гостем и где разговор у огня неизменно затягивался далеко за полночь. Его домоправительница, вдова Минидью, вышла замуж за старого Тома Спайка, и оба оставались в услужении у профессора вплоть до конца жизни. К сожалению, его молодой друг мистер Райм так и не внял увещеваниям Хэма Пикеринга и ничего мало-мальски примечательного с жизнью своей не сделал; напротив же, как жил торговцем кошачьим кормом, так им и умер.

Мисс Фиона Литтлфилд выросла и превратилась в прекрасную юную леди. Ее красота была безупречна, равно как и английский, равно как и французский; почти во всех отношениях она как две капли воды походила на покойную мать. Со временем Фиона познакомилась с молодым джентльменом, юристом по профессии, с которым и прожила счастливо всю свою жизнь и ни днем меньше. Повзрослев, она отринула детские забавы и более о них не вспоминала, целиком и полностью посвятив себя занятиям и обязанностям зрелости. Постепенно, мало-помалу, образ мистера Ричарда Скрибблера изгладился из ее сознания. В последующие годы ей лишь с превеликим трудом удавалось вызвать из небытия знакомые черты или вспомнить, каков он был и что для нее значил. По мере того как уходили годы, уходили и воспоминания.

Легенда о немом саблезубом коте, что рыщет среди горных лугов над Солтхедом, дожила до наших дней. Время от времени пассажиры какого-нибудь экипажа, направляющегося в Бродшир или Честершир, сообщают, что видели загадочного хищника. Как правило, свидетели рассказывают, будто зверь выглядывает из зарослей на обочине дороги и провожает карету скорбным взглядом. Затем он разевает пасть, обнажает сверкающие клыки - но из горла не доносится не звука. После этого кот убегает в лес и исчезает из виду. Хотя срок жизни саблезубых хищников в точности не вычислен, сдается мне, эти истории вполне могут оказаться правдивы. В конце концов не мне их оспаривать; я стар и отлично сознаю, как мало знаю мир.

Что до котов более мелкой породы, а именно мистера Плюшкина Джема, счастлив сообщить, что сей джентльмен еще долго жил на Пятничной улице на положении любимца семьи, гоняясь за ордами полевых мышей и за собственным хвостом, воздавая должное обильным трапезам из рыбы и птицы, а вечерами блаженно подремывая у кухонного камина. Обитатели дома из кожи вон лезли, чтобы ему угодить. Невзирая на все свои "выходы в свет", он тем не менее оставался котом с головы до пят или, как любил повторять профессор, весьма независимым юношей, каковой поживает просто превосходно и бедствовать никогда не будет, благодарю вас.