Джордж Алек Эффинджер

Байки Из Дворца Джаббы Хатта12 Великий Бог Квай История Барады И Викваев


* * *

<p>* * *</p>

Барада был родом с Клатуина. По ночам ему снилось, что он все еще жил там, чувствовал свежий ласкающий ветер на своем лице… Конечно, в его грезах лицо не было в шрамах и перекошенным, да и в своих снах он не был заключенным, рабом хатта. По ночам, когда он спал на своей койке, Барада все еще был молодым, полным надежд, планирующим оставить Клатуин и отправиться в поисках приключений на захватывающие планеты в бескрайних просторах Империи. Но приходило утро, и Барада просыпался. Моргал несколько раз, сны и воспоминания о семье и его детстве медленно покидали разум. Клатуин, думал он сурово. Приключения. Он вставал, тер лицо большими, сильными ладонями. Он знал, что никогда не увидит свой родной мир. Он проведет остаток своей жизни на этой пустынной планете, заботясь о репульсорном флоте хатта.

Барада пожал плечами. Это была столь же хорошая жизнь, что и какая-нибудь другая, даже лучше некоторых. Чего ему недоставало, так это свободы, но в Империи это была довольно типичная ситуация. Его нужды удовлетворялись, а что до его желаний, так ему позволялось сколько угодно видеть сны.

Этим утром единственной заботой Барады был поиск шести шплинтов килевых панелей для узла АЕ-35, который помогал держать парящую баржу хатта в воздухе. Партия запчастей, которую Барада заказал несколько недель назад, так и не прибыла; если ему не удастся найти шплинты на свалке, ему придется добывать их сложным путем: изготовлять в своей мастерской.

На Дюнном море царил яркий, ясный день, как раз такая погода, которую предпочитал хатт. Барада, выйдя из бараков, искоса посмотрел на пылкое сияние солнц. Ему удалось пройти всего несколько шагов, когда два вооруженных виквая присоединились к нему с двух сторон.

— Я что-то сделал? — спросил Барада. — Что-то не так?

Серокожие викваи не ответили. Барада никогда не слышал, чтобы они разговаривали. Они просто шли за ним, держа свои силовые пики. Он не был в восторге от их компании.

— Хатт послал вас за мной? — спросил он вновь.

Ответом викваев была лишь тишина. Он повернул в направлении свалки за дворцом хатта; викваи последовали за ним. Они были самыми безжалостными бойцами в свите хатта, но если бы Барада нужен был им мертвым, покалеченным, или закованным в цепи, это бы уже случилось. Викваи были столь же загадочны, что какой-либо другой вид существ в Империи, поэтому Бараде оставалось только и делать, что игнорировать их присутствие. В итоге, он решил просто забыть о том, что они тут были, и пойти по своим делам, которые планировал на утро.

Пламенеющие летние солнца и пустынный климат сделали из свалки весьма и весьма неприятное место. Барада почуял зловоние задолго до того, как увидел цель. Мусор и помои всевозможного типа были свалены в одну гигантскую кучу. Клатуинец покачал головой и нахмурился. Он очень не хотел заниматься этим, но все же двинулся в нелегкий путь через гниющую пищу и негодные механизмы, выискивая полдюжины маленьких металлических деталей.

— А вы, ребята, не хотите ли мне тут помочь? — — обратился он к паре викваев, прикрывая глаза рукой.

Викваи только лишь смотрели на него. Барада проворчал ругательство на своем родном языке и вновь принялся за работу. Пять минут спустя, механик сделал находку. Но это не было шплинтом килевой панели, который он искал, или каким бы то ни было другим полезным механизмом. Это было мертвое тело.

— Ак-Буз, — проворчал Барада, опознавая останки.

Ак-Буз, капитан баржи хатта. Викваи переглянулись и подступили ближе. Они по-прежнему ничего не говорили, но, по крайней мере, проявили рке какой-то интерес. Вместе они вытащили тело Ак-Буза из помойки и положили на землю.

— Никаких следов, — проворчал Барада. — Кто бы ни убил парня, он не оставил следов на теле.

Он посмотрел сначала на одного виквая, затем на другого.

— Анцат. Это анцат убил его. Анпат не оставляет следов.

Если даже викваи и были впечатлены, они не показали этого. Они присели возле тела Ак-Буза, изучая останки несколько минут. Затем они встали и пошли прочь. Барада последовал за ними.

— Последнее время что-то появляется слишком много мертвых тел, — заметил он вскользь.

Викваи остановились и обернулись, подступая к нему. Один ткнул вытянутой рукой в грудь Ба-раде. Другой указал назад, на свалку.

— Конечно, — сказал механик. — Не мое дело. Я понял. Ну, тогда я пойду обратно выискивать свои детали. Хотите, чтобы я сделал что-нибудь с нашим другом, Ак-Буэом?

Ему, конечно же, не ответили.

Викваи положили пики на плечо и размеренными шагами пошли к своим квартирам. Они смотрели исключительно вперед, не меняя даже выражений на лицах, пока не достигли небольшого здания, где у хатта размещался контингент викваев. Они зашли внутрь. На службе у хатта были еще викваи, но они были на дежурстве.

— Одни теперь, — сказал викваи.

— Мы можем говорить, — ответил другой викваи.

У викваев не было индивидуальных имен; да и это вроде никогда не вызывало у них затруднений.

— Проблема.

Викваи кивнул. Он положил пику на кушетку.

— Слишком много мертвецов.

— Даже глупый Барада знает это. Викваи сделали паузу, видимо, размышляя.

— У нас должно быть собрание, — сказал один в итоге.

— Согласен, — сказал второй.

Викваи сели за массивный деревянный стол, друг напротив друга. Один достал пачку бумаги и пару ручек. Затем последовало первое действие как на всяком собрании викваев: выборы руководителей.

— Нас двое. Один будет президентом, другой верховным секретарем.

— Согласен.

Каждый взял по чистому листу бумаги и по ручке, написал что-то в своем секретном избирательном бюллетене, и согнул его пополам.

— Мы будем читать их одновременно. Они развернули бумагу и подсчитали голоса.

— Есть два голоса за виквая-президента и два голоса за виквая-генерального секретаря.

— Сделано, — сказал другой. — Теперь я президент. Ты, секретарь, должен записывать все дела для дальнейшего рассмотрения.

Виквай-секретарь положил между ними небольшое электронное записывающее устройство.

— Хорошо. Теперь я спрашиваю: скажем ли мы Джаббе об этом последнем убийстве?

— Нет, — секретарь покачал головой из стороны-в сторону. — Мы не можем. До тех пор, пока не найдем убийцу.

Еще немного времени прошло в тишине.

— Мы должны спросить бога, — сказал вик-вай-президент.

— Спросим бога, — согласился второй.

Ни один не проявил особого энтузиазма относительно этого решения.

Викваи поклонялись разным богам, большинство из которых представляло естественные силы природы и животных на их родной планете. Одним из их главных богов был бог Квай — бог луны, «виквай» означает «последователь Квая». Многие виквай держали личный контакт с этим богом через устройство, которое они тоже называли квай. Это была белая сфера, выполненная из ударопрочного пластика, сантиметров двадцать в диаметре. Квай мог распознавать речь и давать ответы на простые вопросы. Для викваев объект выглядел как луна их родной планеты, и они верили, что кусочек их лунного бога живет в каждом квае. Они никогда не понимали, что квай задешево производились народами с большим воображением, и в них не было ничего сверхъестественного.

Виквай-президент благоговейно извлек блестящий квай из своего кожаного мешка.

— Услышь нас, о Великий Бог Квай, — обратился он к шару. — Мы пришли за твоим руководством. Удостоишь ли ты вниманием своих истинных верователей и выслушаешь ли?

Прошло несколько секунд. Затем тонкий механический голосок сказал: — Определенно, это так.

Викваи кивнули друг другу. Иногда Великий Бог Квай бывал не в духе отвечать на вопросы, и он мог упорствовать часами, и даже, бывало, днями. Но теперь, когда несколько из слуг хатта мертвы — — включая уже и капитана баржи, Ак-Буза, — виквай знали, что им будет дана незамедлительная помощь.

— Мы, твои истинные верователи, восхваляем тебя, о Великий Бог Квай, и благодарим тебя. Раскроешь ли ты для нас личность грязного убийцы капитана баржи Ак-Буза?

Викваи задержали дыхание. Они слышали шум вентиляции в бараках, но ничего более. Затем механический голос пробубнил: — Как я вижу, да.

Сегодня бог был в настроении общаться!

— Убийца в этой комнате? — — спросил вик-вай-президент.

Секретарь уставился на него яростно и непонимающе.

— Это необходимый первый вопрос в таком деле, — объяснил президент.

— Сконцентрируйся и спроси вновь, — изрек белый квай.

Президент усердно зажмурился и сказал: — Убийца в этой комнате?

— Лучше не сообщать тебе сейчас, — сказал шарик-бог.

— Видишь! — закричал президент. — Это ты! Виквай перетянулся через стол и схватил за одежду своего приятеля.

— Нет! Я клянусь! — завопил секретарь. — Великий Бог Квай не назвал меня! Спроси у него третий раз!

Президент неохотно выпустил виквая, затем посмотрел на сферу пророчеств на столе между ними.

— Мы молим тебя, Великий Бог Квай! Но убийца в этой комнате?

— Очень сомнительно, — на редкость быстро раздался ответ.

Оба виквая расслабились.

— Теперь я спокоен, — сказал президент. — Я не желал отдавать тебя Джаббе для мести.

— Мы все еще не знаем, кто убийца, — напомнил секретарь. — Мы должны узнать, будут ли еще жертвы.

Президент медленно кивнул. Он начал осознавать, что их будущее благополучие зависит от расследования этих преступлений и предоставления их полному подозрений нанимателю точно выстроенного решения проблемы. Хатт совершенно не терпел некомпетентности, и стражники, которые не могут сторожить, в один прекрасный момент оказываются на противоположном конце чьей-то пищевой цепочки.

— Будет ли кто-то еще из окружения Джаб-бы убит? — спросил президент.

Низкочастотный раздражающий звук раздался из квая. Оба виквая посмотрели друг на друга, затем опять на белый шар.

— Это определенно, — сказал тонкий голосок. Секретарь нагнулся ближе к устройству.

— А я умру? — спросил он тихим голосом.

— Без сомнения, — мгновенно отреагировал квай.

— Виквай, — вздохнул президент. — Ты тратишь время. Конечно же, ты умрешь. Все живущие однажды умирают. Теперь помалкивай, я буду узнавать информацию. О Великий Бог Квай, что за оружие ищем мы? Это бластер?

— Не рассчитывай на это, — сказал белый мячик.

— Ну, тогда, бластерный карабин или что-то вроде?

— Мой ответ — нет.

Виквай-президент перебросил свой заплетенный пучок волос на левое плечо.

— Тогда это какой-то новый тип метательного оружия?

— Мой ответ — нет.

— Тогда нож? Оружие убийцы — это нож? Секретарь ударил по столу кулаком.

— У Ак-Буза не было ножевых ран, — произнес он.

— Веревка или шелковый шнур? — спросил президент.

Секретарь приобрел еще более нетерпеливый вид.

— Следов удушья нет. Мы бы заметили.

Загадка была слишком сложной для ограниченных виквайских умов.

— Все эти смерти… — проговорил президент. Глаза секретаря широко открылись, когда до него дошло.

— Разные способы. Но почему?

— И кто, — сказал президент.

Некоторое время он тер свой подбородок, затем положил ладони на стол, по сторонам от божественного Квая.

— О Великий Бог Квай, ты сказал нам, что будет, по крайней мере, еще смерть. Случится ли это другим способом?

— Хорошая наблюдательность, — только и сказало устройство.

— Это не бластер, — задумчиво сказал секретарь. — Не бластерный карабин. Не нож. Не веревка. Это отравляющий газ?

— Мой ответ — нет, — изрек Великий Бог Квай.

— Это укол смертельного яда?

Квай издал звук наподобие скрежета зубов.

— Очень сомнительно.

— Это маленькие инопланетные создания, которые поселяются в теле и на следующий день убивают хозяина ужасной смертью, предоставляя убийце время заработать себе алиби, находясь в другом месте?

Последовала долгая пауза, как будто квай оценивал странную вероятность.

— Мои источники говорят — нет.


***

Снаружи горячее солнце Татуина ползло все выше и выше. Приближался полдень. Барада работал в своей лавке, наблюдая за сборкой и установкой шести новых шплинтов килевых панелей для узла АЕ-35. Сам хатт распорядился, что парящая баржа должна быть готова к отбытию сегодня днем, чуть позже. Поскольку у Ак-Буза как раз была встреча с предками в версии рая их народа, Барада решил, что сам будет капитаном огромного транспорта. Ему приходилось заниматься этим и раньше, когда Ак-Буз предпочитал дежурству выпивку.

Тем временем, викваи силились вытянуть хоть сколько-то полезной информации из квая. Дело было лишь затем, чтобы задавать правильные вопросы. Если викваи остановятся на правильном оружии и на настоящей личности убийцы, Великий Бог Квай сообщит им наконец, что они преуспели. Однако время текло, пока они загадывали одну вещь за другой, начиная с любого тяжелого предмета, заканчивая стогом соломы неподалеку от свалки.

— Ак-Буз мог быть задушен соломой, — настаивал президент. — Это возможно.

— И ты еще обвиняешь меня в трате времени, — презрительно отрезал секретарь. — О Великий Бог Квай, был ли капитан баржи утоплен в чане с водой?

— Не рассчитывай на это. — Как никто иной, квай имел терпения больше, чем все остальные примитивные божества.

— Начинается ли оружие с буквы «А»? — спросил президент.

Другой викваи пронзил его яростным взглядом.

— Теперь мы будем торчать здесь весь день. Какой глупый способ!

— Мой ответ нет, — сказал шарообразный бог.

— Буква «Б»? — — продолжил президент, — Ты никогда не узнаешь ничего таким образом, — заворчал секретарь. — Я созываю перевыборы, — Это определенно так.

Оба виквая вытаращились на белый пластиковый шар.

— Буква «Б», — сказал секретарь.

— «Б» к чему…? Бластер? Нет, мы спрашивали. Банта? Убьет ли убийца следующую жертву с помощью банты?

Последовала напряженная тишина в бараках. Затем квай ответил: — Не могу предсказать сейчас. Президент глубоко вдохнул и выдохнул.

— Убьет ли убийца следующую жертву с помощью банты?

— Мой ответ — нет, — на этот раз квай не колебался.

Викваи таким образом испробовали весь алфавит, перебирая каждый объект и технику, которые могли представить в качестве орудия убийства. Наконец, еще три вооруженных виквая вошли в бараки, когда секретарь спросил: — Бомба? Это бомба? На барже?

— Все знаки указывают, что да, — сказал механический голос.

Все пятеро викваев задержали дыхание.

— О Великий Бог Квай! — произнес президент охрипшим голосом. — Мы, твои истинные верователи, благодарим тебя! Мы используем дар твоего пророчества, чтобы защитить твоих слуг, мы восхваляем твою, мудрость и силу!

Один из новоприбывших викваев подошел к столу.

— Что это означает? — — потребовал он ответа.

— Ак-Буз мертв, — сказал секретарь.

— Бомба на борту баржи, — сказал президент.

— Мы должны найти ее, — сказал третий виквай.

— Мы должны обезвредить ее, — сказал четвертый.

— Мы должны наказать… кого? — — спросил пятый.

Секретарь посмотрел на президента.

— Начинается ли имя убийцы с буквы «А»? — обратился тот к кваю.

Секретарь ничего не сказал; он только зажмурил глаза и уронил голову на руки. Это будет очень длинный день.

Барада не даст работникам уйти на обед, пока АЕ-35 не будет отремонтирован и установлен на баржу. Это не было такой уж и сложной работой, но Барада был на редкость требовательным контролером. Ему приходилось быть. Если бы была хоть незначительная неисправность, если что-то сломается, прерывая приятный круиз хат-та, Барада сам окажется следующим трупом, который найдут на свалке. Он совершенно не намеревался дать этому произойти.

Он тщательно проверил весь монтаж и соединения, затем поставил крышку АЕ-35 на место и задвинул ее.

— Хорошо, — сказал он, вытирая вспотевший лоб рукой. — Что-нибудь еще?

Май Хиб, человек, наиболее способный из помощников Барады, посмотрела на датапад в своих руках.

— Все тесты диагностики пройдены до зеленой отметки, — сказала она.

Механик кивнул.

— Ну, сейчас, я думаю, мы ничего больше не сможем сделать. Отлично, можно взять час на обед. Но мы еще проверим баржу позднее, прежде чем хатт доберется сюда.

Май Хиб нахмурилась. Она получила признание в мастерской за свое умение обращаться со сварочным аппаратом. Хотя женщина и была на две головы ниже Барады, обладая меньшей комплекцией, она также являлась хорошим союзником в потасовках. Ее умение драться всегда удивляло оппонентов — но только один раз.

— Снова тесты? — спросила она.

— Ты не работала у хатта столько, сколько я, — проворчал Барада. — Если бы я смог заставить команду делать это, я бы гонял диагностические тесты весь день и всю ночь. Я видел, как хатт казнил члена команды только за то, что скрипели ставни.

Май Хиб покачала головой и ушла. Барада услышал звук, обернулся и увидел компанию из пяти викваев, входящих в ангар, где стояла баржа. Ему не доставляло удовольствия их видеть.

Викваи приблизились к нему. Один из них сделал жест по направлению к барже.

— Хотите подняться на борт? — спросил Барада. — Зачем? Вы все еше пытаетесь докопаться, кто убил Ак-Буза?

Представитель викваев кивнул.

— У вас нет ни шанса, — отрезал Барада. — У нас баржа целиком настроена, и я не хочу, чтобы какие-то серолицие недотепы все испортили.

Второй виквай достал скомканный кусок бумаги. Барада взял его, развернул и заглянул внутрь.

— Беньет, — вслух прочитал он. — Беньет Порселлуса?

Другой виквай кивнул.

— Ну ладно тогда, — сказал механик. — Вам тоже нужно делать свою работу. Только не трогайте ничего.

Пятеро викваев выстроились в линию и поднялись на борт баржи, не зная толком, что искать. Бомбу, конечно, но бомбу какого рода? Насколько большую? И где? Тут был миллион мест, чтобы спрятать ее.

Виквай-президент нес с собой квай и бубнил: — Начинается ли имя убийцы с «В»? Бей-дер? Валариан? Венд Паз?

Квай стал заикаться: «В… в…» — Да? — закивал виквай, подсказывая. — В.. . в…

— О Великий Бог Квай, что ты хочешь сказать нам? виквай-президент бесцеремонно постучал по шару-оракулу, выказывая невероятно низкий уровень почтения. — В. Вуки? Это он? Вуки это и есть убийца?

— Не думаю, что это возможно, — подал голос секретарь.

— В, — продолжал квай.

— Виквай? — — спросил президент. — Не может быть! Виквай, да чтобы виновен в убийстве!

— В…

Третий виквай прислушался к обмену репликами.

— Что здесь не так? — — спросил он.

— Я не знаю, — сказал президент. — У Великого Бога Квая какие-то проблемы со связью.

— В… — Випхид? — — спросил секретарь.

— Без сомнения, — наконец выдал пластиковый шар.

— О! — изрек президент. — Загадка разгадана. Випхид заложил бомбу на борт!

Пять викваев кивнули, довольные тем, что наконец узнали правду. Они стояли в личной гости-ной Джаббы, нетерпеливо перекидывая силовые пики из одной руки в другую. Президент держал притихший квай.

— Значит, так, — медленно сказал секретарь. — Тут бомба. И мы тоже будем на борту, когда она сработает. Мы все еще должны разыскать ее.

— Разыскать ее! — крикнул один из викваев.

— Да, — решил президент. — Вы четверо, обыскивайте баржу. А я проконсультируюсь с Великим Богом Кваем.

Четверо викваев принялись неистово разыскивать спрятанную взрывчатку. Они оставляли открытыми шкафчики, передвигали мебель, разламывали переборки в поиске тайников и спрятанных отсеков. Между тем, президент сел за стол с пророчествующим шаром, и принялся за дело.

— Есть ли бомба под той фиолетовой диванной подушкой?

— Очень сомнительно.

— Есть ли бомба под той золотой диванной подушкой?

— Не рассчитывай на это.

— Спрятана ли бомба в той кипе шелков? Президент осознавал, что прогресс у него не слишком большой, но он не имел представления, чем еше заняться. Он был хороший, честный, непоколебимый виквай, но он в то же время имел и виквайскую ограниченность.

Час спустя стали прибывать гости и слуги хатта, подготавливающие баржу для дневного круиза. Некоторые из них награждали викваев подозрительными взглядами, но так как виквай вели себя будто охрана баржи, им было дозволено свободно продолжить свои поиски.

— Постарайтесь Не выделяться, — шептал президент своим приятелям.

Они все еще прочесывали всю баржу от кормы до носа, но теперь они старались выглядеть естественными и не обеспокоенными. Правда же была в том, что минуты шли, и становилось все более вероятным, что бомба рванет и разнесет всех на атомы. Даже виквай понимали это.

Был отдан приказ — — отчаливать, а никаких признаков скрытой угрозы найдено все еще не было. Гости развлекали себя, проедая запасы хатта и распивая напитки хатта, и, в общем-то, делали и без того нелегкий поиск еще сложнее. Президентвиквай внезапно обнаружил, что смотрит в три недоброжелательные глаза грана РиеЙиеса. Президент повернулся обратно к кваю и спросил: — Есть ли бомба в контрольной рубке?

— Ответ неясен. Попробуй еще раз, — раздражающе ответил белый шар.

От злости виквай чуть было не швырнул устройство об стену, но это привлекло бы излишнее внимание, да и Великий Бог Квай мог бы произвести какое-нибудь ужасное возмездие. Президент проследил взглядом за золотистым протокольным дроидом, переговаривающимся с Р2, разносящим напитки.

— Господин президент, — прошептал низкий голос.

Виквай обернулся. Четыре его приятеля стояли рядом. Один держал нечто, покрытое зеленой тканью.

— То… что мы искали? — также прошептал президент.

Четыре виквая кивнули. Президент приподнял край зеленого покрова и увидел термический детонатор.

— Мы должны обезвредить его. Тайно. Без шума.

Группа играла свою ужасную музыку; гости вальяжно прохаживались, не подозревая об опасности прямо под носом. Виквай же сбились в плотную кучку и лихорадочно разбирали детонатор. Необходимые инструменты нашлись, конечно же, на борту баржи, но главная проблема была в том, что два виквая имели разногласия по технике разминирования.

— Сейчас вытащи эту смычку схем, — сказал секретарь.

— Ты убьешь нас всех, — не согласился президент. — Отсоедини зеленый и желтый провода. Затем вытаскивай смычку схем.

— Там нет зеленого провода, — настаивал на своем секретарь. — Есть желтый и серый.

— Тогда у тебя проблема с глазами, — сказал президент.

— Быстрее! — поторопил их один из прочих.

— Я беру ответственность на себя, — решился президент.

Он взял детонатор и инструменты. Он отсоединил зеленый провод, затем желтый, а потом резко выдернул смычку схем.

Виквай потеряли дар речи. Они даже не осознавали, что ни один из них не дышал около минуты.

— Ты бы мог взорвать нас на части! — — первым пришел в себя секретарь. — Нужно было проконсультироваться с Великим Богом Кваем, прежде, чем действовать!

— Я забыл, — лаконично ответил президент.

— Все же бомба мертва! — сказал один другой.

— Мы победили! — обрадовался еще один. Ясный и громкий голос внезапно раздался из-за переборки: — Джабба, это твой последний шанс! Освободи нас или умрешь.

Хатт ответил что-то на своем языке.

— Что происходит? — — спросил виквай. Президент быстро обернулся. Паника и смятение охватывали парящую баржу. Девушка-человек душила великого Джаббу своими цепями. Снаружи донеслись выстрелы из бластеров. Один из викваев открыл амбразуру, и тут же был вытянут из судна и брошен на песчаную землю внизу.

Сжав силовую пику, президент повел оставшихся викваев туда, где совершенно определенно кипела битва. Он выставил пику вперед, ведя свой отряд на палубу. Он как раз успел увидеть облаченного в черное человека-заключенного, расчищающего с помощью светового меча палубу от стражей-викваев и прочих защитников.

— К пушке! — — прокричал человек девушке-рабыне. — Направь ее вниз! Вниз!

— За Великого Бога Квая, — мягко прошептал президент.

Затем он выдвинулся вперед. По крайней мере, они обезвредили бомбу, так что парящая баржа будет в безопасности.

Прежде чем он успел атаковать, человек со световым мечом обхватил девушкурабыню, ухватился за массивный трос и пнул спусковой механизм палубной пушки. Затем он и рабыня оттолкнулись от парящей баржи, и перескочили на небольшой репульсорный скиф, болтающийся возле смертоносного провала Каркун, где обитал сарлакк.

Президент смотрел, как они сбегают. Вокруг него баржа горела и взрывалась на части, но, к сожалению, викваи не имели достаточно воображения, даже чтобы бояться смерти. Президент спокойно взялся за перила, когда еще один жуткий взрыв разнес баржу на кусочки.

Последней вещью, которую он увидел, был восхитительный вид взмывающего ввысь белого шарика — — Великий Бог Квай взошел на небеса.