/ Language: Русский / Genre:det_hard / Series: Мастера остросюжетного детектива

Предумышленное убийство

Брайан Гарфилд


Брайан Гарфилд. Неумолимый Центрполиграф Москва 2001 5-227-01360-8 Brian Garfield The Hit

Брайан Гарфилд

Предумышленное убийство

Глава 1

Полуденное солнце безжалостно палило сверху в меня, по пустынным предгорьям, по щебеночно-асфальтовому покрытию узкого змеистого шоссе, которое со всеми своими поворотами, спусками и подъемами не позволяло выжать из джипа предельную скорость.

Я выдавал всего-навсего сорок километров в час. Словом, едва тащился, и тем не менее горячий встречный ветер отзывался на моей физиономии царапающей болью. Да и на сердце, надо сказать, кошки скребли.

Я спускался вниз, в долину. Короче, возвращался домой после одной весьма непродолжительной, но конкретной встречи.

— Крейн, — сказали мне на прощанье, — с нами шутки шутить не советуем никому, а тебе и этой мадам — в особенности, потому как во всей округе никто не рыпнется выяснять, куда вы сгинули. Тю-тю, как говорится, и все дела.

Так их и разэдак! Дали сорок восемь часов на все про все. Либо я выполняю полученное от них задание в срок, либо жить мне осталось ровно двое суток. Хорошенькое дело! Можно себе представить, в каком состоянии сейчас Джоанна...

Я кинул взгляд в зеркало заднего обзора и присвистнул. Меня догонял какой-то тип на универсале. Это как понимать? Может, там передумали и решили укоротить мое пребывание на белом свете? На белом... Ха-ха! Самая что ни на есть чернуха! «И давно этот фургон сел мне на хвост?» — задал я себе вопрос. Получается, совсем бдительность потерял. А все душевные трепыхания, пропади они пропадом!

Не прошло и пяти минут, как расстояние между нами сократилось метров до десяти. Чудила в универсале, наверное, собирался поцеловать меня в задницу!

Я ударил по тормозам. Лихач, похоже, слегка прибалдел, потому что универсал сначала дернулся, потом вильнул, а затем, едва не задев меня правым крылом, нервно, с надрывом, просигналил и, проскочив юзом мимо, оставил на полотне шоссейки черный тормозной след. И что самое удивительное, этот чудик не исчез с глаз долой, а, вырубив двигатель, съехал на обочину.

Спустя мгновение распахнулась передняя левая дверца, из машины вылез белобрысый хмырь и затопал прямо посередке шоссе, не сводя с меня взгляда.

Вот те раз! Приплыли — ни обогнать, ни объехать! Мне ничего другого не оставалось, как только выключить зажигание и тоже вылезти из машины.

Ничего себе! У него, оказывается, автоматический пистолет 32-го калибра, сделал я сногсшибательное открытие, когда расстояние между мной и блондином, примерно моих габаритов и моего возраста, сократилось до дюжины шагов.

— Если не ошибаюсь, Саймон Крейн? — задал он вопрос с утвердительной интонацией.

Я окинул его взглядом с головы до ног и моментально сообразил, с кем свела меня судьба на узкой дороге. Что ж, он имеет право на выяснение отношений, потому как я спал с его женой.

* * *

Блондин вскинул пистолет, прицелился, а мне захотелось ни с того ни с сего умереть со смеху, но усилием воли я подавил это желание.

— Да, Майк Фаррелл, ты не ошибся. Я — Саймон Крейн. А в чем, собственно, дело? — сказал я вкрадчивым голосом, стараясь изо всех сил казаться джентльменом.

У блондина в первый момент отвисла челюсть, а во второй — на лице появилось странное выражение. Какое именно — затрудняюсь сказать, но показалось, будто еще секунда, и он зальется горючими слезами.

Я первым нарушил затянувшееся молчание:

— Сдается, ты следил за мной. Ведешь меня прямо оттуда, да?

— А ты как думал... — процедил он сквозь зубы.

— Поня-я-ятно! — протянул я. — А пушку, дуру эту, зачем достал? Пристрелить меня хочешь?

Фаррелл неторопливо покачал головой и словно через силу выдавил:

— Это просто так... Это как бы гарантия...

Майк произносил слова, не двигая губами. Подобная манера разговаривать, скорее даже — чревовещать, мне была знакома. Такой фасончик цедить слова в моде у многих из тех, кто, отмотав срок, вышел на свободу.

Речь у бывших зэков, как правило, монотонная, жесты — будто при замедленной съемке, во взгляде — никаких эмоций, как если бы им все до фени. Однако у Майка Фаррелла тавро бывшего заключенного оказалось с изъяном: у него в глазах плескался страх. А может, ужас... Пополам с безысходностью, это точно!

— А от чего она, эта гарантия? — кивнул я в сторону пистолета.

— Повернись-ка! — буркнул он.

Я повиновался, прикинув, что удобный момент оказать сопротивление еще представится.

— Руки на капот, ноги на ширину плеч, — выдал Майк знакомую многим фразу, однако голоса не повысил.

Я сделал как было велено. Тысячу раз шмонал я таких, как Фаррелл. Самого сегодня уже разок обыскали, хотя, казалось бы, для какой такой надобности? На мне рубашка с коротким рукавом, «ливайсы» в обтяжку. Одежда, как говорится, не оставляет ни малейшего сомнения в том, что оружия при мне нет, потому как ему просто негде быть. И все-таки снова-здорово этот криминальный ритуал! Зачем? Демонстрация своей силы и моего бессилия? Так, что ли?

Фаррелл убедился, что я в смысле вооружения — порожний, и шагнул в сторону.

— Поворачивайся, — процедил он и сплюнул.

Я так и сделал. А пот между тем ручьями струился у меня по лицу и щипал глаза.

— Ну и что дальше? — спросил я, глядя на Майка в упор.

— Потолковать с тобой надобно! Не против?

Чудик! Он еще спрашивает... Пока что Майк Фаррелл представляет собой единственный шанс выбраться его жене и мне живыми из передряги, в какую мы угодили, подумал я, а вслух сказал:

— А что мне еще остается? Ты вон с пушкой, а у меня... — Я пожал плечами.

Фаррелл держал меня на мушке все время, пока пятился к распахнутой дверце универсала, пока доставал из бардачка замшевый лоскут и потом, когда протирал руль, приборную доску, рычаг переключения скоростей, рукоятку тормоза, ручку дверцы и пепельницу. Уничтожив отпечатки пальцев, он толкнул бедром дверцу. Проверять, захлопнулась ли она, разумеется, не стал, не торопясь подошел ко мне.

— Поедем на твоем джипе. Садись за руль, — сказал он и вздохнул.

— А как же универсал? — Я вскинул бровь.

— А никак... Пусть здесь постоит. В глаза очень бросается, а мне это ни к чему... Давай, Крейн, поехали! Хочу залечь на дно, — выдал он тираду, для него не свойственную.

Я сел за руль своего джипа. Когда Фаррелл угнездился на сиденье рядом, спросил его с ухмылкой:

— Куда прикажете?

— Двигай пока прямо, я скажу, где повернуть.

Мы спустились в долину, миновали предместье и покатили по направлению к центру города.

Фаррелл положил пистолет на пол, справа от себя, прикрывая ладонью рукоять. Судя по всему, он опасался любопытных глаз. Вдруг пешеходы увидят, что он при оружии? Чудила!.. Всю дорогу он молчал. Пару раз сказал, куда повернуть, и больше ни звука. В общем, у меня было время присмотреться к нему и кое о чем поразмыслить.

Джоанна уверяла, будто он невредный и неопасный. Конечно, паникует, подавлен, но ни дерзкого вызова, ни какого-либо намека на агрессивность она у него не заметила. Может, и не заметила... Скорее всего! Но откуда ей знать, что тюрьма жестоко прогибает человека, и далеко не в лучшую сторону. Мне это хорошо известно, поскольку на своем веку я на таких, как он, насмотрелся. К примеру, слабый духом, попадая в тюремную камеру, просто-напросто старается выжить, и больше ничего. То есть делает все для того, чтобы избежать увечья, так как сокамерники могут изуродовать, могут и ножом пырнуть. После отсидки у такого слабака в активе — характерные признаки паранойи. Тут вам и бредовые идеи, и так называемая «параноидальная внешность», проявляющаяся в чрезмерной бледности кожного покрова и общей заторможенности. А у Фаррелла к тому же налицо достаточно убедительные симптомы вины, пришел я к выводу. До прострации дело пока не дошло, но впечатление такое, будто он только что совершил тяжкое преступление и теперь опасается за свою собственную жизнь.

Н-да!.. Но ведь кто-то все-таки совершил убийство... Кто? Чтобы найти ответ на этот вопрос, мне вроде тоже дали срок.

Не десять лет, не пять, не год и даже не месяц, а всего двое суток. Не найду убийцу-грабителя — самого убьют да и Джоанну в живых не оставят. Получается, Фаррелл пока единственный...

— Налево давай! — прервал он ход моих мыслей.

Мы миновали ворота, вернее — юркнули между облупившимися воротными столбами из глины и сразу оказались в квартале, известном под названием Лас-Палмас.

В двадцатых годах этот район считался весьма престижным. В то время здесь понастроили себе виллы биржевые маклеры, всякие дельцы, бутлегеры — короче, те, кто тогда не терялся и делал деньги, как говорится, из воздуха.

В те дни Лас-Палмас считался пригородом. Он и в самом деле находился километрах в десяти от центра города, с годами разраставшегося вширь, так что однажды престижный поселок попал как бы в окружение — типовые домики-коробки обступили его со всех сторон. Да и теперь они появляются то тут, то там, будто грибы после дождя!

Владельцы роскошных вилл побросали свою недвижимость и подались в горы, где обосновались с размахом и шиком. В общем, мы с Майком оттуда как раз и возвращались.

Короче говоря, шикарные особняки и виллы Лас-Палмаса остались без хозяев, так как не нашлось желающих соседствовать с обитателями стандартных построек. Лучше места, чтобы залечь на дно, конечно, не сыскать, подвел я итог своим мыслям, поглядывая по сторонам.

Вдоль основной дороги, справа и слева, стояли высокие пальмы с мощными кронами. Эти величественные деревья как раз и дали название то ли кварталу, то ли «городу в городе», представлявшему собой в наши дни совершенно экзотическое зрелище. Пальмовые ветви, между прочим, почти не пропускали солнечные лучи, и даже показалось, будто повеяло прохладой и стало легче дышать.

Минут через пять мы свернули в какой-то проулок и покатили по грунтовке — в рытвинах и ухабах. Мое внимание привлек заброшенный особняк в мавританском стиле, облюбованный хиппарями с гитарами и транзисторными приемниками. Слышался смех, кто-то выводил рулады на короткой волне, доносился запах жареного мяса. Жизнь там била ключом.

Майк между тем отлично ориентировался на местности. Похоже, он знал все проулки-закоулки как свои пять пальцев. Короче говоря, спустя какое-то время мы уже не без труда пробивались сквозь заросли олеандра, на мой взгляд, под три метра высотой.

Наконец какая-то разбитая вдрызг дорога из щебенки привела нас к кирпичной стене. «Тупик, что ли?» — подумал я и покосился на Майка.

— Прибыли, — сообщил он.

Я сбросил скорость.

— Подай назад самую малость и сразу возьми влево, — распорядился Фаррелл и опять замолчал.

Я выполнил все в точности. Теперь уже гравиевая дорожка с глубокими колдобинами пласталась под колесами моего внедорожника.

Спустя минуту мы въехали в вечнозеленый тоннель из крепко-накрепко переплетенных олеандровых ветвей.

— Вот здесь и паркуйся! — процедил Майк.

Я огляделся. Что ж, и впрямь классное укрывище! В самом центре города... И такое шикарное захолустье. С улицы ни за что не разглядеть, кто тут обитает.

Майк кашлянул. Я оглянулся. В правой руке Фаррелл снова сжимал рукоять пистолета. Дулом он указал на дорожку, выложенную щербатыми плитками. Она вела к дому.

Когда-то эту виллу можно было без всяких натяжек назвать шедевром архитектурной и строительной мысли. Крыша под красной черепицей, просторная веранда, представлявшая собой открытую галерею с дюжиной одинаковых арок, опирающихся на колонны, увитые плющом. В центре дворика конечно же бассейн. С раковинами каури по краю... Полузасыпанный песком и сухими листьями, он навевал грустные мысли. Одну, высказанную кем-то из великих, я озвучил:

— Ничто не вечно под луной!

Хотел добавить пару слов о постоянном несовпадении мечты с действительностью, но не успел — раздался звук, напоминающий треск разрываемого шелкового полотнища. Высоко в небе промчался сверхзвуковой истребитель.

Майк опять кашлянул и, махнув рукой с пистолетом, дал мне понять, чтобы я шел в дом и на веранде не отсвечивал. Я шагнул к створкам дверей, которые он толкнул ногой. Одна из них просела на проржавевших петлях и с трудом подалась, царапая пол. Майк посторонился, пропуская меня вперед, однако не забыл прицелиться мне в затылок.

В огромной комнате, судя по всему выполнявшей в стародавние времена функции гостиной, было сумеречно. Помещение, похоже, не проветривалось, потому как в нос ударил резкий запах пота. Майк, а возможно, кто-то еще наверняка обитали здесь довольно продолжительное время. Задержавшись на пороге, я спросил:

— Слушай-ка, что же все-таки случилось с Айелло?

— Вопросы буду задавать я, — отозвался Майк. — Усвоил? Проходи! Давай проходи, не задерживайся.

И тут он допустил промах. Майк Фаррелл слишком близко ко мне подошел, а этого не следует делать ни при каких обстоятельствах, если, конечно, есть намерение насмерть сразить противника пулей. И я, разумеется, не растерялся. Резко повернулся к нему, схватил за правое запястье, дернул с силой вниз и с хрустом крутанул против часовой стрелки. Пистолет он, однако, не выпустил. Тогда я в темпе заломил ему руку за спину и заставил опуститься на колени. Майк не издал ни звука. Правда, у него появилось короткое и учащенное дыхание, расширились зрачки, к тому же он пару раз скрипнул зубами. Я ударил его ногой в правое предплечье. Тут он выронил пистолет, а я с силой пнул его, и он молча повалился навзничь. Я поставил ему ногу на грудь, прижав с силой к полу. Дотянулся до пистолета, ухватился за дуло и ударил его рукоятью по голове. Майк сразу отключился.

В комнате — я это сразу отметил — ощущался недостаток мебели. Продавленная кушетка, овальный стол с искромсанной столешницей, колченогий стул и у стены видавший виды холодильник с перекошенной дверцей — вот и вся обстановка.

Я подтащил Майка к кушетке, поднатужился, подставив ему под ноги стул. Обведя взглядом комнату и убедившись в отсутствии воды, я подошел к двери и распахнул пошире обе створки. Ничего, полежит — придет в себя, подумал я, прислушиваясь к его дыханию. Оно было ровным, но, как и прежде, поверхностным.

С глубоко запавшими глазницами, с мучнистым цветом лица, Фаррелл всем своим обликом напоминал болезненного юнца, состарившегося раньше времени. А ведь ему где-то около тридцати! Ну, может, чуть больше... А выглядит так, будто значительно моложе. Хотя как бы и старше... Бред какой-то! Моложе, старше... Придется все-таки дождаться, когда он оклемается. Тут уж ничего не поделаешь!

Я притащил с веранды полосатый тиковый шезлонг, уселся и задумался. Нет, пока не поговорю с ним начистоту, обстоятельно, не успокоюсь! В конце концов, если не принять соответствующие меры, прикончат всех нас троих — Джоанну, Майка и меня. А ведь несколько часов назад, ранним утром, ничто не предвещало столь трагического поворота сюжета.

Я сидел, смотрел на Фаррелла и вспоминал.

* * *

Телефонный трезвон раздался нежданно-негаданно, когда я и не думал просыпаться. Вообще под утро я всегда крепко сплю, а после обильных возлияний — в особенности. Трубку я поднял после третьего звонка.

— Саймон? Я тебя не разбудила?

Сон как рукой сняло, потому как это была Джоанна. Правда, с тех пор, как я разговаривал с ней последний раз, прошла целая вечность. Короче говоря, я постарался сделать вид, будто этот звонок для меня ровным счетом ничего не значит, и мгновенно принял решение — не делая никаких попыток перейти в наступление, остаться в глухой обороне.

— Ты меня разбудила, — произнес я с расстановкой, собираясь положить трубку.

Джоанна меня опередила.

— Пожалуйста, не клади трубку, — сказала она, и голос у нее дрогнул.

— В чем дело? — бросил я, более всего заботясь о том, чтобы интонация была как можно более сдержанной, хотя прекрасно слышал, что Джоанна с трудом справляется с волнением, то и дело переводя дыхание.

— Саймон, по-моему, ты под парами... Прошу тебя, приди в себя. Я подожду.

Я чертыхнулся в душе, положил трубку на подушку, сунул ноги в шлепанцы и зашаркал к окну, занавешенному армейским одеялом. Отогнув край, я впустил в комнату утреннюю зарю, уже перевалившую через гряду гор, на гранитных склонах которых мерцали и искрились розовато-зеленоватые вкрапления слюды, а кое-где латунно-желтоватые пятнышки пирита.

Предгорья постепенно переходили в равнину, напоминающую клетчатую скатерть. По ее поверхности как бы расползлось пятно беспорядочно отстроенного города с квадратиками торговых центров, домов, спроворенных на скорую руку, прачечных самообслуживания, киноплощадок, где на вечерних сеансах показывали фильмы любителям следить за перипетиями чужой жизни, не выходя из своих автомашин.

Старая часть города выделялась серовато-зеленоватым пятном — там росли могучие пальмы с раскидистыми кронами. Между прочим, на расстоянии яркие краски всегда кажутся темными.

Вообще ничего пейзаж, подходящий! И речка есть, и железная дорога... Река начинается где-то в горах. А затем она катит свои воды в город прямо с холмов, поросших корабельной сосной, и несется на северо-восток — от железнодорожной колеи, точнее — от полотна железной дороги, которая протянулась от Техаса до самой Калифорнии.

Город как город, ничего особенного! Не маленький... Можно даже сказать — весьма крупный административный центр. Вот только пыльный очень, оттого что прямо-таки стелется по земле. А жарища такая, ну прямо ад кромешный. И ничего... Между прочим, живем! Двести тысяч жителей на шестистах восьмидесяти квадратных километрах — со стандартными домами, автомобилями, супермаркетами и кегельбанами.

Не сказать, чтобы уж очень шикарно, но бывает и хуже!

Я стоял, щурился от яркого света и сожалел о том, что в лучшие дни черт меня дернул провести телефон.

Ландшафт за оконным стеклом, окутанный дымкой, как бы колыхался. Это поднимался над городом тепловой поток воздуха пополам со смогом, что отнюдь не способствовало хорошей видимости. Но все же в той стороне, где за горизонтом были Техас с Мексикой, на склонах предгорий можно было различить пятна креозота, заросли кактуса, а по берегам притока нашей реки стволы канадского тополя.

Чуть выше нечетко проступала на небосклоне зубчатая гряда ослепительно белых меловых утесов, искрящихся на солнце, будто снежные поля, с вершинами, поросшими строевым лесом, над которыми горделиво ликовала синева чистого неба. Такого унылого и тусклого из-за пыли на горизонте.

Я обернулся, окинул взглядом свою сбившуюся постель — не первой свежести лежбище любителя допиться до самого себя. Правда, последнее время... Я вздохнул. Потом взглянул на часы. Было почти девять.

— О'кей! — сказал я в трубку. — Доброе утро.

— Ну вот, Саймон, совсем другое дело! Скажи, ты здоров?

— Не совсем. У меня редкое клиническое заболевание, известное в народе как похмелюга.

— Тебе надо бегать по утрам.

— Ну уж нет! Если побегу, то не вернусь, потому как все обрыдло.

— А я думала, ты скажешь, что надрался из-за меня, — выдала Джоанна с прямотой, присущей некоторым женщинам, уверенным в себе.

Правда, голос у нее почему-то вдруг сел, она заговорила басом. Я едва успел подумать, что полгода назад Джоанна непременно добавила бы «дорогой», как сразу же, словно наяву, возникло на пленке памяти ее милое лицо. Завитки темных волос за аккуратными ушами. Я немедленно одернул себя. Спокойно, Крейн, обойдемся без слюней и без соплей!

— А ты, как я посмотрю, совсем осмелела! — врезал я ей не без ехидства. — Или дома нет никого?

— Саймон, я звоню из телефона-автомата, что на Корал-Драйв. Тут вот какое дело... — Она помолчала. — Словом, мне необходимо увидеться с тобой... Кое-что случилось там, где я работаю... Это не телефонный разговор, Саймон.

— Джоанна, сразу говорю — я пас. Что там у вас случилось, меня не касается.

— Саймон, я дрожу как осиновый лист. Меня бьет нервный колотун, — просипела она громким шепотом.

— Неприятности с организацией? — высказал я предположение, глупее которого трудно было сыскать.

— "Неприятности" — не то слово, — выдохнула она и закашлялась. — Саймон, ты же полицейский и...

— Бывший, Джоанна, бывший... — оборвал я ее. — Нынче я копов обхожу стороной, да и твоих бойфрендов тоже.

— Прошу тебя, Саймон! Ну пожалуйста... Я не могу говорить об этом по телефону. Пожалуйста, Саймон... — сказала она глухим голосом.

Я выдержал паузу, а потом бросил в трубку небрежным тоном:

— Ладно, приезжай! Есть у меня кое-какие дела, но так и быть — отложу до завтра.

Джоанна повесила трубку, а я сел на край кровати и принялся тереть указательным пальцем переносицу. Прошло какое-то время, прежде чем я поднялся и потопал в ванную. Думай не думай, а побриться и произвести генеральную уборку у себя в пасти, где определенно ночевал эскадрон, — все же надо.

«Ну и ну! Какая у меня потрепанная мордашка!» — изумился я, глядя на свое отражение в зеркале. Хотя, если быть объективным, вполне ничего себе... Загар, кстати, мне к лицу. А морщины-то, морщины какие глубокие — прямо морской волк, хотя я бывший полицейский, но побывавший во многих переделках. Нет, я точно парень хоть куда! Боевое прошлое всегда украшает мужчину... На подбородке шрам, на переносице отнюдь не врожденная горбинка. Короче говоря, мое первоначальное намерение служить справедливости однажды вошло в острое противоречие с суровой действительностью, и пошло-поехало... Но к счастью или, напротив, к несчастью, меня остановили, а точнее — уволили в запас и в принудительном порядке отправили, выражаясь официальным языком, на пенсию «в связи с 20-процентной потерей трудоспособности вследствие пулевого ранения во время выполнения служебных обязанностей». В мякоти правой ляжки у меня образовались две кисты — две цистоны, как выражаются медики, внутри которых находятся осколки двух пуль. Самодельные, поэтому в какой-то мере пластичные, они от удара расплющились и теперь являются причиной ишиаса, терзающего время от времени мою правую ногу нудной тупой болью. Однако заявлять, что я инвалид, потерявший 20 процентов способности передвигаться на своих двоих либо на своем джипе, было по меньшей мере опрометчиво. Куда ни шло, 0,2 процента, в особенности в ненастную погоду, но никак не 20! В общем и в целом, ранение в ляжку послужило предлогом для отправки меня на пенсию в самый разгар моей кипучей деятельности.

Но разумеется, не причиной.

Пальнул в меня полицейский по имени Джо Каттер. Это случилось поздним вечером. Он уверял, будто засадил мне в задницу пару пуль нечаянно. Мы тогда напали на след банды расхитителей скобяных и металлических изделий из одного склада. Кстати сказать, чего там только не было! Каттер, кажется, там покупал всякие железяки для своего «магну-ма-357», которым очень гордился. Вечера он проводил за токарным мини-станком в своей надраенной до блеска квартире, изобретал для любимой пушки всякие хитроумные приспособления и самодельные боеприпасы.

Ну вот мы и договорились, что будем брать гангстеров в клещи, то есть Каттер врывается на склад с одной стороны, я — с другой. И ничего не получилось. Потому как он меня продырявил. И я попал в госпиталь.

В общем, моя отправка на пенсию, против которой я не особо возражал, напоминала расставание без печали, когда не было любви. Понадоблюсь, найдут! Между прочим, досье на меня — дай бог каждому.

...Саймон Крейн. 30 лет. Рост 185, глаза — серые, волосы — черные. Холост. Родители умерли. Образование: начальная школа, средняя школа, университет. По профессии — историк. Какое-то время работал в газете. Поднаторел в этом деле основательно. Так что моя вторая специальность — журналистика. Спортивные достижения тоже имеются. Как водится, бейсбол. В течение двух лет был непременным участником чемпионата страны «Уорлд сириз» среди обладателей кубков Американской и Национальной лиг с участием канадских команд. Играл и в теннис. Окончил курсы добровольной военной подготовки с присвоением звания офицера запаса по окончании университета. Я почему посещал эти занятия? Потому что студентов освобождают от платы за обучение. Правда, по завершении высшего образования полагается отслужить в регулярной армии. От шести месяцев до двух лет. Я выбрал двухгодичную службу в чине лейтенанта в частях разведки и госбезопасности сухопутных войск. Затем вкалывал репортером в течение года в одной газете. Короче говоря, целых три года раздумывал над своим призванием, иными словами — прикидывал, как и где лучше всего приносить пользу для страны.

Наконец, со свойственным мне рвением я приступил к обязанностям полицейского, а спустя какое-то время, когда пообтесался и стал мало-мальски кумекать, что к чему, заделался сыщиком. И естественно, весьма преуспел на этом поприще, отловив с десяток рэкетиров. После чего снова оказался в рядах обыкновенных полицейских, оттого что не догадался вовремя переболеть юношеским максимализмом. Впрочем, не я один подхватил в молодые годы этот недуг. То есть я хочу сказать, что нашлись среди моих коллег несколько человек, которых привлекали не только весьма сносное жалование и приличная пенсия после двадцати лет службы в полиции. Некоторые, и я в их числе, полагали, что закон, и только закон, является точно отлаженным механизмом, призванным наставлять оступившихся на путь истинный. А когда поняли, что в жизни очень часто многим закон не писан, повели себя разнообразно. Некоторые приняли решение действовать исключительно в рамках закона, другие перешли на работу в ФБР, кое-кто ополчился на подростковую преступность, а иные, вроде меня, бросились в погоню за успехом и с ходу натолкнулись на непробиваемую стену, называемую мафией.

Кое-где ее называют ассоциацией, я употребляю термин «организация». Вообще-то правильнее было бы говорить «тайное общество».

Будучи по образованию историком, позволю себе небольшое отступление. Многие наслышаны о тайных обществах прошлого, в свое время сосредоточивших абсолютную власть над людьми, но мало кто знаком с анатомией пороков и зла в человеческом обществе.

Мы и не подозреваем, что семена зла, посеянные давным-давно, способны, оказывается, прорастать даже несколько столетий спустя.

К примеру, мафия — организация, соединяющая в себе жестокость, присущую средневековым ассассинам, приверженность коммерции, свойственную тамплиерам, и массовость, с которой способны соперничать, пожалуй, только масоны, с величайшей конспирацией, которой отличались все тайные общества во все времена.

А сейчас небольшой экскурс в историю мафии. В 1282 году на острове Сицилия в городе Палермо возникла патриотическая организация, ставившая своей целью освобождение Сицилии от французского ига. Девиз ее был: «Смерть всем французам — это клич Италии». На итальянском языке это звучит так: «Морте алля Франсия Италия анелла». Начальные буквы этих слов служили паролем для членов организации. Что произошло с ней за семь столетий, знают все, но о размахе, с каким мафия действует, известно лишь некоторым.

Сразу хочу подчеркнуть, что сама структура этой организации надежно гарантирует безопасность ее членов и обреченность их жертв. Все, конечно, знают, что самое низовое звено мафии — семья. Разумеется, нетрудно догадаться, кто является ее членами. Отцы, дети, братья, конечно же и сестры, двоюродные братья, шурины, девери... Попробуй разруби такого рода семейную поруку, когда неосторожно вырвавшееся слово ставит под удар не кого-нибудь, а сына или брата! Такое не прощается. Святая святых мафии, «омерта» — страшный закон молчания, обратно пропорционален закону мести. Это помнят все члены организации и никогда не забывают.

По семейному принципу сформировалась и американская коза ностра, когда у нас в Штатах появились первые сицилийские иммигранты. Без знания языка, без профессии, неграмотные крестьяне умели лишь метко стрелять, молчать и оставаться верными до гробовой доски тем, кто дал хлеб им и их детям.

Несколько семей иногда объединяются в коска, что значит «бедро». Семейный принцип и здесь сохраняет свою силу. Бедра составляют ассоциацию. Она держит под контролем либо какой-то бизнес, либо отрасль промышленности. Ассоциации и составляют мафию.

Я, когда начал работать в полиции, основательно изучил принцип ее организации. И надо сказать, знание истории мне весьма пригодилось, потому как все тайные ордены строятся по тому же принципу. Я неплохо разбираюсь в иерархии мафии. К примеру, в Европе глава семьи называется капо, а у нас, в Америке, — босс.

На случай провала существует второй босс, но лишь боссу подчинен советник — светлая голова, человек с образованием, чаще всего — юридическим. На второго босса замыкаются лейтенанты, которые не знают босса. Им незнаком и советник. Лейтенанты руководят солдатами. Именно эти солдаты выполняют приказы руководства, спущенные через лейтенантов.

Стопроцентная конспирация! Рядовому исполнителю ничего не известно ни о цели того, что ему поручено, ни о боссе. Эту цепь разорвать трудно. Почти невозможно.

Разумеется, существуют также наемники. К их числу относятся неитальянцы. Они выполняют, как правило, работу курьеров для переправки наркотиков. Их нанимают также в тех случаях, когда замышляется очень сложная операция.

Надо сказать, деятельность мафии уже давно четко разграничена на легальную и нелегальную. К первой относятся содержание ресторанов и баров, контроль над доками, аэропортами, порнобизнес, ко второй — азартные игры, проституция, торговля наркотиками.

Для того чтобы надежно конспирироваться, у нас, в Штатах, недостаточно знания итальянского языка. Не спасает даже сицилийский диалект, так как агенты полиции специально изучают его. Я, к примеру, выучил. Поэтому большинство семей говорят на жаргоне. Сидят, например, двое в ресторане. Один кивает на мужчину у входа: «Артишок». Кличка? Вовсе нет. Это звание. Оно означает шефа группы гангстеров. О том, кого устранили, говорят: «Погашен». О невооруженном человеке скажут: «Порожний».

Многим известно, что у масонов и в других тайных обществах существует язык жестов. Есть он и у мафии, особенно у старых мафиози, придерживающихся традиций. Очень важна при этом роль шляпы. Если она сдвинута направо — «за мной следят», сдвинута назад — «срочно на помощь», сдвинута налево — «я вижу тебя и постоянно слежу за тобой».

Иногда мафию называют государством в государстве, но это не совсем точно. В некоторых отношениях мафия вне государства и не зависит от него. Между прочим, главными задачами солдат являются разложение полиции и госаппарата, установление устойчивого влияния на ключевых работников бизнеса, банков, авиакомпаний и портов. И во имя этой цели допустимы все средства: шантаж, насилие, убийство, похищение и конечно же жесткий контроль за зонами влияния. А уж если между семьями начинается борьба за главенство, забываются все принципы. Мгновенно подключаются свои люди в органах власти и в полиции. На это денег не жалеют. Еще бы, связи решают все! Многие банкиры, например, разрешают королям наркотиков пользоваться своим банковским счетом, так что никакие дотошные финансовые инспекторы мафиози не опасны, а уж если кто-то притронется к правде, того можно и убить. Каждое из подобных убийств замыкает завеса молчания, полная тишина.

И словно стражи этой тишины, являющейся по сути проявлением строжайшей дисциплины, сидят где-нибудь в Палермо на открытой террасе старики в черном, неторопливо тянут кьянти, говорят мало, кидают неторопливые взгляды по сторонам. При кажущейся внешней заторможенности они стремительно, как истинные охотники, умеют бить навскидку, без прицеливания.

В мафии, я бы сказал, несколько истеричное поклонение старшему. Убивают порой безвинного человека, веруя на слово. Ведь лейтенант, а то и заместитель капо ошибиться не могут! Да и вообще мафия добивается искоренения у своих членов всяких эмоций: «Тебе поручено пристрелить, похитить, взорвать — делай. Перед Всевышним отвечу я».

Дисциплинированность — один из основных принципов существования этой организации. У них есть карты города, как в полиции. Там постепенно закрашиваются целые районы: «охвачено», «приручено», «прижато». Между самими мафиози идет невероятная драка за лидерство, поскольку слишком велики барыши. А кто откажется от барышей? «Если не ты — тогда тебя». Убивают, а потом устраивают королевские похороны. Рыдают все, особенно неутешно «сынки», отправившие своего «крестного отца» на кладбище.

Впрочем, и молчание не всегда спасает тех, кто знает слишком много. По-настоящему молчать умеют только мертвые.

А кто осмеливается знать, помнить и, сверх того, говорить, тот не живет долго. Поэтому неудивительно, что большинство преступлений остаются нераскрытыми. Предположим, вам удалось посадить на скамью подсудимых какого-либо мафиози. Собраны улики, есть показания свидетелей, назначается суд. И вдруг оказывается, что свидетели отказались от прежних показаний, улик недостаточно. Короче говоря, дело отправляется на доследование, а потом и вовсе выносится оправдательный приговор за отсутствием улик. Так срабатывает цепь связей — этот основополагающий фактор тотальной коррупции.

Однажды, когда я уже не работал в полиции, мне пришло на ум, что ведь Каттер из своего «магнума-357» мог меня запросто сразить наповал. Он ведь падок на деньги! Так что мне вроде бы и повезло... Остался жив, и надо радоваться. Именно тогда я устроился на работу редактором в один ежемесячный иллюстрированный журнал, владельцами которого были очень богатые фермеры-скотоводы. Их взгляды на жизнь не совпадали с моими, но зато жалованье мне положили баснословное. Целых шесть месяцев я старался в меру своих способностей — приводил а более или менее читабельный вид всякие статьи на уровне каменного века, украшая их яркими цветными фотографиями пейзажей Юго-Запада. Ну и, разумеется, настал момент, когда я осознал, что деньги существуют в том числе для того, чтобы получать от них удовольствие. Я уволился и занялся восхитительным ничегонеделанием. Но прежде я съехал из бунгало в центре города, но с общей стеной с соседями, где у меня были три комнаты на разных уровнях, кондиционер, крошечный бассейн во дворе с лужайкой и парой деревьев, и купил по дешевке старинный форт, зажатый между скал.

Этот уродливый каменный дом никого не вдохновил, а я пришел от покупки в восторг. Он стоял в стороне от цивилизации и главных дорог. Это мне больше всего понравилось. Никто не мог мне сказать, кто его построил и когда.

В доме было шесть комнат, а может, семь — это как считать. Появился у меня и собственный колодец, а также полчища ящериц, сороконожек и черных пауков, снующих в скальных расщелинах. Небольшой дизель-генератор Келера под навесом на деревянной платформе позади дома, у тыловой стены, снабжал электроэнергией все лампочки в доме, холодильник и довольно шумный кондиционер, установленный на крыше. Двухтактная дизельная установка тоже пыхтела и клацала, но меня этот шум не раздражал.

Ближайшие соседи находились в семи километрах от меня, но зато вокруг молча громоздились скалы и кактусы, столбом висела пыль. За домом, метрах в тридцати, был квадратный каменный сарай, где, судя по всему, в стародавние времена держали собственный выезд. Я эту постройку приспособил под хозблок. Там у меня хранились инструменты для скальных работ, потому как я надумал заняться обработкой минералов. Решил, что занятие этим бизнесом обеспечит существенную прибавку к пенсии. Однако спустя какое-то время понял: доморощенное производство с оборудованием, бывшим в употреблении и купленным мною по случаю, — затея бесполезная, то есть неденежная. Правда, в бесполезности обнаружился эстетический нюанс. Я научился классно обтачивать камни для серег, подвесок, колец, галстучных булавок и прочих украшений. В лавках, где продавались сувениры, мои поделки пользовались спросом у заезжих туристов. Доходы оказались мизерными, но какое удовольствие я получил, лазая по горам и долам в поисках таких минералов, как гранат и агат, и других полудрагоценных камней, совершенно неприметных в необработанном виде.

Удивительная страна — эти горы, предгорья и плоскогорья. Героическая, я бы сказал. Но и опасная, вернее — с риском для жизни. Распространяться на эту тему не буду — кто бывал в горах, кто спускался в речные долины с очень крутыми склонами, тот меня понимает. Скажу только, что я всегда вытрясаю по утрам ботинки, прежде чем их надеть, потому как если тяпнет ядовитый скорпион, мало не покажется.

И ножки моей кровати стоят в жестяных банках с керосином. Проверенный прием. Ни один клоп не сунется!

А еще солнце целых полдня просто безумствует, порой мне кажется, солнечные лучи действуют по принципу: «Умри все живое!»

Но когда выйдешь из дома поутру, сделаешь глоток чистейшего воздуха, который никто до тебя не вдохнул и не выдохнул, ощущаешь себя человеком.

* * *

Я налил себе стакан молока — кофе я никогда не пью, не нравится мне этот напиток! — и вышел на крыльцо.

Лицо сразу опахнуло жаром, как из горячей духовки. Я пил молоко маленькими глотками и смотрел на кусты роз, посаженные Джоанной по обеим сторонам гравиевой дорожки. Хорошую память оставила она по себе! Розы вот-вот снова зацветут. Если их обильно поливать, ухаживать за ними, то даже в этой пустыне они не ленятся цвести раз пять в год, а то и шесть. Повернув вентиль, я стал наблюдать, как струя воды побежала по канавке от куста к кусту. Целый месяц потратил я на занятия самодисциплиной: все убеждал себя, что вырвать с корнем из сердца все воспоминания о Джоанне — пустяковое дело. Однако ее телефонный звонок вызвал сердцебиение и душевное смятение. Оказывается, я помнил все, что было. До мельчайших подробностей, будто это происходило вчера.

Отхлебнув пару глотков холодного молока, я подумал, что день обещает быть адским пеклом. Полгода назад, дело было зимой, у нас с ней состоялся один из тех разговоров, когда собеседники отводят взгляд, словно опасаются со всей прямотой посмотреть друг другу в глаза.

— Дорогой мой, — сказала она, — жаль, что мы не стали встречаться время от времени, как ты предлагал. Все дело в том, что подобный регламент меня не устраивает. Моя вина, короче говоря... Я ведь прекрасно понимала, что ты не сторонник серьезных отношений.

Я пытался ее переубедить, просил подумать, но она стояла на своем. Позже я сообразил, что явилось причиной ее упорства.

— Саймон, — продолжила она, — ты здесь живешь на отшибе, и, как мне кажется, тебе ни до чего и ни до кого нет дела. Предприняв попытку одержать верх над городскими властями, ты проиграл. И хоть признал поражение, но замкнулся в себе. В общем, у тебя в сердце ни для кого не осталось места, в том числе и для меня. А я все это уже проходила, с Майком, и полагаю, с меня хватит. Понимаешь? Нет больше никаких сил, не осталось...

Джип уже был набит под завязку поделками из местных самоцветов для продажи оптом и в розницу. Я сел за руль. Желая казаться непреклонным, я старался не выдать обуревавших меня чувств. Она обогнула джип, подошла ко мне и сказала:

— Когда вернешься, меня здесь уже не будет!

Я включил зажигание и резко взял с места, даже не оглянувшись. Так и не знаю, провожала она меня тогда взглядом или нет.

Тот день получился на редкость паршивым, все время хотелось позвонить ей, но я не был уверен, что она ждет моего звонка. Должен сказать, иногда ее чрезвычайно трудно понять.

Да и вообще она отличается непредсказуемостью. Кроме того, она всегда говорила полуправду, считая, что вся правда способна сильно ранить.

Спустя неделю я столкнулся с ней совершенно случайно. Так, во всяком случае, она дала мне понять. Хотя то, что Джоанна сообщила, убедило меня в преднамеренности этой случайности и прибавило твердости и уверенности в себе. Я уже не деликатничал, а, что называется, резал правду-матку. Стало быть, это Сальваторе Айелло присоветовал ей расстаться с экс-копом? Экс-коп — это бывший полицейский, если кто не понимает язык, что в ходу в американской криминальной среде.

«Нет, в общем — да!» — Джоанна прятала глаза. Она оттого об этом сразу не сказала, что знает мой взрывной темперамент и опасалась, а вдруг я кинусь со всех ног убивать этого Айелло и тогда уж организация меня не пощадит.

Я понимал, что просить ее оставить работу у Айелло бесполезно. К слову сказать, я никогда не задал ей вопроса, каким образом и почему она связалась с организацией. Подобные вопросы, как правило, не задают. И так все ясно! На чем-то подловили. Они всегда так делают.

«Да мне-то что! В конце концов, это ее выбор!» — оборвал я себя. И я должен с этим считаться. Так что лучше всего впредь избегать друг друга. Хотя бы до тех пор, пока воспоминания и острота момента не изгладятся из памяти. Протестовать бессмысленно, потому как я вроде бы компрометирую ее. Отелло — тип на редкость безжалостный, достучаться до него практически невозможно. Да и вся их организация играет не по правилам и весьма грубо.

* * *

Я мгновенно понял, что это она. Свернув с городской шоссейки на проселочную грунтовку, ее бежевый автомобиль с откидывающимся верхом взметнул вверх столб пыли. В горле у меня моментально пересохло, сердце ни с того ни с сего рухнуло в ребра. Ну и ну! Называется, собрал мужество в кулак. А ведь она мчится сюда отнюдь не по причине, способной вскружить голову.

Впрочем, делать вид, будто я ее не дожидаюсь, не имело смысла — я хотел увидеть Джоанну, очень хотел...

Я стоял в тени до тех пор, пока она не въехала во двор и не пристроилась возле моего джипа. Обернувшись, она посмотрела на меня сквозь солнцезащитные очки. Я подошел, остановился, собираясь распахнуть дверцу автомашины.

Джоанна даже не улыбнулась.

— Я так тебе благодарна, что ты позволил мне приехать, — произнесла она с расстановкой.

— Какой стиль, какой тон! — съязвил я. — Неужели все так плохо?

— Хуже некуда.

Она взмахнула длиннющими ногами, выбираясь из машины, встала возле розового куста и принялась одергивать узкую юбку из белого поплина. Зеленая шелковая блузка без рукавов, оттеняя красивой формы загорелые руки, подчеркивала высокую грудь. Джоанна великолепно сложена. При невысоком росте танцовщицы она кажется изящной статуэткой. Лицо сердечком, большие сине-фиолетовые глаза, губы бантиком и вздернутый носик делают ее миловидность чрезвычайно пикантной. Я в этом разбираюсь. Уж поверьте! Ветер играл прядями ее волос, а над верхней губой у нее проступала испарина.

Я пристально посмотрел на нее и понял, что она в подавленном состоянии.

— Ощущаю себя такой идиоткой, — улыбнулась она через силу, и улыбка получилась жалкая и какая-то вымученная. — Такой чудесный день, и вот на тебе! — Джоанна оглянулась, задержала взгляд на дороге, будто хотела убедиться, что за ней никто не гонится. — Может, нам лучше в доме поговорить?

— Само собой, — кивнул я.

Она обладала замечательной чертой характера — стойкостью, вернее — необыкновенной силой духа. Я еще раньше это понял, а сейчас получил тому подтверждение. Короче говоря, случись, скажем, светопреставление, Джоанна прежде всего позаботится о мизансцене. И только когда убедится, что все и всё на своих местах, сообщит о вселенской катастрофе.

Мы направились к дому, и я тут же превратился в одно большое ухо. «Цок-цок-цок!» — стучали по плитам дорожки каблучки. И хотите — верьте, хотите — нет, я отчетливо слышал шепот ее ляжек, обтянутых нейлоном трусиков. Изящная головка Джоанны доходила мне до плеча. Она не шагала, она семенила, потому как на ней была узкая юбка. Однако и походка у нее отличалась элегантностью.

Я пропустил ее вперед, прикрыл за собой дверь с сеткой, защищающей дом от нашествия крылатых насекомых и всяких ползучих тварей. Дверь негромко клацнула, а Джоанна дернулась. Можно сказать, подпрыгнула. Привалившись к дверному косяку, она постаралась сгладить этот инцидент быстрой улыбкой.

— Я в состоянии, близком к полнейшей панике, — сказала она бесстрастным голосом и направилась на кухню.

Я нахмурился и пошел за ней следом. Когда я переступил порог кухни, она уже наливала воду в кофеварку с ситечком.

— Прямо не знаю, как начать. Наверное, я произвожу впечатление психопатки, у которой крыша поехала. — Она отмерила кофе и включила плиту.

— Сядь, пожалуйста, и возьми себя в руки, — сказал я. — Кофе как-никак я сумею довести до кондиции.

— Черта с два! — отозвалась Джоанна, вытаскивая из сумочки пачку сигарет. — У тебя начисто отсутствует навык варить кофе, то есть я хочу сказать, для этого необходим талант. — Она достала сигарету, щелкнула зажигалкой и закурила. — Если я сию минуту не выпью чего-либо крепкого и горячего, ей-богу, рухну на пол прямо здесь.

Руки у нее подрагивали, когда она закуривала и потом, пока курила.

Джоанна сделала пару глубоких затяжек, а сама все поглядывала на кофейник. Потом покачала головой, усмехнулась и выпалила:

— Айелло пропал.

Она произнесла эту фразу со странной интонацией — с какой-то веселой беззаботностью.

— Как это? Взял и пропал? — спросил я, не улавливая в этом сообщении ничего такого, что могло бы вызвать панику.

— Взял и пропал... — повторила она. — В доме — никого, сейф — нараспашку. Внутри — пусто... Понимаешь, Айелло исчез, а в сейфе — ни цента. — Джоанна склонила набок голову, глянула на меня с прищуром: — Не слабо, да?

— Не слабо, — согласился я, чувствуя, что у меня участился пульс. — Давай-ка выкладывай все по порядку!

Джоанна картинно развела руки в стороны, подошла к плите и бросила через плечо:

— Разумеется, все решили, что это моя работа. Угрохала Сальваторе и обчистила сейф.

— Вон оно что! — сказал я сдержанным тоном. — Они, видите ли, решили... Нашли медвежатника... А я и не знал, что ты такой крупный специалист по сейфовым замкам, ну и по сейфам, само собой...

— Мне совсем не до шуток! — отрезала Джоанна, наливая кофе в кружку.

Лица ее я не видел, но посадка головы и прямая спина говорили о том, что она на пределе.

Аромат кофе распространился по всему дому. Она взяла кружку и, не глядя на меня, пошла в гостиную.

Я пошел было за ней, но замешкался, остановился в дверном проеме, потому как сообразил, что сквозняк приведет меня в чувство, вернее — остудит мой пыл. Я подождал, пока она устроилась на кушетке с кружкой черного как деготь кофе.

— Дело ясное, что дело темное. Давай все снова и по порядку, — сказал я приказным тоном. — Что же все-таки произошло?

Обхватив кружку ладонями, Джоанна подобрала под себя ноги, нахмурилась и ответила:

— В семь тридцать утра я, как обычно, была уже на месте. Айелло считает, что в жарком климате самая продуктивная работа приходится на утренние часы — до десяти, и днем после четырех. Он плохо переносит жару и время после обеда проводит в закрытом бассейне с кондиционером и с напитком из водки с лимонным соком и со льдом.

— Ты, значит, пришла, а его на месте не оказалось.

— Не это главное, Саймон. Он частенько дома не ночует, однако всегда оставляет кого-нибудь следить за порядком. А вот сегодня, когда я пришла, в доме не было ни души. И сейф... Распахнут и совершенно пустой. В кабинете все перевернуто вверх дном, на полу бумаги...

— А если допустить, что он сам выгреб содержимое сейфа? Взял и отнес в другое место для пущей сохранности... Скажем, кто-то ему намекнул, мол, ФБР готовит налет. Такой вариант возможен?

— Нет, исключено, — сказала Джоанна.

— Откуда такая уверенность?

— Знаю, да и все. — Она взглянула на меня и отвела взгляд. — Я как-никак работаю с ним и знаю его лучше тебя, — добавила она после паузы.

— Ах ну да! — кивнул я. — А что конкретно находилось в сейфе?

— Думаю, это к делу не относится.

— Это ты так думаешь, а я думаю иначе. Надо вычислить, как поведут себя члены вашей организации. А их реакция, как я это понимаю, целиком и полностью будет зависеть от того, что находилось в сейфе.

Джоанна докурила сигарету, потушила окурок в пепельнице и неторопливо произнесла:

— Я знаю только одно: чтобы заполучить содержимое сейфа обратно, они не остановятся ни перед чем.

— Неужели миллион наличными?

— Около того. И куча всяких бумаг и документов, не подлежащих огласке, в смысле — публикации.

— Ну а денег, на твой взгляд, все-таки было много?

— Откуда мне знать? — Джоанна пожала плечами. — Если я работаю секретарем у Сальваторе Айелло, это вовсе не означает, что мне позволяют совать нос туда, куда не положено.

— Понятно. Итак, ты сказала...

— Послушай, Саймон, — прервала меня Джоанна, — я всего лишь вывеска в их делах. Наши боссы, все как один, лезут из кожи вон, чтобы выглядеть на уровне, то есть стараются создать видимость офисов, занимающихся солидным бизнесом на законных основаниях. И меня пригласили к ним на работу лишь потому, что я не напоминаю школьницу, только что закончившую курсы секретарш, владеющих компьютером. К тому же Айелло имеет контакты кое с какими предпринимателями, так что мне хватает работы. Корреспонденция, факсы, телефонные звонки, да мало ли что. Я понимаю, моя работа — просто видимость. И Айелло понимает, что я это понимаю, но об этом не принято говорить вслух. В общем, бухгалтерские книги я никогда в руках не держала и, когда он открывал сейф, рядом не стояла. К тому же сейф не в кабинете, а в библиотеке. Однако из их разговоров я кое-что уловила. Они в этом сейфе хранили наркотики. Между прочим, Айелло не единственный, кто пользуется сейфом. Винсент Мадонна, например, да и Пит Данжело тоже хранили в нем какие-то вещи. И еще кое-кто... Прямо централизованная расчетная палата — этот старый сейф-хранилище. Они его купили в каком-то прекратившем деятельность калифорнийском банке.

— Какого он года выпуска?

— Господи, Саймон, откуда мне это знать? Ты такие вопросы задаешь, с ума сойти можно...

— И напрасно! Если сейф видавший виды, в смысле — старинный, то вскрыть его легче легкого, и, разумеется, в примитивном сейфе марихуану с героином, которые тянут на приличный срок, никто хранить не будет.

— А отчего бы и не хранить? — возразила Джоанна. — Ты вот не знаешь, а в кабинете у Айелло в незапертых ящиках письменного стола лежат сотни тысяч долларов, потому что он уверен: вряд ли отыщется храбрец, который отважится ограбить мафию.

— Один все же отыскался, — заметил я и тут же подумал, что она впервые при мне произнесла слово «мафия». — Кто еще знает о том, что произошло?

— Понятия не имею.

— Может, они пока сами об этом не знают. Который час?

— Половина десятого.

— У Айелло на сегодня не назначено никаких встреч. Но Мадонна и Данжело всегда в это время появляются, да и другие тоже. У них там как бы клуб. Саймон, я просто в панике! Как увидела весь беспорядок и осознала, что случилось, сразу поняла, что попала в беду. Что же будет, как ты думаешь? О Господи! Не так уж много осталось времени, чтобы предпринять какие-то шаги.

Я видел, что ей плохо, и мне стало жаль ее.

— Побудь в одиночестве одну минуту, — сказал я, направляясь в спальню.

Там я подошел к прикроватной тумбочке, поднял трубку телефона и набрал номер Нэнси Лансфорд, моей ближайшей соседки, если считать расстояние по спидометру, когда катишь на джипе в сторону города.

Старая дева весом под девяносто килограммов жила на проценты от довольно скромной суммы, доставшейся ей по наследству. Зимой она кое-что зарабатывала, сопровождая туристов и школьников по маршруту «Природа и пустыня». Мне она тоже оказывала кое-какие услуги. У нее в доме была выставка моих поделок из самоцветов, от продажи которых она имела определенный процент.

С возрастом Нэнси Лансфорд стала большой любительницей плести словеса, к тому же острой на язык, а порой просто дерзкой.

Она подняла трубку после пятого звонка. Я представился.

Она тут же выпалила на одном дыхании:

— Ой, Саймон, доброе утро! А утро и в самом деле доброе, вы согласны? Я сейчас в полевой бинокль наблюдала за сарычем. Есть такая хищная птица, она еще по-другому канюком называется. Слыхали про таких пернатых? Жутко потешные хищники. А на прошлой неделе...

— Нэнси, — прервал я ее, — могу я попросить вас оказать мне небольшую услугу?

Она ответила не задумываясь:

— Без проблем! Когда и какую?

Я ухмыльнулся во весь рот:

— Тут вот какое дело, Нэнси! Ко мне, возможно, вот-вот нагрянут гости, и я бы хотел знать наперед, выходить мне на крыльцо их встречать или нет. Не могли бы вы дать мне знать, когда они свернут с шоссейки на грунтовку, что ведет к моему дому?

— Могу, конечно! Но почему...

— Нэнси, дел по горло! Позже объясню. В общем, расклад такой, едва только мимо вашего дома проследует автомашина, сразу наберите мой номер и после второго звонка положите трубку. Не ждите, что я вам отвечу. Мне некогда. Два звонка, и отключайтесь. Все ясно?

— Ясно, конечно, но вы, по-моему, что-то задумали. Прямо детектив какой-то...

— Нэнси, все в порядке, все путем! Тороплюсь, подробности при встрече. Заранее благодарен, — сказал я и положил трубку.

Когда я обернулся, то слегка опешил. Джоанна стояла в дверном проеме, бледная и с квадратными глазами. Перехватив мой взгляд, она прищурилась.

— Я случайно услышала твой разговор с Нэнси, — прошептала она.

Я кивнул:

— Если они бросятся разыскивать тебя, мой дом окажется в числе первых мест, куда они заглянут. Вот я и подумал, что будет лучше, если нас не застанут врасплох. Нэнси в шести километрах от меня, так что будет время подготовиться к приему гостей.

Джоанна кивнула.

— Это ты хорошо придумал. Уверена, что они сразу помчатся сюда, — сказала она и пошла в гостиную.

Когда я появился там, она снова сидела на кушетке со своим кофе и курила. Про себя я отметил, что она пристрастилась к крепкому кофе и к ментоловым сигаретам.

— Ты никогда ни о чем меня не расспрашивал, но думаю, давно уже догадался, что они держат меня на крючке. Словом, прекрасно знают, что я буду соблюдать лояльность по отношению к ним.

— А-а-а... — протянул я без каких-либо голосовых модуляций.

— Этот крючок находился в сейфе, — добавила она, отводя взгляд.

— И что же это такое, хотелось бы знать?

— Ужасно не хочется, чтобы ты об этом знал. В конце концов, какое это имеет значение? В сейфе лежали бумаги, аудиокассеты, фотографии, открытки, видеофильмы, в том числе и этот крючок. Ну а теперь... Словом, у кого бы это все ни находилось, мне сейчас без разницы.

Я ничего не понял. Поэтому мне нечего было сказать. Я молчал. Джоанна выдохнула и продолжила свой рассказ:

— Разумеется, им было известно, что я в курсе, то есть я знаю, что эта вещь в сейфе. Они наверняка решили, что я предприму попытку соскочить с крючка и обязательно обо всем расскажу тебе. А уж мы — ты и я — непременно откроем сейф, выкрадем это самое «это», но прежде избавимся от Айелло. Уверена, они именно к такому выводу пришли. — Джоанна вздрогнула. — Если бы мечты сбывались, я бы непременно это сделала.

— Хочешь сказать, намеревалась открыть сейф?

— Молчи! — оборвала она меня. — Я понятия не имею, как это делается. Однако идея забраться в сейф меня не покидала. Я даже думала уговорить тебя помочь. — Джоанна взглянула на меня и выдавила робкую улыбку. — Ирония судьбы заключается как раз в том, что это сделала не я. А они подозревают все равно меня... — Джоанна поморщилась, свесила руки между коленей и сразу сгорбилась, поникла. — Саймон, я так напугана! Они убьют меня как раз за то, чего я не делала.

Я сел рядом с ней, взял ее за руку. Она отстранила меня и отодвинулась.

— Пожалуйста, не надо... — произнесла она громким шепотом. — Не утешай меня, я сюда не за этим приехала.

— Джоанна, скажи, каких поступков ты от меня ждешь? Что я должен делать?

Она покачала головой, подумала и сказала:

— Я ничего не соображаю, я будто оглохла и ослепла. Когда к тебе ехала, думала, что ты защитишь меня. Очередное несбыточное желание... Но все равно я... Саймон, все, что я тогда говорила, чепуха... Я тебя люблю, уж если на то пошло. Но я не хочу, чтобы наши отношения возобновились под влиянием этой ужасной минуты, и я по-прежнему без сил, я на пределе. А пустой сейф не играет никакой роли, то есть я хочу сказать, наши чувства друг к другу от этого не изменятся. Знаю, прекрасно знаю, что мы черпали друг у друга поддержку. Мы нужны друг другу... Я так хочу вновь радоваться жизни, хочу надеяться на лучшее...

Джоанна замолчала. Она рассчитывала услышать от меня слова поддержки, но я был не в силах заставить себя произнести хоть слово. Она разбередила мои раны.

Я покосился на нее. Господи, судьба к ней просто несправедлива! Милая, добрая, деликатная... Такие, как она, всегда попадают в переплет, потому что чересчур доверчивы.

Я поднялся и сказал:

— Так, хорошо! Рукам воли не давать, в переносном смысле, конечно.

Джоанна кинула на меня благодарный взгляд и вздохнула.

— Но если ты рассчитываешь на мою помощь, тогда попрошу все карты на стол! Сдается, дорогая, кое-что ты от меня утаиваешь!

— С чего ты взял? — встрепенулась она. — Я рассказала все в подробностях. А ты, как всегда, все усложняешь.

— Во-первых, речь сейчас не обо мне, а во-вторых, кое-каких подробностей явно не хватает. Во всяком случае, выслушав твой рассказ самым внимательнейшим образом, я так и не понял, почему именно тебе надо опасаться их возмездия. Если в доме ни души, а сейф нараспашку и пустой, то при чем тут ты? Допустим, Айелло просто-напросто смылся, прихватив с собой всю наличность.

— Да ты что! — Джоанна замахала на меня руками. — Никакие силы в мире не заставят его выйти из дома в такую жару.

— Значит, он сделал ноги ночью, когда было прохладно. И теперь сидит где-нибудь в объятиях маленького аппетитного кондиционера, а возможно, в небесах, на самолете, мчится в Южную Америку.

— Да он со всей этой сейфовой начинкой в жизни не подойдет к таможенному контролю! — взвилась Джоанна. — Уж ты мне поверь, он на такое не способен. Да и зачем ему воровать у самого себя и у своих друзей? К примеру, у Винсента Мадонны он и десятицентовой марки не возьмет.

Я припомнил публикации на первых полосах газет о серии убийств, вернее — о взорванных вместе с владельцами автомобилях. Говорили, что эти теракты — дело рук Мадонны, являвшегося боссом местной семьи, однако, как всегда, не оказалось ни улик, ни доказательств. А Сальваторе Айелло был вторым боссом, как бы заместителем дона Мадонны. Доходили до меня слухи, будто боссы между собой не ладят, поскольку дон Мадонна был родом из Палермо, то есть стопроцентным сицилийцем, а Сальваторе Айелло — всего лишь неаполитанцем. Но Джоанна, кажется, права. Айелло конечно же не отважился бы восстановить против себя всю организацию. Да и зачем ему деньги босса, если подумать!

Все это так, но я-то тут с какого боку? К тому же Джоанна не имеет возможности спрятаться, а Айелло куда-то все-таки свалил. Ищи теперь ветра в поле!

Я повернулся к Джоанне, раскрыл рот, собираясь озвучить очередную мысль, пришедшую на ум, да так и застыл, ибо в спальне заверещал телефон.

Раз — сигнал, два — сигнал, и тишина!

Джоанна едва не лишилась чувств.

— Что делать, что делать? — повторяла она.

— Спокойно! Давай соберись, и без вибра.

— Может, успеем спрятать мою машину?

— Не успеем, да и незачем!

Я пошел в спальню, отомкнул свой солдатский сундучок, достал пистолет 38-го калибра. Полицейские обязаны покупать себе оружие, носимое на поясном ремне либо на портупее. Я свой пистолет, что называется, холил и лелеял, поэтому он работал безотказно. Проверив, заряжен ли, я сунул его в задний карман «ливайсов» и вернулся в гостиную.

Джоанна покусывала нижнюю губу и нервно потирала руки.

— Значит, так! Встречаем дорогих гостей, как говорится, у порога, — сказал я, распахивая входную дверь. — Не суетись, держись четко позади меня.

Я шагнул с крыльца на дорожку, выложенную плитами, прошагал мимо розовых кустов и остановился.

Фырча и попыхивая, прямо на нас по грунтовой дороге мчался темно-синий «форд».

Глава 2

Не отводя взгляда от стремительно приближающегося «форда», я лихорадочно соображал, что делать и как поступить в случае возникновения форсмажорных обстоятельств.

Я давно научился лицедействовать, но в складывающейся ситуации играть, к примеру, суперхладнокровного было неразумно и даже нелепо.

В любом эпизоде со знаком «минус», по моему мнению, всегда следует искать и находить плюсы и, притушив агрессивность, действовать философски.

Если одним из факторов существования мафии является установка на замыкание каждой рисковой акции полной тишиной, размышлял я, тогда в ближайшие полчаса ничего оглушительного не произойдет. Тем более, что у нас в городе боссы коза ностра стараются выглядеть благопристойно. Они, как и везде, придерживаются проверенной опытом аксиомы: нельзя быть вороном среди дятлов — заметят сразу. Наши «верхи» поэтому производят впечатление добропорядочных бизнесменов средней руки.

С исполнителями дело обстоит сложнее. Готовить кого-то для проведения убойной операции загодя, чтобы было время оглядеться, присмотреться, — рискованно. Хотя, с другой стороны, риск никогда не являлся для мафии аргументом, понуждающим крестных отцов воздерживаться от действия. Собственно, у нас преступления не редкость, хотя редко когда удается доказать вину задержанного.

А все почему? Да потому, что нынче все продается и покупается. Были бы деньги! Мадонна без особого труда приобрел в пожизненную собственность кое-кого из вершителей судеб. О членах всяких комитетов по связям с общественностью я уж и не говорю! Местная пресса помалкивает как стопроцентная рыба, а Винсент Мадонна тем временем всеми ему доступными средствами оказывает поддержку комиссии, созданной с целью выявления печатных органов, «порочащих честь и достоинство уважаемых граждан».

Все схвачено и отлажено. Комиссия, скажем, заявляет, будто в городе нет и быть не может никакой организованной преступности. Следом Мадонна вносит ясность, мол, если среди нарушителей правопорядка иногда и попадаются горожане с сицилийскими именами и фамилиями, то такие единичные случаи — не более чем досадное совпадение.

В общем, я пришел к выводу, что гангстеры в синем «форде» не станут поднимать шум. В особенности теперь, когда Мадонна нажимает на все педали, чтобы отцы города распорядились насчет придания законной силы его игорному бизнесу. Не нужна ему огласка, потому как последствия такой рекламы могут оказаться самыми непредсказуемыми.

Допустим, Айелло исчез. Как говорится, с концами. Предположим, тот, кто спешит сюда с далеко не дружественным визитом, уберет Джоанну. И что? А то, что Мадонне придется, хочет он этого или нет, объяснить заинтересованным лицам, куда запропастился его заместитель Сальваторе Айелло вместе со своей секретаршей.

А если «верхи» приняли решение расправиться заодно и со мной, тогда ситуация грозит стать взрывоопасной. Впрочем, поди знай, что у них на уме! Между прочим, обстоятельства дела мне тоже не вполне понятны.

Я покосился на Джоанну. Она стояла в тени, отбрасываемой дверной створкой, и, судя по всему, рассчитывала укрыться за моей спиной, в прямом и переносном смысле. Положа руку на сердце, мне льстило, что она, попав в беду, кинулась за помощью ко мне. Однако я, к величайшему сожалению, в данный момент не располагал достаточным запасом времени, необходимым для принятия мер, способных оградить ее от всяческих неприятностей и напастей.

В машине находились двое. Я их сразу узнал. Эд Бейкер и Тони Сенна — солдаты организации — отличались решительностью и дерзостью. Оба были в ярких гавайских рубашках.

За рулем сидел Бейкер. Не очень разговорчивый, если не сказать — косноязычный, он среди своих считался первоклассным букмекером. Никто не мог сравниться с ним в оперативности по сбору ставок на цифры в статистических и прочих таблицах в ежедневных газетах, являвших собой своеобразную нелегальную лотерею.

То, что визит будет озвучивать Тони Сенна — бойкий на язык мафиози, любитель красного словца и черного юмора, — не вызывало сомнений.

«Форд» подкатил с фасоном. Плавно развернулся, слегка подал назад и остановился метрах в трех от меня. Из машины вышли сразу оба. Сунув руки в карманы брюк, Тони Сенна подошел ко мне и, мазнув взглядом по Джоанне, изобразил широкую улыбку, обнажившую частокол белоснежных зубов.

— Здорово, пенсионер! — хохотнул он. — Не жарко тут стоять? Между прочим, нынче самый зачуханный ворюга не сунется в дом за барахлом, если у хозяев нет приличного кондиционера.

Он оглянулся на Эда Бейкера, тот угодливо покатился с хохоту. Широченные плечи заходили ходуном. Я окинул его взглядом с головы до ног. Мордатый, с перебитым носом — визитной карточкой боевого боксерского прошлого, он смахивал на мясника. Однажды ему подфартило. Его пригласили в Голливуд, где он снялся в двух-трех боевиках в роли гангстера. Словом, Бейкер лет пять назад вошел в образ и не расстается с ним по сей день.

Маленький, щуплый Сенна смотрел на меня и лыбился. Синюшная щетина на тяжелом подбородке и брыластых щеках вызывала желание чиркнуть о его рожу спичку, в то время как заговорщицкий вид, дешевая манерность и продолжительные паузы, сопровождающиеся псевдоглубокомысленной мимикой, наводили на мысль, что он — малый себе на уме и отнюдь не промах.

— Крейн, — хохотнул он, — как делишки насчет задвижки? Пит Данжело сразу смикитил, что ей негде быть, кроме как здесь. — Он подмигнул Джоанне. — Пит у нас голова, все сечет и всегда по делу выступает.

«Да уж! — подумал я. — Не чета некоторым. Ему ума не занимать, недаром вкалывает советником у Винсента Мадонны».

— Крейн, а с чего это ты такой молчаливый? — Сенна вскинул брови.

— Предложи тему — поговорим! — сказал я, пожимая плечами.

— Тони, а у него в заднем кармане пушка, — процедил Эд Бейкер сквозь зубы.

Сенна хмыкнул и, покачав головой, заметил:

— Крейн, надеюсь, ты обратил внимание, сколько времени у нашего Эда ушло на решение совсем простенькой задачки? Не шибко сообразительный он у нас. — Поддав носком ботинка розу на склонившемся к земле стебле, он усмехнулся и, перехватив мой взгляд, спросил с утвердительной интонацией: — Не станешь возражать, если мы полюбопытствуем, как ты тут, на отшибе, живешь-поживаешь?

— Возразил бы, да лень! Убедительная просьба — не брать, что плохо лежит.

Сенна бросил через плечо:

— Эд, проверь, все ли у него в порядке.

Бейкер затопал по дорожке к крыльцу. Я шагнул в сторону, пропуская его, и не спускал с него глаз. Джоанна бровью не повела, когда он, проходя мимо нее, прищурился и, вытянув губы трубочкой, изобразил поцелуй.

В прихожей Бейкер наткнулся на табуретку. Раздался грохот. Сенна развел руками:

— Ну что с него возьмешь! Я, между прочим, рад, что ты, Крейн, не возник. Другой бы начал права качать, препираться...

— Отродясь не вступал в полемику с криминальными элементами и не собираюсь! — отрубил я.

— Крейн, ты не очень-то напрягайся! Понял?! А то как бы эти твои приколы не вышли тебе боком. — Сенна слегка повысил голос. — Раз уж ты не сделал большие глаза, когда мы прикатили с визитом, стало быть, с ходу врубился, какими именно поисками мы займемся! — Он покосился на Джоанну. — Получается, ты по собственному желанию влип в историю, а что касается степени ее криминальности — тебе видней. Ну-ка, сочини что-либо остроумное — вместе и посмеемся!

Я промолчал, и Сенна перевел взгляд на Джоанну:

— А ты, красавица, не очень разумно поступила, когда надумала примчаться сюда. Я бы тебя умницей не назвал...

— И не надо! — заметила Джоанна сдержанным тоном. — Не нахожу никакого криминала в том, что я здесь.

— Есть тут криминал, нет — не могу сказать, поскольку не силен в юриспруденции, — улыбнулся Сенна.

Мне стало ясно, что он затеял этот пустой разговор, чтобы заполнить паузу. Возможно, в это время Сенна прикидывал, каким образом подвести черту под визитом. Хотя, с другой стороны, он наверняка получил четкие указания от Пита Данжело и никакая сила не заставит его нарушить их. А раз так, следует приберечь аргументацию для разговора с тем же Питом Данжело или с Мадонной. Разумеется, если в этом возникнет необходимость.

Но все-таки... Все-таки какая наглость! Прикатили, без всяких церемоний учинили досмотр... Может, примериваются, где могилу вырыть? С них станется...

Я сделал три шага влево. Постоял, огляделся... С этого места не сдвинусь! Самое главное, отсюда просматривается весь участок перед домом и удобно следить за перемещением непрошеных гостей по моей собственной территории.

Спустя минут десять Эд Бейкер вышел на крыльцо и, покачав головой, сказал:

— Никаких следов...

— Ты уверен? Везде посмотрел? — насупился Сенна.

— Уверен! Везде посмотрел...

— Ну надо же! Может, все же не везде?

— Сказал — везде, значит — везде.

— А если подумать? Ты в состоянии пошевелить мозгами?

— Не-а...

— Вот что, мыслитель, давай ноги в руки и чеши в сарай, где у него всякая механизация. Понял?

— Понял. И что дальше?

— Дальше пропашешь своим носом весь участок.

— Почему это носом? — вскинулся Бейкер.

— Потому что твоему рубильнику не привыкать! Понял?

— Ладно, пропашем! Только объясни, зачем...

— А затем! Вдруг наткнешься на свежевырытую землю...

Бейкер бросил на Сенну недобрый взгляд и затопал в сарай.

Я повернулся вполоборота, чтобы держать его в поле зрения. От него можно всего ожидать. Сожмет теннисный мяч в кулаке, и пожалуйста вам — лепешка!

— Не возьму в толк, для чего такой напряг, — усмехнулся я, — если ясно как дважды два, что поиски ничего не дадут.

— Кто ищет — тот находит! Я в этом убеждался неоднократно, — отрубил Сенна.

— Рад, что в этом наши мнения совпадают, — не остался я в долгу.

— А ты, милашка, прими к сведению, — Сенна пристально посмотрел на Джоанну, — кое-кому не понравилась прыть, с какой ты примчалась сюда, вместо того чтобы обратиться к истинным друзьям за помощью и за советом! А ведь клялась, что к этому копу больше ни ногой... Слово дала, которому твои друзья поверили. А может, ты заскочила сюда по малой нужде? Ха-ха-ха... Ну, скажи, почему не сообщила во всех подробностях о случившемся друзьям?

Джоанна вскинула подбородок и, не отводя от Сенны взгляда, отчеканила:

— Во-первых, если бы мне были известны подробности, я, разумеется, не утаила бы их, а во-вторых, я вообще ничего не знаю. Ни-че-го...

Сенна растянул губы в ухмылке и выдавил:

— Уж будто бы!

— Послушай! — взорвался я. — Джоанна действительно ничего не знает, и вообще она до смерти напугана. И если хочешь знать, она сразу сказала, что за все случившееся винить будут ее.

— А что, собственно, случилось? — усмехнулся Сенна, глядя на меня наглыми глазами. Подумав, он обернулся к Джоанне: — Ты этому копу много наболтала?

— Он не коп, начнем с этого...

— Ладно, бывший коп, но все равно сыском от него разит за версту.

Я улыбнулся, пожал плечами и постарался придать своему лицу выражение брезгливости. Мол, совершенно не дорожу мнением какого-то примитива.

Сенна перевел взгляд с меня на Джоанну и буквально по слогам произнес:

— А ты, красавица, припомни, какого сорта информацию ты ему сообщила.

Джоанна развела руками и сказала:

— Ты бы лучше поинтересовался, какого сорта информацией я владею. Можно подумать, будто мне доверяли тайны и секреты. Прекрасно знаешь, что это не так.

— А мне хотелось бы вот что добавить, — вмешался я. — Когда Джоанна в семь тридцать утра, как обычно, пришла на работу, в доме у Айелло никого не оказалось и все было вверх дном. Ее охватила паника. Она позвонила мне, сказала, что нуждается в моем участии в одном весьма непростом деле, а потом приехала, вот и все.

Сенна задумался.

— Может быть, и так... — процедил он и перевел взгляд на Бейкера, который уже выбрался из сарая и теперь бродил по лужайке.

Сенна подошел к Джоанне:

— Красавица ты наша, дай-ка мне ключи от твоей машины.

— Они там, в замке зажигания, — бросила она.

Сенна ухмыльнулся И погрозил ей пальцем:

— Никогда не оставляй ключи в машине, а то какой-нибудь проныра воспользуется твоей оплошностью и угонит ее. Восемьдесят процентов всех угонов приходится на ключи, оставленные в зажигании. Уясни это и больше так никогда не делай!

Не торопясь, вразвалочку он направился к машине с откинутым верхом. Заглянув внутрь, дотянулся до ключей, вытащил их из замка зажигания и пошел к багажнику. Открыл, посмотрел, захлопнул, распахнул переднюю левую дверцу, вставил ключи в замок зажигания и принялся, откидывая сиденья, шарить под ними, выставив на обозрение свой зад, обтянутый белыми тергалевыми брюками.

— Пятен крови нет, и это обстоятельство вселяет надежду, — заявил он, когда вернулся. — Если не последует возражений, взгляну и на твой джип.

Я кивнул.

Бегло осмотрев мою машину, Сенна подошел к Бейкеру. Тот стал размахивать руками. Объяснял, должно быть, что тоже не обнаружил ничего подозрительного. Сенна вернулся и, глядя на меня в упор, сказал:

— Айелло, полагаю, найдется.

— Возможно. В жизни всякое случается, — произнес я рассудительно.

— Живой или мертвый, но найдется, хотя я склонен думать, что в живых его нет, — произнес он, не спуская с меня глаз.

— Тебе видней! — обронил я.

— Если окажется, что он убит, ты и твоя подружка займете в списке подозреваемых первую строчку. Разумеется, мы не собираемся делать выводы с кондачка, потому как не исключено, что Айелло сейчас в Мексике. Скажем, где-нибудь в Тихуане развлекается с парочкой блондинок. И все же, думается, на такой фортель он не способен. Я прав?

Вопрос не требовал ответа, поэтому Сенна, помолчав, продолжил:

— У него хранились кое-какие наши ценности. В смысле — мои и моих друзей. Кое-что отдавал ему на сохранение Пит. Уловил? Короче, нам надо наше вернуть. Так что, если тебе либо ей известно, где оно, надо сделать так, чтобы мы получили его назад. Можно все это переправить Питу без указания координат отправителя, то есть анонимно. Мы не станем выяснять, кто вернул награбленное, но если выяснится, что, к примеру, ты убил Айелло и где-то закопал труп, тогда другое дело. Думаю, понимаешь, что я всего лишь предполагаю. Мы люди цивилизованные, поэтому никому не отдаем приказаний и уж тем более не угрожаем! Однако позволю себе высказать пожелание вот какого рода. Будет лучше для вас обоих уехать на время из города и не отсвечивать здесь, пока мы не выясним, что с Айелло и где добро, исчезнувшее из его дома.

Бейкер все еще шнырял вокруг дома, когда Сенна окликнул его и велел идти к машине.

Они сели в «форд» и укатили.

Джоанна как стояла на одном месте, так и не шелохнулась. Я подошел к ней, обнял за плечи и увел в дом. На этот раз она не возразила. Усадив ее на диван, сказал:

— Думаю, тебе не помешает виски с содовой.

— Двойную порцию, пожалуйста, — произнесла она безжизненным голосом.

Когда я подал ей бокал, она с ходу выпила ровно половину.

— Слушай, Джоанна, я считаю, Айелло не сегодня завтра объявится. С таким грузом, как у него, его сразу запеленгуют в любом аэропорту.

— Не сочиняй, Саймон! И не надо меня успокаивать, — сказала Джоанна и потянулась за сигаретой.

— Понимаешь, нам свойственно переоценивать события и последствия. Хоть Сенна и сказал, будто мы с тобой основные подозреваемые, думаю, это просто элементарный треп. Считай они нас и на самом деле причастными к происшествию, обхождение было бы пожестче. Если бы они были уверены, будто тебе известно, где их ценности, они бы из нас всю душу вытрясли. И вообще, — я повернулся к Джоанне и спросил, глядя в упор: — кто это сделал?

— Ты что, с ума сошел? — прошептала она.

— Вот что, дорогая! Я не наивняк и чувствую, ты кое-что не договариваешь.

Я взглянул ей прямо в глаза, но не с укоризной, а всего лишь с мягкой настойчивостью, не дающей ни увильнуть от прямого ответа, ни солгать.

Джоанна поставила бокал на журнальный столик, бросила в сумку пачку сигарет и направилась к двери. Она уже взялась за ручку, когда я спросил:

— Майк, что ли, да?

Джоанна застыла. Когда она повернулась ко мне, я ее не узнал. Нос побелел, черты лица обострились.

— Что... что ты хочешь этим сказать? — произнесла она запинаясь.

— Хочу спросить, он что, вернулся?

Джоанна перевела дыхание:

— Кто тебе об этом сказал? Как ты узнал, что он вернулся?

— Ты дала понять. Только что.

У нее в глазах словно молния промелькнула, и я подумал, что сейчас грянет гром.

— К твоему сведению, я не мастерица лгать, — выпалила она на одном дыхании.

— Да и я не любитель вешать лапшу на уши! Вот что, сядь, выпей, успокойся и расскажи мне все о Майке.

Джоанна вернулась, опустилась на кушетку. Задумалась. На переносице пролегла легкая морщинка сосредоточенности.

— Его только вчера выпустили из тюрьмы, — сказала она и вздохнула. — В городе он появился вечером. Честно говоря, не думаю, чтобы ему хотелось увидеться со мной. Скорее всего, в его планы входила встреча с Айелло. Между ними существовала некая недоговоренность, но должна сказать, Майк обладает исключительным даром тушить любой пожар, подливая масло в огонь. Саймон, клянусь, Майк не имеет никакого отношения к исчезновению Сальваторе Айелло.

— И ты можешь это доказать?

— Нет, но он...

— Не клянись, если не уверена, — оборвал я ее. — Но все-таки какой идиотизм! Неужели вся эта свистопляска затеяна ради того, чтобы отвести подозрения от Майка Фаррелла? Почему? Ведь он тебе вроде бы уже и не муж!

— Он не убийца и не грабитель! — сказала Джоанна с расстановкой.

— Ты виделась с ним?

— Накоротке. Всего минут десять, не больше.

— Когда это было?

— Прошлой ночью. У Майка с Айелло состоялся крупный разговор, ему, по всей видимости, захотелось поплакаться в жилетку. Саймон, я его даже в дом не пустила. Он стоял на крыльце и разговаривал со мной через дверь, которая была на цепочке. А когда я сказала, что не позволю ему переступить порог дома, он сел в свой микроавтобус и умчался. Думаю, сейчас он где-то на полпути к Миссисипи.

— Прихватив с собой денежки из сейфа Сальваторе Айелло, мчится и...

— Нет! — оборвала она меня. — Потому что... нет, нет и нет.

— Джоанна, почему ты сразу не рассказала мне об этом?

— Потому как была уверена, что ты сразу станешь фантазировать, вернее — строить догадки. Как я могла тебе об этом рассказать, если ты мгновенно теряешь здравомыслие из-за своей слепой ревности. Между прочим, это не самая лучшая черта твоего характера.

У меня не было ни времени, ни желания вступать в полемику. Когда не хочется врать, не хочется говорить «да» или «нет», надо просто развести руки в стороны. Что я и сделал.

— Ты эгоист! — сказала Джоанна.

— Ничего себе! Это почему же?

— Потому что эгоизм — это не только любовь к самому себе, это еще и равнодушие ко всем остальным.

— Очень мило! А тебе не приходило в голову, что именно из-за твоего так называемого здравомыслия нас могут убить — тебя и меня? Неужели до сих пор не уяснила, что члены организации никому не доверяют и во всем сомневаются? Если им станет известно о том, что Майк наведывался к Айелло, будь уверена — они с тобой рассчитаются по-свойски.

— Боже мой, Саймон, я уже говорила и еще раз повторю: Майк не имеет никакого отношения к этой истории. И скажи я им, что Майк в городе и даже виделся с Айелло, они непременно бросились бы на его поиск. Они бы его нашли и, конечно, убили бы. И нам с тобой стало бы только хуже!

— Ты все время говоришь, будто Майк не причастен к случившемуся. Это что, твоя интуиция?

— Почему интуиция? У меня есть кое-какие соображения на этот счет.

— Интересно! Какие же, если не секрет?

— Во-первых, мафия вселяет в него ужас. Он готов пресмыкаться перед ними, лишь бы только не осложнять отношения. На брюхе поползет, ботинки станет чистить, лишь бы они на него не посмотрели косо... Не способен он совершить ничего такого, что вызвало бы гнев членов организации.

— Дорогая, ты забываешь, что тюрьма ломает человека. Он наверняка изменился.

Джоанна покачала головой, отхлебнула из бокала виски с содовой и сказала с грустью:

— Саймон, я Майка видела... Вчера увидела и сразу поняла, что он не изменился. Ты его совсем не знаешь, а я знаю...

Джоанна выдохнула. Конечно, она права, подумал я. Откуда мне его знать? Видел мельком пару раз. Даже незнаком с ним. Майк Фаррелл перед тем, как загреметь в тюрягу, был руководителем ансамбля музыкантов в ночном клубе «Красная мельница», который назывался на французский манер «Мулен Руж». Майк вполне прилично играл на саксофоне.

— Если хочешь знать, — Джоанна прервала ход моих мыслей, — он самый настоящий неврастеник, один из тех, кто всегда одинок. Может, он и строит воздушные замки насчет семьи и детей, но ему это не дано — он обречен на одиночество. Когда я выходила за него, у меня сложилось впечатление, будто он стремится к семейной жизни. Но оказалось, я, как и большинство моих сверстниц, ошиблась, принимая в потенциальном спутнике жизни желаемое за действительное. В то время Майк был фантастический молчун. А я, дуреха наивная, решила, что молчание если уж не золото, то признак зрелости — непременно. Но Майк, как выяснилось, был зеленым юнцом, а мне только-только стукнуло девятнадцать... Господи, как давно все это было!

Я присел на край подоконника, смотрел на Джоанну и, не прерывая, молча слушал ее исповедь. Она на меня не смотрела.

— Такие типы, как Майк... — Джоанна задумалась, подбирая подходящее слово, — паразиты. Им и в голову не придет ограбить, убить, вскрыть и опустошить сейф, поскольку для агрессивных действий требуется затратить какое-то количество энергии. И вообще нужно обладать предприимчивостью. А Майк никогда, ни по какому поводу палец о палец не ударит... Он как бы подпитывается за счет партнера, с которым его свела судьба. Такие типажи испытывают непреодолимое влечение к тем, кто их любит, но лишь до тех пор, пока любовь не перерастет в равнодушие... Не знаю, возможно, психиатр объяснил бы все это лучше меня.

Джоанна замолчала. Достав из пачки очередную сигарету, закурила.

— Может быть, все дело в его родителях. — Она затянулась. — Однажды мы с ним навестили его предков. Они живут в Цинциннати. Отец — владелец небольшого магазина. Милый, но совершенно неприметный человек, зато матушка — громогласный солдафон в юбке. Непременный член всяких женских клубов, она почти никогда не занималась сыном. Правда, ее тщеславие подогревают музыкальные успехи Майка, в особенности когда он солировал в школьном джаз-оркестре.

Джоанна взяла бокал, сделала глоток, подумала и допила до конца.

— Майк неуверенный в себе человек, — продолжила она. — Вечно всего опасается. Абсолютно лишенный силы воли, он не способен на воровство и уж тем более на кражу денег у мафиози. И потом, Саймон, мне хочется подчеркнуть вот что: ни одна из женщин, задавшаяся целью изменить характер своего мужчины к лучшему, не в силах это сделать. А ведь считается, будто любой представитель сильного пола — воск в руках любимой. Ничего подобного! А Майк, оказывается, всю жизнь терпеть не может музыку. Да и собственную судьбу он постоянно бранил на все корки. В итоге связался с Айелло и, как следствие, оказался в сетях организации.

— С кем же все-таки он связался? С Айелло или с Мадонной?

Кинув на меня пристальный взгляд, Джоанна ответила как бы вскользь:

— И с Мадонной тоже. — Она отвела взгляд и быстро добавила: — Я тогда была прямо-таки девчонкой, обожала танцы, рестораны, веселые компании. Господи, с тех пор прошло всего-то шесть лет! Сначала новые знакомые Майка показались мне людьми занимательными, а потом, когда я поняла, в какую мерзость мы оба влипли, было уже поздно. К тому же кое-что, о чем мне не хочется вспоминать, повергло Майка в отчаяние...

— Кто же это так постарался? — спросил я с ухмылкой.

Сделав неопределенный жест рукой, она отвернулась и произнесла с явной неохотой:

— Он стал бояться Сальваторе Айелло, Пита Данжело... Вообще всех их, вместе взятых. Короче, мафии, коза ностра, всяких там крестных отцов, семей... Не очень-то я знаю, какие названия организации сейчас в ходу.

— Никогда ты мне так подробно не рассказывала о своем Майке! — заметил я.

— Мне не хотелось об этом вспоминать. Хотелось забыть...

— Но уж раз начала, то продолжай.

Джоанна усмехнулась, и усмешка у нее получилась какая-то жалкая. Скорбная, я бы сказал.

— В общем, Майк трепетал, дрожал, как заячий хвост, и, чтобы заглушить обуявший его страх, начал пить. И разумеется, под парами осмелел. Находясь постоянно в нетрезвом состоянии, он стал направо и налево рассказывать о них всякие истории, которые любой здравомыслящий человек не стал бы поминать. Конечно, это была всего лишь показная храбрость, он вовсе не хотел кого-то из них задеть, обидеть. Короче говоря, они заткнули ему рот очень просто — посадили.

— По обвинению в торговле наркотиками?

Джоанна кивнула.

— Факты оказались подтасованными, — произнесла она с горькой усмешкой. — Дело было сфабриковано.

— Ты в этом уверена?

— Да, уверена. Конечно, он принимал участие в прокручивании каких-то темных делишек, но к наркотикам не имел никакого отношения.

— Допустим! И что было дальше?

— Дальше была тюрьма, а я поначалу с увлечением играла роль соломенной вдовы, пребывающей во временной разлуке с мужем, поскольку подобный фарс являлся как бы гарантией моей неприкосновенности. Кроме того, заключение Майка избавило меня от контактов с ним. Понимаешь, Саймон, то, что я сейчас скажу, может, и прозвучит нелепо, но Майк в известной мере сослужил мне хорошую службу — я научилась разбираться в мужчинах. Но это так, к слову! Между тем Майк слал мне из тюрьмы письма, где во всем обвинял меня — мол, это я виновата, что он там оказался. К тому времени, как его агрессивность в отношении меня пошла на убыль, он стал просить прощения за резкие слова. А я с ним уже развелась, так как пребывание мужа в тюрьме сроком более двух лет является основанием для расторжения брака. Правда, он продолжал слать письма, просил навещать его в приемные дни. Я, конечно, пару раз дрогнула, проявила мягкосердие, но, когда познакомилась с тобой, прекратила с ним всякие контакты. И представь себе, он тогда же перестал забрасывать меня письмами, а в самом последнем написал, что сожалеет о том, что причинял мне огорчения, и что больше не будет мне докучать и беспокоить, а когда освободится, даже не зайдет повидаться.

Джоанна замолчала, потом закурила.

— Саймон, он несчастный, запутавшийся человек. К тому же с неустойчивой психикой. Он всего боится, у него просто заячья душа. Майк и ограбление — вещи абсолютно несовместимые. А я чувствую себя отвратительно, будто я поломала ему жизнь.

Когда она стряхивала пепел в пепельницу, у нее дрожали пальцы. Чувствовалось, что она на пределе.

— Ты сказала, будто сделала что-то такое, отчего Майк начал их опасаться.

— Это давнишняя история, я о ней почти забыла.

— Я так и думал, что забыла.

— Поверь, тебе об этом знать необязательно.

— А Майк знает?

— Знает...

Я посмотрел ей прямо в глаза, и она отвела взгляд. А потом, залихватски махнув рукой, сказала:

— Молодость, дорогой мой, бывает в жизни всего один раз, и это такая штука, что, хочешь — не хочешь, свое возьмет, да и чужое в придачу. Казалось, жизнь прекрасна и удивительна. Хотелось чего-то необыкновенного, экстравагантного... Неистового, я бы сказала. А Майк был такой рохля... Он мне действовал на нервы, я просто устала от него.

— И что?

Джоанна поморщилась и сказала вполголоса:

— Айелло...

— О, господи! — Я обомлел.

— Понимаешь, это... это нельзя назвать... романом, флиртом даже. Мы тогда прилично выпили, а Майк в это время выполнял какое-то его поручение.

— Н-да! Не слабо ты своего мужа приложила. Неужели не знала, что Сальваторе Айелло способен убить, унизить, растоптать, уничтожить человека морально?

— Я тогда не задумывалась о подобных вещах. Шикарные машины, ужины, званые обеды, наряды, цветы, подарки... Вот когда Майка арестовали, только тогда я узнала...

— Что узнала? — прервал я ее.

— Ничего. Это я так сказала. Не лови меня на слове.

— Ты говорила, будто о противозаконной деятельности Айелло тебе ничего не известно. Получается, врала?

— Нет, не врала. Сам посуди, Саймон, разве они идиоты? Разве они стали бы посвящать меня в свои дела?

Я пожал плечами, подошел к окну.

— Стало быть, у тебя нет желания рассказать мне все как есть, без утайки? — спросил я, педалируя голосом каждое слово. — Может, ты просто не хочешь об этом говорить?

— Не хочу, — ответила она.

— Не хочешь — не надо! Только постарайся убрать с лица какое-то упертое выражение.

Джоанна наградила меня прелестной улыбкой и не произнесла ни звука.

Ладно! Вопросы, похоже, задавать бесполезно. Пока... А гнетущую тишину можно разрядить при помощи транзистора. Я включил приемник и, покрутив рычажок, нашел музыкальную программу.

Допустим, Джоанна права и ее бывший муж — вне подозрений. Что мы имеем в этом случае? Нельзя исключить враждебный настрой между Айелло и доном Мадонной. Время от времени размолвки между ними случались и раньше. Вполне возможно, Айелло где-то спрятался, затаился, замыслив подмять Мадонну и взять руководство всеми делами в свои руки. Выжидает в каком-нибудь логове. Хотя, по словам Джоанны, Айелло любит комфорт и вряд ли станет мириться с неудобствами ради денег, которых у него довольно. Да и не может быть, чтобы Мадонна не знал, где его друг-приятель. Стало быть, визит Сенны и Бейкера — всего-навсего уловка для отвода глаз.

Но если исчезновение Айелло подстроено самой организацией, тогда почему так грубо сделано? Можно было, к примеру, отправить Джоанну на пару недель на Багамы... Она возвращается, а босса след простыл. Нет, что-то тут не то! Я взглянул на часы. Ага! Пять минут двенадцатого. Послушаем последние известия. Я прибавил громкости.

«...На участке строительства новой автострады вдоль границы с Мексикой дорожные рабочие наткнулись на тело. Присыпанный землей труп был обнаружен в тот момент, когда бригада приступила к разравниванию грунта перед тем, как начать профилирование дороги. Согласно сообщению полиции, Сальваторе Айелло убит двумя выстрелами в голову, чуть ниже левого уха, предположительно из пистолета 38-го калибра. Пока не удалось связаться ни с деловыми партнерами Сальваторе Айелло, ни с его секретаршей. Как только станут известны подробности этого преступления, мы немедленно сообщим их нашим слушателям, а пока...»

Я выключил приемник и оглянулся на Джоанну. Она смотрела прямо перед собой не мигая и, казалось, не дышала. Я подошел к ней, взял со столика пачку сигарет, зажигалку. Положил в сумку, протянул ей и громко сказал:

— Быстро! Уезжаем...

— Куда? Зачем? — спросила она глухим голосом.

— Есть у меня одно местечко, надежнее этого. Пошли...

Джоанна поднялась с кушетки, молча, на автомате, последовала за мной.

На крыльце я остановился и, поглядывая по сторонам, сказал:

— Поедем на двух машинах. Ты — на своей, я — за тобой. Доедешь до мотеля «Игзекьютив-Лодж» — жди меня на парковке.

— Почему на двух машинах? — спросила она голосом, лишенным всяких эмоций.

— Мне нужно кое-куда заехать, да и тебе, думаю, понадобится кое-что захватить.

Не мог я ей сказать, что буду соблюдать дистанцию просто для того, чтобы убедиться, что у нее на хвосте никого нет.

Дом я запирать не стал. Зачем? Пустые хлопоты, кому надо — откроют.

Она включила зажигание и резко взяла с места, кинув в мою сторону взгляд, в котором я уловил безысходность.

Я сел в джип, положил на сиденье рядом свой пистолет, прикрыл его журналом, врубил двигатель, развернулся и поехал следом за Джоанной.

Глава 3

Терпеть не могу глотать пыль, когда она столбом из-под колес впереди идущей машины.

Я ехал за Джоанной, соблюдая довольно приличную дистанцию. Вскоре начались крутые повороты, и я вообще сбросил скорость.

Между нами не было ни одной машины. Я время от времени поглядывал в зеркало заднего обзора. Если кто-то и следил за нами, то он был просто невидимкой.

Спустя минут двадцать пять я свернул на окружную дорогу. Джоанна находилась где-то в километре от меня. Я стал ее догонять. Мы мчались по направлению к Лас-Вегасу со скоростью девяносто — сто километров в час.

Сбавив газ под эстакадой транспортной развязки, она дала полные обороты и повернула на шестирядный проспект под названием Стрип — пятикилометровое продолжение на север центральной улицы Фремонт.

На Стрипе жизнь била ключом в любое время дня и ночи. Индустрия отдыха и развлечений курортного Лас-Вегаса не обошла стороной и эту окраину — здесь были в должном количестве трехзвездочные отели, магазины самообслуживания, галереи со всякой модернягой, ночные клубы, рассчитанные на любой карман, ссудные кассы, дешевые забегаловки, бензоколонки и пивные бары — словом, много чего.

Народ держался кучно, то есть по интересам. Толпами ходили бронзовые от загара поклонники солнечных лучей в цветастых тряпках, толклась мелкота типа заезжих гастролеров, ну и, само собой, тусовались сынки-дочки в модных тачках, но почему-то с лысыми шинами.

Вдоль проспекта, по обеим его сторонам, стройными шеренгами стояли рекламные щиты, полыхающие по ночам неоновой радугой, а за ними, в отдалении, высились типовые дома массовой застройки. Казалось, они расставлены невпопад на обширных участках земли, отведенных отцами города для строительства муниципальных зданий и пригодных для набивания бабками кошельков всякого рода ухватистых ловкачей.

На Стрипе вполне сносно осваивали науку поножовщины окрестные подростки — этой особенностью проспект снискал себе печальную известность. Зато ребята Винсента Мадонны старались эту недобрую славу свести на нет, так как, являясь негласными владельцами ночных клубов и автостоянок с бензоколонками, они не были заинтересованы в отпугивании клиентов.

Белым днем, в сиянии солнечных лучей, стройные ряды одноэтажных зданий, выстроившихся вдоль проспекта, ласкали глаз постороннего человека и наводили его на размышления о несовпадении мечты с действительностью в виде железобетонных коробок массовой застройки на задворках.

При ночном освещении Стрип представлял собой сногсшибательное зрелище, даже скорее оглушительное — по проспекту носились на мотоциклах рокеры, шумные табуны хиппарей осаждали пивные. На парковках перед ночными клубами стояли стада шикарных «кадиллаков». Вообще яблоку негде было упасть — полчища напомаженных хлыщей и размалеванных разведенок приезжали сюда отовсюду с целью скрасить свой досуг и завязать новые знакомства.

Лет сорок пять тому назад на этих землях располагался крупный животноводческий центр штата Невада. Это был пыльный поселок с двадцатью пятью тысячами жителей. Теперь население района увеличилось раз в десять, да и контингент существенно изменился. Кого только не занесла сюда судьба! Потерпевшие крушение в личной жизни; желающие поправить здоровье в курортном краю; одержимые страстью к перемене мест; авантюристы различных мастей и сортов — все искали и находили в конце концов здесь пристанище, которое как бы излучало ощущение временности или, если угодно, своеобразного непостоянства.

Здесь не было ни прошлого, ни будущего — здесь довольствовались настоящим. Попили, поели... День и ночь — сутки прочь!

Я догнал Джоанну, но по-прежнему держал дистанцию. У первой бензозаправки с развевающимися вымпелами она развернулась и понеслась по улицам города, все время забирая южнее.

Солнце пекло со страшной силой. Говорят, что на жаре мозги плавятся. В этом есть зерно истины — ученые установили, что уже при тридцати двух градусах снижается интеллектуальный потенциал. Вполне вероятно! Но у меня еще и плечи жгло. Я провел ладонью по потному лбу. С мозгами было все в порядке, но асфальт точно расплавился. И даже излучал дополнительное тепло. По Фаренгейту было точно 82, а по Цельсию — все 50. Это означало, что пора сбрасывать скорость, потому что по вязкому покрытию не особенно разгонишься.

На предельно малой высоте пронесся реактивный истребитель. Круто взмыв вверх, летчик, похоже, задался целью нанести существенный урон барабанным перепонкам жителей, оконным стеклам и штукатурке их жилищ, а также напрочь снести вершины отрогов Скалистых гор. Подобное шумовое оформление будней города присутствовало ежедневно. Звонить на военную базу «Неллис» и жаловаться не имело смысла — логика ВВС (вернее, полное ее отсутствие!) поражала: «Надо радоваться, что это наши истребители, а не вражеские».

Мотель «Игзекьютив-Лодж», придорожная гостиница для автотуристов и водителей, представлял собой одноэтажное здание с отдельным входом в номер прямо с улицы и площадкой для парковки машин. Уровень комфортности соответствовал обычной трехзвездочной гостинице.

Мотель находился возле развязки скоростной магистрали бесплатного пользования. Оснащенный компьютерами, напичканный всевозможной электроникой и прочими достижениями НТР, он не имел к организации Мадонны никакого отношения, и только поэтому я решил там остановиться.

Над площадкой для парковки плотной пеленой висело марево.

Я подошел к открытой машине Джоанны и сказал:

— Пойду оплачу наше пребывание, вернусь через пару минут, а ты жди меня здесь.

Джоанна посмотрела на меня испуганными глазами и обвела взглядом парковку. Опасается оставаться на виду, подумал я и добавил:

— Впрочем, тут такая жарища, иди-ка лучше в тень! — Кивнув на автоматы с кока-колой и мороженым под широким навесом, я зашагал к дверям, за которыми находился вестибюль со стойкой регистрации.

В вестибюле было прохладно. Ни одной живой души. Возле дверей, за стеклянной перегородкой, виднелся прилавок, где продавали кофе. Рядом с кассой стоял круглый многоярусный стеллаж с газетами. Я шел по полу из искусственного мрамора, и мои шаги отзывались гулким эхом. Звучала приглушенная музыка. Повсюду были расставлены кадки с искусственными растениями из пластика и вазы с такими же цветами.

Администратор со стрижкой ежиком, в пиджаке и при галстуке, взглянув на меня, привстал и сделал приветливое лицо. Заметив отсутствие обручального кольца у меня на пальце, он расплылся в улыбке от уха до уха. Я сразу понял, о чем он подумал. Вот, мол, выискался еще один необремененный семьей искатель приключений на свою... голову.

Прервав ход его мыслей, я сказал, что мы с женой вчера вечером выехали из Лос-Анджелеса и хотим переждать жару в тихом номере. До вечера... Вечером у нас деловая встреча. Меня совершенно не волновало, что он подумает. Мистер и миссис Четтенден...

Администратор записал в книге регистрации наши данные. Я предъявил регистрационную карточку джипа, внес плату вперед, после чего администратор протянул мне ключ:

— Уезжая, можете не сдавать ключ дежурному, оставьте его в двери номера либо опустите в специальный ящик.

— Благодарю вас, — сказал я и уже направился к выходу, но увидел кабинки телефонов-автоматов и решил сделать один важный звонок.

Я снял трубку и только тут обнаружил отсутствие диска на телефонном аппарате. «Ну надо же!» — подумал я и хотел было повесить трубку, когда услышал голос телефонистки коммутатора мотеля, интересовавшейся, что мне угодно. Мне было угодно поговорить со своим старинным приятелем, поэтому пришлось назвать ей номер центрального полицейского управления штата Невада.

— Сэр, вы у нас остановились?

Я раздумывал над ответом не дольше секунды.

— Нет. Поговорю — оставлю десять центов у портье.

— Двадцать центов, сэр.

— Двадцать так двадцать, — усмехнулся я, сообразив, что на телефонных звонках милые барышни спокойно могут сколотить состояние.

— Сэр, к вашему сведению, мы соединяем только своих гостей, но раз уж вы назвали номер полиции, то так и быть.

— Благодарствую, — протянул я, обдумывая, не лучше ли позвонить из города.

— Полицейское управление, — раздался голос в трубке. — Дежурный Гарсия слушает.

— Мне нужен лейтенант Бен.

— Какой отдел?

— Убойный...

— О'кей! Соединяю...

Спустя секунд тридцать я услышал:

— Бен слушает...

— Ларри, это Саймон Крейн.

— Какими судьбами, Крейн?

— Я могу с тобой поговорить?

— Валяй!

— Слушай, насчет Айелло что-нибудь прояснилось?

— А он тебе друг-приятель?

— Ларри, его секретарша и я...

— Понял. И что?

— Они считают, она осведомлена и даже больше...

— Если она осведомлена, стало быть, и ты тоже... Так-так-так! Где она сейчас? С тобой?

— Нет, не со мной. Но она ничего не знает. Скажи, это все-таки убийство? Я слышал сообщение по радио.

— Две дырки в башке, но следов пороха не обнаружено. И разумеется, сам себя он закопать не мог. Короче, не наткнись на мертвое тело дорожные рабочие, труп Айелло пару часов назад залили бы цементом и уже закатали бы под асфальт.

— Ларри, а тебе известны какие-либо подробности не для печати?

Я слышал, как Ларри Бен дышал, покашливал... Было ясно, что он взвешивает все «за» и «против», прежде чем нарушить тайну следствия.

Ларри Бен всегда пользовался у меня уважением. Надежный, рассудительный, он частенько советовался со мной в пору нашей совместной деятельности по раскрытию уголовных преступлений. Он прекрасно ко мне относится, и с тех пор, как я на пенсии, иногда позванивает.

— Саймон, пока мы еще не располагаем подробностями, которые можно считать особо важными. В лаборатории работа идет полным ходом. Через пару дней, а может и раньше, получим из ФБР объективку на него. Не думаю, что убийство Айелло — простое сведение счетов. Стало быть, криминальная разборка отпадает, потому что, во-первых, он убит из новенького, необстрелянного оружия, а во-вторых, я бы тебе об этом не сказал. Ну что еще? На дороге никаких следов — ни от протектора шин, ни от обуви. На трупе отпечатков пальцев тоже нет. Правда, на ремне обнаружен кусок от резинового коврика, но тут, сам понимаешь, найти машину с поврежденным ковриком... Потребуется лет двадцать, не меньше. Под ногтями — ничего. Аутопсия и осмотр трупа говорит о том, что убийство было совершено в другом месте. На строительный участок тело притащили уже потом. Орудие убийства не найдено. У Пита Данжело, Тони Сенны и Эда Бейкера — железное алиби. Винсент Мадонна тоже отпадает.

— А он почему?

— Без комментариев.

Я сразу сообразил, что кто-то из людей Ларри Бена следил за Мадонной минувшей ночью. Разумеется, по другому поводу.

— Ларри, но все-таки у тебя есть какие-либо идеи на этот счет?

— Пока ничего особенного. Нельзя исключить обыкновенную бытовуху. Месть, обида и все такое...

— Возможно, ты прав, — сказал я, вспомнив о Майке Фаррелле. — Слушай, а что медики говорят о времени убийства?

— Смерть наступила где-то в промежутке между двумя и пятью часами. Да, вот что, Саймон, ты мне не звонил, и я тебе ничего не рассказывал.

— Самой собой, — сказал я и задумался.

— Эй, Саймон, где ты там? — спросил Ларри спустя минуту. — Ты что, разбогател? Размышляешь за собственные деньги? А у меня, между прочим, дел по горло...

— Извини. Вот еще что... Скажи, во что он был одет?

— Рубашка, брюки, ремень, комнатные туфли на босу ногу. В смысле, без носков... В кармане брюк — носовой платок и сколько-то мелочи. При нем не обнаружено ни бумажника, ни ключей. Обычно Айелло носил небольшую накладку, поскольку был лысоват. Так она исчезла!

— А что у него с зубами?

— Свои...

Бен кашлянул, а потом сплюнул. Я сразу представил его за письменным столом — трубка между подбородком и плечом, перед ним ворох всяких бумаг и документов, справа, на полу, металлическая корзина для мусора. Сидит, откинувшись на спинку стула. Рыжий, весь в веснушках, широкий в кости, с квадратным подбородком и с большим кадыком.

— Ларри, — сказал я вкрадчивым голосом, — извини, что я тебя отрываю от дел. А дома у него ты был?

— Был. Ничего особенного. Тихо, ни одной живой души и никакого намека на беспорядок.

«Вот так так!» — подумал я. Кому-то не лень было навести полный порядок перед приездом копов.

— А постель? Спал он? А может, даже не ложился?

— Трудно сказать. Кровать заправлена, простыни несвежие. Час назад мы допрашивали его экономку. Она сказала, что всегда заправляет кровать, как в больнице, потому что в молодости работала медсестрой. А сейчас кровать заправлена иначе. Может, он спал, потом встал, а кровать застилал кто-то другой.

— Скажи, а пятна крови в доме обнаружены?

— Нет еще, — хмыкнул Ларри Бен. — Саймон, обыск пока не закончен, вот в чем дело.

— Ну что ж, Ларри, большое тебе спасибо, я...

— Погоди, Саймон, не спеши! Я проявил терпение и такт, теперь твоя очередь. Какой информацией располагаешь ты?

— Почти нулевой, Ларри! Тебе известно гораздо больше.

— Ну, это ты брось! Сам намекнул, будто дружки Айелло подозревают бывшую жену Фаррелла. А мы, в свою очередь, стоим на ушах, потому как вчера Майк Фаррелл освободился из заключения и как в воду канул. Видели, что около пяти вечера он вышел из автобуса, а потом его след пропал. В доме у бывшей жены побывали, но там ни его, ни ее, разумеется, не обнаружили.

— А я разговаривал кое с кем, кто видел его поздно вечером за рулем микроавтобуса.

— Саймон, ну-ка, колись! Ты за кого меня держишь? Он, видите ли, кое с кем разговаривал... Ты где сейчас? Давай быстренько двигай ко мне, на месте все обсудим.

— Чуть позже, возможно, так и сделаю, но не сейчас. Потеряем только время! Спасибо, Ларри! Позвоню...

Я повесил трубку прежде, чем он успел возразить.

Я положил на стойку перед администратором двадцать центов, ткнул большим пальцем в сторону телефонных будок, дождался кивка и вышел из вестибюля.

Джоанна стояла возле автомата с кока-колой. Она была в темных очках и, должно быть, размышляла о чем-то весьма неприятном, потому как вид у нее был угрюмый. Я отдал ей ключи от номера, а сам решил отогнать ее машину на другую парковку.

Когда я вернулся и вошел в номер, Джоанна сидела на кровати и курила. На меня она даже не взглянула.

— Ну как тебе здесь? — спросил я.

— Никак! — Она поморщилась. — Можно лет сорок прожить в этой конуре, но никогда она с этим пластиком, винилом и кожзаменителем домом не станет.

— При чем тут дом? Мы сюда приехали для того, чтобы укрыться от любопытных взглядов, расспросов и вообще успокоиться. Я знаю точно, за нами никто не следил. Так что это совсем неплохое место, где можно без всяких треволнений провести несколько часов, а может, и дней.

— Хорошо! — кивнула Джоанна. — Постараюсь успокоиться, раз мы в относительной безопасности. — Она усмехнулась. — До того момента, когда они нас разыщут. Возможно, это случится сегодня вечером, может быть, на следующей неделе. А тем временем...

— Я собираюсь кое-что предпринять, — оборвал я ее.

— Что именно, Саймон? — Джоанна внимательно посмотрела на меня.

— Есть кое-какие идеи! — сказал я и замолчал. Она тоже молчала. — Значит, так! — прервал я затянувшееся молчание. — Мы, ты и я, миссис и мистер Четтенден из Лос-Анджелеса. Это на случай, если кто спросит. Ты с этой штуковиной умеешь обращаться?

Я достал из кармана пистолет. Она взглянула на него и отвела взгляд:

— Умею, но если ты собираешься нанести визит Мадонне, тогда пистолет тебе самому понадобится.

Я положил пистолет на кровать, рядом с Джоанной.

— Если все получится как задумано, — я улыбнулся, — тогда с пистолетом мне там делать нечего.

Джоанна улыбку не вернула. Она помрачнела и произнесла глухим голосом:

— Ты, Саймон, благородный, великодушный... сукин сын. Если только мне удастся...

Я не дал ей закончить фразу. Просто, взмахнув руками, склонился в поклоне и произнес дурашливым голосом:

— Сударыня, такие, как я, рождаются каждую минуту, а вы на всем белом свете одна-единственная. Таких, как вы, я никогда не встречал.

Я встал перед ней на колени и поцеловал руку.

— Саймон, — прошептала она, — береги себя! Я поцеловал ее в губы и пошел к дверям.

— Никому не открывай, — обернулся я на пороге. — Ужин закажи в номер по телефону. Смотри телевизор и ни о чем не думай. Хорошо?

— Хорошо! — сказала она дрогнувшим голосом.

Я послал ей воздушный поцелуй и ушел.

Когда я выезжал с парковки на своем джипе, меня подрезал зеленый «кадиллак», за рулем которого сидел тучный красноносый тип. Я его никогда раньше не встречал. Он обогнал меня и помчался по скоростному шоссе, а я свернул на окружную дорогу и, поглядывая по сторонам, поехал прямиком в горы, опоясывающие город с востока.

* * *

Я катил по проспектам и улицам в восточном районе города и старался припомнить все, что мне было известно о Винсенте Мадонне.

В пятьдесят пятом, а возможно чуть позже, Мадонна приехал в Штаты. Было ему тогда лет шесть-семь. Его детство и юность прошли в восточной части Гарлема и Бронксе. Здесь он мужал, здесь окончил свои университеты и приобрел специальность первоклассного гангстера.

В разные периоды его жизни и деятельности ФБР и ряд других служб постоянно упоминали его в своих сводках как крупного рэкетира, контролирующего бензоколонки.

В начале восьмидесятых его арестовали, но вскоре выпустили, потому что никто из свидетелей так и не явился к следователю.

Спустя пару лет Мадонна стал владельцем нескольких залов с игровыми автоматами при казино, разрешенных на территории штата Невада и в городе Лас-Вегасе, куда он перебрался вместе с семьей дона Франко Мосто. Дон Мосто сделал Мадонну своим заместителем. И не ошибся! Потому что понимал: тот, кого он вытащил из дерьма, не предаст. Вскоре Франко Мосто скончался после «тяжелой и продолжительной болезни». Винсент Мадонна стал именоваться доном. Возглавив мощную империю, он поставил перед собой задачу — приобрести респектабельный вид, который вызывал бы почтение и уважение у окружающих.

Деньги он не жалел, потому что давным-давно понял: все, что можно уладить с их помощью, обходится дешево.

Район, где проживал Мадонна, был на редкость спокойным — никаких преступлений, никаких криминальных разборок. Когда я был полицейским, этот феномен заставлял меня ломать голову. В горах обитает народ зажиточный, и я справедливо полагал, что без краж со взломом, мелкого и крупного воровства все равно не обойтись. Однако ничего такого не происходило. Почему, в чем секрет?

Вскоре я узнал, что воры и жулики поставлены в известность о том, что им следует держаться подальше от района, где проживает Винсент Мадонна. Кто ослушается, пусть пеняет на себя! Босс не намерен даже слышать о каких-то там преступлениях, потому что он человек порядочный, с незапятнанной репутацией и свое имя порочить не позволит никому.

Это был хорошо продуманный ход. В конце концов, не все полицейские продаются! А некоторые судьи вовсе неподкупные. Но если преступление случается, а дело никак не получается развалить? Что тогда? Тогда внимание уважаемых граждан города приковывается к следствию, к раскрытию преступления, что просто-напросто вредит процветанию и успеху. Да и вообще, если не происходят мелкие преступления, то на скрытые крупные никто и внимания не обращает!

Официальный офис Винсента Мадонны представлял собой особняк, раскинувшийся на скалистом выступе, вернее — на возвышении, усыпанном цветущими кактусами, откуда открывался великолепный вид на город.

С точки зрения архитектурного решения здание можно было смело назвать метисом, полукровкой, потому что смешение стилей просто сбивало с толку. Особняк с прилегающими угодьями напоминал техасское ранчо и в то же время не уступал в роскоши любой из вилл, рекламируемых в воскресном приложении к газете «Таймс».

Дом был задуман одноэтажным, но, когда позже сообразили, что места на всех не хватит, пристроили несколько крыльев и флигелей в духе испанского барокко с двумя шпилями и четырьмя аркадами, похожими на обыкновенные ворота из кирпича и алебастра.

На лужайке перед парадным подъездом, украшенным портиком, работали три дождевальные установки, а в тенистой подъездной аллее стояли четыре шикарные машины. Бронированный «линкольн-континенталь» Винсента Мадонны был прямо как родной брат автомобиля этой же марки, в котором находился в момент покушения президент Джон Кеннеди.

Я встал за машиной Мадонны, выключил мотор и вздохнул полной грудью. В нос сразу же ударил запах мокрой травы и калифорнийского лавра.

Я был уверен, что территория — сплошная сигнализация, и нисколько не сомневался в том, что за каждым скальным выступом затаился бугай-мордоворот. В общем, так оно и оказалось! Не успел я выйти из джипа, как ко мне сразу же подвалил неандерталец в спортивной куртке с закатанными рукавами и множеством карманов, прикрывающей плечевую портупею с пистолетом.

— Да? — оскалился он.

— Мне надо побеседовать с доном. Оружия при себе нет.

— Как доложить?

— Саймон Крейн.

— Мистер Мадонна тебя ждет?

— Не ждет, но в изумление не придет, — заявил я спокойным тоном.

Секьюрити подумал немного, потом оглянулся и пару минут смотрел через плечо куда-то в сторону зарослей лавра.

— Кто это к нам? — раздался сиплый голос, который я сразу узнал.

Когда-то Пит Данжело схлопотал пулю в гортань и с тех пор хрипит, будто его душат.

Неандерталец попятился, раскрыл рот, собираясь дать боссу полную информацию, но Данжело отстранил его и шагнул ко мне:

— Привет, Крейн! — В тоне его чувствовались подводные камни.

Я смотрел на него и, если честно, не испытывал неприязни. Напротив! Его внешний вид да и весь его облик мне импонировали.

Если когда-нибудь, пришло мне на ум, голливудская киностудия «Метро-Голдвин-Майер» со своей неизменной заставкой — роскошным пышногривым ревущим львом Лео — надумает снять фильм про светского льва Пита Данжело, на главную роль следует пригласить Пола Ньюмена. Один к одному, как две капли воды...

Неглупый человек, но недобрый, желчный. Можно сказать, цианистый...

— Я к дону, с разговором... — сказал я, не отводя от него взгляда.

— О чем?

— Хотелось бы обсудить кое-какие детали в связи с неожиданно возникшими обстоятельствами.

— Фредди, проводи Саймона Крейна к боссу, — приказал Данжело телохранителю и зашагал к полуоткрытым дверям в правом крыле.

Мы же направились к главному входу.

— Ты из Чикаго? — спросил я у неандертальца.

У него был вид человека, у которого вечные нелады с полицией и он всю жизнь в бегах.

Фредди покачал головой и усмехнулся.

В вестибюле я замедлил шаги, вытер лоб носовым платком и сказал, обращаясь к нему:

— Жарища сегодня, ну и ну!

— Усраться, — согласился Фредди.

Из боковой двери вышел Пит Данжело. Он кивнул Фредди и улыбнулся мне. Улыбка как улыбка — ничего особенного, но я почему-то почувствовал холодок под ложечкой.

— О'кей! — прохрипел Пит. — Босс хочет знать, какие соображения заставили вас нанести ему визит. Прошу! — Он пригласил жестом следовать за ним.

В центре гостиной, смахивающей на индийскую гробницу, Пит остановился. Вскинув руку, сделал знак стоять мне и Фредди.

— Если Фредди вас обыщет, возражать не станете? — просипел он и выдавил мефистофельскую улыбку.

— Не стану.

— Фредди, поработай!

Фредди мигом справился с заданием, и мы зашагали дальше.

Миновав длинный коридор со сводчатым потолком, мы наконец уперлись в раздвижные стеклянные двери. При нашем приближении они поехали в стороны, пропуская в патио с бассейном посередине, который огибала дорожка, выложенная плитами.

Бассейн был сооружен по всем правилам — с лесенками, с трамплином для прыжков в воду.

Винсент Мадонна полулежал в шезлонге в тени, отбрасываемой пляжным зонтом. Он был в брюках и в рубашке. Вероятно, посчитал, что разговаривать о серьезных вещах в плавках не совсем прилично. Я оценил этот жест, потому что перед моим приходом он, должно быть, принимал солнечные ванны и купался. Сейчас он разговаривал по телефону, вернее — слушал, что ему говорят. Он метнул в мою сторону сдержанный взгляд, кивнул, сделал неопределенный жест рукой и, не отнимая трубку от уха, повернулся ко мне в профиль.

Мадонна был крепкого телосложения, с крупными чертами лица, однако чувствовалось, что годы берут свое. Гладко выбритое лицо, аккуратно зачесанные назад волнистые волосы, черные как смоль, без единого седого волоса, говорили о том, что он за собой следит. Прежде он, вероятно, был стройным, но удержаться в этом состоянии не смог, о чем свидетельствовали двойной подбородок и отвисшие щеки. Впрочем, внешность у него была впечатляющая, точь-в-точь как у джентльмена на рекламе виски, так что возраст не имел значения.

Мадонна слушал, полуприкрыв глаза, и время от времени прерывал монолог говорившего нетерпеливыми междометиями. Наконец он не выдержал, бросил в трубку короткую реплику и, закончив разговор, перевел взгляд на меня.

— Фредди проверил его, все в порядке, — сказал Пит.

— В порядке, да не совсем, — заметил я.

Мадонна приподнял бровь и неожиданно, глядя куда-то мимо меня, спросил резким голосом:

— Это что, не может подождать?

— Не может, сэр, — сказал какой-то прилизанный молодой человек и протянул папку с документом и паркеровскую ручку.

Мадонна завизировал бумагу после того, как внимательно пробежал текст глазами.

— Ну так что привело вас ко мне? — спросил он, проводив молодого человека взглядом.

— Босс, пусть Крейн расскажет нам то, чего мы не знаем, — вмешался Данжело прежде, чем я открыл рот.

Мадонна сделал останавливающий жест рукой.

— Крейн, — сказал он, — не называя имен и фамилий, условимся высказываться по существу дела, поскольку другого такого момента может и не представиться. Как говорится, все под Богом ходим! Это не угроза, а констатация.

— Понял! — Я кивнул. — Жаль, что не прихватил диктофон, потому что наш разговор и в самом деле уникальный, если не представится другого такого момента. Тони Сенна наверняка доложил, что во время своего визита ко мне нынче утром он не обнаружил ничего из того, что искал. Я бы хотел внести ясность вот по какому поводу. Если бы Джоанна Фаррелл и я... обчистили сейф Айелло, то уж точно сидели бы сейчас в самолете и не разгуливали по городу. Словом, она ко всей этой истории не имеет никакого отношения, о себе я могу сказать то же самое. И хочу попытаться доказать это.

Мадонна окинул меня внимательным взглядом. Пит Данжело хмыкнул, подошел поближе и, глядя на меня в упор, сказал с расстановкой:

— Крейн, полагаете, ваше предложение — тяжелая артиллерия? — Он покачал головой. — Считайте, это просто холостой выстрел. Если вы приехали с намерением разжалобить мистера Мадонну, тогда не взыщите — у нас есть что заявить в ответ.

Мадонна опять сделал останавливающий жест рукой.

— Пит, выйди на пару минут, — сказал он после паузы и улыбнулся.

Данжело в ответ не улыбнулся. Сжав губы, он повернулся и, не сказав ни слова, покинул патио. Мадонна нахмурился и какое-то время смотрел не мигая на бирюзовую воду в бассейне. Я сразу понял, в чем тут дело. Пит Данжело допустил оплошность, поступил не по понятиям, поскольку постороннему не положено знать о том, что в организации «Коза ностра» возможны несовпадения во мнениях. Подобная подача нежелательной информации любому не состоящему в организации чревата — ибо на разногласиях можно сыграть, сталкивая мафиози лбами.

У меня за спиной с легким стуком сомкнулись стеклянные створки дверей. Я был уверен, что хотя бы один из армии телохранителей не спускает с меня глаз, но оглядываться либо озираться не входило в мои планы — пусть знают: я их не боюсь и ни о чем не попрошу. Могу предложить свою помощь, но не ради себя. Возвращая Мадонну к цели своего визита, я сказал:

— Хочу повторить, мы тут ни при чем. А если вы все-таки склонны направить ваши усилия и возможности на Джоанну Фаррелл и Саймона Крейна, тогда пропажу точно назад не получите.

— В таком случае уточните: что предлагаете вы и каких действий ждете от меня? — спросил Мадонна с улыбкой и почти дружеским расположением.

— Пожалуйста, отведите подозрения от секретарши покойного, — не мешкая сказал я. — Джоанна Фаррелл смертельно напугана, последнюю пару часов она просто не живет...

Сцепив пальцы рук в замок, Мадонна вскинул голову и, глядя мне прямо в глаза, произнес:

— Исключительно с целью уладить дело обсуждением доводов каждой стороны, а не нападками друг на друга давайте рассмотрим предположение, основанное, говоря языком юристов, на гипотезе. Допустим, я лично заинтересован в возврате кое-каких вещей, пропавших у кого-то из сейфа. Допустим, убийство этого «кого-то» уже вызвало появление сенсационных материалов в средствах массовой информации, что далеко не окончательная акция, так как общественное мнение требует подробностей, и мне это все очень не нравится, потому что мои недоброжелатели, а они есть у каждого, сломя голову кинулись выяснять, откуда родом покойный, где он работал до того, как появился здесь, не остались ли в тех краях у него враги и так далее и тому подобное. Мне все эти злостные слухи ни к чему. Это понятно?

— Разумеется...

— Очень хорошо! Стало быть, можем продолжать разговор в спокойных, доброжелательных тонах, как принято во всем цивилизованном мире. Таким образом, если вы возвращаете спустя двадцать четыре часа после завершения вашего визита ко мне все, что пропало из сейфа, либо представляете веские доказательства невиновности миссис Фаррелл, тогда, уверяю вас, я в тот же миг с огромным удовольствием забуду все, о чем мы тут с вами беседовали.

Он улыбнулся, полагая, должно быть, что я тоже в состоянии улыбаться. А я уже закипал. Ничего себе!

Мадонна взглянул на часы:

— Время близится к полудню. Даю вам фору. Завтра ровно в полдень — крайний срок.

— А если мне не удастся предъявить доказательства?

Мадонна пожал плечами, дернул себя за мочку уха и произнес с укоризной в голосе:

— Крейн, надеюсь на ваше богатое воображение. Во всяком случае, я никогда ни у кого не отнимаю пищу для размышлений. Это не мой стиль. К сказанному могу добавить вот что: среди моих друзей отыщутся желающие, которые, начихав на все моральные запреты, найдут ответы на интересующие меня вопросы.

— Я тоже хотел бы кое-что добавить. К примеру, ваши друзья, все вместе взятые, не в состоянии заставить заговорить камни. Она ничего не знает, я тоже не располагаю интересующей вас информацией.

— Стало быть, вам ничего другого не остается, как только убедить меня, что это так и есть!

— У меня вопрос. Среди ваших друзей много ли найдется желающих заявить во всеуслышание, где они находились минувшей ночью в промежутке от двух до пяти?

— Сразу видно, что вы не женаты, — сказал Мадонна и снова улыбнулся. — Тут вот какое дело! Допустим, кто-то из моих друзей примется из вас и из вашей приятельницы выбивать информацию... — Мадонна покачал головой. — Конечно же он не оставит вас в живых, дабы вы потом не посадили его на скамью подсудимых за недозволенные методы и приемы. Думаю, вам это понятно.

— Понятно, — кивнул я. — Но поскольку дело уже приняло огласку, у вас не найдется достаточно доказательств, чтобы аргументированно опровергнуть обвинение в причастности к нашему исчезновению, которое будет выдвинуто против вас. Возможно, дело до тюрьмы не дойдет, но отвечать вам как главе организации все-таки придется.

— Ошибаетесь, Крейн. Будь вы и она членами нашей организации, тогда другое дело. А так никто и пальцем не пошевельнет, чтобы выяснить, куда вы с вашей дамочкой подевались. Все гораздо серьезней, чем вы думаете!

Я перевел дыхание.

— Да уж наверное, всего сутки на поиски — это и впрямь серьезно. Понимаю еще, пара недель...

— Чтобы за это время все уладить и удрать?

— Не возразишь! Вы в своем деле дока. А мы...

— А вы первые в списке подозреваемых. Что касается содержимого сейфа, ваша знакомая — лицо весьма заинтересованное. Мне об этом известно. Кроме того, она одна из четверки, у кого ключи от дома и от сигнализации.

— Кто эти четверо?

— Я, экономка, секретарша покойного и он сам. Система сигнализации в доме Айелло замыкается на пульте в моем доме, где вы сейчас находитесь. Тот, кто побывал у Айелло прошлой ночью, имел полный набор ключей. У меня здесь все было тихо и спокойно, там, как выяснилось, провода тоже не перерезаны. На покойном оказались домашние туфли. Он был без носков. Это на него не похоже. Стало быть, он спал, когда...

— Стало быть, он впустил в дом кого-то, кого знал, — заметил я. — Просыпается, идет к двери, видит, к нему с визитом хороший знакомый, отключает сигнализацию и распахивает дверь...

Мадонна покачал головой:

— Исключено! Он почти никому не доверял, а уж пустить ночью кого-то в дом... Таких единицы. И чтобы без проверки?!

Я хотел было возразить, но в этот момент зазвонил телефон. Мадонна поднял трубку. Заулыбался. Закончив разговор, посмотрел на меня и сказал:

— Комната номер 72, мотель «Игзекьютив-Лодж»... Вопросы будут?

Я постарался справиться с эмоциями. Надеюсь, на лице у меня ни один мускул не дрогнул.

— Несерьезно все это, Крейн, — усмехнулся Мадонна. — Если вы оба не чувствуете за собой никакой вины, тогда зачем было уезжать? Предпочитаете игру без правил?

— К вашему сведению, я не игрок и ни в какие игры не играю! — сказал я с расстановкой. — Я прошу две недели.

— С вами, Крейн, надо держать ухо востро. И никаких джентльменских соглашений! От кого это вы надумали спрятаться в мотеле?

— Лучше скажите, что выиграете вы, если ваши друзья вплотную займутся нами?

— Во всяком случае, ничего не потеряю! — отрубил Мадонна и поднялся.

Я поразился — он оказался гигантом. На пару голов выше меня.

— В общем, Крейн, вы, кажется, заблуждались, полагая, будто под моим началом безмозглые тупицы. Я дураков не держу. Итак, где находится все то, что вам удалось взять из сейфа?

— Не знаю. — Я вскинул руки. — Дайте неделю. Дней через семь я смогу ответить на этот вопрос.

— Что две недели, что одна — один черт! Но поскольку мы люди цивилизованные, я принял решение удвоить отведенный вам срок. Сорок восемь часов, то есть двое суток.

Он положил мне на плечо руку и повел по выложенной плитами дорожке к раздвижным стеклянным дверям.

Глава 4

Я сел в свой видавший виды джип, вставил ключ в зажигание, включил двигатель и, не сводя взгляда с Фредди, который все это время стоял не шелохнувшись в проеме распахнутых настежь парадных дверей, принялся прокручивать в уме встречу с Мадонной. В итоге я пришел к выводу, что провел свою партию на уровне. Правда, до наших с Джоанной похорон оставалось не так уж много времени, хотя и не мало, если удастся отпущенные на поиски убийцы сорок восемь часов потратить оперативно и с наибольшей отдачей.

Я помахал Фредди на прощанье, но на его тупой физиономии не отразилось никаких эмоций.

Пока я выбирался из поселка, где обитали некоронованные короли бизнеса и индустрии развлечений, я старался не думать о случившемся и даже не строил никаких планов. На душе было неспокойно. Не скажу, что мною овладела полная беспомощность, но почему-то вдруг захотелось напиться. Я даже подумывал, не купить ли пару литров текилы. Был уверен, что Джоанна меня поймет, но потом оставил эту мысль, потому что вспомнил о несовместимости благоразумия с алкоголем. Да и женщина, бросившаяся ко мне за помощью в отчаянную минуту, кроме снисходительной жалостливости, ничего другого по отношению ко мне испытывать не будет. Ладно, выпью, если все закончится благополучно. А пока, как говорится, мысленно поднимаю свой бокал за успех безнадежного дела! И ведь какие благие намерения посещали меня на прошлой неделе! Мечтал отправиться в путешествие по странам и континентам, горевал, что столько хороших книг не успел прочитать, старых друзей лет десять не видел. Можно было бы поехать куда-либо с Джоанной. Как она там?

Сразу вспомнилось все, что связывало нас. Память сердца немедленно подкинула воспоминание о ее милой манере, запрокинув голову, заливаться смехом над моими остротами. Вообще-то я жизнелюб, терпеть не могу ныть и канючить. Джоанна тоже. Мы обожаем радоваться жизни и очень подходим друг к другу. Н-да!..

Мне вдруг показалось, будто она полулежит на заднем сиденье и даже посмеивается. Я оглянулся...

Этого только не хватает! Так и спятить можно... Надо думать о том, как выбраться из передряги, в которую мы с ней попали. В жизни есть еще кое-что, что необходимо совершить, и мы уйдем из нее не раньше, чем выполним свое предназначение.

Я бросил взгляд в зеркало заднего обзора и оторопел. Меня догонял семиместный универсал...

* * *

Майк Фаррелл приподнялся на локтях, сел и поморщился.

— Башка просто чугунная! — произнес он страдальческим голосом.

— Пройдет! — бросил я и, подумав, добавил: — А помимо головы есть какие-либо нарекания?

Майк вздрогнул, весь сразу как-то съежился, повернулся и уставился на меня воспаленными глазами:

— Не пойму, что с головой, даже глазами больно двигать...

— Упал, стукнулся о пол головой, вот и больно...

— Упал, стукнулся головой... — передразнил он меня. — Врезал мне да еще мою пушку заграбастал! — Он усмехнулся, будто железом по стеклу провел.

Майк дотронулся до макушки, охнул и, расстегнув пуговицы на рубашке, полой вытер пот с лица. В помещении было душно и жарко. Я заметил, что он не сводит глаз с пистолета у меня в руке. Что ж, пусть помнит о том, что мы поменялись ролями!

— Майк, скажи, что все-таки произошло с Айелло?

— Клянусь всеми святыми, не знаю!

— А каким образом сейф оказался выхолощенным подчистую?

— Господи, откуда мне знать, откуда?

— Тогда объясни, почему ты трясешься и клацаешь зубами, как отбойный молоток?

— Башка у меня трещит, вот почему!

Майк вздохнул, перевел взгляд на окно. С величайшей осторожностью привстал, снова охнул. Покосился на меня. Он был напуган, осторожен и, видимо, мне не доверял. В мешковатых брюках он выглядел каким-то тщедушным, жалким и напоминал циркового клоуна. Должно быть, в тюрьме здорово исхудал.

— Крейн, — сказал Майк после паузы, — в сейфе было столько деньжищ, что на них можно купить авианосец. Может, они думают, я их себе взял?

— Откуда же тебе известно, что там были деньги? — спросил я спокойно и иронично, но Майк этого не заметил.

— Мне Айелло показывал, что было в сейфе, — заметил он мрачно.

— Если не секрет, при каких обстоятельствах? — спросил я, подходя к окну. — И знаешь ли ты, сколько стоит авианосец?

— Знаю. Миллиона два... Нет, пожалуй, три.

— Это же такая уйма деньжищ!

— Не веришь? Честное слово, я видел пачки долларов своими глазами. Очень хочется тебе об этом рассказать...

— Почему мне?

— Потому что ты и Джоанна... мы трое... я вот думаю, если мы втроем раскинем мозгами, то непременно найдем выход.

— А ты, однако, весьма осведомлен обо всем, — заметил я.

— Послушай, Крейн, во-первых, я не убивал Айелло, а во-вторых, денег не брал...

— Так. Ну, рассказывай...

— Сначала ты скажи, зачем поехал к Мадонне. Может, уже на него работаешь?

— Нет, не работаю.

— Я должен поверить тебе на слово?

— Речь сейчас не обо мне. Откуда ты знаешь, что в убийстве подозревают именно тебя?

— А кого им еще подозревать, если я был связан с ними?

— Неужели?

— Представь себе...

— Может, все-таки расскажешь?

— Это долгая история...

— Ничего, я терпеливый. Надоест — дам знать...

Проглотив ком в горле, Майк Фаррелл сцепил пальцы и, не отводя взгляда от пистолета, спросил:

— Думаешь, мы не в силах помочь друг другу?

— Ничего не могу сказать, пока не узнаю все в подробностях.

— А я почему-то уверен, что мне ты сумеешь помочь! — громко прошептал Майк. — Мне больше не на кого рассчитывать.

— Усвой одну простую вещь — если сам о себе позаботишься, тогда можно и на других рассчитывать.

— Правильная мысль, но, к сожалению... Я всю жизнь сам пробиваю себе дорогу, а что толку? — Он старался перехватить мой взгляд, но это ему не удавалось. — Ладно, слушай. Придется начать с самого начала, а иначе лучше вовсе не рассказывать. Сегодня утром я попытался подвести итог и понял, что должен кому-то обо всем рассказать. Начну, пожалуй, со своего призвания. Не возражаешь?

Я промолчал, а он повел плечами и тяжело вздохнул:

— Я был хорошим саксофонистом и никогда не был замешан ни в каких аферах. Однажды даже создал небольшой оркестр. Точнее — квартет. Мы играли в клубах, во всяких забегаловках. Заработки у нас были пустяковыми, но все кругом говорили, что у меня талант, и я был убежден, что все наладится. Тогда мне казалось, что если вкалываешь по двенадцать часов в сутки, если виртуозно владеешь саксофоном, то непременно пробьешься. Я ждал, что не сегодня завтра появится какой-нибудь импресарио и станет меня уговаривать записать пару дисков на студии «Коламбия». Мы работали как проклятые. Я подбадривал свой коллектив, говорил, что мы в одно прекрасное утро проснемся знаменитыми. Ребята мне верили. И представь себе, мы стали зарабатывать неплохие деньги, нас приглашали играть в дорогие клубы. Я был тогда молодой. Женился на Джоанне. Ей было всего девятнадцать. Представляешь, она была сама невинность, девственница... Мы играли джаз, все было тип-топ! И вдруг от меня уходит кларнетист, а спустя какое-то время на Тихоокеанское побережье уезжает клавишник. Ну, думаю, не беда! Беру в оркестр двоих идиотов, не способных отличить трубу от гобоя. Ничего, играем! И тут в городе прямо мор какой-то начался. Сорокалетние трубачи отваливали один за другим по разным причинам. Один умер от туберкулеза, другой стал алкоголиком, третий в дистрофика превратился... Я за голову схватился: неужели впереди у меня два десятка лет беспросветной нужды и борьбы за существование? Куча долгов, привычка топить огорчения в стакане, а то и того хуже — избавляться от забот с помощью наркотиков... Кошмар, безнадега! Надо было что-то предпринимать, и немедленно... Хотя бы ради Джоанны. Крейн, ты следишь за мыслью? Или я объясняю, что такое радуга, слепому?

Я заметил, что, рассказывая свою историю, Майк оживился. Похоже, звук собственного голоса успокаивал его. Пусть выговорится, подумал я, возможно, поймет, что куда как приятней жить с легким сердцем.

— Продолжай! — кивнул я. — Мне понятны твои переживания.

— Короче, я вдруг осознал, что молодость уходит, а я — никто, то есть так ничего и не добьюсь. Я Джоанну без памяти любил. И страдал. Неужели ей уготована такая безрадостная жизнь? Моя жена достойна лучшего...

Майк замолчал и нахмурился. Я тоже молчал. Не было у меня желания беседовать с ним по душам.

Майк растянул губы в ухмылке и, покачав головой, продолжил:

— В довершение ко всему начался массовый рок-н-ролльный психоз. Длинноволосые просто осатанели. Бум-бум-бум! Никакой мелодики... Лупит ударник что есть мочи, все стоят, раскачиваются, будто заведенные... Чума, одним словом! А я музыкант от бога... И тут выясняется, что только в «Красной мельнице» рок-н-ролльщиков на порог не пускают. Я, конечно, со своими ребятами туда, и как будто бы все путем. Но нет!

В один далеко не прекрасный вечер встречают меня пятеро мордоворотов и метелят по-страшному, из чего я делаю вывод, что они не дадут мне зарабатывать по сотне баксов в неделю и придется подыхать с голоду.

Майк засмеялся. Смех получился неестественным. Мне даже показалось, будто он зарыдал.

— Понимаешь, Крейн, я тогда впервые столкнулся с вымогательством. Длинноволосые сказали, что ничего не имеют против, если я стану отдавать им половину заработка. Я их послал куда подальше. Но однажды вечером ко мне домой заявился Айелло и говорит, что я могу спокойно работать у него в «Красной мельнице», но в другом качестве. Я согласился. Опускаться на дно жизни мне не хотелось. Я как-то там побывал и скажу, народу на дне полным-полно и все готовы друг друга сожрать. Короче, вручил я своим парням уведомление об окончании срока действия договора, и мы расстались.

— Ну и кем же ты стал работать у Айелло?

— Носильщиком...

— Носильщиком? — переспросил я.

— Ну да! В полиции за мной ничего не числилось — никаких приводов, никаких задержаний. Я оказался идеальным кандидатом. Копам и на ум не приходило останавливать меня для проверки. Зачем, если за мной никакого криминала не числится? А я, между прочим, в конце каждого месяца с сумкой, полнехонькой баксов, отправлялся то к одному толстопузому политикану, то к другому и вручал толстенные пачки денег — плату за оказанные услуги, другими словами, выдавал векселя, по которым рано или поздно придется платить.

— А конкретно? Какие услуги оказывали Айелло?

— Этого я не знаю.

— Ладно! — Я подумал и решил, что настаивать не надо. Рассказ еще не завершен, поэтому ответ на мой вопрос еще появится. — Продолжай.

— В общем, работаю я на государственной службе, получаю приличные деньги, но однажды происходит кое-что такое, что выводит меня из себя.

Майк украдкой посмотрел на меня, пытаясь определить по выражению лица, что мне известно об этом весьма деликатном происшествии. Я решил Майку помочь:

— Мне известно, что произошло между Айелло и Джоанной.

— Ничего себе, а? И все живы, заметь! Мерзавец был уверен, что я шуметь не стану, он думал, что я сломлен и промолчу.

И оказался прав. Как-никак, Джоанна была моей женой, и я не хотел выставлять ее в плохом свете. Ну и, конечно, в этом ее поступке была и моя вина. Она любила веселые компании, а я мог гарантировать ей лишь серенькую, скучную жизнь. Не хочу сказать, будто ей это приключение сошло с рук. Я задал ей хорошую трепку, а с Айелло даже не поговорил. Зачем? Любой разговор между мной и им перерос бы в крупный скандал, после чего меня закатали бы под асфальт. Но однажды я не сдержался, выпил лишнего и стал чихвостить Айелло. И мерзавец-то он, и подонок, каких мало... Ну а Пит Данжело не растерялся и принял меры, которые вышли мне боком.

— Пит Данжело слышал, как ты крыл Айелло?

— Да нет! Подслушал... При нем я, конечно, попридержал бы язык.

— И что было дальше?

— А дальше спустя какое-то время ни с того ни с сего у меня дома появляется парочка копов с ордером на обыск. Я в изумлении хлопаю глазами, а они — в туалет, вытаскивают из сливного бачка пластиковую упаковку чистого героина весом около килограмма и заявляют, будто я отпетый наркодилер. Ну, само собой, меня арестовывают, и сразу становится ясно, что кое у кого появилось желание упрятать меня за решетку. Разумеется, по ложному обвинению.

— Это что же, героин подложили полицейские?

— Думаю, тут поработали Айелло с Питом Данжело. Джоанны в городе не было целую неделю, так что они воспользовались ее отсутствием.

— А когда Джоанна вернулась, что они ей сказали?

— Много чего... Мол, вытащат меня из тюрьмы, помогут, хотя она уверяла их, что я к наркотикам не имею никакого отношения и ни в чем не виноват.

— И что дальше?

— Айелло стал проявлять такую активность, такую отзывчивость, что я даже не ожидал. Приходил ко мне в дни свиданий и все уверял, что они выручат меня из беды. Ну и вот с моего согласия организация нанимает адвоката по уголовным делам, и тот, выступая в суде, признает меня виновным. Мне дают семь лет. Айелло клянется могилой матери, что в тот самый день, когда я выхожу на свободу, он устраивает меня на работу с высоким жалованьем, а во время моего отсутствия до Джоанны никто пальцем не дотронется. В общем, мне затыкают рот и дают понять, что Джоанна у них вроде бы как заложница.

Добряк, благороднейший Айелло... Вчера я первым делом кинулся к нему, чтобы напомнить о заверениях, что все будет честно, без обмана.

— Значит, ты, выйдя из тюрьмы, сразу решил ехать к нему?

— Ну да! Ничего другого мне не оставалось. — Майк грустно улыбнулся.

— Фаррелл, хоть убей, не могу понять, почему ты тогда не протестовал. Почему не добивался пересмотра дела? В конце концов, можно было раскрутить эпизод с обыском, произвести расследование, по чьей наводке полицейские пришли к тебе в дом. Нельзя же быть таким безучастным! Почему руки опустил, почему не оказал никакого сопротивления?

— Потому что сразу понял главное: начни я права качать — меня давно бы уже не было в живых. Они могут все. Подсадят, к примеру, в камеру соседа, а тот через какое-то время убивает меня и поднимает гвалт, будто я покончил жизнь самоубийством. А Джоанну я вообще не имел права подставлять, она со мной и так натерпелась. Словом, в тюрьме я вел себя тише воды, ниже травы и приобрел репутацию безропотного молчуна. Кстати, Тони Сенну организация в свое время отмазала. Он как-то раз собирал дань с букмекеров, а один из них уперся, мол, не даст ни цента, так помощники Сенны ему голову проломили. И представь себе, в это время проезжал полицейский патруль. Коп, как водится, арестовал Тони прямо на месте преступления и довел дело до суда, а потом, к изумлению потерпевшего, заявил, будто тот споткнулся, упал и сам себе голову пробил. Букмекер в отпаде, а судьи выносят подсудимому условное наказание, поскольку тот, видите ли, оказался случайно замешанным в деле... Дали взятку кому надо, и все! Гуляет Тони Сенна на свободе, а ты говоришь, почему я правды не добивался.

Майк вытянулся на кушетке во всю свою длину и уставился в потолок. Я подошел к окну, привалился к подоконнику.

— Стало быть, вчера, едва появившись в городе, ты отправился с визитом к Айелло. Так?

— Так, но не совсем! Где-то после пяти выхожу я из автобуса в центре города и думаю: хорошо бы договориться с кем-либо, кто подбросит меня до резиденции Айелло. Туда, как тебе известно, автобусы не ходят. Айелло говорил, что сразу даст мне деньжат. Я ему поверил. Да и зачем ему было врать! И только я подумал, не махнуть ли в горы пешедралом, как натыкаюсь на Тони Сенну. Он занят делом — собирает оброк, то есть у одних берет, другим отдает. Двоим полицейским при мне денежки отстегивал.

— Он тебя сразу узнал?

— А как же! Давай, говорит, присоединяйся! Мы вместе продолжили обход. Многие меня узнавали, поздравляли с выходом на волю, желали успехов. Потом мы встретились с Данжело, и он повез нас к Айелло на своем «мерсе». Между прочим, дорогой он мне все уши прожужжал насчет продажи какой-то подержанной тачки. Я, конечно, помалкиваю, твержу, что мне надо повидать Айелло, и все тут. Тогда он спрашивает, как мне сиделось и не обзавелся ли я в тюряге какими-либо полезными знакомствами. А сам весь из себя такой прикинутый, ну прямо кинозвезда. Пока меня тут не было, все, как я посмотрю, размордели, обустроились. Вот легализуют игорный бизнес — миллионерами станут!

— А откуда тебе известно про легализацию игорного бизнеса?

— Сенна и Данжело всю дорогу обсуждали этот вопрос. Кто «за», кто «против» и всякое разное...

— Стало быть, вопрос окончательно еще не решен, да?

— Как я понял, пока не решен. Выборы в местные органы власти на носу. Кажется, в этом вся заковырка. Айелло, конечно, шикарно живет... То есть жил. — Майк помолчал. — Когда мы приехали на виллу, я речи лишился. Огромный домина, грандиозный... Бассейн, лужайки, цветники всякие, сногсшибательный вид, в смысле — обалденная панорама... Неплохо они там устроились. Сенна сказал, километрах в двух от виллы Айелло особняк Мадонны. К тому времени, как мы приехали, уже солнце садилось. Данжело сразу в бассейн. Ныряет, плавает, демонстрирует свои мускулы... Короче, распушил хвост перед какой-то блондинкой. Та пила мартини в шезлонге у края бассейна.

Майк задумался. Похоже, он пытался выстроить в определенном порядке свои впечатления и дальнейшие события. А может, соображал, что мне известно о взаимоотношениях между покойным Айелло и Джоанной. Хотя меня эта проблема не интересовала ни с какой стороны. Бабник был этот Айелло. Это знали все.

— Короче, веселье шло своим чередом, — продолжил Майк. — Айелло опрокидывал стакан за стаканом. Джуди Додсон то и дело подносила ему и даже прикуривала сигары. — Перехватив мой недоуменный взгляд, Майк заметил: — Эту блондинку, как оказалось, зовут Джуди Додсон. Сексапильная такая стервочка! Все при ней... И почти голехонькая. Довольно распространенный тип... Понимаешь, о чем я?

Я кивнул.

— Айелло сразу предложил мне выпить за исполнение желаний, а потом начал куражиться. Мол, все тип-топ и все путем и лучше некуда. Дескать, пристроил к своей «Красной мельнице» целое крыло, где будет казино, как только дадут добро отцы города.

— А Пит Данжело и Тони Сенна, что они?

Майк приподнялся, спустил ноги на пол.

— А они все разговаривали по телефону. Потом, когда стемнело и стало прохладно, все пошли в дом. И вот тут Айелло приглашает всех в библиотеку и показывает свой сейф. Огромный такой железный шкаф, во всю стену. Он его открывает, и мы все заглядываем внутрь. И даже эта блондинка, Джуди Додсон. Деньги были в пачках. Я прикинул на глазок число упаковок. Приблизительное количество купюр достоинством, скажем, в сто баксов в каждой умножил на число пачек — получилась сумма порядка трех миллионов. Не слабо, да? На боковых пачках стояли железные ящики с ключиками. Что в них было, я не знаю, но мне они бросились в глаза. Айелло любит, в смысле любил, похвастаться, но открывать их не стал, потому что вдруг сказал, чтобы все замолчали, что пришла пора рассчитаться со мной, так как семь лет тому назад судья попался просто зверь. И я загремел, а они вот теперь убедились, что я верный человек, надежный и преданный. Отсидел свое, нигде слова не вякнул и достоин вознаграждения.

Майк замолчал, привстав, вытащил из кармана бумажный сверток, схваченный резинкой.

— Сколько он отвалил? — поинтересовался я.

— Тут пять штук. Купюры в двадцать и пятьдесят баксов, — произнес Майк с усмешкой и сразу убрал деньги. — Потом Айелло хлопает меня по плечу, велит сохранять спокойствие и говорит, что непременно подыщет какую-либо стоящую работу на днях или раньше... В это время в разговор вмешивается Данжело и начинает меня подначивать, мол, я завтра трепану в городе, как тут меня обласкали. Я, конечно, отвечаю, что я не тупой и прекрасно понимаю, что молчание — золото. После этого Данжело и Тони Сенна сваливают, а мы — я, Айелло и Джуди Додсон — идем их провожать. Сенна и Данжело садятся в «мерс» и уезжают. И тогда Айелло вручает мне ключ от семиместного универсала и говорит, что теперь машина моя. Короче, сажусь я в эту громадину и отчаливаю. А Джуди Додсон остается. Я качу в город, останавливаюсь у «Красной мельницы», принимаю пару стаканов, и тут ко мне в голову забредает мысль, что все они держат меня за чудака на букву "м" и полное ничтожество, что я им на дух не нужен и хорошей работы мне не видать как своих ушей. Но этого мало! Я уже почти уверен, что тачку мне подарили для того, чтобы вместе с ней спихнуть с какого-нибудь обрыва... Представляешь? И буду я лететь и кувыркаться! Я, наверное, псих ненормальный, дурак неумный, но тут я мчусь к Джоанне, мечтаю излить ей свою душу, а она мне от ворот поворот... Я, конечно, довольно шумно проявил себя, но потом до меня дошло, что она тут ни при чем, и я уехал.

— Хорошенькое дело! Стало быть, ты уехал... Куда, если не секрет?

— В «Красную мельницу», куда же еще...

— Там закрываются в час, — сказал я и посмотрел на него в упор. — Где ты провел остаток ночи?

Майк ответил не сразу.

— В общем... — Он поморщился. — Короче, «Красная мельница» заканчивает работу, я покупаю у них бутылку виски и заруливаю в горы. Сколько времени потребовалось, чтобы накачаться и стать необыкновенно храбрым, трудно сказать, но то, что я поехал к Айелло, — это точно. После доверительной консультации с бутылкой принял решение поговорить с Сальваторе по душам...

Майк замолчал, а я смотрел на него и думал о том, что алкоголь до добра никого не доводит. Прошла минута, прежде чем Фаррелл вновь заговорил:

— Крейн, хочешь — верь, хочешь — нет, но было что-то около четырех, когда я тормознул перед поворотом на виллу Айелло. Я видел, что оттуда прет «кадиллак», и встал в сторонке. Соображаю, что я все-таки, как-никак, поддатый и как бы чего не вышло. Свет вырубил, стою... Луна светит. Мимо проносится «кадиллак» розового цвета... Розовый «кадиллак»... Вот, думаю, модник придурочный! На номер я внимания не обратил. Конечно, если бы знал, что меня ждет... Ну, подъезжаю к дому, дверь открыта... Вхожу. Ищу Айелло — его нет нигде. Захожу в библиотеку и глазам своим не верю. Сейф нараспашку и пустой. Кругом все разбросано. Я мгновенно протрезвел. И почему-то сразу уловил запах серы. Подумал еще, что так всегда пахнет после выстрела. Меня даже пот прошиб. Куда, думаю, Айелло подевался? В общем, сажусь я в универсал и еду к Эду Бейкеру. У него собственный домик как раз рядом с университетом. Приезжаю... Там Тони Сенна и еще пара лбов. Режутся в карты... Они иногда сутками не встают из-за стола. Я взял с тарелки пару бутербродов, выпил пива, пошел на веранду, повалился на кушетку и заснул как убитый. Когда проснулся, слышу, Тони и Эд возятся возле универсала. Я выглянул в окно, вижу — откидывают сиденья, вытаскивают коврики. Выхожу к ним, а Сенна как раз транзистор включил. Последние известия... Диктор говорит, что обнаружен труп Сальваторе Айелло. Я обмер. Вот, думаю, что они искали в универсале. Пятна крови, наверное. Тут Тони оборачивается, смотрит на меня такими глазами, что я и описать не берусь. В это время звонит Данжело. Скорее всего, он. Больше некому. Тони молчит и кивает. А я иду в туалет и слышу, что Сенна и Бейкер собираются к тебе. Говорят, надо проверить. Возможно, Джоанна и Крейн обчистили сейф. Как только они уехали, я сразу в универсал и сюда.

— Почему именно сюда?

— Здесь и раньше неделями никого не было, а теперь, решил я, и подавно. Бывало, после загулов я здесь восстанавливался.

— Слушай, Фаррелл, три миллиона баксов — это ведь огромные деньжищи! Откуда они взялись?

— Как откуда?! Рэкет... Все, что отбирают, хранят в этом сейфе. В банк сдавать опасаются. Налоги, то да се... Короче, когда содержимое сейфа достигает четырех миллионов, вот тогда только начинаются банковские операции. Огромные мешки грузятся в бронированный автофургон, оснащенный электронной системой охраны. Обычно ценный груз сопровождают Айелло, Данжело и трое телохранителей. Приезжают в Лос-Анджелес, обменивают наличность в разных банках на чеки и аккредитивы. Разумеется, под вымышленными именами. И проделывается все это в течение десяти — двенадцати дней. Иногда всего неделю. Ну а потом прямая дорога в Швейцарию. В одном только Цюрихе нашу верхушку дюжина банков обслуживает. Кажется, счета открыты на имя Винсента Мадонны, хотя сам он ни разу этих денег и в руках не держал. По-моему, Данжело и Айелло билеты заказывали всегда до Цюриха и на один и тот же рейс.

— А сейф вчера вечером был под завязку? — спросил я, глядя Майку прямо в глаза.

— Ну да!

— А чужих денег там не было?

— Были, конечно. У Айелло в сейфе всегда прятали свои деньги те, кто не хотел платить налоги.

— А кто именно, не помнишь?

— Постараюсь вспомнить!

Майк поднялся с кушетки и пошел к двери. Я вскинул руку с пистолетом, прицелился. Он покосился на меня:

— Не надо! Я просто неважнецки себя чувствую. Постою у дверей, подышу свежим воздухом. Господи, до чего я дожил! Крейн, я смертельно устал от такой жизни. — Он резко повернулся лицом ко мне и, потирая ладонью горло, добавил: — Они подозревают меня и Джоанну. Считают, либо я один все это провернул, либо вместе с ней. А ты помог деньги спрятать. Сегодня утром, когда ты отправился к Мадонне, я подумал: «Что Крейну там надо?» Ты на повороте проскочил мимо меня. Я ведь тоже ехал к Мадонне. Решил, брошусь в ноги и стану умолять поверить, что ни я, ни Джоанна к убийству с ограблением непричастны. Увидев тебя, я в первый момент опешил. А потом подумал: неужели Мадонна не сообразит, что, имей ты на руках три миллиона, разве поехал бы к нему? Я даже начал сомневаться, не сами ли они с Айелло расправились. Но пока стоял за выступом, недалеко от поворота на виллу к Мадонне, убедился, что члены организации тут ни при чем. Их солдаты носились взад-вперед как бешеные. Похоже, Мадонна всем накрутил хвосты. Но все-таки кто? Будем рассуждать... У кого ключи от виллы Айелло со всей хитромудрой сигнализацией? У Джоанны... Кто видел содержимое сейфа? Майк Фаррелл... Способны бывшие супруги договориться? Запросто... Она открывает дверь, отключает сигнализацию. Он убивает Айелло. Вдвоем, а может, и втроем, — Фаррелл ткнул в меня пальцем, — они завершают задуманное...

Майк замолчал. Взъерошив пятерней волосы, покачал головой, вздохнул:

— Крейн, знаешь, что я придумал?

— Ну?

— А что, если нам очень постараться, найти эти деньги и поделить их пополам?

— И что дальше? Ну нашли, ну разделили... Думаешь, они нас не достанут?

Майк выдавил улыбку:

— Каким образом? В Штатах ежегодно исчезают без следа тысяч пятьдесят. Объявляют в розыск, а найти не могут. Между прочим, у меня есть адресок...

Он достал из кармана клочок бумаги, протянул мне. Я с трудом разобрал имя и фамилию.

— Это кто?

— Крупный специалист по пластической хирургии.

— Так. И что дальше?

— Дальше я, к примеру, оставляю предсмертную записку. Мол, кончаю жизнь самоубийством, не ищите и все такое... А сам делаю себе новое лицо и живу — забот не знаю.

— А Джоанна? Что будет с ней?

— Вчера она меня на порог не пустила. Стало быть, мы с ней — по нулям. А ты, если хочешь, можешь с ней поделиться.

— Интере-е-есно! — протянул я. — То-то я смотрю, ты предлагаешь разбить три миллиона пополам. Почему не на троих?

— Потому что потому...

— Это не ответ.

— Потому что, как мне кажется, ты и она с некоторых пор одно целое.

— Допустим! А ты, однако, не промах... Но если мы не найдем деньги, если не отыщем след убийцы?

— Тогда нас точно прикончат. Не знаю, как ты, но я уже не живу. Так что лучше было бы деньги найти и оставить их себе.

Я захохотал.

— Ты что, того? — Майк покрутил пальцем у виска.

— Мадонна дал мне на поиски преступника ровно сорок восемь часов. Так что лучше было бы деньги найти и вернуть их ему. О том, чтобы оставить себе, и речи быть не может.

— А если спустя сорок восемь часов ты их не найдешь?

— Вот тогда и будем решать, что делать. А пока, Фаррелл, напрягись и посоветуй, с кого начинать.

— Думаю, надо пощипать блондинку Джуди Додсон. Когда я от Айелло уезжал, она там оставалась.

— Предположим, она пошлет меня куда подальше, скажет, что знать ничего не знает. Что делать дальше?

— Слушай, Крейн, я вспомнил имена и фамилии двоих, чьи деньги хранились в сейфе у Айелло. Эти свертки лежали на полке справа. Ах ты черт! Хорошо, что вспомнил... Знаешь, кто они?

— Пока нет! Скажешь, буду знать.

— Фрэнк Колклаф и Стенли Рейфорд...

Я ушам своим не поверил. Фрэнк Колклаф... Я просто потерял дар речи. С ума сойти! Член наблюдательного совета графства, влиятельное лицо, от которого зависит назначение на любой высокий пост... А Стенли Рейфорд, бывший губернатор, только что заявил во всеуслышание о намерении снова выставить свою кандидатуру на этот пост. А при неблагоприятном исходе он станет бороться за место сенатора в конгрессе.

— Фаррелл, а ты не ошибся? — спросил я после паузы.

— Нет, не ошибся.

Покачав головой, я произнес в раздумье:

— Что-то не верится! Получается, они крепко-накрепко связаны с организацией. Неужели замешаны в каких-то аферах?

— Вот тут я пас! Чего не знаю, того не знаю.

Я нахмурился. Ничего себе ситуация! Может, именно отсюда следует начинать поиски?

— Ладно, Фаррелл, оставайся здесь и жди меня. Время поджимает.

Я направился к дверям. Он шагнул ко мне:

— Может, вернешь мою пушку?

Я окинул его внимательным взглядом, протянул пистолет:

— Фаррелл, если вдруг срочно понадобишься, где тебя искать?

— Здесь либо в баре «Морячка» на Десятой улице. Хозяин — мой хороший знакомый. Надумаю перебраться в другое место — оставлю у него для тебя записку. Его зовут Мальдонадо.

Я кивнул и ушел.

Глава 5

Все-таки Майк Фаррелл непредсказуемый человек, не знаешь, что ему взбредет в голову в следующую минуту, размышлял я, петляя по закоулкам Лас-Палмаса. Будь я все еще полицейским, вдобавок имей достаточно времени и соответствующие полномочия — доставил бы его в центральное полицейское управление как важного свидетеля, чтобы допросить по всем правилам и выяснить, что у него в показаниях правда, а что вымысел.

Притормозив возле универсама, я отыскал телефон-автомат, позвонил в мотель и попросил телефонистку соединить меня с миссис Читтенден. Услышав голос Джоанны, я сказал:

— Ну как ты?

— Нормально, но подозреваю, что нас рассекретили.

— А именно?

— Когда ты уехал, я пошла купить газеты и какую-нибудь книжку почитать и прямо в вестибюле столкнулась лицом к лицу с одним типом.

Ах вот оно что! Теперь понятно, откуда Мадонна узнал про мотель и про комнату номер 72.

— Он узнал тебя, да?

— Думаю, узнал.

— Где он сейчас?

— Не знаю. Я сразу вернулась, заперлась и больше не выходила.

— Значит, так! Никуда ни шагу... Если возникнет необходимость, стреляй не задумываясь.

— Саймон, но все же как...

— Дела идут, — прервал я ее, — но не так, как хотелось бы. Я скоро приеду. Если голодна, попроси соединить тебя со службой сервиса, закажи хотя бы пару сандвичей.

— Я не хочу есть.

— Тогда запри дверь и держи пистолет под рукой. Договорились?

— Да, Саймон, договорились, — отозвалась она безжизненным голосом.

Я повесил трубку и задумался. Пока Джоанне я ничем помочь не могу. Если помчусь сию минуту в мотель и отвезу ее куда-нибудь в другое место, то эти, с позволения сказать, прятки приведут Мадонну в бешенство. Как будет, так и будет! Пускай он не думает, будто мы пытаемся улизнуть. Дал «зеленую улицу» на двое суток — пусть убедится, что я напрасно времени не теряю.

Я открыл телефонную книгу на странице, где перечислялись десятка два абонентов под фамилией Додсон. Нашел номер Джудит Додсон. Позвонил. После одиннадцатого сигнала повесил трубку. Где эта блондинка может быть, если дома ее нет? Я нашел номер телефона бара «Атомный век», позвонил. Ответил бармен.

— Мне, пожалуйста, Флору, — сказал я с самой вежливой интонацией, на какую был способен.

— Кто спрашивает?

— Приятель. Скажите ей, что звонит Саймон.

— Кто, простите?

— Саймон...

— Очень приятно! Не вешайте трубку, пойду ее поищу...

Прошла целая вечность, прежде чем в трубке раздался прокуренный баритон Флоры Виллис:

— Саймон, ненаглядный мой сукин сын! Ты ли это?

— Я, Флора, я...

— Как поживаешь, паршивец ты эдакий?

— Не так, чтобы так, не очень, чтоб уж очень! Флора, мне позарез нужна одна особа...

— Ну ты, Саймон, бабник, каких мало, и нахал! Я, старая толстая кляча, тебе уже не пара, да? Молокосос ты и мелкий пакостник, а я, между прочим, еще о-го-го!

— Остынь, моя красавица, и успокойся! Я навеки твой, если скажешь, где мне найти Джуди Додсон — ту самую, которую частенько видели в компании с Сальваторе Айелло. Звоню домой, но у нее никто не берет трубку.

— Саймон, она на меня не работает. Точно! — Флора захохотала. — А ты что, следаком заделался? Убивца Айелло вынюхиваешь? А я думала, ты давным-давно с убойным отделом расплевался...

— Ты всегда правильно думаешь, моя красавица! Но у меня в этом деле личный интерес.

— Стало быть, личный... Вон оно что! Так я и думала! — Флора опять захохотала. — Саймон, не вешай трубку. Под рукой никого в данный момент... Пойду поспрошаю у своих девочек...

Я ждал минуты четыре. Я был уверен, что Флора непременно выяснит все, что мне нужно. В прежние времена она частенько меня выручала. Да и не только меня! Флору Виллис многие называли за глаза Матой Хари. Она об этом знала, и, кажется, ей это нравилось. Во всяком случае, она не возражала. Мне было известно, что она оказывает услуги разным службам, разумеется, не безвозмездно... Авантюристка по натуре, «мадам Флора» играла по-крупному. Кстати, девицы, которых она подбирала на панели, ее боготворили.

— Саймон, заждался поди? Скажи, эта твоя Джуди на вид вечно поддатая блондинистая шлюшка?

— Все дело в том, что я никогда ее не видел.

— Девочки сказали, что она работает в «Красной мельнице».

— Спасибо тебе, Флора!

— Саймон, мне не нравится твой голос.

— Брось, Флора! Голос как голос...

— Саймон, чует мое сердце, ты попал в беду... Помни, всегда можешь на меня рассчитывать.

— Спасибо, дорогая! Обнимаю.

Я повесил трубку. Хотел было смотаться к Джоанне, но передумал и, сев в джип, помчался на Стрип.

Через двадцать минут я уже входил в «Красную мельницу», но не с парадного входа, а с бокового — не хотелось вступать в пререкания со швейцаром по поводу отсутствия у меня обязательного пиджака и галстука.

Переступив порог, я оказался в сумерках узкого неопрятного коридора с дверями по обе стороны. Запах перегара, смешанного с табачным дымом, яснее всяких слов говорил о том, что происходит за этими дверями.

В конце коридора виднелся вестибюль, откуда я спустя минуту шагнул в бар, напоминающий аквариум с неяркой подсветкой и как бы мутной темно-зеленой морской водой. Звучала приглушенная музыка. Музыкальный автомат только что приступил к выполнению очередного оплаченного пожелания — всхлипнули скрипки и зарыдал саксофон.

У стойки на высоких табуретах горбились прожигатели жизни. С кислыми физиономиями, глядя прямо перед собой, они потягивали горячительные напитки. В сторонке, за круглым низеньким столиком, сидели девочки. Улыбчивые сверх всякой меры, они стреляли направо-налево глазами, перебрасывались шуточками в надежде обратить на себя внимание мужчин у стойки и время от времени отхлебывали какое-то питье розового цвета.

Бармена, отпетого типа, я знал, когда он был еще сосунком. Уже тогда он обещал быть форменным громилой. Судя по угрюмому выражению лица, убийство хозяина выбило его из колеи, однако он старался виду не показывать. Когда я, протиснувшись между двумя незанятыми табуретами, облокотился на стойку, он мгновенно подошел и окинул меня неприязненным взглядом.

— Кто мог подумать, что с боссом такая история приключится, — произнес я вполголоса.

— Кто-то мог! — отозвался бармен и набычился.

— Вечером работаешь?

Прищурив глаз, бармен принялся тереть полотенцем пластик стойки. Я знал, что от него лишнего слова не вытянешь, поэтому повернулся и зашагал к девицам.

— Здравствуйте, красавицы, — сказал я улыбаясь. — Мне нужно поговорить с Джуди Додсон.

Две яркие блондинки и одна огненно-рыжая дива переглянулись и одновременно отхлебнули из своих бокалов.

— Ну, допустим, я Джуди Додсон, — сказала одна из блондинок, та, что была явно на взводе. Ее пышные формы с трудом помещались в ярко-красном, плотно облегающем платье с глубоким декольте. — А вы кто такой?

— А я Саймон Крейн.

— Мы с вами раньше встречались?

— Нет, не встречались, — ответил я и посмотрел ей прямо в глаза.

Светло-синие, вернее, ярко-голубые, они притягивали взгляд. У нее были правильный профиль, красивые вьющиеся волосы, матово-золотистая кожа и высокая грудь. Под тканью платья упруго и выпукло вычерчивались спина, бедра, ноги. Она была великолепно сложена, и стало понятно, почему Айелло отдавал ей предпочтение перед остальными девицами, ведущими стриптизершами ночного шоу. Она напоминала экзотического зверя, поддающегося дрессировке.

— Джуди, мне бы хотелось с вами побеседовать, — сказал я, понизив голос.

— Вы что, коп? — спросила рыжая.

— Нет! — Я покачал головой.

— Позвольте поинтересоваться, о чем мы будем с вами беседовать? — произнесла Джуди нараспев.

— Об этом я вам непременно сообщу, когда мы останемся наедине.

— О'кей! — Джуди окинула взглядом своих приятельниц, повела плечами и поднялась.

Высокого роста, с тонкой талией, она шла, медленно переставляя длинные сильные ноги и едва покачивая упругими бедрами, туда, где столики были отгорожены друг от друга обтянутыми алым бархатом барьерами. В этой части зала образовались как бы отдельные кабины и даже присутствовал намек на приятную устроенность обстановки.

— Прежде чем мы начнем наш диалог, — усмехнулась Джуди, когда мы сели напротив друг друга, — не мешало бы промочить горло. Я, к примеру, обожаю виски на толченом льду с лимонной корочкой.

Я подозвал бармена. Принимая заказ, он перехватил взгляд Джуди и скривил губы в ухмылке. Она картинно повела плечами и поправила прядь волос, упавшую на лоб.

— У вас красивое платье, — сказал я, когда бармен ушел.

— У меня все платья красивые. Это чушь собачья, когда женщине говорят, что она во всех нарядах хороша. Я лично покупаю вещи только в дорогих магазинах, — сказала Джуди, растягивая слова и улыбаясь. — А вы что, разбираетесь и в платьях тоже?

— Почему «тоже»?

— Потому что вы изъявили желание говорить со мной наедине явно не о нарядах. Я права?

Подошел бармен с напитками.

— Билл, дай мне квортер для автомата, — сказала она, когда бармен поставил на столик два высоких стакана.

Он протянул ей монету в двадцать пять центов, покрытую красным лаком для ногтей. «Везде свои уловки!» — подумал я. Придет владелец музыкального автомата за выручкой, но квортеры с меткой вернет бармену.

— Уделите мне пару минут, — сказал я Джуди, когда бармен удалился. — Дело в том, что если трое, а вернее, два человека, подозреваемые в убийстве Сальваторе Айелло, докажут свое алиби, тогда вы окажетесь первой в списке подозреваемых, поскольку вы, Джуди, последняя из тех, кто видел Айелло живым. Хотелось бы, чтобы вы это осознали.

Джуди, как мне показалось, не обратила на сказанное никакого внимания. Она отпила из бокала пару глотков, поставила его на край стола и внезапно встала. Я было тоже приподнялся, но затем передумал и сел.

Величавой поступью она продефилировала через весь зал к музыкальному автомату, бросила монету и, когда из динамиков вырвался голос Бинга Кросби, вернулась на свое место.

— Ни во что не ставлю мужчин, — сказала она с расстановкой. — Сначала тебя прихватывают мягкой лапой, а потом выпускают когти.

Я сделал пару глотков водки со льдом и сразу понял, что этого не следовало делать, потому как алкоголь немедленно ударил в голову, и я произнес довольно резкие слова, чего делать не следовало.

— Ой, какие мы дерзкие! Без мудрствования, пожалуйста, договорились? Я задаю два-три вопроса, получаю ответы и откланиваюсь. После этого снова можно будет мужчин ни во что не ставить, но не раньше.

— Два-три вопроса... — протянула Джуди и отхлебнула виски. — Да кто ты, собственно, такой, чтобы тебе их задавать, а мне отвечать?

— Я тот самый, кому необходимо знать, что происходило в доме у Айелло минувшей ночью.

— Тот самый, но не коп... — произнесла девица задумчиво.

— Не коп, — повторил я.

Она вскинула подбородок, провела ладонью по горлу и улыбнулась:

— Может быть, я расскажу об этом через пару дней, а может, и нет...

— Джуди, ты расскажешь обо всем сейчас. А если будешь упрямиться, тогда придется исполнить звоночек Питу Данжело.

— Ради бога! Пит знает, что я была у Айелло.

— Но он наверняка не знает, что ты там оставалась, когда уехал Майк Фаррелл.

Джуди задумалась. После непродолжительной паузы она сказала:

— О'кей! Что там у тебя за вопросы?

— Вот уже другой разговор! Вспомни, не возникли ли между Айелло и Майком Фарреллом какие-либо разногласия.

— О чем-то они говорили, конечно. Один другого перебивал... — Джуди открыла расшитую блестками сумочку, достала очки в черепаховой оправе и, водрузив их на кончик носа, уставилась на меня. — Слушай, а ты вполне... ты в моем вкусе!

— Что явилось предметом разговора, не припомнишь?

— Между Сальваторе и Фарреллом? Сожалею, но я не в курсе, потому как не прислушивалась. Впрочем, если учесть, что Фаррелл только что вышел из тюрьмы, наверное, он считал, что Сальваторе не слишком расщедрился. Семь лет все-таки срок не маленький!

— Но ведь он вручил Майку ключ от машины и пять тысяч баксов! На мой взгляд, щедрое вознаграждение...

— А откуда ты знаешь об этом? Тебя же там не было! — Джуди нахмурилась. — Пит сказал, да? Ты что, на него работаешь?

Пусть считает, будто я на Данжело работаю. Это мне лишь на руку, подумал я, а вслух сказал:

— Когда Фаррелл уезжал, не обратила внимания, в каком он был настроении?

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, может, метал громы и молнии, был чем-то недоволен?

— Понятно! Хочешь выяснить, не возникло ли у него намерения вернуться и рассчитаться с Айелло по полной программе? Это имеешь в виду? — Джуди сняла очки, покачала головой. — Трудно сказать. Я ведь этого Фаррелл а раньше никогда не видела, а ты, думаю, согласишься, что судить о поступках человека можно, лишь зная его характер. Он не угрожал, руками не размахивал. Хотя мне он показался странным, пришибленным каким-то.

— Это важно. Значит, он не напоминал человека, которому все нипочем?

— Напротив! Я даже подумала, будто его что-то гнетет. Такие, как он, предпочитают забиться в свою нору, глушить виски и глотать тихие слезы.

Я кивнул.

— Когда Фаррелл уехал, что было дальше?

— Ничего особенного...

— Ладно, ладно, не скромничай! Ничего особенного не по твоей части. — Я решил не церемониться.

— Ой, какой у нас, оказывается, наметанный глаз! — усмехнулась Джуди. — Между прочим, Пит Данжело прекрасно знает меня, и, если ему не терпится узнать, что было дальше, пусть сам об этом и спрашивает! Передай ему, что я на него зла не держу. — Джуди допила виски. — Когда я Питу наскучила, он сплавил меня к Айелло. Кто Данжело после этого? Кобель... Да и ты, думаю, не лучше. Считаешь, ты другой?

— Остынь! — сказал я, глядя на Джуди в упор. — Речь сейчас не обо мне. В котором часу ты уехала от Айелло?

Джуди покосилась на бармена. Он был занят беседой с каким-то посетителем, поэтому не мог слышать наш разговор. Но Джуди все равно наклонилась ко мне и тихо сказала:

— Я от него уехала... где-то в половине десятого. Здесь следовало появиться до десяти. Не веришь, спроси у Билла.

Я покачал головой:

— Мне, понимаешь ли, начихать на твое дутое алиби, которое ты состряпала на пару с Биллом и своими подружками. Я хочу знать, как все было на самом деле. Можешь не сомневаться, Данжело сумеет раскрутить бармена. Он из него душу вытрясет, а своего добьется!

Джуди поднесла стакан к губам, сделала глоток и стала хрустеть ледяными крошками.

— Ну ты и фрукт! — сказала она с ухмылкой.

— В котором часу ты уехала от Айелло? — повторил я вопрос, не повышая голоса.

— Где-то около часу ночи. Айелло был в ударе. Около десяти он позвонил в клуб и сказал, что я на работу не приду и чтобы в шоу вместо меня поставили кого-нибудь. У него намечалась какая-то выгодная сделка, а он всегда в предвкушении удачи становился неутомимым... Ну, ты понимаешь!

— Любопытная взаимосвязь! А ты не в курсе, что за сделка?

— Здрасьте вам! С каких это пор с легкомысленными женщинами, вроде меня, обсуждают серьезные дела?

— Не увиливай, Джуди! И не наговаривай на себя. Как ты думаешь, судя по его настрою, это выгодное дело к десяти вечера Айелло уже провернул или оно только намечалось?

— Думаю, сделка намечалась, то есть он предвкушал успех и поэтому находился в приподнятом состоянии духа.

— А не собирался ли он кого-то убить? А? Но неожиданно сам стал жертвой... — проговорил я задумчиво.

Джуди поморщилась:

— Слушай, зачем ты так? Он, конечно, не сходил по мне с ума, но в общем-то был неплохим парнем...

«Это уж как водится! — подумал я. — Гангстеры, все как один, отличные малые».

— А зачем ты так? Для чего придумала, будто уехала от него в десятом часу?

Джуди повела плечами и, кинув на меня удивленный взгляд, сказала:

— Неужели непонятно? Провела у него почти всю ночь, а утром его убили... Не знаю я ничего и никого не видела. Кто его убил, знать не знаю, ведать не ведаю. Вот и весь сказ!

— А когда уезжала, никого не встретила?

— Нет.

— Стало быть, вчера он остался в одиночестве. Хотя, как правило, в доме всегда кто-то был. Прислуга, охрана, к примеру... Необычно, не правда ли?

— Почему необычно? Он частенько оставался один.

— А когда ты ушла, он что? Запер дверь и включил сигнализацию?

— Откуда я знаю...

— Джуди, почему ты не осталась до утра?

Кинув на меня настороженный взгляд, девица задумалась:

— Айелло обычно не отпускал меня, когда бывал в хорошем расположении, а вчера сказал, чтобы я уезжала. Я даже удивилась, потому что он любил поболтать, говорил, что ему уютно со мной спать. На прощанье он поцеловал меня, сказал, что утром увидимся. Он был какой-то взвинченный...

— Наверное, ждал кого-нибудь. Может, звонка? Возможно, кого-то, кто обещал приехать?

— Не знаю. Он ничего не сказал, а я, естественно, не спрашивала.

Я допил свою водку и откинулся на спинку стула. Чтобы составить полную картину о том, что же все-таки послужило причиной убийства Айелло, необходимо было получить ответы еще на два весьма щекотливых вопроса. Не хотелось, конечно, раскрывать свои карты, но ничего другого не оставалось.

— Джуди, ты давно знакома с Питом Данжело?

— А это ты у него спроси! — отрезала Джуди.

— Хорошо, спрошу! А Джоанну Фаррелл ты знаешь?

— Секретаршу Сальваторе Айелло?

Я кивнул.

— Конечно, знаю, — фыркнула Джуди.

— Давно?

— Года два. А что?

— Айелло к ней как относился?

— Вот уж чего не знаю, того не знаю.

— Ты их вместе видела?

— Разумеется. Как-никак, она его секретарша! Но если честно, эта Фаррелл — рыба-рыбой. А если ты думаешь, будто между ними были иные отношения, помимо деловых, то глубоко ошибаешься.

— Стало быть, ее вчера вечером у Айелло не было.

— Господи, да откуда ей там было взяться?! Ни за что не переработает, как шесть вечера, так домой. Я ее неделями не видела. Слушай, Пит Данжело, по-моему, тебя скоро рассчитает, если ты в самом деле на него работаешь. Он про Джоанну Фаррелл знает все досконально.

— Вот как? Ну что ж, спасибо за беседу. — Я поднялся, положил на стол деньги за напитки. — Думаю, мы еще увидимся.

— А Пит пусть попробует ко мне сунуться! Я его выгоню. Так и передай ему.

Я кивнул и зашагал к выходу.

На улице по-прежнему ослепительно сияло солнце. После прохлады кондиционера в «Красной мельнице» казалось, будто я попал в преисподнюю.

Н-да! Майк Фаррелл со своей бутылкой виски — классический пример неустойчивой психики. Выпил, пришел в реактивное состояние и рванул к Айелло. Тот ему открыл дверь, а под дулом пистолета — и сейф. Нет, такого быть не может. Во-первых, система сигнализации для того и придумана, чтобы исключить всякую возможность насильственных действий, а во-вторых, Айелло никогда не был безропотной овечкой.

В общем, остается положиться на интуицию Джуди Додсон. Айелло, судя по ее словам, был возбужден, кого-то ждал. Это совершенно точно. А иначе зачем ему понадобилось выпроваживать Джуди среди ночи? Но почему бы визит гостя не перенести на утро? Почему? Визитеру, должно быть, не очень хотелось, чтобы его видели вместе с Айелло. В таком случае кто из тех, о ком упоминал Майк Фаррелл, способен столь рьяно заботиться о своем реноме? Пожалуй, только бывший губернатор Стенли Рейфорд. Либо член наблюдательного совета Фрэнк Колклаф.

* * *

Я решил немедленно навестить Рейфорда. Купив в ресторане для автомобилистов пару бутербродов, я, как голодный волк, с жадностью проглотил их и помчался в старую часть города.

Найти улицу, где жил Рейфорд, и требовавший реставрации старинный двухэтажный дом с канадскими тополями по обеим его сторонам и выходящий фасадом на мостовую оказалось нетрудно. Однако дом был пуст. Спрашивать у соседей, где офис Рейфорда, не имело смысла — расспросы заняли бы слишком много времени. Поэтому я сразу поехал к Колклафу. Он жил неподалеку. Неподалеку — в смысле расстояния, а по социальному статусу — их разделяли десятилетия.

Колклафы жили в ультрасовременном квартале, в трехэтажном особняке, на строительство этой махины наверняка угрохали немало денег. Судя по внешнему виду, домина был оснащен самыми передовыми новинками технической мысли. Вне всякого сомнения, там было три, а то и четыре спальни, в подсобном помещении сверкали никелем посудомоечная и стиральная машины, а в примыкающей кухне конечно же поражала воображение бытовая электротехника.

Во дворе, на лужайке, покрытой имитирующим траву ярко-зеленым пластиком, «цвели» фантастические пластиковые цветы, раскраска которых выгодно оттеняла синеву воды в квадрате бассейна. И что самое удивительное, в радиусе полутора километров не было ни одного живого дерева, потому что недоумки, возводившие на территории этого квартала хоромы стоимостью по семьдесят пять тысяч долларов, сначала срыли бульдозерами все, что попадалось по пути, а затем как будто бы лихо раскатали гигантский рулон линолеума с повторяющимся рисунком. И уж конечно, не приходится сомневаться в том, что Колклаф приобрел этот дом с огромным участком по дешевке, а то и вовсе бесплатно, у своего приятеля — дельца с шальными деньгами, который застраивал территорию, руководствуясь принципом «тяп-ляп» и в обход всех существующих строительных нормативов, потому как давал взятки многочисленным контролерам и приемщикам.

Короче говоря, эти дома-скороспелки начинали потихоньку разрушаться, деформироваться и протекать значительно раньше погашения ипотечных кредитов. Как раз в этот момент Колклафы, скорее всего, и въехали в свой новый, будто бы никуда не годный дом...

В гараже на две машины не стояло ни одной; на стук в парадную дверь никто не ответил. Когда я поплелся несолоно хлебавши по растрескавшейся бетонной дорожке к выходу, владелец соседнего дома положил на бордюр своего бассейна садовый шланг и приветливо спросил:

— Вам кого, мистера Колклафа или миссис Колклаф?

Я пересек зеленую искусственную лужайку и подошел к нему. Загорелый, преклонных лет джентльмен, с двойным подбородком и с брюшком, был одет в желтые бермуды и пеструю рубашку.

— Мне нужно поговорить с членом совета, но, как вижу, я не вовремя.

Сосед кивнул:

— Да, мистер Колклаф в отъезде. Вместе с женой и губернатором Рейфордом он уехал на север. Выборы на носу, вот они и отправились три дня назад готовить предвыборную кампанию. Недели через две вернутся, а меня попросили присмотреть за бассейном. Отличный бассейн, надо сказать. Не находите? Мы обожаем посидеть возле воды на закате солнца. Отдыхаем душой, наблюдая возню жуков-плавунцов. Слава богу, тут крысы не водятся! А то бывало... Да что вспоминать о всякой мерзости. Одно могу сказать: на Уолл-стрит я не стану жить ни за какие деньги.

— Вы что же, брокер?

— Во-первых, я уже на пенсии, а во-вторых, прежде я занимался вопросами охраны интересов потребителей.

— А-а-а, вон оно что! Скажите, не заглядывал ли мистер Колклаф вчера домой? Не помню, от кого именно, но я узнал, будто его вчера видели в городе. Может, у него было назначено какое-либо деловое свидание?

— Не думаю. Может, в городе его и видели, но домой он точно не заезжал. Мы с женой весь день были здесь, никуда не отлучались. Если он вам очень нужен, позвоните в Вашингтон, он всегда останавливается в отеле «Стоун-Маунтин». Мы с женой туда адресуем всю важную корреспонденцию. У вас, наверное, тоже важное дело, а то зачем бы вам приезжать к нему домой?

Хотя заключительная фраза и прозвучала с вопросительной интонацией, соседу не удалось втянуть меня в разговор. Я поблагодарил его за оказанную любезность и зашагал к джипу. Увидев на одной из улиц телефон-автомат, я тормознул у тротуара и позвонил Джоанне.

— А-а-а, Саймон... — протянула она, и интонация ее показалась мне странной.

— Что с тобой? Что-то случилось?

— Почему? Не сказала бы...

— Ты не одна? Кто-то рядом с тобой?

— Да, Саймон, конечно, — сказала она радостно.

— У него пистолет?

— Да, Саймон. Конечно, я проголодалась, но подожду тебя. Давай, приезжай скорее.

— Он что, меня дожидается?

— Да, Саймон, конечно. Через сколько? Через десять минут? Ну хорошо, жду...

— Держись, дорогая! Думаешь, он собирается пристрелить меня? Может, вызвать наряд полиции?

— Нет! Не хочу я жевать бутерброды.

— Я могу его знать?

— Нет, Саймон, нет. Приезжай, и сразу пойдем ужинать.

— Он один? За дверями никого?

— Ну да!

— У него ко мне разговор?

— Ну да!

— О'кей! Буду через четверть часа.

— Давай!

Я повесил трубку, опрометью бросился к джипу, вскочил на сиденье, рванул с места и чуть было не врезался в автобус, промчавшийся мимо со шлейфом выхлопных газов, засорявших и без того мерзкую среду обитания.

Глава 6

Жалюзи на окнах были опущены, так что заглянуть в комнату мотеля, чтобы узнать, кто это к нам пожаловал, не представлялось возможным.

Я стоял возле дверей и слушал, вернее, пытался на слух определить, что там происходит. Голоса звучали приглушенно, но я без труда отличил хрипловатый голос Джоанны от низкого голоса неожиданного визитера. У меня с собой не было пистолета. Да и свободным временем я не располагал, чтобы срочно раздобыть какое-либо оружие. Правда, я имел перед гостем явное преимущество — я понял, что он отнюдь не профессионал. В самом деле, только дилетант мог позволить Джоанне разговаривать по телефону. Будь я на его месте, я бы, выхватив трубку, немедленно предъявил требование: если Крейн через четверть часа не появится, убиваю заложницу...

Разумеется, все это было лишь предположением, основанным на личном опыте. Впрочем, сомнения относительно того, дилетант гость или нет, окончательно развеялись, когда я постучал в дверь, а он собственноручно ее отворил.

Будь незнакомец профессионалом, он подтолкнул бы к двери Джоанну и, ткнув дулом пистолета ей в спину, приказал бы впустить меня в комнату.

Это был круглолицый моложавый мужчина, ухоженный и чисто выбритый. Я мгновенно уловил запах дорогого лосьона. Одет он был соответственно. Ручной работы туфли из города Кордовы, слаксы, сшитые на заказ, полотняная рубашка и галстук-бабочка говорили о его пристрастии к дорогим вещам. За ремень был засунут мой кольт 38-го калибра, в правой руке у него была «беретта» 25-го калибра.

Пропуская меня, он шагнул назад и в сторону и, прицелившись из «беретты», сказал:

— Входите, мистер Крейн, и закройте за собой дверь.

Если он ожидал, что я сильно удивлюсь, то я разочаровал его. Кивнув, я переступил порог и, не отказав себе в удовольствии подпустить шпильку, заметил:

— Такой большой мальчик, и вот вам, пожалуйста, играет в такие опасные игры. Думаю, «беретта» у вас заряжена...

— Вы не лишены наблюдательности, то есть я хочу сказать, насчет оружия у вас глаз наметан, — произнес незнакомец неторопливо и слегка попятился.

Прислонившись к стене и не сводя с меня глаз, он ехидно улыбался.

Я покосился на Джоанну, которая сидела в кресле и, казалось, была совершенно спокойна.

Перехватив мой взгляд, она незаметно кивнула. Джоанна, конечно, на нервах, но не паникует, мелькнула у меня мысль.

Я толкнул пяткой правой ноги дверь и, прижав к ней подошву, оттолкнулся, перенес тяжесть тела на левую ногу, пригнулся и с силой метнулся к нему. Нас разделяли метра четыре, поэтому я предвидел, что мне не удастся схватить его за запястье, как это получилось в случае с Майком Фарреллом. Но я знал, что, не будучи профессионалом, он не обладает моментальной реакцией, поэтому не сделает ни единого выстрела из своей «беретты». У дилетантов, как правило, отсутствует прочно сложившийся динамический стереотип мгновенного нажатия пальцем на спусковой крючок.

Когда я торпедой кинулся к нему, он, как и следовало ожидать, бессознательно протянул вперед руки, намереваясь оттолкнуть меня. Он и думать забыл о своей «беретте», а уж о моем кольте и подавно.

Забавная сценка получилась. Я лечу к нему с распростертыми объятиями, собираясь сцепить кольцо рук у него за спиной, а он, отталкивая меня, пытается ткнуть рукоятью «беретты» мне в лицо. Я хватаю его за запястье, приседаю, поддеваю его подбородок правым предплечьем, а хуком слева заставляю принять горизонтальное положение и наступаю на правую руку, нагибаюсь, спокойно забираю «беретту» и кольт.

Джоанна при этом посмеивается. Затем я подхожу к окну и говорю:

— Ловкость рук и никакого мошенничества! Дорогая, как зовут фокусника?

— Он не представился.

— И правда, фокус! Сударь, будьте любезны, сообщите ваши имя и фамилию. А еще я хотел бы знать, что вы здесь забыли.

Прошла минута, прежде чем он поднялся с пола и, привалившись к стене, сказал:

— Я Роберт Браун и приехал... Я хотел получить ответы на пару вопросов.

Я кинул взгляд на Джоанну:

— Каким образом он оказался в комнате?

— Саймон, не сердись, но виной всему моя глупость. Он постучал. Я решила, что это кто-то из обслуги, открыла дверь, и вот, пожалуйста...

Роберт Браун — если он на самом деле был Робертом Брауном, — переведя дыхание, заметил:

— Произошло недоразумение. Позвольте объяснить, как было дело, и все сразу станет ясно.

— Позволяю, объясните! — усмехнулся я и, поставив «беретту» на предохранитель, сунул ее в задний карман брюк, а кольт навел на Брауна.

Он кивнул на газету, лежавшую на кровати. На первой полосе вечернего выпуска была помещена фотография Айелло с подписью: «Смерть рэкетира. Знаменитый Айелло убит».

— Мистер Крейн, — сказал Роберт Браун, — мне неизвестны да, собственно, и неинтересны ваши взаимоотношения с друзьями Айелло, однако хотелось бы знать, где сейчас все то, что похищено из сейфа, который находится в доме покойного Сальваторе Айелло.

— Удивительное совпадение! — хмыкнул я. — Полгорода хотят знать то же самое. Давайте по порядку. Во-первых, кто вам сказал, что сейф ограблен, если в средствах массовой информации об этом не упоминалось, и, во-вторых, почему вы решили, будто здесь, в мотеле, получите ответ на интересующий вас вопрос?

— Мистер Крейн, буду с вами откровенен, — произнес парень с напускной застенчивостью. — Час назад из своего офиса я разговаривал по телефону с Винсентом Мадонной. Я позвонил сразу, как только узнал об убийстве Айелло. Знаете почему? Потому что подумал, а вдруг преступник не тронул содержимое сейфа. Мадонна ничего не скрыл от меня. Сказав, что сейф пустой, он намекнул, будто вы в курсе относительно местонахождения награбленного. Он также объяснил, где я могу разыскать эту леди, — Браун взглянул на Джоанну, — пожелал мне успехов и попросил сообщить ему любую информацию, какую мне удастся получить от вас.

Располагай я временем, я, возможно, и пустился бы на поиски резонов, объясняющих, с чего бы это Мадонна разоткровенничался с Робертом Брауном, но в данный момент важнее было выяснить кое-что другое, поэтому я сказал без обиняков:

— Прежде всего хотелось бы знать все о ваших отношениях с Винсентом Мадонной.

— О господи! Больше всего на свете я желаю, чтобы их вообще не было, — произнес Роберт Браун с чрезмерным пафосом. — Но увы и ах! — Он покачал головой. — Никто из нас не застрахован от ошибок, однако в жизни случаются обстоятельства, когда большинство из нас предпочитают не выставлять собственные промахи на всеобщее обозрение. К величайшему моему сожалению, парочка моих прошлых ошибок стала достоянием Сальваторе Айелло, и нет никаких сомнений в том, что их материализованное свидетельство находилось в сейфе. Словом, пока я не получу эти документальные улики на руки, я не смогу спокойно жить.

— Дышите глубже, мистер Браун, это помогает. А пока достаньте, пожалуйста, из заднего кармана бумажник и бросьте на кровать.

— Это еще зачем? — побледнел Роберт Браун.

— А все затем! — усмехнулся я, направив на него дуло кольта.

Я видел по выражению его лица, что он колеблется. Тогда я выщелкнул обойму, передернул затвор, заглянул в канал ствола, вставил обойму на место и сказал:

— Не советую меня злить!

Он немедленно выполнил то, что было велено.

Я взял бумажник и стал изучать его содержимое, следя за Брауном боковым зрением.

Кредитные карточки и всякие членские билеты наглядно подтвердили, что интуиция и на этот раз меня не подвела. Привалившись к стене, пыхтел и отдувался не Роберт Браун, а Фред Броли, доктор медицины, член разнообразных обществ практикующих хирургов, член Американской медицинской ассоциации частнопрактикующих врачей, член Торговой палаты. В бумажнике лежали кредитные карточки компании «Америкэн экспресс» и «Дайнерс клаб», членская карточка Ассоциации выпускников Иельского университета. Удостоверение личности сообщало, что ему уже сорок девять, что у него аллергия на пенициллин, третья группа, резус положительный, ближайшая родственница Сильвия Броли (жена), с которой он проживает по адресу: улица Камино-дель-Родео, дом номер 2744. В одном из отделений лежала толстая пачка банкнотов крупного достоинства, два незаполненных банковских чека на имя владельца, где был указан адрес его офиса в районе Клифф-Вью-Терис.

Я не обнаружил фотографий жены или хотя бы детей, но зато нашел цветной снимок яхты с перекидным мостиком и с полагающимися этой красавице оснасткой и плоским срезом кормы.

Вернув все на место, я бросил бумажник спортсмену-хирургу и, обернувшись к Джоанне, спросил:

— Доктор медицины Фред Броли. Тебе это о чем-либо говорит?

— Да, — ответила Джоанна. — Элитный и высокооплачиваемый...

— Она права? — Я посмотрел на Фреда Броли в упор.

Он ничего не ответил. Уставился на Джоанну и молчал. Я заглянул в дуло кольта, повертел его и сказал:

— Доктор, не думаю, что пропажа из сейфа Айелло отшибла у вас память. Дело в том, что Винсент Мадонна не говорил вам, где нас можно найти. Итак, кто вам об этом сообщил?

— Ну почему же не он?! Как раз он, — произнес Фред Броли вкрадчивым голосом и придал лицу трагическое выражение.

Я покачал головой:

— Доктор, не советую ловчить! Охотно верю, что в сейфе у Айелло находился компромат, который использовали против вас.

— Ну да, ну да! Я как раз об этом и говорил... — Он замялся, выдавил нелепую улыбку: — Знаете, есть вещи, которые не принято озвучивать. Ей-богу, порой подобные признания ставят всех в дурацкое положение.

Я пожал плечами:

— Бросьте, доктор! Что за нелепые ужимки. Если допустили уголовно наказуемую врачебную небрежность или, скажем, делали подпольные аборты, так и говорите.

Он скривился, поморщился, и я понял, что попал в яблочко.

— Меня интересует другое. Кто вас направил к нам? Мне нужно знать, кто он, этот человек. Не советую молчать, а то сделаю вам больно. Я это умею, уж вы мне поверьте!

Фред Броли посмотрел на кольт у меня в руке и вздохнул:

— Знаете, вот вы упомянули про врачебную небрежность, что при желании можно назвать профессиональной непригодностью. Назвать... — он облизнул губы, — и не более того. Ибо делу можно придать ход только в том случае, если улики или компромат подтверждаются существенными фактами. Так вот, у Айелло, именно у Айелло, были эти факты. Я с вами откровенен, Крейн! В дополнение ко всему, в сейфе у Айелло хранилась сумма в двести пятнадцать тысяч долларов. Наличными... Это был объемистый сверток, на котором было написано мое имя. Я не хотел платить налоги, только и всего. И я хочу получить эти деньги! А если вы... если вы не вернете мне их не знаю, что я сделаю... Да просто убью вас!

Он меня убьет, видите ли... Показная удаль, бесцельно-дерзкая рисовка! Ради чего? По всей видимости, ради того, чтобы сбить меня с толку, переключить внимание с основного на второстепенное.

— Деньги, если мне повезет, я найду и учту ваше пожелание. Но вы, доктор, преднамеренно ушли от ответа на важный вопрос. Я спрашиваю вас еще раз: кто послал вас сюда?

— Но я же об этом сразу сказал! Если не верите, я ничего не могу поделать...

— Доктор, так дело не пойдет! Если бы речь шла всего лишь о ваших двухстах пятнадцати тысячах баксов, тогда, вероятно, Мадонна не стал бы возражать, чтобы вы получили на руки всю сумму сполна. Но... Я подчеркиваю именно это «но»... Но вы не такой человек, чтобы вернуть вам компрометирующие материалы, свидетельствующие против вас, потому что эти сведения позволят ему держать вас в узде. Понятно?

— Мадонна многого не знает. Это Айелло мог доказать, что улики на самом деле действительные. Я же всегда могу их опровергнуть заявлением, что они ложные.

— Прекрасно, просто великолепно! Стало быть, у вас были все основания для убийства Айелло. Так ведь?

Фред Броли поморщился и замахал руками:

— Да вы что?! Разве я похож на преступника?! Вы меня удивляете, мистер Крейн...

— А вы меня! — Я развел руками. — Потому как минуту назад грозились расправиться со мной, если я не верну вам ваши деньги.

— Мистер Крейн, не надо передергивать! В запале можно сказать все, что угодно. Но если вы разумный человек, а мне кажется, вы не лишены проницательности, тогда посудите сами: убей я Айелло, я бы непременно ограбил сейф и, разумеется, не стоял, бы сейчас перед вами...

— Не очень убедительный довод, вот что я скажу! Не исключено, что вы стоите сейчас передо мной как раз для того, чтобы направить следствие по ложному пути.

Фред Броли усмехнулся и покачал головой:

— Вы невозможный человек, мистер Крейн! Чувствую, я зря теряю время. То, что я собирался сказать, вам теперь известно. Правда, сожалею, что позволил себе дурацкую выходку с «береттой». Впрочем, любой поступил бы именно так на моем месте, ибо в наше время никто не застрахован от насилия. Словом, разрешите, как говорится, откланяться...

— Разрешу, но только прежде назовите имя и фамилию человека, который послал вас к нам, в этот мотель.

Фред Броли бросил на меня внимательный взгляд. На кольт он уже внимания не обращал, сообразив, должно быть, что я стану стрелять только в случае крайней необходимости.

— Мистер Крейн, я отвечу на ваш вопрос, — произнес он после непродолжительной паузы. — Но только сначала спрошу кое о чем у вас, и вы мне дадите прямой ответ.

Я усмехнулся:

— Давайте не будем торговаться, поскольку на этом рынке весь товар принадлежит мне и, к вашему сведению, я его постоянно скупаю по спекулятивной цене.

Вот уж чего я никак не ожидал от Фреда Броли, так это широкой улыбки. Он перевел взгляд на окно со спущенными жалюзи, подумал и сказал:

— Хорошо! Полагаю, это не столь важно. Человек, который столкнулся с миссис Фаррелл сегодня утром в регистратуре мотеля, весьма мне обязан. Его жена была серьезно больна, а я вылечил ее. Можно сказать, вернул с того света. Что касается оплаты, я его не особенно напрягал, поскольку был уверен: придет время, и он отплатит мне сторицей. Так вот этот человек...

— Имя, фамилия... — произнес я с расстановкой.

— Мистер Крейн, уверяю вас, этот человек здесь ни при чем, но уж если вы так настаиваете, его фамилия Бихринман.

Я посмотрел на Джоанну, она кивнула.

Фред Броли продолжал:

— Бихринману известно, что у Айелло в сейфе хранились мои деньги и что я намерен какими угодно путями получить их обратно. Он признателен мне, как я уже говорил, за то, что я поставил на ноги его жену. Мистер Бихринман позвонил мне в офис и сообщил, что Мадонна считает вас главным действующим лицом, вернее, он считает, что вы знаете, где находится все, что было похищено из сейфа. Бихринман, разумеется, не в курсе, на основании каких данных Винсент Мадонна пришел к такому умозаключению, но он в курсе распоряжений, предпринятых Мадонной. А именно не спускать глаз с миссис Фаррелл, чтобы лишить вас возможности достать деньги из тайника, после чего скрыться в неизвестном направлении. Мадонна уверен, что вы знаете, где деньги. Он выжидает. Он перекроет вам кислород, как только поймет, что вы, а по сути — он, у цели. Мистер Крейн, видите, насколько я с вами откровенен. Осторожней с Мадонной. А теперь скажите, вы хотя бы догадываетесь, где содержимое сейфа?

Я покачал головой:

— Утомительный вы человек, доктор Броли! Отправляйтесь на все четыре, я вас больше не задерживаю.

У парня вытянулась физиономия.

— А моя «беретта»?

Я присвистнул и с сарказмом сообщил:

— Была ваша, стала наша. Не надо было мне ее показывать! Я указал ему кольтом на дверь.

Он ушел, не сказав больше ни слова.

Я подошел к окну, поднял жалюзи. Фред Броли медленно шагал по тротуару. Дойдя до поворота, он скрылся из виду. Наверное, он поставил машину за углом.

— Саймон, — сказала у меня за спиной Джоанна, — думаешь, он говорил правду?

— Кое-что приврал, конечно, но в основном — да.

— Я Эда Бихринмана узнаю, хотя видела всего раза два или три. Он, должно быть, где-то здесь...

— Не думаю. — Я повернулся к ней. — Он знает, что доктор был с нами откровенен, и сейчас решает сложную задачу: каким образом избавиться от меня и от тебя, чтобы мы не смогли заложить его Мадонне.

— То есть?

— Он сказал Фреду Броли то, что говорить не следовало. А тот — нам. Мадонна такие проколы не прощает.

— И как нам теперь быть? Ты что-нибудь выяснил?

— Кое-что, немного. Имел длительную беседу с Майком, но тут, как мне кажется...

Я замолчал, потому что Джоанна изменилась в лице, едва я произнес имя ее бывшего мужа.

— Где он сейчас? С ним все в порядке?

— По-моему, в полном порядке. Возьми себя в руки, Джоанна, на тебе лица нет! И вообще успокойся. Я знаю точно, Майк не убивал...

Я взглянул на часы. Было около шести. Я снова посмотрел на улицу, потом повернулся к Джоанне. Вид у нее был такой, будто она только что поднялась с постели после тяжелой болезни.

— Джоанна, что с тобой? Если ты Майка любишь, тогда зачем разводилась? Если не любишь, к чему такие переживания? Скажи я, что это он ограбил сейф, ты бы хлопнулась в обморок. В конце концов, все можно понять! Выходи за него еще раз, но дергаться не следует.

— Саймон, не понимаю, что ты хочешь сказать...

— То, что сказал. Майк не убивал Айелло, Майк до сейфа не дотрагивался... Успокоилась? Приди наконец в себя. Майк ни в чем не виноват, так что можешь хоть завтра отправляться с ним под венец.

— Господи, Саймон, что ты такое говоришь?

— А что я такое говорю? Ничего особенного! Мог бы, конечно, добавить, что раз уж сейф ограбил не Майк, то, стало быть, в руки Майка не попали компрометирующие тебя улики, иными словами, тот злополучный компромат, которым запугивал тебя Айелло, чтобы создать выгодную для себя обстановку. Неужели мнение Майка для тебя так много значит? Ты прямо-таки впадаешь в панику при мысли, что ему что-то станет известно.

Джоанна промолчала. Ответом была лишь кривая усмешка.

— Скажи, пожалуйста, почему мнение Майка для тебя так важно? Он тебе небезразличен, ты считаешься с ним?

— Боже мой, Саймон, мне абсолютно все равно, что он обо мне думал, думает и будет думать... Да и не только он! Мне безразлично, что подумают обо мне другие...

— И даже я?

Джоанна отвела взгляд и вздохнула.

— Кажется, я понял! Если бы Майк ограбил сейф, а я, скажем, забрал у него все это... Ты боялась, что я обнаружу не красящие тебя вещи, да? Да?! Отвечай, не молчи...

Джоанна медленно наклонила голову, пряди волос упали и закрыли ей лицо. Я видел лишь ее профиль. Немного погодя она произнесла вполголоса:

— Да... — И, помолчав, добавила чуть слышно: — Да, Саймон, да...

Я подошел к ней. Опустился перед ней на колени. Обнял ее. Прижался лицом к ее щеке:

— Моя дорогая, ты можешь доверить мне любую тайну. Я твой друг.

Джоанна покачала головой. Я хотел заглянуть ей в глаза, но она отвернулась и тихо сказала:

— Нет, Саймон, только не это...

— И это тоже! — тихо возразил я. — Давай-ка признавайся, что там было в сейфе.

— Нет, Саймон, нет...

— Послушай, Джоанна, ты взрослая женщина! Неужели непонятно, что в этом деле все завязано в тугой узел и, чтобы его распутать, я должен знать все. То, что Айелло не джентльмен, всем известно, то, что в жизни всякое бывает, — тоже не новость. Мадонна дал нам всего сорок восемь часов, начиная с полудня. Осталось сорок два. Если по истечении этого времени мы явимся к нему с пустыми руками, нас не пощадят. Бежать нам некуда. За нами следят, нас найдут...

— Саймон, думаешь...

— Я, дорогая, не думаю, я знаю. Прежде чем нас убить, нас будут пытать, они не остановятся перед самыми изощренными пытками. Боевики по ящику смотришь?

Джоанна кивнула.

— Они тоже смотрят. Видела, какие способы применяют?

Она снова ограничилась кивком.

— Ну так вот! Прошу тебя, не тяни время, у нас его не так много. Чтобы найти убийцу, я должен знать все. Пойми, из деталей, из кусочков составляется целое.

Я сжал в ладонях кисти ее рук, холодные как лед.

— Саймон... — Джоанна оттолкнула меня, поднялась и направилась в дальний угол комнаты. Поняв, что я собираюсь подойти к ней, она сказала: — Оставайся там. Пожалуйста, сядь на кровать... Я постараюсь рассказать печальную историю, приключившуюся со мной, не вдаваясь в детали. У тебя, как я смогла понять, богатое воображение. Оно поможет тебе составить целое, если употреблять твои слова.

Я провел ладонью по волосам, потер подбородок.

Собравшись с духом, Джоанна откашлялась и сказала низким голосом:

— Мне трудно говорить, поэтому не прерывай меня.

— Почему столько трагизма? — не удержался я. — Мы с тобой однажды обстоятельно говорили о жизни и выяснили, что не все дороги к высокой цели прямые. Понимаю, у тебя природный вкус ко всему благородному, но ведь мы живем в эру зла и...

— Саймон, — оборвала она меня, — человек считается мертвым, когда останавливается сердце. А тебе известно, что бывает, когда останавливается душа?

У Джоанны срывался голос, не хватало дыхания.

— Успокойся, дорогая! И пожалуйста, прошу тебя, все по порядку...

— Как тебе уже известно, от дома Айелло к дому Мадонны протянуты кабели, но только некоторые из них имеют отношение к системе сигнализации. Я, конечно, не инженер и, пожалуй, не сумею грамотно назвать некоторые приспособления, но ты поймешь. Из спальни Айелло до спальни Мадонны протянут телевизионный кабель, то есть у Мадонны на дому кабельное телевидение — не для широкой, как говорится, публики. А чтобы представить себе, что такое спальня Айелло, достаточно пролистать несколько экземпляров журнала «Плейбой». Когда я оказалась там впервые после ужина с дегустацией разнообразных марок вин, я всплеснула руками и рассмеялась. В центре комнаты стояла огромная круглая кровать, и везде — зеркала. Даже потолок зеркальный, но я понятия не имела, что в спальне установлены скрытые телекамеры. Узнала об этом, лишь когда захотела порвать с организацией.

Джоанна замолчала. Я тоже молчал. Я давно понял, в чем дело, но, затаив дыхание, ждал от нее поступка. Скрывать друг от друга достойные сожаления случайности, имевшие место в нашей жизни, не годится. Нужно друг другу верить. А если не веришь, как жить?

— Саймон, когда Айелло занимался любовью, Мадонна все это видел у себя дома на экране телевизора. Одновременно снимался видеофильм. Думаю, Мадонна страдает половым бессилием. Сначала я решила, что таким образом он отбирает для себя наиболее опытных женщин. Но оказывается, Айелло, как самый обыкновенный лакей, просто развлекал своего господина. Тот единственный раз, когда я была с Айелло, заснят на пленку. Она хранилась в сейфе. Но самое ужасное... в том, что, хотя я и была замужем, я не умела делать в постели... В общем, я даже не подозревала... После первой порции любви Айелло стал меня учить разным позам, а я, будучи в подпитии, хотя это нисколько не оправдывает моей разнузданности, вела себя... Словом, я, наивная девчонка, пыталась доказать неизвестно кому, что это моя месть робкому, застенчивому Майку. Ну вот... В общем, что было, то было... Однако Мадонна ни разу не дал мне понять, что однажды видел меня в «процессе трахания», в котором я, по словам Айелло, «бревно-бревном».

Джоанна посмотрела на меня в упор, как бы спрашивая взглядом, продолжать ей или можно прекратить исповедь.

— Вспомни, пожалуйста, при каких обстоятельствах ты узнала о существовании этой пленки?

— Спустя два года после того, как Майк оказался за решеткой, я развелась с ним. И сразу после развода я решила распрощаться с организацией. Я сказала Айелло, чтобы он подыскивал себе другую секретаршу. Он возражал, а я настаивала. Я все время твердила, что никто не имеет права распоряжаться моей жизнью, если я этого не хочу. Оказывается, я ошибалась. Организация никогда не расстается со своими кадрами... по-хорошему. И однажды они меня пригласили в дом к Мадонне и устроили просмотр звукового полнометражного цветного фильма с моим участием, сделанного на высоком профессиональном уровне. Пересказывать содержание? — усмехнулась Джоанна.

— Айелло сказал тебе, что фильм хранится в сейфе? — спросил я в ответ.

— Да.

— Мадонна это слышал?

— А как же? Он же присутствовал на просмотре. Между прочим, я задала вопрос: а что будет, если я все же не останусь у них? Мне было сказано, что копию фильма вручат моим родителям. Мадонна знает, что они живут в Калифорнии. Вторую копию, сказали они, отправят Майку, а третью — тебе. Мадонна добавил, что, если когда-либо я вновь соберусь замуж, они подарят еще одну копию моему избраннику.

— Теперь уж не подарят! — заметил я и улыбнулся.

— Саймон, не надо! Не делай вид, будто тебе все равно. Я в сочувствии не нуждаюсь. Ты настоял, чтобы я рассказала. Я рассказала, для пользы дела. Как ты поступишь, когда увидишь фильм, ты и сам не знаешь!

— Почему же не знаю? Знаю... Я его и смотреть не буду!

— Ах ну да! Ты человек деликатный.

— Нет, не поэтому. Просто я, дорогая моя, очень ревнивый.

— Уж будто бы...

— Джоанна, мне начхать на то, как и с кем ты развлекалась в мрачные дни твоей жизни.

— Я тебе не верю...

— А я тебе даже очень верю!

Джоанна бросилась ко мне, поддела пальцем за подбородок — есть у нее такая манера — и с улыбкой посмотрела в глаза. Потом я почувствовал прикосновение ее теплых губ к своим губам, касание нежных рук, обвивших мне шею.

— Саймон... — прошептала она и заплакала.

Глава 7

Я обнимал Джоанну, целовал мокрое от слез лицо. Когда она перестала всхлипывать, я посадил ее в кресло и сказал:

— Ну все, все! Успокойся, а мне надо срочно позвонить кое-куда.

Я взял трубку, назвал телефонистке на коммутаторе несколько цифр, после чего она переспросила:

— Сэр, вам Вашингтон, да?

— Да, Вашингтон. Столицу нашей родины...

— О'кей! Соединяю.

Минуты три ушло на розыск моего хорошего знакомого Джерри Спрейга, с которым мы вместе работали полицейскими до того момента, когда он однажды, махнув рукой на поддержание правопорядка в Лас-Вегасе, перемахнул в Вашингтон, где с помощью знакомой журналистки устроился в одну столичную газету в отдел местных новостей. Услышав мой голос, он пришел в неописуемый восторг:

— Крейн, дружище, как ты?

После обмена новостями о том, кто где, кто с кем, кто против кого, я сразу взял быка за рога:

— Джерри, мне тут надо кое-что проверить. Не поможешь?

— Давай, только кратко и конкретно. Идет?

— Кратко и конкретно хотелось бы знать график передвижения Стенли Рейфорда и Фрэнка Колклафа за последние тридцать шесть часов. Насколько я понимаю расклад у тебя в газете, это входит в твою компетенцию.

Джерри присвистнул:

— Ну, ты, старик, даешь! Прямо настоящий следопыт. График передвижения ему нужен... Хронометраж по минутам, что ли?

— Если сложно, давай по часам...

— Крейн, ты невозможный мужик! Всегда загадки загадываешь — хоть стой, хоть падай...

— Брось скромничать! Не было случая, чтобы ты не помог.

— Но-но, подхалим ты эдакий. Я, если честно, даже не знаю, посылали мы к ним репортера или нет.

— Джерри, мне надо знать, не покидал ли кто-либо из них Вашингтон вчера ближе к полуночи. Понимаешь, на самолете можно рвануть хоть на край света, а к утру вернуться...

— Доведешь ты меня когда-нибудь до инфаркта, ей-богу! Под кого копаешь, признавайся!

— Узнаешь первым, старик, обещаю! Но только сначала необходимо тщательно проверить факты, потому как не исключено, что я иду по ложному следу.

— Нет, ты не следопыт, а зверолов! Повтори, какой период времени тебя интересует?

— Последние тридцать шесть часов...

— Уж не Айелло ли тебя увлек, а? Тогда при чем здесь Колклаф и Рейфорд? Слушай, ты, случайно, не того?

— Об этом мы потом порассуждаем, а ты пошустри насчет репортера, в смысле — кто освещает их пребывание в ваших краях.

— Попробую, но тебе придется позвонить мне еще разок. Через пару часов номер сдаем, я сейчас крепко занят...

— Когда позвонить?

— Давай ближе к полуночи. Звони домой. Запиши номер...

Мы условились, что я позвоню после двенадцати. На том и закончили разговор. Я положил трубку и улыбнулся Джоанне.

Все время, пока я разговаривал с Джерри Спрейгом, я следил за ее реакцией. Когда назвал имена и фамилии весьма известных наших деятелей, она напряглась.

— Ну, что скажешь? — подмигнул я ей.

— Ты о чем?

— Как это о чем? Я же не слепой, видел, как ты отреагировала на Колклафа и Рейфорда.

— Ну и как же?

— Чуть до потолка не подпрыгнула.

— Неужели?

Я покачал головой:

— Джоанна, что за манера мгновенно от всего открещиваться! Ты, я и Майк заложники у времени. В нашем распоряжении осталось всего сорок один час и десять минут. Интересно, сколько драгоценных мгновений мне придется потратить на препирательства с тобой, чтобы получить необходимые сведения?

Она сразу начала оправдываться:

— Саймон, понимаешь, это привычка. Лучше промолчать, чем... Извини! Я, конечно, видела и того и другого в доме у Айелло. В разное время... Он, разумеется, предупредил, что, если я где-либо заикнусь об этом — наказания не миновать. Только поэтому я так отреагировала. Рефлекс...

— Хорошо, проехали! Однако хотелось бы кое-что уточнить. Утром ты сказала, будто Айелло ни разу в твоем присутствии сейф не открывал и ты никогда не видела, что там хранится. Это твое заявление тоже рефлекс?

— В общем... Саймон, я на автомате говорю «нет», «не знаю», «не видела».

— Понимаю! Понятие обывателя о счастье предполагает то же самое: «Ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу!»

— Не обижай меня! Айелло открывал сейф в моем присутствии несколько раз, потому что принадлежал к категории любителей подчеркнуть свою значимость. — Джоанна задумалась. — Собственно, кабельное порнотелевидение в какой-то мере продиктовано его тщеславием, — сказала она после непродолжительной паузы и усмехнулась. — В последний раз содержимое сейфа я видела два дня тому назад. Айелло открывал его по просьбе Данжело. Пит, как мне кажется, положил на полку справа сверток с деньгами Мадонны. Прежде чем запереть сейф, Айелло постучал ключом по стальной коробке, окрашенной в черный цвет. Там хранился злополучный фильм с моим участием, и он никогда не упускал случая дать мне понять, что я у него на крючке, хотя ничего не говорил при этом, а всего лишь посмеивался.

— Извини, но то, что я сейчас скажу, возможно, тебя разочарует: меня этот сюжет совершенно не интересует. — Я помолчал. — Хотелось бы услышать, что там находилось, кроме свертков с наличностью.

— Кроме свертков с наличностью, на полках стояли металлические ящики. Шесть, а может, семь... Разные по размеру и форме, все из стали и черного цвета. С замками. Как в банках. На каждом таком ящике карточка из плотного картона...

— С указанием инициалов и фамилии владельца? — прервал я ее.

Джоанна кивнула.

— Ты, вероятно, полагаешь, будто я только и делала, что запоминала, кому принадлежит содержимое этих ящиков. — Она передернула плечами. — А я, да будет тебе известно, была не в состоянии оторвать взгляд от злополучной коробки с моим фильмом. Нравится тебе это, нет ли, но это так! Да и вообще, чтобы прочитать имена и фамилии на коробках, необходимо было войти внутрь сейфа, потому как ящики стояли в глубине, на разных полках, а мой — прямо у двери, на уровне глаз. Рядом с ним были еще два ящика — на карточке одного надпись «С. Айелло», на другой — «Ф. Колклаф».

— Свертки с деньгами не помнишь кому принадлежали?

— Я видела всего четыре свертка. Нет, пять... Но, к примеру, имени и фамилии врача на них точно не было. Фред Броли... Сегодня я увидела его впервые, хотя слышала о нем неоднократно. Он крупный специалист. Отменный хирург. Высокооплачиваемый... Но и благотворительностью занимается — консультирует в больнице для малоимущих. Я об этом читала в газетах.

— А о том, что он связан с мафией, ты не знала?

— Нет, не знала. — Джоанна покачала головой.

— Может, все-таки припомнишь, кому принадлежали другие свертки?

— Как можно припомнить то, что я не видела? Айелло и сам не помнил. Когда Данжело принес деньги босса, пришлось потеснить другие свертки. Айелло вытащил один, тот, что лежал рядом с деньгами Колклафа. Вот тогда я и прочитала на карточке: «С. Рейфорд».

— А деньги Фреда Броли ты, стало быть, не видела?

— Не видела.

— Ну хорошо! Итак, утром ты приезжаешь на работу, заходишь в дом, а Айелло нигде нет. Идешь в библиотеку и видишь: сейф открыт и в нем ничего нет. Так?

— Саймон, но я же не шарила по полкам! Может, что-то и оставалось, откуда я знаю.

— Но денег и стальных ящиков на полках не было?

— Не было.

— Тогда скажи: если все, что исчезло, свалить в кучу... Как по-твоему, в багажник легковушки это поместится?

— Зависит от объема багажника...

— Ну, к примеру, в багажник «кадиллака».

— Поместится. Правда, мне в багажник «кадиллака» заглядывать не доводилось.

— Вспомни, а не приезжал ли к Айелло кто-либо когда-либо на розовом «кадиллаке»?

— Если честно, я не обращаю внимания, у кого какая машина.

— Но машина розового цвета наверняка бросилась бы в глаза. Разве нет?

Джоанна задумалась:

— Нет, розовый «кадиллак» я ни разу не видела.

— О'кей! — усмехнулся я и, сняв трубку, назвал телефонистке номер Винсента Мадонны.

Пришлось пройти, как говорится, сквозь заградительный кордон Фредди-неандертальца и Пита Данжело, чей хриплый голос на сей раз прозвучал с несколько необычным придыханием. Наконец я услышал баритон босса. Мадонна, как и утром, начал разговор спокойно, без каких-либо намеков на раздражительность. Я не стал тянуть резину и взял с места в карьер:

— Дон Мадонна, у меня к вам вопрос, и я рассчитываю на взаимопонимание, так как и вы, и я заинтересованы в разгадке преступления.

— Вы сейчас откуда звоните?

— А вот этого не надо! — хмыкнул я в трубку. — Эд Бихринман, насколько мне известно, пасет нас согласно вашему распоряжению. Думаю, не он один, так что вы в курсе всех наших передвижений.

«Ну что, съел?» — подумал я и стал держать паузу. Мадонна сопел, откашливался и наконец буркнул:

— Какой там у вас вопрос? Спрашивайте! Постараюсь ответить.

— Да уж постарайтесь! — не удержался я от шпильки. — Деньги-то в сейфе были, как-никак, ваши, не мои. А вопрос такой: у кого среди ваших знакомых есть розовый «кадиллак»?

— Розовый «кадиллак»? — произнес Мадонна протяжно.

— Именно! Подумайте хорошенько...

— Тут и думать нечего! Среди моих знакомых нет ни одного кретина, способного сесть за руль розового «кадиллака». Розовый драндулет... — Мадонна хохотнул. — Вы это серьезно?

— Вполне! — отозвался я и, поблагодарив его за оказанную услугу, положил трубку.

— Саймон, — обратилась ко мне Джоанна дрогнувшим голосом, — зачем ты звонил ему? Для чего роняешь себя?

— Ладно, дорогая, не кипятись! Дело в том, что Майк видел «кадиллак» розового цвета, когда среди ночи помчался снова к Айелло на подаренном универсале. «Кадиллак» попался ему на пути. Хотя если даже установить владельца этого «кадиллака», это вовсе не означает, что он убийца и грабитель. Как правило, громкие преступления совершаются на угнанных тачках. Но пока что в нашем распоряжении это единственная зацепка. — Я взглянул на часы и добавил: — Сорок часов с минутами...

Протянув Джоанне кольт, я снова попросил ее употребить оружие по назначению, если понадобится, и больше не допускать ляпов, как это произошло в случае с Фредом Броли.

— Куда это мы? — спросила она, когда я подал ей сумочку.

— Ужинать. По-моему, не мешает заправиться, а то если найдем деньги, с голодухи их с места не сдвинем.

Джоанна поднялась и, одернув юбку, направилась в ванную.

— Саймон, — она остановилась на полпути, — все-таки не следует быть таким бездушным.

— Ты это о чем?

— Все деньги, деньги, деньги... И ни слова о том, что человека убили.

— Не зли меня! — сказал я довольно резко. — Таких, как Айелло, надо истреблять, отстреливать, как кровожадных хищников. Странно, но хотелось бы понять, почему он вызвал у тебя чувство сострадания.

— Неужели непонятно? Впрочем, не понимаешь — и не надо! Хотя... Знаешь, мне давно не дает покоя вот какая мысль: убить одного человека — преступление, карается законом! Убивать на войне, истреблять тысячи жизней — подвиг, поощряется наградой... А разве можно убивать? В Библии сказано: не убий...

— Об этом мы поговорим в другой раз. Сейчас пора подумать о том, как самим остаться в живых. Надеюсь, это не вызывает возражения?

— Не вызывает! Не сердись, пожалуйста. Иногда мне в голову забредают невеселые мысли.

«Неудивительно! — подумал я. — Другая на месте Джоанны давно бы вообще потеряла голову. Столько всего пережить. Ну ничего, вместе мы не пропадем, прорвемся!»

Я обнял ее за плечи и подтолкнул к двери.

* * *

Мы пришли в ресторан при мотеле, взяли по аперитиву. В ожидании заказа каждый из нас погрузился в размышления.

Я прикидывал программу ближайших действий. Джоанна пила маленькими глоточками виски с лимонным соком и, судя по сосредоточенному виду, думала о чем-то своем.

Она встрепенулась, только когда возле стойки бара, за раскидистым искусственным деревом в огромной кадке, послышался какой-то шум.

— Саймон, сразу не оглядывайся. Там девица, с которой к Айелло несколько раз приезжал Тони Сенна.

Я кивнул и как ни в чем не бывало принялся за пюре из сельдерея, до которого я большой охотник. Минуты через три я оглянулся. Мне не составило большого труда определить статус девицы. Худущая брюнетка невысокого роста, она явно принадлежала к категории жриц любви, обслуживающих бары при мотелях, и была, на мой взгляд, законченной алкоголичкой. Девица делала вид, будто нас не замечает, однако стало ясно, что она при исполнении, когда неожиданно отшила подвалившего к ней рыжего малого. Клиент пожал плечами и отчалил.

Когда мы шли ужинать, я обратил внимание на толстопузого и красноносого типа, усердно надраивавшего тряпкой крыло своего автомобиля. Он изо всех сил старался не смотреть в нашу сторону. Убедившись, что он ее не услышит, Джоанна сказала, что это не кто иной, как Эд Бихринман собственной персоной.

Что ж, мы, как и следовало ожидать, под мощным наблюдением! Надо сделать все возможное и невозможное, а мафиозных тайных агентов оставить с носом. Сколько их всего? Трое?.. Наверняка третий не спускает глаз с нашей комнаты, моего джипа и Джоанниной машины. В идеале хорошо бы созвониться с надежным человеком, у которого машина на ходу. Он, скажем, подъезжает к условленному месту, мы садимся к нему, и ищи ветра в поле. Есть у меня пара хороших знакомых, но посвящать их в эту историю не стоит. Придется самим отрываться по дороге...

Пока Джоанна наводила в дамской комнате марафет, я прогулялся к администратору, заплатил за разговоры по телефону, объяснил, что мы уезжаем рано утром и, чтобы никого не беспокоить, лучше сделать это сейчас.

К моменту, когда я отсчитал служащему за кассой деньги за ужин, появилась Джоанна, и мы направились к выходу. Выйдя на улицу, мы притворились, будто не замечаем девицу из бара. Бихринман дал ей знать, что мы в поле его зрения, и брюнетка испарилась. Мы миновали автоматы с мороженым, кока-колой и находились метрах в пятнадцати от дверей нашей комнаты, когда я сказал:

— В комнату заходить не будем, но пусть Бихринман считает, будто мы возвращаемся к себе. Как только поравняемся с джипом, садимся и уезжаем. Поняла?

— Да. А куда мы сейчас?

— Покрутимся, убедимся, что оторвались, заедем за Майком, и я вас везу к надежным друзьям, где вас никто не найдет. Оставлю вас там, а сам продолжу поиски.

Джоанна ни слова не сказала. Мы подошли к джипу, и я, будто вспомнив что-то важное, хлопнул себя ладонью по лбу, распахнул дверцу машины, сел, вставил ключ в замок зажигания, а когда мотор заработал, Джоанна уже сидела рядом со мной.

Я подал джип назад, пересек по диагонали бетонированный прямоугольник парковки, вывернул руль резко направо и выехал на дорогу с противоположной стороны. Я проделал весь этот маневр совершенно спокойно, будто никакого Бихринмана вообще не существовало. Необходимо было создать впечатление, что у нас нет намерения замести следы.

В зеркало заднего обзора я увидел, как он вскочил в свой темно-зеленый седан. Между тем у меня было время развернуться и вписаться с развязки прямо в правый ряд автодороги бесплатного пользования, ведущей на юг. В это время суток на ней было интенсивное движение. С базы ВВС летный состав торопился домой. Мне было совсем не трудно перестроиться пару раз из крайнего левого ряда в крайний правый, затем, резко вывернув руль, съехать на проселочную дорогу, откуда до квартала Лас-Палмас я рассчитывал добраться за полчаса.

Был чудесный вечер, какие частенько выдаются на юго-западе Штатов. На синем бархате неба вспыхивали серебристые звезды, всходила золотистая луна. «Отличная штука жизнь, а смерть — омерзительная бяка!» — подумал я, вглядываясь в зеркало заднего вида. Прекрасно, просто великолепно, мистер Саймон Крейн! Никакого седана на хвосте. Я посмотрел на часы. Было без четверти десять.

— Саймон, ты сногсшибательный водитель, — сказала Джоанна. — У меня нет слов.

— Благодарю вас, мадам! Я еще и не то умею. Могу заставить свой джип на задних колесах вальсировать, но насчет сшибать с ног — это вы зря!

— А в олеандровых зарослях не запутаешься? — спросила она, когда я свернул в тоннель из переплетенных ветвей.

— Не должен бы! — ответил я, сбрасывая скорость. — Приехали!

В саду и дома было темно.

— Дай руку, — сказал я. — Тут недалеко.

В лунном свете мерцали под ногами стекляшки, белесыми пятнами светлели мраморные плиты.

Парадная дверь оказалась распахнутой настежь.

— Майк?! Где ты там? — произнес я вполголоса. — Это я, Саймон. Со мной Джоанна. Ты что, спишь? Просыпайся, встречай гостей.

Ответа не последовало. Я прислушался. Было тихо, как в могиле.

Мы вернулись к джипу. Я достал из-под сиденья электрический фонарь, велел Джоанне ждать меня в машине, а сам пошел обратно.

Заглянув во все закоулки и не обнаружив Майка, я собрался уже уходить, потому как тратить время впустую было по меньшей мере неразумно. Однако решил убедиться, не оставил ли он для меня какого-либо послания.

Посветив фонарем по углам гостиной, я увидел на продавленной кушетке, где Майк лежал утром, клочок газеты, на котором было наспех написано карандашом: «С. Еду к тебе. Там и встретимся. Майк».

Я прихватил обрывок с собой.

— Ну что? — спросила Джоанна, когда я сел за руль.

— Вот, посмотри! — Я протянул ей клочок газеты.

— "С" — это, конечно, ты! — сказала она.

— Это у меня не вызывает сомнений. Однако странно, зачем ему понадобилось ехать ко мне. Вот вопрос. И еще один. Машины у него нет, я живу на отшибе, он что, пешком пошел?

— Ты сказал, что Айелло подарил ему машину.

— Майк ее бросил на дороге в горах.

— А если его что-то напугало? Я хорошо знаю его почерк. Ты взгляни — буквы прыгают, неровные... Может, он торопился? Возможно, вспомнил что-то важное?

— Выясним, — сказал я и запустил двигатель.

Чтобы выехать на дорогу, ведущую к моему дому, потребовалось сорок минут. Когда мы миновали дом Нэнси Лансфорд, я вырубил фары. Если Бихринман сообщил Мадонне, что мы оторвались, тогда мой дом — единственное место, куда они наведаются прежде всего. Звезды сияют, луна светит — можно ехать без габаритных огней!

До дома оставалось километра полтора, когда я обратил внимание, что в окнах нет света. «Молодец Майк!» — похвалил я парня. Сообразил, что иллюминация сейчас нам ни к чему. Да и вообще, одно дело, когда в ночи из окон дома открывается панорама города, сверкающего внизу яркими огнями, и совсем другое дело — когда, наоборот, в кромешной тьме дом сияет, как маяк на неспокойных морских просторах.

Во дворе машины не оказалось.

— Наверно, попросил кого-то подбросить его, — предположил я. — Интересно, кто бы это мог быть?

Я поставил джип возле хозблока. Когда мы шагали по дорожке к крыльцу, я громко позвал:

— Майк, ты где?

Ответа не последовало.

— Джоанна, стой здесь, не ходи за мной! — сказал я и, достав из кармана «беретту», взбежал на крыльцо.

Дверь с сеткой была закрыта, но я услышал гул целого полчища мух. Они висели тучей над каким-то мешком, громоздившимся у самого порога. Я открыл дверь, наклонился и в ужасе отшатнулся.

Передо мной, свернувшись калачиком, лежал мертвый Майк. У него был проломлен череп. Штанины брюк, задравшиеся до колен, были мокрыми от крови. Ноги перебиты. Пальцы рук загнуты к тыльной стороне ладоней.

Несчастный Майк! Какие мучения выпали перед смертью на его долю... Кто? Кто это сделал?

У меня за спиной всхлипнула Джоанна. Я выпрямился, обнял ее, повел прочь.

— Это Майк? — спросила она громким шепотом.

— Да.

— Он мертв?

— Да.

— Господи! Боже мой! Саймон... — Джоанна заплакала.

В доме зазвонил телефон. Кто-то дал два звонка и повесил трубку. Неужели это Нэнси?

Я выбежал на крыльцо. Далеко внизу вспыхивали огни на крыше патрульной полицейской машины. Красный огонь, синий огонь... «У-а, у-а, у-а!» — раздавалось в ночи.

— Джоанна, дорогая, у нас всего пять минут, а возможно, и того меньше. Мужайся! Я на тебя рассчитываю. Одному мне не справиться.

— Да, Саймон, да! Что надо делать? Говори...

Я объяснил, и мы успели.

Глава 8

Патрульная машина с мигалками, с кондиционером — словом, вся из себя навороченная — зарулила во двор и остановилась.

Включив повсюду в доме свет, я вышел на крыльцо. Спустя минуту появилась и Джоанна.

Полицейский врубил дальний свет, а затем и прожектор, мощный луч которого, как клинком, вспорол темноту и, застыв в ограниченном пространстве, уткнулся в меня и Джоанну.

Я прикрыл глаза ладонью.

Через пару минут полицейский выключил прожектор и вышел из машины. Он и десяти метров не прошагал, как я его узнал.

Ко мне пожаловал сам Джо Каттер. Шрамы, украшавшие по его милости мою задницу, заставляли меня то и дело вспоминать недобрым словом этого прохвоста.

Волосатый, под сто килограммов весом, ростом не менее ста семидесяти, он смахивал телосложением на пожарный гидрант, а тяжелый подбородок, широкие кости верхней и нижней челюстей, приплюснутый нос, мясистые губы и глубоко посаженные глаза делали его похожим на бегемота.

— Ну, Саймон, как говорится, все путем, все о'кей, — раззявил он свою пасть, блеснувшую хромированной коронкой. — Где он?

— Не понял! — хмыкнул я. — Ты это о ком?

— Брось прикидываться! — хохотнул Джо Каттер. — Майк Фаррелл, где он?

— Откуда я знаю! У меня здесь что, отель?

Я услышал, как Джоанна, глубоко вздохнув, откашлялась. Но в ее сторону я даже не взглянул.

Джо Каттер сплюнул и, выделяя голосом каждое слово, отчеканил:

— Будешь упорствовать — придется произвести обыск. И запомни, Саймон, я просил по-хорошему!

Он затопал к машине и вернулся с полицейским фонариком на пяти батарейках.

— Ты тут не очень-то распоряжайся! — заявил я, спустившись со ступенек. — Вишь какой быстрый! А ордер на обыск у тебя есть? Или, может, ты уже шерифом заделался? Как-никак, я уже давно не в городе живу...

— И с какой стати вы ведете себя так, будто мы дети и играем в прятки? — усмехнувшись, вступила в перебранку Джоанна.

Джо Каттер, покачав головой, состроил мину, свидетельствующую о том, что его терпению вот-вот наступит конец.

— Ну вот что, Саймон! — сказал он, зажигая фонарик. — Не хочешь по-хорошему — придется по закону. Знаешь прекрасно, что в это время суток ордер на обыск получить практически невозможно. Но если желаешь затеять склоку, я возражать не стану. Обращайся в любые правоохранительные инстанции, можешь подать на меня в суд — мне без разницы. Судье я всегда могу показать ордер на обыск, на котором будет стоять, как ты понимаешь, сегодняшняя дата. А что касается твоего намека, будто я теперь шериф, дело обстоит гораздо проще. У меня в окружном полицейском управлении приятелей хоть отбавляй! Все они подтвердят свидетельскими показаниями, что уполномочили меня провести обыск за пределами города, поскольку дело об убийстве Айелло требует объединенных усилий. Если есть что возразить, прошу!

Пока Джо выдавал эту тираду, он расстегнул кобуру и вытащил свой «магнум-357».

Окинув Каттера взглядом с ног до головы, я заметил:

— Убери эту дуру. Сегодня мы втроем, а не вдвоем, как в тот раз. Так что учти, сегодня у меня есть свидетель.

Каттер снова покачал головой.

— Где труп, я спрашиваю? — спросил он грозно.

— Чей труп? — спросил в свою очередь я и пожал плечами.

— Майка Фаррелла! — уточнил Джо, еще более возвысив голос.

— Ты горлом-то не бери! — огрызнулся я. — Тебя кто-то здорово подставил!

— Ты так думаешь?

— Не думаю, а уверен! Скажи, кто послал тебя сюда, тогда мы раскрутим дело об убийстве Сальваторе Айелло.

— За кого ты меня держишь, а? — Джо Каттер повертел в руках свой «магнум». — Просто время тянешь! Убил Майка Фаррелла, а труп спрятать не успел...

Дизель-генератор уже пыхтел вовсю. Прошло минут двадцать, как я включил свет в доме. Пришлось говорить громче, чтобы перекрыть специфический шум, производимый электроагрегатом.

— Вот чего я не ожидал, так это наплевательского отношения к тебе твоих дружков! — сказал я. — Кто же это из них такой брехливый?

— Ладно, Саймон, хватит трепаться! — Каттер вскинул дуло «магнума» и жестом велел мне и Джоанне идти в дом. — Заходите, я за вами!

Минут пятнадцать мы втроем ходили по всему дому. Каттер, надо сказать, всегда тяготел к аккуратности и порядку. Он ничего ниоткуда не вытаскивал, вещи не разбрасывал... Просто распахивал двери, какие можно было открыть, и с шумом их захлопывал.

Джо Каттер искал труп.

Подвинув стул, он взобрался на него и посветил за трубопроводом отопительно-вентиляционной установки. Открыв дверь холодильника, сунул нос и туда. Заглянул под кровать, отодвинул кушетку, отогнул угол армейского одеяла, служившего шторами. Поняв, что в доме Майка Фаррелла нет — ни живого ни мертвого, он пробубнил что-то себе под нос и велел нам идти на улицу.

Мы обошли дом со всех сторон. Дизельная энергетическая установка отвлекла Каттера надолго. Он заглянул в силовой распределительный шкаф, в шкаф автоматического управления, но к аккумуляторным батареям, питающим системы автоматики, подойти побоялся. Шум дизеля, запах мазутного топлива и высокая температура удержали его от тщательного осмотра генератора, хотя он и обошел его дважды.

Джип он обследовал более основательно и, не найдя Майка в машине, жестом велел нам идти в сарай, где я занимался распилом, обработкой и полировкой камней.

Войдя в это помещение, Каттер сначала минут пять стоял и озирался. Прикидывал, должно быть, не успел ли я распилить труп на куски. Ну а потом, разумеется, сунул нос всюду, куда только было можно.

Я помалкивал, но видел, что Каттер закипает. Что ж, самое время выяснить, что все это значит. Я покосился на Джоанну. Выражение тревоги у нее на лице сменилось то ли спокойствием, то ли полнейшей отрешенностью.

— Джо, скажи, пожалуйста, откуда ты взял, будто Майка Фаррелла нет в живых? — спросил я. — Не допускаешь, что Майк попросил известить тебя, будто он убит, а сам в это время уже обосновался, скажем, в Мексике? В самом деле, подумай: Майк убивает Айелло, прихватывает с собой содержимое сейфа и, заметая следы, направляет следствие по ложному пути. Может быть такое? Вполне...

Каттер глянул на меня искоса и дулом «магнума» показал на дверь:

— Хватит зубы заговаривать! Выходите...

Во дворе мы провели целых полчаса. Каттер, чуть ли не ползая по земле, освещал каждые полметра, с особой тщательностью осматривая те места, где была хоть какая-то растительность.

Так же как и в случае с Эдом Бейкером, который елозил по участку двенадцать часов тому назад и ничего не нашел, осмотр ничего не дал. Каттер тяжело дышал и поминутно сплевывал.

Подойдя к оцинкованному ведру для мусора, он приподнял крышку, заглянул туда, посветив фонариком, а затем, шагнув в сторону, наступил на стебель розы, посмотрел себе под ноги и как бы между прочим обронил:

— Вы оба поедете со мной, хотите вы этого или нет. Потому как ты, Саймон, и она являетесь свидетелями преступления и ваши показания будут иметь существенное значение.

Я присвистнул:

— Ты что, друг, совсем того? Свидетелями какого преступления мы являемся? Объясни, пожалуйста.

— Пожалуйста! Если уж на то пошло, вы оба подозреваетесь в убийстве Айелло.

— Но это же полнейшая нелепость! — отозвалась Джоанна. — Саймон не убивал Айелло.

— А я этого и не говорил! Я сказал только, что вы оба подозреваетесь. Так что вы, дамочка, помолчали бы! Мне помощнички вроде вас не требуются. Вот когда найдем Фаррелла, тогда, похоже, и поставим точку.

— А с чего это ты надумал искать труп Фаррелла у меня? Можешь объяснить? — спросил я.

— В другой раз, может, и объясню... — усмехнулся Каттер.

— А если я попрошу это сделать сейчас?

— А если я не стану? — Джо неожиданно шагнул в мою сторону и остановился в паре метров от меня.

— А если не станешь, тогда проваливай! — отчеканил я.

— Саймон, ты невоспитанный человек. Придется преподать тебе урок хороших манер, — сказал Каттер и ударил меня под дых рукояткой «магнума».

Согнувшись от пронзившей меня острой боли, я пошатнулся и толкнул Джоанну — да так, что она не удержалась на ногах и упала.

«Ну и скотина же этот Каттер!» — мелькнула в голове мысль. А я тоже хорош! Нашел с кем разговоры разговаривать. Надо было держаться от него подальше! У него «магнум», а у меня в кармане «беретта», но ведь он не даст мне возможности ею воспользоваться.

Каттер постоял-постоял, а потом резко шагнул влево и, приподняв правую ногу, ударил меня с маху по голени. У него на ботинках, на мысках, были прикреплены специальные металлические пластины, поэтому у меня из глаз искры посыпались, а сам я рухнул на землю. Задержав дыхание, я хотел вскочить, но не удалось. Каттер пнул меня в бок, я упал плашмя. И потом целых десять минут, едва я только приподнимался, он сбивал меня мощным ударом.

— Что вы делаете?! — крикнула Джоанна.

Она стояла на коленях и покачивалась из стороны в сторону.

— Остынь! — Каттер обернулся к ней, замахнулся «магнумом», но не ударил, а подскочил ко мне и врезал ребром ботинка по ключице.

Он измывался. Он молча торжествовал — бил профессионально, больно и жестоко.

Присев, дожидался, когда я начну приподниматься... и, к примеру, ударял стальной рукоятью «магнума» по коленной чашечке. Не изо всех сил, нет! Но так, что боль ослепляла меня.

— Ну что, Саймон, давай колись! Где содержимое сейфа, говори... Неужели не понимаешь, что сам себе копаешь могилу? — Голос его звучал приглушенно и вкрадчиво.

— Вам бы еще дыбу и тиски, — произнесла Джоанна вполголоса.

Каттер не удостоил ее вниманием, а мне сказал:

— Не хочешь говорить — заставлю изложить в письменном виде... Собственной кровью не желаешь?

— Не стыдно измываться над невинным человеком? — спросила Джоанна сдержанным тоном.

Я понимал, чего ей стоит это показное спокойствие.

— Не стыдно! — усмехнулся Каттер, даже не взглянув на нее. — Хотя, пожалуй, правильнее будет сказать, что я просто сгораю от стыда, точь-в-точь как наш президент, когда отдает приказы шмолять ракетами по всяким там пустячным народишкам за морями за горами...

Джоанна тихо ахнула.

Джо Каттер в очередной раз присел, поддел дулом «магнума» мой подбородок, заглянул мне в лицо и спросил:

— Ну и долго мы будем пустопорожние разговоры вести? Саймон, у тебя что, времени навалом?

— Слушай, ты, поганец, чего тебе от меня надо? — Я выругался.

Каттер вскочил и пнул меня каблуком в грудную клетку.

Я с трудом сдержал крик.

Он снова лягнул меня по ребрам, и тут я сумел вцепиться ему в ногу. Схватил ее и повис всей своей тяжестью, а потом, собравшись с силами, вывернул ему ступню, и он упал. Встав на колени, я уже достал было из кармана свою «беретту», но получил сильный удар рукояткой «магнума» по голове и повалился навзничь. Джоанна закричала, и я покатился по земле в сторону кустов с розами, но Каттер догнал меня и ударил носком башмака по ключице с такой силой, что нечеловеческая боль вызвала у меня спазм желудка. Накатила дурнота. Мне стоило огромных усилий сдержать рвотный позыв. Господи, да ведь он убьет меня! Что же я? Совсем разум потерял?

Я выхватил из кармана «беретту», тыльной стороной ладони вытер кровь с лица, сочившуюся из раны на голове, и прицелился в Каттера. Тот опешил. Раскрыв рот, смотрел на меня не мигая. Похоже, пистолет у меня в руке лишил его на какое-то время способности соображать. Когда спустя пару минут он пришел в себя и вскинул «магнум», Джоанна снова закричала, а Каттер вдруг ни с того ни с сего замотал головой, и я увидел, что кровь заливает ему лицо.

— Что, получил? — крикнула Джоанна и бросила в Каттера еще один бордюрный камень.

— Ах ты, дрянь! — взвизгнул он и прицелился в нее из «магнума».

— Не смей! — заорал я.

Он застыл. Потом поднялся, убрал «магнум» в кобуру и сказал:

— О'кей, Саймон, поиграли, и хватит!

Я ничего не сказал, я по-прежнему держал его на мушке.

Взглянув искоса на Джоанну, я увидел, что она белая как бумага.

Каттер подобрал с земли фонарик и пошел к своей машине. Не говоря ни слова, он открыл дверцу, сел за руль, завел двигатель, включил мигалку, развернулся и, взметнув облако пыли, через минуту исчез в ночи.

Джоанна проглотила ком. Я убрал «беретту» в карман.

— Какой все-таки подонок этот Каттер! — сказал я. — Забьет кого угодно насмерть...

— Негодяй! — отозвалась Джоанна. — Жаль, что я ему череп не проломила. Надо бы...

— Надо бы! — согласился я, опускаясь на ступеньку крыльца.

Я с трудом сдерживался, чтобы не застонать. «Нет, каков сукин сын! — бушевал я. — Но я-то, я-то как подставился!.. Держать дистанцию, держать дистанцию... А сам?..»

Отдышавшись, я встал и, пошатываясь, поднялся в дом. Я ходил по комнатам и выключал везде свет. Спустя какое-то время вышел на крыльцо, там возле перил стояла Джоанна. Открыв сумочку, она достала мой кольт и протянула мне.

— Оставь себе, — сказал я.

— А если он вернется?

— Не вернется. Каттер тщеславный, самоуверенный тип. Считает, что, уж если он не нашел то, что искал, стало быть, это наверняка в другом месте. А демонстрация силы — его любимое занятие. Он всегда так поступает, когда хочет деморализовать противника.

— Настоящий зверь! — сказала Джоанна. — Зверюга...

— Да, это так, — отозвался я.

Хотел было объяснить ей, что такие, как Каттер, кружат, словно стервятники, возле гангстеров и мафиози, потому как и те и другие — звери, зверюги, зверье... Но, подумав, промолчал. Собственно, тут и сказать-то нечего! Служба всякого полицейского связана, по сути, с нарушителями правопорядка, а то и вовсе с отбросами общества. Да и убивать, если по совести, не так-то просто! Наверное, поэтому я и не торопился доставать «беретту»... Пристрелил бы Каттера! Это точно... Но зачем? Пусть живет. Желающие прикончить его рано или поздно найдутся. Хотя не исключено, что однажды он задумается, правильно ли живет. А-а-а, да ладно!..

Генератор перестал гудеть-пыхтеть. Стало тихо. Я обнял Джоанну, прижал ее к себе:

— Джо, посиди на крыльце, отдохни, я позабочусь о Майке. Хорошо?

Она покачала головой:

— Нет, Саймон, я с тобой. Я без тебя не останусь.

— Но ведь его надо похоронить!

— Я помогу. О господи! Бедный, несчастный Майк...

* * *

Мы вырыли ему могилу в горах, возле заветного места, где некий камнерез добывал самоцветы, надеясь в один прекрасный день разбогатеть. Но прежде мы с величайшей осторожностью вытащили его труп, завернутый в непромокаемый брезент, из-под фундамента, вернее, из-под каменной платформы агрегата, куда Каттер не догадался заглянуть. Впрочем, он не рискнул бы, поскольку запросто мог лишиться, скажем, уха, так как лопасти работающего мотора крутились в тот момент как бешеные.

Погрузив тело Майка в джип, мы помчались в горы.

Было три, когда мы похоронили его. Каменистая почва с трудом поддавалась лезвию лопаты. Я выбился из сил, но так и не сумел выкопать глубокую могилу. Завернув тело в брезент так плотно, как только можно, мы положили его на дно двухметровой прямоугольной траншеи глубиной около метра, забросали землей, а поверх холма навалили крупных камней, дабы дикие звери не смогли раскопать могилу.

Мы с Джоанной рассудили, что, даже если кто-то и набредет случайно на могилу, никому в голову не придет, что я имею к ней отношение, поскольку от моего дома на джипе мы сюда добирались целых полчаса. Что касается куска брезента, то он хранился у меня более десяти лет. Еще с тех времен, когда я служил в армии. А об отпечатках пальцев и говорить нечего — я копал могилу в резиновых перчатках.

Управившись, мы постояли молча возле последнего пристанища многострадального Майка.

Неподалеку над гигантским кактусом сагуаро кружила сова. С горных вершин налетали порывы прохладного ветра, приятно холодившего мой обнаженный торс. Я был весь в поту, в грязи и в пыли. Слипшиеся от крови и пота волосы заскорузли и представляли собой сплошную коросту. Я стоял, смотрел по сторонам и думал о том, что цивилизация — понятие абстрактное и нас от нее отделяет целое тысячелетие.

В лунном свете Джоанна выглядела бледной, измученной. Я окинул ее взглядом и поразился — за какие-то десять — двенадцать часов она так сильно похудела, что стала казаться угловатым подростком.

— Джо, я понимаю, ты жутко устала, но все-таки тебе придется найти в себе силы еще для одного задания. Садись в джип и поезжай медленно-медленно вниз. Остановишься на старой дороге.

— А ты?

— А я пойду следом и буду веткой с мескитового дерева в прямом смысле заметать наши следы.

Мы добрались до дома, когда уже начало светать.

— Ты фантастическая женщина! — сказал я Джоанне и поцеловал ее в губы.

— Саймон, знаю, ты не любишь кофе, — сказала она, — но именно крепкий кофе тебе сейчас необходим.

Она пошла на кухню, а я поспешил к телефону. Джерри Спрейг ответил после седьмого гудка:

— Саймон, ты, что ли?

— Я...

— Ты, по-моему, спятил. Взгляни на часы!

— Ладно тебе, старик! Не бурчи и прости за назойливость. Это вопрос жизни и смерти.

— Зараза ты, Саймон! О чьей смерти идет речь?

— О моей, конечно! — усмехнулся я. — Ну что там с Рейфордом и Колклафом?

— Ни тот ни другой не покидали столицу в течение последних сорока восьми часов. Сечешь? Последние двое суток эти говнюки ошивались в Вашингтоне.

— Это точно?

— Точно! Отвечаю головой. Тебе нужны подробности?

— Нет, теперь не нужны, раз уж ты отвечаешь головой!

— Головой, которая не имеет покоя ни днем ни ночью...

— Иди дрыхни и не сердись на меня! Когда все утрясется-уладится, обещаю накормить нас с тобой до отвала у «Порфирио».

— А напоить?

— Само собой.

— Лады! Саймон, дружище, звони, если что...

— Непременно, Джерри! Спасибо тебе, обнимаю...

Когда я, закончив разговор, положил трубку, вошла Джоанна с дымящимся кофе. Я взял чашку, отхлебнул глоток и сказал:

— Засну после кофе как убитый, это точно. Лучше пойду приму душ.

Я отправился в ванную, встал под ледяной душ и, задержав дыхание, стал смывать с себя грязь и пот. Я тер себя щеткой с мылом, пока не заскрипел. Я и волосы вымыл до скрипа.

А потом зашагал босиком в спальню.

— Саймон, — сказала Джоанна, — ложись спать и ни о чем не думай. На тебе лица нет. Спи, теперь я приму душ.

Я лежал, смотрел в потолок и размышлял о том, кто убил Майка Фаррелла. Кто нанес ему тяжкие телесные повреждения? Тот, кто убил и Айелло? Тогда почему он пытал Майка? Нет, все-таки это сделал кто-то другой. Может, Майк знал нечто такое, что скрыл от меня? А убийца хотел это выведать?

Я боролся со сном, а когда все-таки закрыл глаза, сразу увидел, что на меня мчится розовый «кадиллак». Потом я провалился куда-то и заснул как убитый.

Глава 9

Я ощутил сквозь дрему, как Джоанна, скользнув ко мне под простыню, какое-то время возилась, приноравливаясь, потом замерла у меня под боком, словно пушистая теплая кошечка. Прядь душистых волос коснулась моей щеки, и я разомкнул веки.

Грубое солдатское одеяло на раме окна, как обычно, оттопыривалось по краям, и сияющие лучи солнца, выкатывающегося из-за гор, разноцветными бликами переливались на раздвижных стеклах книжных полок с томиками моих любимых поэтов и писателей.

Я перевел взгляд на Джоанну. Она смотрела на меня. Без улыбки... Но в глазах у нее я прочитал то, что порой весьма затруднительно выразить словами. И в тот же миг всем своим нутром почувствовал: она, как и я, хочет близости, являющейся, как известно, высшим проявлением любви.

Трагическая судьба Майка ослабила на мгновение накатившее на меня желание, и я замер, однако угроза неотвратимой расправы, висевшей над нами подобно дамоклову мечу, оказалась более мощным зовом — основной инстинкт кинул нас в объятия друг друга. Ее короткое учащенное дыхание совпадало с ритмическими толчками наших тел и сердец. Джоанна отдавалась мне так, как никогда прежде.

— Знаешь, я сейчас все умирала, умирала и вот... не смогла, умереть, — сказала она, когда перевела дух. — Правильно говорят, будто любовь — это маленькая смерть. Может, конечно, и не смерть, но что-то сродни небытию либо погребению. Давным-давно, когда все люди были язычниками, они, наверное, подобным образом расставались с тяжелым прошлым. Я, возможно, не то говорю... Скажи, этот мой лепет тебя не раздражает?

— Это не лепет, моя язычница, это — жизнь... — Я прижал ее голову к своей груди.

— Саймон, я, ласкаясь... Тебе было больно? Ведь Каттер тебя не щадил...

— Не будем об этом! Пусть он считает, будто я слабее его. Мне это на руку... Который час?

— Сутки назад ты мне задал этот же вопрос. Помнишь? Думаю, уже скоро восемь. Я спала на кушетке, потому что не хотела нарушать твой сон. Меня разбудило солнышко. — Джоанна поцеловала меня, провела ладонью по волосам. — Знаешь, Саймон, я проснулась и почувствовала себя такой одинокой... — сказала она дрогнувшим голосом.

— Пора вставать! — Я не должен был позволить ей жалеть себя. — Времени у нас в обрез!

Мы быстро оделись и вышли на крыльцо. День обещал быть жарким.

— Джоанна, отвезу-ка я тебя к Нэнси Лансфорд. У нее в доме ты будешь в безопасности, а мне не придется поминутно думать о том, все ли с тобой в порядке.

Нэнси встретила нас с распростертыми объятиями. Я вкратце объяснил ей обстановку, попросил ни при каких обстоятельствах никому не признаваться в том, что Джоанна останется у нее до моего возвращения. Сказал, что непременно вернусь к полудню, и уехал.

По дороге я, обдумывая план действий, пришел к выводу, что, если в ближайшие четыре часа ситуация не изменится, поиски чужих денег я прекращаю и вместе с Джоанной уезжаю в дальние края. Куда, каким образом — я еще не решил, но понимал, что нам следует исчезнуть гораздо раньше завершения срока, отпущенного мне Винсентом Мадонной.

Я уже подумывал, а не воспользоваться ли услугами специалиста по пластической хирургии, координаты которого оставил мне Майк Фаррелл. И хотя на подобную операцию денег явно не хватало, я почему-то был убежден, что сумею договориться с хирургом относительно оплаты частями.

Когда мы хоронили Майка, я вывернул наизнанку карманы его одежды, но пяти тысяч долларов, которые вручил ему Айелло, не обнаружил. Тот, кто убил его, забрал деньги себе.

Мне по-прежнему не давали покоя два вопроса. Во-первых, какие сведения хотел выведать убийца у Майка, а во-вторых, удалось ли ему узнать то, что он хотел?

Прежде чем свернуть на скоростную дорогу, я остановился у бензоколонки. Пока служащий возился с моим джипом, я купил утренний выпуск местной газеты и успел пробежать глазами заголовки и три колонки на первой полосе, сообщавшие второстепенные подробности убийства Сальваторе Айелло. Правда, было кое-что и весьма существенное. В паре километров от дома Айелло полиция наткнулась на автомашину типа универсал, на крыльях и капоте которой удалось обнаружить отпечатки пальцев, принадлежавшие Майку Фарреллу. И в настоящее время он разыскивался для дачи показаний. Высказывались также предположения о возможной причастности Фаррелла к убийству Айелло. Оказывается, нашлись желающие подтвердить под присягой, будто у Фаррелла были основания иметь на Айелло зуб. Однако ни слова не говорилось о том, что в доме у Айелло произошло ограбление сейфа. Сейф вообще не упоминался. Либо в полиции о его существовании ничего не знали, либо кое-кто из высших полицейских чинов хранил в нем свою наличность. Зато на пятой полосе, где печатали продолжение материала, опубликованного на первой полосе, я обнаружил любопытное сообщение: в Айелло стреляли из «немецкого автоматического пистолета 9-го калибра» марки «Люгер» или марки «Вальтер».

«Это уже кое-что!» — подумал я, поскольку за это время мне не доводилось сталкиваться с владельцем пистолета немецкого образца.

Когда я расплачивался за бензин, мне показалось, будто служащий взглянул на меня с хитрованским прищуром. Короче, не понравилось мне это, и я на всякий случай постарался запомнить адрес бензоколонки, взглянув на табличку телефона-автомата у обочины.

Заправившись, я сел за руль и помчался в направлении квартала Клифф-Вью-Терис, раскинувшегося на вершине крутого холма среди предгорий, ограничивающих город с севера. Здания в этом районе, все как одно двухэтажные, облицованы с фасада серым кирпичом с розовыми прожилками, что, разумеется, било на внешний эффект. Строительство дома будто бы влетело застройщику в копеечку. А на самом деле... Ну да ладно!.. Однако обилие зеленых насаждений полностью реабилитировало владельцев недвижимости. Тенистые аллеи, лужайки с дождевальными установками, деревья с раскидистыми кронами — все это радовало глаз и обещало прохладу.

Я поставил джип под навес на парковке возле торгового центра и отправился на поиски объекта, ради которого сюда прикатил. Чтобы найти обширное прямоугольное здание, где принимали своих пациентов медицинские светила города, понадобилось минут пять. Латунная вывеска «Фред Броли. Доктор медицины» привлекла мое внимание, едва только я повернул за угол здания, где располагался торговый центр.

Приемная в частной клинике Фреда Броли оказалась на уровне. Удобная дорогая мебель, на журнальном столике — самая разнообразная пресса, пушистый ковер на полу и стены в бледно-зеленой гамме, накрахмаленная секретарша-регистраторша — упитанная блондинка с дежурной улыбкой за стеклянной перегородкой — все соответствовало высокому уровню медицинского учреждения. Да и пациенты выглядели людьми состоятельными, то есть радовали глаз. Молоденькая девица в сверхмодном туалете и рыжеволосая гранд-дама в бриллиантах просматривали журналы, а пожилая особа с синюшной кожей и безучастным выражением на лице не отводила взгляда от своей дрожавшей левой руки с массивным золотым браслетом на запястье. «Бедняга!» — покосился я на нее. Тремор конечностей случается при самых разнообразных нервных болезнях, в том числе и по причине чрезмерного употребления алкоголя.

Облокотившись на наружный подоконник окошечка секретарши, смахивающей на служащую солидного банка, я спросил:

— Доктор у себя?

— Вам назначено? — расплылась она в широкой улыбке.

— Нет. У меня со здоровьем все в порядке. Я по другому вопросу, поэтому позвольте...

— Доктор Броли по всем другим вопросам, — поспешила она прервать меня, — принимает в четверг, после обеда. Если вы имеете отношение к поставке фармацевтической продукции, тогда...

— Выслушайте меня, — не дал я ей договорить. — Доктор Броли просил немедленно уведомить его, когда мне станет что-либо известно относительно пропажи кое-какой его личной собственности. Сообщите ему, что у него в приемной некий Крейн... Саймон Крейн...

Секретарша нажала кнопку внутреннего селектора и, повернувшись ко мне спиной, что-то прошептала в микрофон.

— Мистер Крейн, доктор вас примет прямо сейчас, — сообщила она спустя минуту с улыбкой.

— Благодарю вас, — улыбнулся я в ответ.

— Присядьте, пожалуйста, — сказала она, не отводя от меня взгляда.

Судя по выражению, появившемуся у нее на лице, известие об исчезновении какой-то частной собственности, принадлежавшей доктору Броли, повергло ее в шок.

В приемную вышел Фред Броли. Дама с тремором кинулась к нему.

— Миссис Чандлер, прошу прощения, я буду в вашем распоряжении через десять минут, — сказал он, жестом дав мне понять, чтобы я следовал за ним.

Мы молча шагали по длинному коридору с множеством дверей по обеим его сторонам. Рентгеновский кабинет, надо полагать, стоил ему целого состояния. Впрочем, в оборудование операционной наверняка были вложены тоже немалые деньги. Две лаборатории, несколько ванных, зал для консилиумов... Я читал надписи на табличках и прикидывал, в какую сумму обошлась доктору Броли собственная клиника.

— Прошу, — бросил он, пропуская меня в свой кабинет.

Закрыв за собой дверь, он остался стоять, не предложил присесть и мне.

— Итак, что новенького? — кинул он на меня недружелюбный взгляд.

— Пока все по-старенькому, — не остался я в долгу, — но с вашей помощью надеюсь на успех.

— Ничего себе! — Он усмехнулся. — Я вроде бы потерпевший, но, оказывается, обязан еще и помогать...

— А ваш сейф в данный момент заперт? — спросил я, глядя на него в упор.

У него за спиной я увидел утопленный в стену шкаф, около метра в высоту и полметра в ширину.

— В данный момент не заперт, потому как домой я еще не ухожу, — ответил он и почему-то нахмурился.

— Не возражаете, если я взгляну, что там внутри?

— Это еще зачем? — вскинул он брови. — Впрочем, пожалуйста. Ваше любопытство мне понятно.

Фред Броли распахнул дверь сейфа. На верхней полке стоял зеленый металлический ящик с ключиком в замке. В таких жестянках, как правило, хранятся личные документы. На нижней полке я насчитал с десяток флаконов темного стекла.

— Препараты, содержащие наркотики? — обернулся я к нему.

— Да, — ответил он и быстро отвел взгляд.

— Все в порядке! — заметил я с ухмылкой. — Убедился, что у вас нет тех денег, что пару дней назад находились в сейфе у Айелло.

— Вздор какой-то вы несете! Разве можно воровать деньги у самого себя?

— Можно. Для отвода глаз, — бросил я.

— А себя вы не подозреваете?

— Пока нет...

— Странно! На вашем месте я бы подозревал всех поголовно.

— Доктор Броли, надо полагать, вы неоднократно бывали в доме Айелло... — сказал я с расстановкой.

— Бывал... — кивнул он. — Неоднократно...

— Очень хорошо! — заметил я.

— Сейчас я бы так не говорил, — отозвался он.

— Допустим. Скажите, во время ваших визитов не попадался ли вам на глаза «кадиллак» розового цвета?

Фред Броли поперхнулся, однако, желая скрыть охватившее его замешательство, откашлялся, а затем недовольно спросил:

— Розовый «кадиллак», он что, имеет какое-то отношение к пропаже моих денег?

— А сами вы на какой марке разъезжаете? — ответил я вопросом на вопрос.

— У меня «ягуар». Спортивная модель... А что?

— Вы, как я посмотрю, прирожденный спортсмен. А розовый «кадиллак» кому принадлежит?

— Господи, откуда мне знать?

— А вы подумайте хорошенько! Вдруг вспомните... — Я достал из кармана «беретту», подбросил на ладони и добавил: — Вы, доктор Броли, выдали реакцию на розовый «кадиллак», поэтому не пытайтесь убедить меня, будто не знаете. Ей-богу, только этого и не хватает, чтобы вы покончили жизнь самоубийством, застрелившись из собственной «беретты».

Облизнув губы, Фред Броли произнес вполголоса:

— Я знаю джентльмена, у которого есть розовый «кадиллак», но уверяю вас, он не вор...

— Ручаетесь, что ли?

— Ручаюсь...

— Интересно! А вдруг именно он украл ваши деньги?

— Этого не может быть!

— Почему же?

— Потому что он богатый человек.

— Доктор, не смешите меня! Могу биться об заклад, что в мире просто не существует такого богача, который отказался бы от трех миллионов баксов.

— От трех миллионов? — Фред Броли сделал квадратные глаза.

— Именно! Итак, кто этот человек?

— Мистер Крейн, вы ошибаетесь! Владелец розового «кадиллака» мой хороший знакомый, он весьма известное и влиятельное лицо, да и по складу характера стопроцентный флегматик.

— Его имя и фамилия?

— Джон-Бен Барагрей...

— Вот так так!.. — протянул я. — Оказывается, у вас важные знакомые...

* * *

Джон-Бен Барагрей представлял собой, как принято нынче говорить, национальное достояние. Я не был с ним знаком и никогда не сталкивался, хотя слышать о нем доводилось.

Родом из Техаса, он нажил свое состояние на востоке штата, когда там были открыты крупнейшие месторождения нефти. Позже Барагрей перебрался на запад и занялся разведением мясных коров. И если Техас, крупнейший сельскохозяйственный штат, держит первое место по производству говядины, то здесь немаловажная заслуга принадлежит Джон-Бену Барагрею. Мне было известно, что его ранчо находится в ста километрах от нашего города, а капитал исчисляется кругленькой суммой — миллионов сто, а возможно, и больше.

В довершение ко всему он был управляющим одного весьма солидного банка. Короче говоря, оценив навскидку его капиталы, я пришел к выводу, что если между ним и семьей дона Мадонны поддерживаются тесные контакты, то в этом нет ничего противоестественного. И тот и другой поддерживают систему, при которой политические партии контролируются партийными боссами. И тот и другой служат яркой иллюстрацией приверженности феодальному образу жизни, при котором наблюдается зависимость «вассалов» от «сюзеренов».

Спустя полтора часа я подъезжал к владениям Барагрея, простиравшимся и вширь, и вглубь на десятки километров.

Ранчо, естественно, напоминало поселок городского типа. Я катил по шоссе, которое являлось собственностью Джон-Бена Барагрея, а по сторонам мелькали значительные приметы цивилизации. Оставив позади аэродром с аэропортом, штук пять бензоколонок, я целых двадцать минут плутал среди двухэтажных семейных коттеджей работников с многочисленных ферм Барагрея, пока наконец не оказался перед воротами поместья современного феодала.

Справа, прямо под открытым небом, располагался его автопарк. Я окинул машины внимательным взглядом. Среди множества пикапов, джипов, грузовиков, электрокаров, внедорожников повышенной мощности, пары «роллс-ройсов», одного «бентли», пары «кадиллаков» не было ни одной машины розового цвета. Роскошный трехэтажный особняк с балконами, верандами, парадным входом с портиком и колоннами, конечно поразил мое воображение, но не настолько, чтобы я окончательно стушевался.

На мой стук молоточком в массивную дверь вышел дворецкий в ливрее. Положа руку на сердце, заявляю: дворецкого в ливрее я увидел впервые. Он смотрел на меня, я — на него. Я, однако, быстро сообразил, что мне следует сообщить ему, кто я такой, а также причину визита. Сказав, что у меня к его хозяину важное дело, я добавил, что адрес мне сообщил доктор Броли. Дворецкий попросил подождать в гостиной, а сам, сверкая золотыми и серебряными галунами, с поклоном удалился.

Я с любопытством огляделся. На стенах висели три подлинника Ренуара, кое-какие работы ранних импрессионистов. Словом, обстановка и декор внушали почтение. Я сразу составил впечатление о мистере Барагрее как о человеке весьма глубоком и основательном.

Массивная мебель была обтянута малиновым сафьяном, вдоль стены слева стояли книжные шкафы красного дерева. Я решил поинтересоваться, какого сорта литература занимает хозяина этого дома долгими вечерами, когда на дворе, к примеру, непогода. И поразился. Философия, искусствоведение, военная история, мемуары, Фолкнер, Лев Толстой, Махатма Ганди... Вот и думай после этого, с кем имеешь дело!

— Мистер Крейн... — услышал я мягкий баритон у себя за спиной. — Саймон Крейн... Скажите, мистер Крейн, мы с вами знакомы или нет?

Я обернулся.

В дверях стоял благообразный пожилой господин. Глаза его светились улыбкой.

— Я Джон-Бен Барагрей. Вы, мистер Крейн, упомянули имя моего хорошего знакомого доктора Фреда Броли. Вы у него лечитесь? Впрочем, чем могу быть полезен?

— Мистер Барагрей, рад познакомиться с вами. — Я склонил голову в почтительном поклоне. — Извините, что без звонка. Мы незнакомы, но кое-какие непредвиденные обстоятельства вынудили меня обратиться к вам за помощью, а возможно, и за советом.

— Прошу вас, садитесь! Воображаю, каково вам было под палящим солнцем. Сегодня такая жарища! Не желаете ли чего-нибудь выпить?

— Если только пива... — улыбнулся я.

— Пиво самое оно в такое пекло!

Он подошел к холодильнику в простенке между окнами, выходящими в сад, достал две бутылки пива, открыл и сразу отхлебнул из своей.

Этим жестом он дал мне понять, что всякой там фанаберии у него в доме не место. Я моментально расположился к нему.

— Итак, слушаю вас внимательно, — сказал он после того, как мы ополовинили бутылки.

— Мистер Барагрей, полагаю, убийство Сальваторе Айелло для вас не новость. Конечно, вы об этом наслышаны.

— Да, я в курсе и, не скрою, весьма удивлен. А вы что, помогаете следствию?

— Нет. Тут дело в ином. Я не полицейский, не сыщик, а просто частное лицо, поставленное кое-какими жизненными обстоятельствами в жесткие рамки. Мне необходимо во что бы то ни стало найти убийцу! Единственная зацепка, которая, возможно, поможет это сделать, — «кадиллак» розового цвета. Доктор Фред Броли сказал, будто вы владелец именно такого розового «кадиллака». Прошу прощения, но думаю, вы согласитесь со мной, что розовая машина... в общем, это весьма редкая расцветка.

— Так, понятно! Есть еще вопросы?

— Скажите, вы знакомы с Винсентом Мадонной?

— Знаком. Он, понимаете ли, хочет в нашем штате поставить на широкую ногу игорный бизнес, а я — против. Несколько раз я встречался с ним, намеревался утрясти проблему путем переговоров, но он придерживается других способов ее решения. Стало быть, теперь мне осталось удовлетворить ваше любопытство относительно розового «кадиллака», да?

— Да.

— Я продал его месяц назад.

— Кому, если не секрет?

— Отогнал в агентство по продаже «кадиллаков», доплатил и купил новый «кадиллак» черного цвета... Вот и все!

Я молчал, что тут скажешь.

— Мистер Крейн, может быть, я смогу чем-то помочь? — спросил любезный хозяин.

— Спасибо, мистер Барагрей! Прошу прощения за вторжение.

— Ради бога, не извиняйтесь! К тому же у меня к вам просьба. Мистер Крейн, не составите ли мне компанию? Приглашаю вас отобедать. Я живу один. Жена умерла два года назад. Единственный сын, полковник ВВС, погиб во Вьетнаме. Подбили его самолет... Так что я совсем один. Оставайтесь, а? Чувствую, нам есть о чем побеседовать.

— Обещаю отобедать у вас на следующей неделе, если буду жив, — улыбнулся я.

— Вы-то будете, а буду ли я — не знаю, но все равно ловлю вас на слове! — засмеялся славный старикан.

Мы расстались друзьями.

* * *

Солнце жарило вовсю. Казалось, дорога, по которой я мчался, вот-вот начнет плавиться. Было начало второго. Следовало поужинать. Я понимал, что в агентстве по продаже «кадиллаков» почти нереально застать в такую жару кого-либо после обеда.

Дорога постепенно ввинчивалась в горы, и лететь сломя голову становилось опасно. Впереди шла машина. Ну вот! Что толку гнать? Если тот, кто впереди, станет тащиться, придется плестись за ним минут двадцать! А то и все тридцать, до тех пор пока не спустимся вниз. Кому охота идти на обгон, если слева с минуты на минуту появится знаменитый обрыв под названием Дьявольский склон. Навернешься — костей не соберешь! Как-никак, длина склона по прямой — верный километр, если не все полтора.

Я достал из кармана носовой платок, вытер пот с лица и присвистнул.

Впереди идущая машина ни с того ни с сего сбросила скорость, прижалась к скале, что стеной нависала справа. Похоже, водитель дожидался меня, чтобы пропустить вперед, а потом ехать самому не торопясь.

Я приблизился, хотел было крикнуть, что пойдем друг с другом, мол, двадцать минут погоды не сделают, но вдруг узнал водителя. За рулем сидел Эд Бихринман. Мало этого, он целился в меня из автоматической винтовки 45-го калибра.

Я ударил по тормозам, но он вывернул руль, пересек белую разделительную полосу и попер на меня. Его маневр моментально стал мне ясен: если не удастся пристрелить, тогда надо постараться столкнуть меня вместе с джипом вниз с обрыва — и все тут!

Глава 10

В своей сознательной жизни я раза три или четыре с честью выходил из сложнейших ситуаций. Но одно дело — когда готовишься заранее, взвешиваешь все «за» и «против», и другое — если приходится мгновенно принимать решение, не имея ни секунды на раздумья. В таких случаях обнаруживаешь в себе какие-то скрытые резервы, которым я не берусь дать научно обоснованное определение. Возможно, это удача, а может, судьба! Но скорее всего, это просто-напросто положительная реакция живого организма на внешнее раздражение, называемая рефлексом. Условным, безусловным, но рефлексом...

Бихринман вдруг надумал обойти меня справа. Я позволил ему этот финт, сделав вид, будто не понимаю, чего он добивается. Слегка взяв влево, я пустил его на неширокую полоску справа от себя и, скосив глаза, увидел, что он приготовился выворачивать руль, потому как убрал винтовку и принялся перехватывать ладонями рулевое колесо.

«Собираешься, поддав в правый бок, столкнуть меня с обрыва?» — подумал я и, нажав до упора на акселератор, понесся по белой разделительной полосе. У Эда Бихринмана с реакцией, судя по всему, было неважно. Он, разумеется, бросился меня догонять, но припозднился и, когда поравнялся со мной, оказался слева, упустив из виду, должно быть, что я тоже умею толкаться.

Я конечно же не растерялся и, пожертвовав «самочувствием» заднего левого крыла, с силой врезал Бихринману по передней правой дверце. Короткая колесная база джипа позволила мне, вильнув резко вправо, поддать ему под зад бампером. Джип содрогнулся, встал поперек дороги, но я, быстро вывернув руль, разогнался, стукнул неуклюжую машину Бихринмана по правому крылу, пулей проскочил метров двадцать вперед, не оглядываясь, и остановился на ручном тормозе в паре метров от обрыва.

Кинув взгляд в зеркало заднего обзора, я покачал головой... Что ж, судьба спускает дураку только до поры до времени. Затем следует предупреждение. Тому, кто не внемлет, она наносит удар!..

Я выбрался из джипа, подошел к краю обрыва, заглянул вниз. Машина врага выполняла смертельное сальто. Когда раздался оглушительный звук взрыва, я решил, что поминки по Майку удались, а потом сел в джип, развернулся и поехал назад.

Проезжая мимо ранчо Барагрея, я остановился у бензоколонки и, назвавшись вымышленным именем, сообщил по телефону-автомату патрульной службе о дорожно-транспортном происшествии у Дьявольского склона. В город я возвращался другой дорогой. Эта предосторожность оказалась вынужденной и отняла у меня лишних пару часов, но зато теперь я точно знал, где искать убийцу Айелло и три миллиона баксов из его сейфа.

Все предельно просто! Эд Бихринман не тащился за мной хвостом из города до ранчо Барагрея, но, как оказалось, прекрасно знал, по какой дороге я буду возвращаться. Стало быть, тот, кто ему сообщил эту информацию, непременно пожелает убедиться, что все произошло именно так, как было запланировано. Я раздумывал, то ли мне поднажать, то ли не очень торопиться. Но неожиданно многострадальный джип проявил характер — на полпути лопнула шина. С заменой я провозился ровно полчаса. Короче говоря, только в начале шестого я свернул на знаменитый Стрип. Проезжая мимо «Красной мельницы», я вспомнил Майка Фаррелла. Несчастный Майк! Не ведал он о том, что мне стало известно совсем недавно.

Было ровно шесть, когда я свернул со Стрипа вправо и медленно покатил по спокойной, тихой улице, поглядывая на номера домов. В одноэтажном доме с двумя верандами по бокам светился экран телевизора. Пролетел самолет, и изображение замелькало, замельтешило. Пожилая женщина в широком окне с раздернутыми шторами наклонилась к самому экрану, стараясь понять, о чем хотя бы говорят...

Дом, номер которого я, по счастью, запомнил, оказался соседним. Выключив мотор, я набросал в уме план действий. Достав из бардачка «беретту», сунул в задний карман. На лужайке перед домом стояла садовая мебель из кованого железа, окрашенного в белый цвет. Неслышно ступая по плитам дорожки, я поднялся по ступенькам крыльца и толкнул парадную дверь. Она оказалась запертой изнутри. В замке виднелась бородка ключа. Я позвонил. В доме раздался мелодичный звон. Однако даже спустя несколько минут дверь мне так никто и не открыл.

Я спустился с крыльца, обошел дом справа и, шагая по дорожке из гравия, подошел к гаражу на две машины. Заглянув в окошко, я увидел лишь спортивный автомобиль марки «ягуар». Я подошел к окну, где горел свет. Заглянув внутрь, понял, что это кухня. Сквозь распахнутую дверь просматривалась просторная гостиная, на полу которой лежал роскошный ковер. По нему, покачиваясь, босиком, шагала рыжеволосая женщина в махровом халате ярко-зеленого цвета, пояс от которого тащился за ней, словно плеть плюща.

Подойдя к парадной двери, она запахнула полы, перетянула талию поясом, провела ладонью по взлохмаченным волосам покачнулась, отперла дверь и вышла на крыльцо.

— Добрый вечер, — сказал я, вывернувшись из-за угла. — Это я звонил.

— Добрый вечер, — ответила женщина, кинув на меня равнодушный полупьяный взгляд. — Заходите.

Не спросив, кто я и зачем пожаловал, женщина повернулась и пошла в гостиную. Я прикрыл за собой дверь и зашагал за ней следом. Она опустилась в кресло перед журнальным столиком, на котором стояла бутылка виски, опорожненная наполовину, большая бутылка диетической пепси-колы и пустой бокал.

— Я пью, — сказала женщина, налила в бокал виски, пепси и отхлебнула большой глоток. — А вы чем занимаетесь?

— А я ищу вашего мужа. Это дом Фреда Броли?

— И мой тоже, между прочим, — сказала женщина нараспев. — Я Сильвия Броли. Если хотите составить мне компанию, обслужите себя сами. Я вам полностью доверяю. В баре, — она кивнула на буфетную стойку, — есть все, что пожелаете.

Я поблагодарил миссис Броли, сказал, что весьма опрометчиво с ее стороны оказывать доверие незнакомому человеку, и задал вопрос, ради которого здесь оказался:

— Скажите, где я могу найти вашего мужа? Он мне очень нужен.

Сильвия Броли пожала плечами и, тряхнув копной огненно-рыжих волос, ответила с явной иронией:

— Вы потрясающий мужчина! Если женщина пьет в одиночестве, это означает только одно: ее мужу наплевать на нее, а ей — на него. Вам это понятно?

— Понятно. Но все-таки где он может быть?

— А черт его знает! Ему позвонили. Он сказал, что экстренный вызов. Взял мою машину и умчался. Свою он доломал, надо понимать. Думаю, экстренный вызов затянется до утра.

Сильвия Броли отхлебнула из бокала, подумала, добавила виски и сделала еще пару глотков.

— Это давно было? — спросил я.

— Что давно? — протянула она.

— Экстренный вызов...

— Бабенка это, а не вызов... Вот что! Не знаете, кто она?

— Понятия не имею.

— И я тоже! Давайте выпьем за все хорошее...

— Давайте! Но прежде, если позволите, я наведаюсь в ванную. Руки надо помыть. Можно?

— Только осторожно! — засмеялась она и закашлялась.

В ванной я открыл дверцу шкафчика домашней аптечки и без труда нашел снотворное. Положив три капсулы в кармашек рубашки, я вымыл руки и вернулся.

— Я бы выпил пива, если не возражаете, — сказал я и улыбнулся Сильвии, которая лет десять назад была, вне всякого сомнения, настоящей красавицей.

— Придется тащиться на кухню, — ответила она. — Вы тут без меня не скучайте! — Она мне подмигнула и вышла.

Скучать мне было некогда. Растворив снотворное в бокале, я добавил в него чуточку виски и огляделся.

Мебели в гостиной было предостаточно, однако едва ли ему удалось спрятать все здесь. Три миллиона рассовать по углам комнаты затруднительно. Скорее всего, он спрятал деньги в кабинете либо в спальне.

— Скажите, пожалуйста, вас, случайно, не Марчелло зовут? — спросила Сильвия, возникшая на пороге гостиной с картонной упаковкой пива.

Она еле держалась на ногах, поэтому я бросился к ней на помощь, опасаясь, как бы она не упала.

— С чего вы взяли, что меня зовут Марчелло? — засмеялся я и направил ее к креслу.

— Вы похожи на итальянца. Да нет, вы просто вылитый мафиози!

— О господи! — замахал я руками. — Можно подумать, будто вы с мафией дружбу водите.

— Я?! Вот уж нет! — Сильвия отпила из бокала. — Я просто подумала, раз вам понадобился мой муж, значит, вы хотите его убить.

— С какой стати?

— А Фред мне говорил, что он про мафию столько всего знает, что они теперь его обязательно убьют. То есть он сказал, что если они не сделают так, как ему нужно, тогда он кое-что сообщит куда надо. Например, в какую-нибудь газету. И уж тогда всем им придет конец. И кое-каким политиканам тоже...

Сильвия засмеялась. Я смотрел на нее во все глаза и думал о том, что месть обманутой женщины — вещь опасная. Болтливой пьяной дурехой я бы ее не назвал. Жена Фреда Броли не была лишена ума.

Отключилась она внезапно. Сначала она замолчала, потом закрыла глаза и побледнела. Я взял ее руку, нащупал пульс, подложил под голову подушку и приступил к обыску.

* * *

Солнце опускалось за линию горизонта, посылая прощальные лучи заката вершинам гор, когда я вышел из кухни во двор и поспешил в гараж, ключ от которого я нашел в сумочке Сильвии.

Всего десять минут потребовалось мне, чтобы понять: в гараже, как и в доме, пусто. В том смысле, что деньги следует искать в другом месте.

«Где?» — задал я себе вопрос.

В офисе? Не исключено...

Скорее всего...

Сильвия обмолвилась, что он уехал на ее машине. Значит... Вот именно!

Я нисколько не сомневался в том, что у нее «кадиллак». Розовый «кадиллак», разумеется...

Уходя из ее дома через кухню, я просто захлопнул кухонную дверь. Для пущей убедительности подергал за ручку, хотя слышал, как клацнул замок.

На город уже опустились синие сумерки, когда я в своем, верном джипе мчался в клинику доктора Фреда Броли. По дороге я остановился у телефона-автомата и позвонил Нэнси Лансфорд.

— Это я! — Я был краток.

— Поняла! — ответила толстуха.

— Дай ей трубку!

— Что, как ты? — спросила Джоанна.

— Я на верном пути, но, как острили у нас в армии, не говори «гоп», пока не опрокинешь...

— Да ну тебя! — засмеялась Джоанна.

— Хорошо, пока! — хмыкнул я и повесил трубку.

Свой джип я припарковал за три дома до клиники Фреда Броли. Не хотелось светиться, если кто-либо из семьи дона Мадонны вел наблюдение за подъездом с табличкой «Фред Броли. Доктор медицины».

Подходя к парадным дверям со стороны аптеки, я увидел на парковке для персонала огромный розовый «кадиллак» — четырехдверную модель седан. Выброс адреналина мгновенно отозвался в моем организме — я напрягся в ожидании опасности.

Я уже направился было к служебному входу в клинику, но остановился, увидев на водительском сиденье «кадиллака» человека. «Кто это?» — удивился я, нащупывая «беретту». Интересное кино! Фред Броли собственной персоной... Я подошел ближе и остолбенел. Ничего себе! Забрался в «кадиллак» и дрыхнет...

Но он не спал, он был мертв. Кто-то выстрелил ему в голову сзади. Пуля небольшого калибра застряла внутри черепной коробки — выходного отверстия видно не было. Я испытал такое разочарование, что, ей-богу, затрудняюсь выразить это словами. Кому судьба подставляла подножку на финише, тот меня поймет!

Неужели я безнадежно опоздал? Но ведь его застрелили всего-то минут десять назад! Труп еще теплый...

Нет, рано еще хоронить удачу!

Еще не все потеряно...

Взяв с заднего сиденья небольшой плоский чемодан, я открыл его, посмотрел, что внутри. Рубашки, носовые платки, носки... Броли отправился в путешествие налегке.

Та-а-ак!

А где же три миллиона? В кабинете?

Задрав голову, я обвел взглядом окна верхнего этажа и задержал дыхание. В одном из них мелькнул свет карманного фонарика. В висках застучало, сердце пару раз бухнуло в ребра. Я вошел в помещение на цыпочках. Не дыша, поднялся на второй этаж, остановился, прислушался. В кабинете Броли, в конце коридора, кто-то работал портативной электродрелью с алмазным сверлом. Ошибиться я не мог. Вот он выключил дрель, положил на стул... Я отчетливо представил этот стул, что возле сейфа справа. Открыл дверь сейфа, выругался негромко, но с характерным присвистом, типичным для людей, у которых ярко выраженный дефект гортани.

Я подошел к кабинету, заглянул в полуоткрытую дверь и увидел его. Он стоял ко мне спиной.

Я сказал:

— Ни с места, Пит!

Данжело резко повернулся. Я успел увидеть прищур глаз, оскал зубов, растянутые в ухмылке губы и взмах руки, сжимающей пистолет с глушителем.

— Хорошо смеется тот, кто стреляет первым! — гаркнул я, когда послал из «беретты» пулю прямо ему в левую руку, в то место, где кончается рукав тенниски.

Но и он был не тот человек, чтобы упустить возможность спустить взведенный курок. Пуля из его пистолета угодила в стену у меня за спиной. Я упал на пол и стал целиться ему в ноги. Убивать его я не хотел — мне он нужен был живой.

Данжело сделал то, чего я от него не ожидал. Схватив стул, он запустил им в раму окна и выпрыгнул в образовавшееся отверстие. Я хотел было броситься за ним, но передумал. Если он искал деньги, стало быть, их у него нет. А иначе зачем ему дырявить дрелью сейф Фреда Броли?

Ну-ка, что там? На этот раз удача мне улыбнулась. Пит Данжело вырезал замок, но сейф выпотрошить я ему помешал. Распахнув дверь, я посветил фонариком, который подобрал на полу. Когда Пит работал дрелью, он держал фонарик-авторучку в зубах. Это я успел увидеть. Утром в сейфе не было автоматического пистолета «вальтер» 9-го калибра. Это я знаю точно! Естественно, я забрал его с собой.

Минут пять у меня ушло на тщательное обследование сейфа. Я не обнаружил ни второго дна, ни двойных стенок, ни, разумеется, денег. Я осмотрел все, выдвинул все ящики — миллионов в кабинете не было. Не нашел я их и в других комнатах. Ни денег, ни фактов, которые, по словам Сильвии Броли, должны были перекрыть мафии кислород. Но где-то, черт возьми, деньги должны быть! Где? Броли припрятал их так искусно, что даже у Пита Данжело случился облом...

Я спустился вниз. Когда шагал к «кадиллаку», думал о том, что такую прорву деньжищ искать в каких-то шкафчиках и закоулках — пустая трата времени. Джоанна четко определила объем, сказала, что в багажник большой машины содержимое сейфа Айелло точно поместится...

Ну не кретин ли я? Идиот форменный!..

Вытащив ключ из замка зажигания розового «кадиллака», я кинулся к багажнику, открыл его и перевел дыхание.

Все было на месте...

* * *

Подогнав к «кадиллаку» джип, я сбегал в здание клиники, открыл кабинет старшей медсестры и забрал из бельевого шкафа все простыни, которых в любой больнице полным-полно. Я вязал узлы с деньгами, будто это было грязное белье и я подрядился отвезти его в прачечную. Загрузив деньги, я побросал сверху семь железных ящиков с разными там компроматами. Заперев багажник «кадиллака», я повсюду вытер отпечатки пальцев, бросил ключ на сиденье возле мертвого хозяина и уже собирался уезжать, когда услышал идиотский звук: «У-а-ха-ха-ха-у-а-ха-ха!» Сюда мчалась полицейская машина.

«Пит Данжело, должно быть, вызвал!» — мелькнула догадка. Успею удрать или нет? Я надавил на акселератор и рванул с места как раз в тот момент, когда из-за угла вывернулась полицейская машина с мигалками. Распахнулась дверца, из машины выскочил Джо Каттер со своим «магнумом-357» и послал мне вдогонку пару пуль.

— Ну, держись, гад! — рявкнул я во все горло и, резко вывернув руль, понесся прямо на него.

Он не ожидал от меня такой удали. А я выхватил «вальтер», принадлежавший Броли, и разрядил в Каттера всю обойму. Он упал бездыханный. Посадить мертвого Каттера за руль полицейской машины было делом пяти минут. В его правую руку я вложил тяжелый «магнум-357».

Что ж, от каждого — по способностям, каждому — по заслугам!

Я вернулся к розовому «кадиллаку», вложил «вальтер» в правую руку мертвого Фреда Броли. Пока эксперты после серии экспертиз с парафином придут к выводу, что полицейского изрешетил не доктор Броли, а кто-то другой, пройдет много времени. Но зато многие обрадуются, обнаружив «вальтер», из которого был застрелен Айелло. Ну а с Питом Данжело пусть разберется сам босс! Я слабо представлял, как все получится, но был уверен, что справедливость восторжествует.

Глава 11

Солнце с раннего утра с жаром принялось за свою работу. Население тоже не дремало — все куда-то неслись-ехали.

На бульваре мы с Джоанной в ее бежевом «форде» с откинутым верхом попали в пробку. Но потом мне все же удалось, встав в правый ряд, вырваться на свободу и прижаться к обочине. Возле ближайшего телефона-автомата я затормозил.

— Саймон, ты уверен, что мы именно так должны поступить? — спросила Джоанна, когда я выключил зажигание.

— Уверен. А ты что, дрейфишь?

— Да.

Я потрепал ее по плечу, вылез из машины и пошел звонить.

Трубку взял Фредди. Я узнал его глухой голос и попросил позвать босса.

— Вы где? — буркнул Мадонна недовольным тоном.

— Здрасьте вам! Сдается мне, это единственный вид вопроса, освоенный вами в совершенстве.

— Послушайте, Крейн, я...

— Это вы меня послушайте! Если, конечно, желаете знать, где деньги из сейфа Айелло и прочие ваши пленки с записями, кассеты и всякая мура.

— Сукин сын!

— Кто бы спорил! — хохотнул я. — Буду у вас минут через двадцать пять — тридцать, потому и звоню. Проследите, чтобы меня по дороге не отправили к праотцам. Между прочим, я не один, со мной миссис Фаррелл.

— Все ясно! Жду...

— Минутку, не кладите трубку, — спохватился я. — Если со мной что-либо случится прежде нашего серьезного разговора, никто и никогда не отыщет то, что находилось в сейфе Айелло. По вполне понятным причинам я не все прихватил с собой, а то как бы по дороге меня не ограбили.

— Понял вас, Крейн! Обещаю, разговор состоится...

— Надеюсь, не под дулом пистолета? — не удержался я от шпильки.

— Зачем вы так? Встретимся — поговорим...

— Мистер Мадонна, не припомню, кто именно, но кто-то из тех, кого постоянно цитируют, заметил: прежде чем куда-то войти, подумай, как оттуда выйти.

— А это к чему?

— К тому, что, если сегодня в полночь я не выйду на связь с одним моим знакомым, завтра все центральные газеты опубликуют документы, от которых он пришел в восторг. Сказал, что, если у меня с головы упадет хоть один волос, он даст ход многим бумагам из сейфа, и тогда даже вам мало не покажется.

— Крейн, нельзя ли обойтись без угроз, а? Что за дела, черт возьми! Приезжайте, и обо всем поговорим... — Мадонна еле сдерживался.

— Хорошо, едем! И вот еще что... Не верьте Питу Данжело, ни единому его слову!

— К вашему сведению, слова для меня — пустое, я ценю только поступки. К примеру, сейчас десять. Ровно в полдень истекает двое суток. И...

— В десять тридцать, возможно, раньше мы у вас! — отрубил я и повесил трубку.

Я сел за руль, включил зажигание.

— Сказал? — спросила Джоанна.

— Сказал... Конечно, сказал!

— Обними меня, дорогой мой.

Я так и сделал. А потом мы потерлись носами, заглянули друг другу в глаза, я улыбнулся ей, она — мне. Если честно, я был сам не свой — весь какой-то нервный.

Мы не спали всю ночь. Утром Нэнси Лансфорд дала мне выпить таблетку какого-то стимулятора — она всю свою сознательную жизнь сидела на диете, пила какие-то микстуры, и все без толку, между прочим. Не знаю, возможно, таблетка придала мне удали, потому что я вдруг притянул к себе Джоанну и поцеловал ее прямо в губы на виду у прохожих. Однажды Джоанна призналась, что Майк терпеть не мог телячьи нежности на публике. Говорил, что это так же непристойно, как делать аборты.

— Знаешь, Саймон, ты обладаешь чертой характера, которая стала столь редкой в наши дни у мужчин, что я просто слов не нахожу, чтобы выразить тебе свою признательность, — сказала она, оттолкнув меня.

— Ты это о чем? — вскинул я бровь.

— О твоем благородстве. Понимаешь, кинопленка отравляла мне существование...

— Забудь об этом! Договорились?

Она кивнула.

Ночью, когда мы просматривали компрометирующие документы, я сжег кинопленку, а пепел спустил в туалет. Надо сказать, когда горит кинопленка — запах отвратительный.

— Саймон, я их боюсь, — сказала Джоанна, когда до резиденции Мадонны оставалось минут десять. — И пока не пойму, что нам ничего не угрожает, не успокоюсь.

— Не паникуй! Все уладится... Не сразу, но со временем ты перестанешь о них даже вспоминать. Просто ты чересчур долго от них зависела. А что чересчур — то слишком!

Она улыбнулась:

— Я все понимаю, дорогой, но у меня предчувствие, будто так просто мы с ними не расстанемся и что-то должно случиться.

Я потрепал ее по коленке и ничего не сказал.

А что тут скажешь, если мы оказались жертвами непредвиденных обстоятельств? Надо обладать способностями Макиавелли, дабы одержать верх над Мадонной и его коллегами. Что ж, придется играть по их правилам. Данжело наверняка провел ночь в размышлениях, каким образом прижать нас к ногтю. И было бы крайне неразумно полагать, будто он станет изображать из себя овечку. Напротив! Нужно быть готовым ко всему. Его оружие — хитрость, наглость, коварство. Недооценивать его опасно.

Я свернул с дороги на подъездную аллею к особняку Винсента Мадонны. К моменту, когда я затормозил возле его шикарной машины, на лестничном марше парадного подъезда уже стоял Фредди-неандерталец в незастегнутом мешковатом пиджаке спортивного покроя, под полой которого вполне мог уместиться какой-нибудь суперавтомат. Манерой держаться, повадками он напоминал мне знаменитого комедийного актера Бастера Китона. Медлительный, с бесстрастным каменным лицом человека-маски, он то и дело принимал какие-то неестественные, комические позы. Вот и сейчас он возвышался как монумент, широко расставив ноги и прогнувшись вперед, словно намеревался нас боднуть.

«Мерседес» Данжело стоял чуть поодаль. Синий «форд», на котором позавчера приезжали ко мне Сенна и Бейкер, был припаркован возле подъезда. Итак, все в сборе! Хорошо... Чем больше вооруженных до зубов мафиози, тем лучше. Если, конечно, спектакль пойдет по моему сценарию.

Я вышел из машины с пухлым портфелем в руках, обошел ее спереди, распахнул дверцу перед Джоанной. Сначала она повернулась на сиденье вполоборота, выставив на всеобщее обозрение — я знал, что все столпились у окон! — острые колени — а это вещь, кто понимает, конечно! — потом взмахнула длинными ногами и, выпорхнув из машины, направилась к двери, гордая и уверенная в своей неотразимости.

— Смелее, дорогая моя! Элизабет Тейлор просто статистка по сравнению с тобой, — шепнул я ей, шагая рядом.

— А ты лучший мужчина в мире! — Джоанна одарила меня лучезарной улыбкой.

— Прошу прощения, но я обязан вас обыскать, — процедил Фредди-неандерталец.

— Да ради бога! — хмыкнул я. — Только вот не позволю я тебе оставить отпечатки пальцев на коже портфеля, да и до леди дотронуться не дам.

— Но ведь вам известно...

— Мне известно, — оборвал я его, — что в доме полно людей, способных изрешетить нас, едва только мы сделаем неверное движение.

Фредди смерил нас взглядом с ног до головы:

— А в портфеле что?

— В портфеле очень важные бумаги. Их позволено увидеть лишь дону Мадонне.

Раздавшийся из вестибюля хриплый голос Пита Данжело привел меня в состояние полной боевой готовности.

— Фредди, пропусти гостей! — буквально по слогам отчеканил он. — Но держи ушки на макушке и не спускай с них глаз.

Фредди посторонился. Мы вошли в вестибюль. Джоанна взяла меня за руку. Пальцы у нее слегка подрагивали и были холодные как ледышки.

Я покосился на Пита Данжело. Он по-прежнему улыбался. Вернее, скалился, как и вчера. Поджарый, с холодным взглядом, с резкими чертами лица, он, казалось, сохранял олимпийское спокойствие. На нем была спортивная рубашка навыпуск с короткими рукавами. На левой руке, чуть выше локтя, виднелась марлевая повязка. Смелый субъект, ничего не скажешь!

Кивнув на антикварные каминные часы, вмонтированные в хитон бронзового Фомы Неверующего, советник Мадонны произнес с мефистофельской усмешкой:

— Время, Крейн, неумолимо! Не наш клиент, не остановишь. Ну а что у вас? Нашли преступника с деньгами?

«Т-а-а-к! — подумал я. — Пит Данжело блефует. Что ж, тем лучше для меня...»

В вестибюле появились Эд Бейкер и Тони Сенна. В плечевых кобурах и у того и у другого торчали пистолеты. Они подошли к высоким резным дверям, встали по разные стороны, распахнули створки, затем кивнули нам, дав знать, что появился босс.

Винсент Мадонна вышел в вестибюль. Он выглядел не лучшим образом. В мятом пиджаке, без галстука, в рубашке с расстегнутой верхней пуговицей, крестный отец производил впечатление человека, вымотанного до предела.

Медленно и тяжело ступая, он подошел к камину, облокотился на каминную полку и без всякой преамбулы бросил:

— О'кей! Начинайте, Крейн, мы полны внимания.

Я сжал Джоанне кисть, положил портфель на столик справа от себя и, глядя на него, сказал:

— Хотите знать, кто и при каких обстоятельствах убил Сальваторе Айелло?

— Хотелось бы... — усмехнулся Мадонна.

— Думаю, вас также интересует, какова судьба похищенных денег.

— Разумеется, но давайте ближе к делу.

— Именно это я и собираюсь сделать, иными словами — буду излагать события как можно ближе к делу, то есть с многочисленными подробностями, поэтому убедительная просьба выслушать меня до конца не перебивая. На все вопросы, если таковые возникнут, отвечу потом. Договорились?

— Договорились. Продолжайте, — произнес Мадонна ровным голосом.

— В ночь, когда Айелло был убит, у него была назначена важная встреча. Этот факт подтвердит Джуди Додсон. Правда, ей неизвестно, кто должен был приехать и по какому вопросу. Я могу лишь догадываться о цели визита врача Фреда Броли, но Сальваторе Айелло ждал именно его. Почему Фред Броли предпочел нанести визит Айелло поздно ночью? Ответ несложный. Известный человек, он избегал контактов средь бела дня из-за боязни засветиться. Итак, встреча назначена, Броли приезжает... По всей видимости, он привозит с собой неоспоримые доказательства нарушений, допущенных вице-губернатором, которые Айелло собирался использовать против него, поскольку вице-губернатор постоянно отвергал ваши попытки легализовать игорный бизнес. — Я помолчал. — Уверен, что так оно и было! Получи Айелло компромат на вице-губернатора раньше, вы не преминули бы как можно быстрее узаконить игорный бизнес, но, как мне стало известно, этот вид коммерческого предпринимательства пока вам раскрутить не удалось. Но я, кажется, отвлекся... Словом, сильное желание Айелло увидеться глубокой ночью с Фредом Броли более чем понятно. Нетерпение столь велико, что он впускает его к себе в дом. Но Сальваторе Айелло не знает, что Броли имеет против него зуб. Думаю, Айелло имел неосторожность употреблять то ли жену врача, то ли любовницу... А вы как считаете?

Я взглянул на Мадонну в упор.

— Продолжайте, пожалуйста, — произнес он и поморщился.

— Возможно, женщины тут ни при чем, но то, что Айелло вызывал у Броли раздражение, — вне всяких сомнений. Итак, он появляется у Айелло и, прежде чем вручить компромат на вице-губернатора, говорит, что хочет лично положить документы в сейф. Айелло открывает сейф, и Броли стреляет ему в затылок. Думаю, когда уважаемый всеми доктор Броли замышлял это убийство, он, скорее всего, намеревался всего лишь забрать бумаги, компрометирующие его самого: всякие там свидетельства о подпольных абортах, да мало ли что... Но когда он увидел три миллиона наличными, то, полагаю, просто потерял голову. О чем он подумал? Наверняка о том, что пластическая операция поможет ему затеряться в Европе. А там красивые женщины, пятизвездочные отели... Он, Фред Броли, будет жить как король. Хочу подчеркнуть одну немаловажную подробность. На встречу с Айелло он отправился на «кадиллаке» — огромной машине, принадлежащей жене, потому как понимал: в свой спортивный «ягуар» труп Айелло затолкать не удастся.

Труп Сальваторе Айелло он положил на пол «кадиллака» возле заднего сиденья, а все, что взял в сейфе, спрятал в багажнике. Далее он отвез мертвого Айелло на строительный участок скоростной автомагистрали и кое-как закопал труп. Наверняка он подумал, что, если дорожные рабочие обнаружат тело, полиция решит, что это очередная гангстерская разборка.

Мадонна вскинул голову. По всей видимости, его насторожила ирония, прозвучавшая в моем голосе. Я покосился на Пита Данжело. Сощурив глаза, тот по-прежнему улыбался-скалился. Поскольку вопросов не последовало, я продолжил изложение событий в той последовательности, какую считал наиболее выгодной для себя:

— Фред Броли полагал, будто все шито-крыто. О его встрече с Айелло не знала ни одна живая душа. Замечу, что это он так думал. Однако его видел Майк Фаррелл. Он, конечно, не успел различить, кто за рулем, но запомнил, что где-то после двух со стороны особняка Айелло выехал на дорогу и промчался мимо него розовый «кадиллак».

Данжело хрипло хохотнул.

Я, сделав вид, будто не обратил внимания на эту издевку, продолжил:

— Отъезд из города сразу после убийства в намерения Броли не входил. Сначала доктор решил убедиться, что он вне подозрений. Он хотел уехать минувшей ночью, но об этом чуть позже. А позавчера утром он встретился с Эдом Бихринманом — «шестеркой» Айелло, а если употребить ваши формулировки, рядовым солдатом организации. Броли выдумал очередной вздор относительно жены Бихринмана. Будто он спас ее от неминуемой смерти и муж, дескать, с тех пор ему благодарен. А на самом деле Броли держал Бихринмана на крючке и просто-напросто его шантажировал. Короче говоря, именно Бихринман выследил нас с Джоанной в мотеле. Когда я с вами разговаривал возле бассейна, как раз позвонил Бихринман. Правильно?

— Правильно, — кивнул Мадонна. — Продолжайте!

— Вы приказали Бихринману не спускать с мотеля глаз, потому что там остановились главные подозреваемые. Так?

— Допустим, — процедил Мадонна сквозь зубы.

Я кивнул:

— Все точно, как в аптеке! Бихринман звонит Броли и сообщает, что получил приказ следить за Джоанной Фаррелл и Саймоном Крейном. Это наводит доктора на мысль, что он вне подозрений. Но ему хочется знать, какими данными об убийстве располагаем мы. И тогда он мчится к нам в мотель. Броли решил, что сбил нас с толку своей болтовней о пропаже из сейфа Айелло кругленькой суммы, принадлежавшей лично ему. И я почти поверил ему, потому как он неплохой актер. Во всяком случае, не хуже Пита Данжело.

Я перевел взгляд на советника Мадонны, не отводившего от меня злобных глаз. Его оскал вызывал у меня желание прикрыть ладонью горло, потому как зверь Пит Данжело готовился к прыжку...

Глядя на него в упор, я сказал:

— У меня нет доказательств, но, думаю, Пит Данжело разговаривал с Джуди Додсон сразу после моей беседы с ней. Она считала, будто я работаю на Данжело, но, когда он убедил ее, что это не так, она рассказала ему все, о чем я с ней беседовал. Я прав, Пит?

— Давай, рассказчик, наворачивай дальше! Копай себе могилу длинным языком...

Я посмотрел на Мадонну и пояснил:

— Данжело понял, что Майк Фаррелл кое-что знает, и, в то время как я разговаривал в мотеле с Фредом Броли, бросился на поиски бедняги Фаррелла. Ему известны все места, где обитают бедолаги, брошенные на произвол судьбы, и он, разумеется, с легкостью отыскал Майка. Несчастного Фаррелла истязали. Наверняка в изощренных пытках принимал участие еще кто-то. Может, Сенна, может, Бейкер. Впрочем, теперь это уже не важно! Что их интересовало, тоже не имеет значения. Фарреллу ничего не было известно о том, где находятся деньги и кто их украл. Он лишь знал, что найти их поручено мне в наикратчайшие сроки. После пыток Фаррелл представлял собой мешок с костями, и тогда его решили убить. Одновременно Данжело надумал сделать так, чтобы подозрение в убийстве пало на меня. Он привез труп ко мне в дом, затем позвонил в полицию и поручил Джо Каттеру прижать меня к ногтю, поскольку ему известно, что тот меня на дух не выносит. Каттер заявился ко мне, но остался с носом, так как не обнаружил никакого трупа.

Я замолчал. После непродолжительной паузы, во время которой я переводил внимательный взгляд с одного присутствующего на другого, я добавил:

— Рассказываю все, как было. Если сомневаетесь, можете проверить. У вас для этого есть все возможности. Но лично мне хотелось бы знать, как Пит Данжело истолковал вам столь печальное мероприятие, в котором принимал самое деятельное участие.

Мадонна бросил на Данжело тяжелый взгляд. Тот начал что-то говорить, но босс оборвал его:

— Помолчи, Пит! Дай своему языку отдохнуть.

Его советник передернул плечами и уселся на стул. Фредди-неандерталец посмотрел на босса, пожевал губами, протопал мимо меня и встал за правым плечом Пита Данжело.

Я повернулся вполоборота, чтобы держать их в поле зрения.

— Если Данжело скрыл от вас этот инцидент или интерпретировал его совсем по-другому, то это вызвано исключительно его желанием найти пропавшие три миллиона и взять их себе, — продолжил я. — Вообще-то, положа руку на сердце, я хочу подчеркнуть, что Пит Данжело принадлежит к тому типу лиц, которым трудно примириться с отсутствием перспективы выйти на первые роли. Три миллиона баксов, вдобавок компрометирующие документы — это как раз те недостающие рычаги, с помощью которых можно легко одержать верх над боссом и взять бразды правления организацией в свои руки. Я прав, Пит, или нет?

Данжело скривился и покачал головой, изображая полное пренебрежение к домыслам какого-то неудачника полицейского.

Я посмотрел в упор на Мадонну и, педалируя голосом каждое слово, сказал:

— Если вы полагаете, будто я собираюсь вбить клин между вами и Питом Данжело, вашим старинным приятелем, то глубоко ошибаетесь. Мне без разницы, кто у вас в друзьях. Когда вчера я позвонил вам по телефону, чтобы выяснить, не знаете ли вы кого-либо, кто водит розовый «кадиллак», трубку взял Данжело. Он с трудом справлялся с дыханием, потому что, по всей видимости, возня с трупом Майка Фаррелла лишила его сил. Однако он сумел каким-то образом связать розовый «кадиллак» с ограблением сейфа. Возможно, Майк Фаррелл под пытками признался, что ему попался злополучный «кадиллак», когда он надумал вернуться ночью к Айелло и расставить кое-какие точки над "i". Короче говоря, вчера утром я еду к Фреду Броли, чтобы выяснить, знает ли он кого-либо, кто водит розовый «кадиллак». Броли говорит, что знает одного богатого человека, и дает адрес. Но тот продал «кадиллак» месяц назад. Я возвращаюсь в город, и на горной дороге меня встречает Эд Бихринман. Он из кожи вон лезет, чтобы столкнуть меня с крутого обрыва. В итоге не справляется с управлением, падает вниз, и, как говорится, привет семье. Спрашивается, кто ему сообщил, что я буду возвращаться опасной дорогой? Разумеется, Фред Броли. Я еду к доктору домой и конечно же не застаю его. Немедленно спешу в его частную клинику, потому как не сомневаюсь, что Фред Броли убийца Айелло и к тому же вор. К такому же выводу пришел и Пит Данжело. Однако он появился в клинике раньше меня. Дождался, когда Броли последним покинет свой офис, выстрелил ему в голову из пистолета с глушителем, убил наповал, затем втащил труп в «кадиллак» на водительское место, после чего проник без труда в помещение клиники и приступил к обыску, желая найти деньги и документы, украденные Фредом Броли из сейфа Айелло. Но едва Данжело вскрыл в кабинете Броли с помощью портативной электродрели сейф, как появился я. Произошла перестрелка, я попал Питу Данжело в руку. Видите, у него повязка там, куда я попал? Он конечно же не успел как следует исследовать сейф, зато успел выбить стулом оконную раму и спастись бегством. Но если ему интересно знать, что было в сейфе, могу сказать. Там находился «вальтер» 9-го калибра, из которого был убит Айелло.

— Все это очень интересно, — заметил Мадонна. — Но мне хотелось бы знать, где же деньги.

— Как — где? Там, где им и следовало находиться. В багажнике розового «кадиллака». На заднем сиденье я обнаружил плащ и чемоданчик с бельем и рубашками. Броли собирался пуститься в длительное странствие налегке. Но вмешался Данжело и помог ему отправиться в путешествие, откуда не возвращаются вовсе и где деньги не требуются никому. Да, кстати, полагаю, власти уже обнаружили труп Джо Каттера. Думаю, Данжело прикончил и его!

— Ты что несешь, сыщик хренов?

— Заткнись, так тебя и разэдак! — рявкнул Мадонна.

Я обомлел, когда увидел краем глаза, как Данжело схватился за рукоять пистолета, заткнутого за брючный ремень и прикрытого полой спортивной рубашки.

Реакция Фредди поразила меня. Он шагнул назад и в сторону, и тогда я выхватил у него из кобуры пистолет и выстрелил в голову Данжело в тот самый момент, когда он, вскинув пистолет, целился в круглое пузцо своего босса.

Лицо Данжело окрасилось кровью.

Дальше все происходило как в крутом боевике.

Эд Бейкер и Тони Сенна выхватили свои пистолеты и разрядили их в Пита Данжело, но почему-то отнюдь не в меня. Советник босса захрипел и повалился бездыханный на пол. Самое ужасное заключалось в том, что он, перед тем как испустить дух, обделался и обмочился.

Запах заставил нас выйти во дворик к бассейну.

Мы стояли у круглого стола из кованого железа, выкрашенного белой краской. Почему-то никто не хотел садиться. Джоанна дрожала мелкой дрожью и льнула ко мне. Мадонна покосился на нее, и тогда она спросила:

— Вы, наверное, думаете, все кругом вам преданы?

— Детка, запомните на всю оставшуюся жизнь: тот самый преданный, кто остается в живых. — Он сказал это с печальной усмешкой и странным выражением лица. А затем, посмотрев на меня, добавил: — Неужели деньги уместились в этом портфеле?

— Здесь не деньги, — сказал я и, открыв портфель, вывалил содержимое на стол. — Здесь тот самый компромат, который Айелло использовал для шантажа. Все, что касается доктора Фреда Броли, можно спокойно уничтожить. Документы, подтверждающие, что Айелло был злостным неплательщиком налогов, вам тоже вроде бы ни к чему. Кино про Джоанну я уничтожил. Документы о финансовой нечистоплотности Фрэнка Колклафа и Стенли Рейфорда я отправил в ФБР.

Мадонна глянул на меня с изумлением:

— А вы не страшитесь осложнений? К примеру, беспосадочный перелет на кладбище вас не пугает?

— Нет, не пугает! Если со мной что-либо случится, беспосадочный перелет за решетку на приличный срок ожидает вас, поскольку в этом портфеле не все документы. Кое-что я отложил на черный день.

— А вы, Крейн, тот еще фрукт, как я посмотрю!

— Благодарю вас! И тем горжусь.

— А три миллиона наличными?

— Три миллиона сто восемьдесят пять тысяч, если быть точным...

— Где же эти деньги?

— А зачем они вам? Между прочим, вы обязаны мне жизнью. Но это я к слову! А главное заключается в другом. Я и миссис Фаррелл отправляемся прямо сейчас в свадебное путешествие. Проведем медовый месяц на Лазурном Берегу. Я там наведаюсь в казино, сами знаете — рулетка, то да се... Я классно понтирую, между прочим. Представляете, какие налоги придется платить! Сплошные расходы... Есть вопросы?

— Крейн, зачем вам такая уйма денег? Ответьте, если не секрет...

— У меня младший брат серьезно болен. Он трубач. Операция бешеных денег стоит...

Я взял Джоанну под руку и повел ее вокруг бассейна к выходу. Мадонна что-то сказал Тони Сенне. Тот обогнал нас, вставил ключ в замок калитки, повернул его, распахнул дверцу. Мы обогнули дом, пересекли лужайку перед парадным подъездом, сели в машину. Джоанна наградила меня лучезарной улыбкой. Я включил зажигание, нажал на акселератор. Машина плавно взяла с места.

Спустя минут пять я взглянул в зеркало заднего обзора. Никаких машин! Ни за нами, ни перед нами... Нас никто не преследовал.