/ Language: Русский / Genre:detective

Тайна утопленной рамы

Алексей Биргер


Биргер Алексей

Тайна утопленной рамы

АЛЕКСЕЙ БИРГЕР

ТАЙНА УТОПЛЕННОЙ РАМЫ

Здравствуйте, отец Валентин!

Вам пишет Борис Болдин, которому вы так помогли. И не только мне, но и Ваньке, и Фантику, и, как позже выяснилось - и художникам, и Гришке-вору, и даже Степанову, нашему местному "авторитету". Он, кстати, просил вам передать, что очень вам благодарен и всегда готов посодействовать в ремонте вашей знаменитой церкви - особенно изразцами. Ну, до этого речь дойдет, я расскажу, почему и как ваше появление сыграло всем на руку (ведь к развязке вы уже уплыли дальше на своем туристском теплоходе, и поэтому не знаете, что в итоге произошло). То, что ваша церковь такая знаменитая, потому что построена самим Баженовым, я узнал от отца. И ещё я с ним советовался, стоит ли описывать все, как было, не обидитесь ли вы. Дело в том, что я и правда могу описывать только то, что происходило в действительности, а сочинять у меня не получается. Но, я думал, что, может быть, надо подсократить некоторые детали, а то вы иногда получаетесь... ну, непохожим на священника, что ли, хотя, по-моему, вы как раз на него и похожи, и зря вы отказывались от сходства с Робингудовским священником отцом Туком, который держал свору бойцовых псов и дрался на дубинках. Но отец, который давно вас знает, говорит, что вы нисколечки не обидитесь, и что вообще лучше писать правду, какая она ни на есть, потому что сочинять умеют многие, а вот рассказать правдиво - это особый талант. Ну, я и постарался. Я назвал эту историю "Тайна утопленной рамы", хотя мог бы назвать и "Тайна красного чертика" и "Тайна щучьих потрохов", и ещё по-всякому. Ну, вы поймете, когда все прочтете. А вообще, я, по-моему, выполнил ваше желание написать ваш портрет, и очень надеюсь, что вам понравится моя обязательность.

С этим и отправляю вам рукопись,

Ваш Борис Болдин.

ГЛАВА 1

ГРИШКА-ВОР И СКУПЩИКИ ИКОН

Привет всем, кто уже знаком со мной, Борисом Болдиным, двенадцати лет, и с моим младшим братом Ванькой по нашим предыдущим приключениям, которые в издательстве (куда попали мои письма) назвали "Тайна неудачного выстрела" и "Тайна знатных картежников". Отец говорит, что названия получились нормальные, ну, а уж отец во многом знает толк...

Впрочем, для тех, кто встречается с нами впервые, надо, наверно, представить всех по порядку, начиная с отца.

Наш отец, Болдин Леонид Семенович, управляет самым большим заповедником на северо-западе России, в озерном крае, входящем в систему Волго-Балта, приблизительно на полпути между Рыбинским морем и Санкт-Петербургом, чуть в сторону Карелии. Он (отец, а не заповедник) называется главным егерем и главным смотрителем, начальником научно-исследовательской биологической станции, управляет комплексами гостевых и туристских охотничьих домиков, словом, держит все в своих руках, и, на данный момент, является к тому же один на все руки - кроме тех периодов, когда на биостанцию приезжают отряды ("десанты", как их шутя называет отец) молодых и не очень биологов. Так, кстати, они и с мамой когда-то познакомились: мама приехала на биостанцию на летнюю практику перед последним курсом университета (который и отец заканчивал, и, если б не возникло накладки с его документами, когда после защиты диплома он оформлялся на исследовательское судно, плавающее по Японскому морю и по другим районам Тихого океана, он бы никогда не согласился "временно" взять на себя заповедник, чтобы остаться здесь навсегда), потом мама с отцом всю зиму переписывались, потом мама тоже защитила диплом и приехала сюда, чтобы выйти за отца замуж и стать нашей мамой... Так что теперь она тоже сотрудник заповедника - и единственный подчиненный отца.

Раньше-то у нас было много помощников, и даже имелась машина с шофером. Но за последние годы всех пришлось сократить, потому что деньги стали урезать. Наша "нива" пылится без ремонта в старом сарае (отец периодически заводит разговор о том, что надо бы её восстановить и ездить на ней, но, поскольку сам он в основном передвигается на моторной лодке, а по заповеднику на своих двоих - там никакая "нива" не пройдет, то он и не слишком суетится насчет ремонта), а наш шофер, Степанов, потеряв работу и уйдя "в бизнес", стал сперва крупнейшим местным мафиози (бандитом, попросту говоря), а затем и владельцем главного рынка в Городе и ещё целой сети разных торговых предприятий. Перед отцом он до сих пор благоговеет и постоянно присылает разные подарки, иногда очень смешные, потому что он выбирает их на свой вкус (я рассказывал, как благодаря одному такому смешному подарку нам удалось раскрыть и предотвратить жуткое преступление). Вообще, отца уважают и даже слегка робеют перед ним самые сильные и "крутые" люди нашей области, потому что всевластный хозяин огромного заповедника - это вам не шутки. К нам постоянно приезжают на отдых разные министры, а один раз был большой шум, потому что сам президент включил заповедник в тройку тех мест, где он хотел бы провести короткий отдых (в том охотничьем комплексе, который раньше принадлежал ЦК, и отец, в те давние времена, ещё назывался "заведующим хозяйством ЦК по объекту №..." вот номер я и забыл, но ведь это было чуть ли не до моего рождения!), и у нас тщательно готовились, все ФСБ наехало, но в итоге президент выбрал другое место...

Сперва вся наша семья - пятеро, если считать нашего роскошного "кавказца" Топу, или, полностью, Генерала Топтыгина, великолепного волкодава и, вообще, такого разумного пса, что многие люди могли бы позавидовать - жила прямо в одном из гостевых охотничьих комплексов в заповеднике, а совсем недавно мы купили потрясающий дом на острове, с которого, с одной стороны, по воде рукой подать до Города, а с другой граница заповедника считается проходящей по озеру как раз через дальний край острова, - через мысок, на котором стоит древний, давно не работающий, маяк, поэтому нам и ездить в школу стало намного ближе и удобнее, и отец от "места работы" не оторвался. Верхняя часть дома - деревянная, из неохватных бревен, вся покрытая изумительной и прихотливой резьбой - отстроена ближе к середине девятнадцатого века, а нижняя, каменная, с необъятными подвалами и выдающаяся из земли почти на два метра (практически цокольный этаж, а не просто фундамент) сложена чуть ли не в семнадцатом. В этих подвалах мы и нашли разом два клада, едва переехали в наш новый дом... Впрочем, это история пройденная.

Итак, было начало августа, прекрасное утро, и мы с Ванькой и Топой, сбегав искупаться, взялись помогать отцу с ремонтом балкона второго этажа длиннющего широкого балкона, больше похожего на террасу; мы думали сделать там летнюю столовую и обедать, любуясь на озеро и проходящие туристские теплоходы, белые-белые, в гирляндах разноцветных флажков, с веселой музыкой, несущихся с наполненных народом палуб. Наши озера и проходы между ними входят в систему Волго-Балта, поэтому туристские теплоходы ходят у нас в огромном количестве и по самым разным маршрутам - в одну сторону аж до Астрахани, через Москву, а в другую - до самых Соловков, минуя Кижи и Ладогу. Можете себе представить, сколько народу летом путешествует мимо нас, при таком разнообразии выбора, куда и на сколько дней поехать. Некоторые из этих теплоходов причаливают к Городу, потому что у нас есть немало интересных памятников старины, да и природа не подкачала, да ещё всякие святые источники и другие чудотворные места, а некоторые теплоходы у которых маршрут подлиннее, и на таком длинном маршруте всего не осмотришь - проходят мимо.

Наш дом, до того, как стать нашим, использовался очень по-разному. В последние годы в нем была турбаза - нечто вроде пансионата или гостиницы для организованных туристских групп, которые проходили наши места на теплоходах и автобусах. Потом муниципальным властям стало невыгодно содержать этот пансионат и они продали дом отцу буквально за копейки, лишь бы избавиться от расходов на его содержание, которые, при всей их незначительности, изрядно подрывали очень скудный местный бюджет. Поэтому дом был в пристойном виде, но, вы ведь сами понимаете, во-первых, номера для туристов - это не жилье для семьи, и, во-вторых, туристы есть туристы, когда твой номер - не твой собственный дом, а приют на одну-две ночи, то и отношение бывает соответственным. Всегда что-нибудь оказывается сломанным или испорченным, а то и просто бессмысленно изуродованным. Скажем, весь верхний, горизонтальный, брус великолепных резных перил нашего балкона был изрезан надписями типа "Здесь были..." или ещё похлеще, и отец стесывал эти надписи рубанком, заодно выравнивая перила и меняя резные столбики там, где они потрескались от времени, подгнили или где их повело.

Все столбики сделал Гришка-вор. То есть, он давно уже не был вором, но все его продолжали так называть. После последней отсидки он пришел к отцу и попросил, чтобы отец помог ему устроиться куда-нибудь на работу, потому что он взялся за ум и очень хочет работать, но ему всюду дают от ворот поворот, едва увидят в анкете про его три судимости. Отец переговорил с нормальным мужиком, бригадиром "шабашников", которые ездили по разным краям и искали заказы на ремонт и отделку домов и квартир, а когда заказов не было, вкалывали во взятом ими в аренду деревообрабатывающем цехе, делая двери с коробками, оконные рамы, наборы для перил и многое другое. Что-то они продавали на месте, а что-то шло в дело, когда они находили очередной подряд - ну, эту самую "шабашку". Их двери, окна, паркетная планка и прочее выходили дешевле, чем заказчики сумели бы приобрести в другом месте, и это был их лишний козырь, почему работу следует поручить им, а не другой бригаде. В общем, бригадир шабашников согласился дать Гришке шанс, под ручательство отца - и Гришка замечательно вписался в бригаду и работал с большим удовольствием. Особенно ему нравились сложные и тонкие работы, такие, как двери с узорными филенками, резные и точеные столбики для перил (балюстры, как их ещё называют) и подвесные шкафчики для кухни в "русском" стиле. Гришка изо всех сил старался отблагодарить отца, и уже три наши двери первого этажа, включая входную - как ещё её называли, "главную" и "парадную", из резного дуба - были его работы. Гришка грозился, что с течением времени - за год или за два, сколько там потребуется - он все наши двери заменит на новые и красивые, собственной выделки.

Он заранее снял все размеры с балюстр балкона, срисовал их резьбу, посчитал, сколько надо заменить, и в то утро привез восемь новеньких, идеально выточенных балюстр, и теперь помогал отцу устанавливать их взамен совсем развалившихся. Мы с Иваном были "на подхвате" - если где надо было что придержать или заранее выдрать старый проржавевший гвоздь, то это делали мы.

Солнце светило с другой стороны дома, балкон закрывала приятная прохладная тень. Работа шла весело и быстро, мы продвигались от одного конца балкона к другому, болтая о том и о сем, и прошли, наверно, две трети перил, когда Гришка сказал:

- Да, слышь, Семеныч, не доходило до тебя, что по деревням опять скупщики икон появились?

- Скупщики икон? - отец удивленно вскинул брови. - Я думал, в наших краях уже и скупать-то нечего.

- Выходит, ещё может чего-то найтись! - усмехнулся Гришка. - Они и ко мне подкатывались - не знаю ли я, кто готов по дешевке иконы сплавить.

- Почему они именно к тебе обратились? - спросил отец. - Из-за старой твоей репутации?

Мы с Ванькой жадно слушали, и даже забыли про старый гвоздь, который следовало удалить, прежде чем отец пройдется по этому месту рубанком.

- Навроде того, - ответил Гришка. - И ещё потому что я многих знаю. Ко мне до сих пор за советом идут, если надо что барыгам побыстрее продать. Вот, только на днях был случай, как раз с иконой. Есть мужичонка один, он у нас в цехе прибирается да ещё время от времени всякую подсобную работу выполняет. Пьющий, в общем, мужичонка. И спрашивает он у меня, не знаю ли я, кому можно икону продать. Хорошая, говорит, икона, семнадцатого века. Я поинтересовался осторожненько, откуда она у него - мне ж, понимаешь, Семеныч, с любыми сомнительными вещами и за версту иметь дело нельзя. Сцапают, скажем, мужичка, да узнают, что именно я дал ему наводку, куда краденую икону сбыть, пусть даже и не зная, что она краденая - меня ж на всю катушку укатают за соучастие, припомнив старые грехи. Но этот мужичок заверил меня, что все чисто, у него бабка старая умерла, и икона её, из поколение в поколение передававшаяся. Он, мол, давно на эту икону покушался, но бабка ни в какую - святыня для неё семейная, и все тут! А теперь, после её смерти, у него вроде как и руки развязаны.

- И сколько ж он хотел за икону? - поинтересовался отец.

- И я то же самое спросил! - охотно откликнулся Гришка. - Он почесал в затылке и говорит: "Много, очень много. Я ж понимаю, что икона ценная. Меньше, чем за семьсот рублей не отдам".

Отец насмешливо присвистнул.

- "Очень много"! Да для икон семнадцатого века даже самый скромный счет на многие тысячи идет, так?

- Все так, - ухмыльнулся Гришка. - Но ведь этот мужик в других категориях мыслит. Бутыль самогона - десять рублей, а кое-где и по восемь сторговаться можно. Чуть не сто бутылок самогона выходит - это ж почти до Нового года можно жить себе в удовольствие!

- И что ты ему ответил? - спросил отец.

- Посоветовал к отцу Василию обратиться, - сообщил Гришка. Отец Василий - это был наш местный священник, человек редкой энергии и доброты. Отец иногда, добродушно посмеиваясь, говорил ему: "Ну, вы, батюшка, прямо полковой поп! И грехи замолите, и под огнем не сробеете!" "Все верно! - в тон отцу отвечал отец Василий. - Только не полковой, Семеныч, а партизанский. Потому что все, что я делаю - сплошная партизанщина!" "Партизанщиной" отец Василий называл организацию бесплатных обедов для бедствующих пенсионеров, сбор одежды для детей из "трудных" семей и прочие подобные дела. - Я, значит, сказал мужичку, что, надо думать, отец Василий деньги достанет, а икона при этом в должные руки попадет, не к спекулянтам каким-нибудь. Все-таки, говорю, если для твоей бабки это святыня была, так уважь её волю, чтобы икона в дурные руки не попадала. А то, говорю, ты ведь знаешь, нарушать волю покойничка - это себе в убыток бывает. Он и согласился...

- И был он у отца Василия?

- Нет, - ответил Гришка. - Через два дня, когда он опять появился, я спросил у него, как у него с иконой. "Да никак! - ответил с досадой. Сеструха с мужем из своей Твери мигом примчались - мол, мы тоже наследники и без нас бабкино имущество продавать нельзя. Ни единой мелочи, говорят, трогать не смей, пока мы с тобой все официально не поделим, кому что. Так что икона, можно сказать, арестована." Ну, и попросил, конечно, пятеркой его выручить.

- Выручил? - спросил отец.

- Выручил, - хмыкнул Гришка. - Он ведь и ещё придет. А как до двадцати рублей долг набежит, я его отработать заставлю. Часть огорода мне перекопать, или что там. Он ведь в соседней деревне живет.

Гришка жил не в самом Городе, а в деревне неподалеку от города, минутах в пятнадцати от шоссе, огибающего дальний, глубоко вдавшийся в сушу, край заповедника.

- Хитер! - покачал головой отец.

- А с такими, как этот мужичок, иначе нельзя, - возразил Гришка. Если они не будут знать, что всякий долг отрабатывать придется, они без конца будут из тебя пятерки и десятки тянуть.

- Так что с этими скупщиками икон? - вернулся к началу разговора отец.

- Так вот и появились они сразу после этой истории! Я даже посмеялся про себя, что прямо как мухи на мед. То ли этот мужичок так болтал о своей дорогой иконе, что слух далеко пошел, то ли вообще они нутром чуют, когда где всплывает, чем можно поживиться. Ну, и навестили меня. Не старые еще, но и не сказать, что молодые. Одетые прилично. Ну, оно и понятно. Без шика, понимаешь ведь, Семеныч, но так, чтобы было видно: у человека деньги есть, небольшие, правда. Ну, и чтобы доверие внушать. Нам, говорят, рекомендовали к вам обратиться, потому что вы, мол, вероятней всего знать будете, кто здесь иконы и другие предметы старины готов продать. Мы, мол, художники, коллекцию для себя составляем, нам это и по работе надо, чтобы лучше русское искусство изучать и представлять, а в цене не обидим. Какой-нибудь бабушке на всю зиму на хлебушек будет. Как же, думаю, художники, держи карман шире! Но эти сомнения я при себе придержал, а им ответил просто: не знаю я таких людей. Вы, мол, сами походите, порасспрашивайте. На том, в общем, и разошлись. Но они мне бумажку с адреском черканули: вот, если что, мы в гостинице, в таком-то номере.

- В какой гостинице? - рассеяно поинтересовался отец.

В городе было две гостиницы. Одна, пошикарней, называлась раньше "Интурист", а теперь её переименовали в "Княжескую", а другая, как и прежде, называлась "Туристская" и была намного скромнее.

- В "Княжеской", - ответил Гришка. - Сказали, что пробудут где-то с неделю.

- С неделю? - отец на секунду задумался. - Выходит, рассчитывают на какой-то хороший улов. Такие люди временем дорожат, и зря на одном месте целую неделю сидеть не будут.

- Да, насчет улова, - сказал Гришка. - Я сегодня собираюсь на ночной лов рыбы и, если ты не против, мог бы пацанов прихватить. Они ведь давно просились.

Мы с Ванькой затаили дыхание, разрываемые надвое восторгом и мучительными сомнениями: а вдруг отец не разрешит? Он, вообще, обещал отпустить нас как-нибудь с Гришкой, который был отличным рыбаком - но вдруг как раз на сегодня у него запланированы какие-нибудь дела по дому, из-за которых мы поехать не сможем?

Отец пожал плечами.

- Пусть едут, я не против. Им только на пользу.

- Ура-а! - закричали мы с Ванькой.

- Тогда я заеду за ними часам к восьми, - сказал Гришка. - Просто причалю, так что пусть спускаются к берегу. И пойдем на дальнее озеро, за Удолицу.

Удолицей называлась небольшая речка, впадавшее в дальнее озеро. То есть, кроме этого дальнего озера были озера и ещё дальше, ведь весь наш край - это сплошные цепи озер и судоходных рек и каналов между ними, но на озере, которое мы для себя называли "дальним", проходила северо-западная граница заповедника и кончались владения отца. На Удолице, речушке между довольно крутых берегов, с ответвляющимся от неё оврагом, по которому некогда проходило её русло, пока природа (или люди?) не пустила речку по другому пути, находилась самая дальняя из баз отдыха (или гостевых комплексов, называйте, как хотите), с теплым домом, охотничьим домиком, навесом для машин, сауной и русской баней. Из бани был сделан спуск прямо в речку, типа детской "горки", так что можно было прямо из парной плюхнуться в холодную воду, лихо промчавшись на "пятой точке". А ещё эта речка была известна тем, что именно в неё весной шла на нерест щука и вода прямо кипела от рыбы. Но на Удолице ловить рыбу было ещё нельзя, без специального разрешения, которое выдавал отец. А вот дальше, вне охранной зоны заповедника, можно было рыбачить сколько угодно. Поэтому Гришка и хотел пройти за Удолицу. Конечно, разрешение на лов в водах заповедника отец бы ему дал, но Гришка старался как можно меньше "напрягать отца" и всем своим видом показывать, что он соблюдает абсолютно все законы и правила.

- К восьми мы будем готовы! - заявил Ванька, опережая меня.

- А пока что не спите, - сказал отец. - Почему этот гвоздь ещё не выдран? Хотите, чтобы я лезвие рубанка попортил?

Мы поспешили подцепить и вытащить гвоздь гвоздодером.

ГЛАВА ВТОРАЯ

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЕ ГОСТИ - НО НЕ К МЕСТУ

- Мы прямо сейчас и бежим собираться! - сказал мой братец, едва мы закончили работу.

- Сперва мы пообедаем, - чуть охладил его пыл отец. - А после обеда вы спокойно соберете все, что вам надо.

Гришка-вор к обеду остаться отказался. Объяснил, что у него ещё много дел, а ведь от причала, где он ставит свою моторку, до его деревни - сорок минут на автобусе.

- Пока приеду, соберусь, да назад - как раз уложусь тык в тык, сказал он.

Впрочем, он редко когда оставался к обеду - мне кажется, стеснялся.

За обедом Ванька болтал, не умолкая.

- Вот здорово! - говорил он с набитым ртом. - Нам, наверно, надо взять, кроме наших удочек, по термосу и флакончик, с этой жидкостью против комаров, ведь ночью на воде их тьма-тьмущая!.. И, как ты думаешь, папа, брать нам донные удочки, или донная рыба будет плохо сейчас клевать?..

- Какая донная рыба? - усмехнулся отец. - Сом? Так они по сто килограмм весом бывают. Если такая тварь клюнет, то ещё неизвестно, кто кого перетянет!..

- И вообще, помолчи немного, - сказала мама. - А то подавишься. Смотри, у тебя изо рта куски падают, и вместо слов у тебя все равно выходит только какое-то сдавленное "бу-бу-бу"!

- Я... - начал было Ванька, известный спорщик и упрямец, но тут во дворе громко залаял Топа - тем своим басовитым лаем, от которого все кошки на десять километров в округе падали с крыш.

- Кто там? - мама встрепенулась. - Гости, что ли?

- Похоже, что гости, - сказал отец, вставая из-за стола и подходя к окну. - Кто-то из друзей, кого Топа знает... Он лает не злобно, а скорее приветствуя... Так и есть! Егоровы! Готовь ещё три прибора...

Мы с Ванькой переглянулись. Дядя Сережа Егоров был давним другом отца, его однокурсником по биофаку - и жизнь у них сложилась похоже. Дядя Сережа долго работал в центре по изучению пушных животных - этот научно-исследовательский центр, целое хозяйство со многими лабораториями и бесчисленными вольерами, находился где-то в Подмосковье. Потом, из-за всех кризисов, этот научный питомник остался практически без денег и без нормального снабжения. Дядя Сережа не мог глядеть, как животные просто мрут от голода - и никак не мог взять в толк, почему эти зверушки с ценнейшим мехом никому не нужны. Он выкупил за гроши самых слабых норок, песцов и хорьков - "доходяг", про которых считали, что они все равно уже не жильцы и на занятые деньги завел собственное пушное хозяйство. Поскольку он был отличный биолог, блестящий специалист по пушным зверям, у него ни один зверек не умер, все выжили, окрепли и дали многочисленное здоровое потомство. В этом потомстве дяде Сереже удалось добиться такого качества меха, какое редко встретишь, и его соболи и ласки пользовались спросом не только на московских предприятиях по пошиву шуб и шапок, но и за границей. Дядя Сережа со своей женой, тетей Катей, и дочкой Фаиной (все мы звали её Фантиком) частенько приезжали к нам в гости. Фантику было одиннадцать лет то есть, она была на год младше меня и на два года (вернее, на полтора) старше Ваньки, и все вместе мы составляли "неплохую компанию", как выражались взрослые. Впрочем, когда мы их допекали, они выражались чуть иначе. "Какие дикие у нас дети! - говорили они. - И их банда - это настоящий Союз Диких!" Это прозвище нам очень льстило, и мы уже давно постановили, что создаем тайную организацию, которая будет называться Союз Диких и в которую абы кого мы принимать не будем - только после строгого обсуждения и голосования!

Нам нравилось, когда приезжали Егоровы. Даже Ваньке, несмотря на то, что у него были свои сомнения в правильности того дела, которым занимается дядя Сережа. Из Ваньки подрастал яростный защитник прав животных, убежденный, что завалить дикого кабана на ветчину - это одно, а резать ради шкурок зверей, которых сам вырастил - это совсем другое. Это, мол, чуть ли не предательство по отношению к тем, для кого ты с рождения стал главным защитником и другом, и вообще безобразие. Поэтому иногда Ванька посматривал на дядю Сережу несколько косо, а один раз мне с трудом удалось удержать братца и предотвратить скандал, который он собирался устроить Фантику. Вообще, кто знает, мой братец был ещё тем взрывоопасным устройством - если он обижался, терял голову и впадал в ярость, то легче было убежать и спрятаться от него, чем пытаться его образумить.

Но, повторяю, даже Ванька, при всех его заносах, бывал рад приезду Егоровых и всегда с удовольствием присоединялся ко мне и Фантику во всех делах и затеях. Однако тут нам в головы пришла одновременно ужасная мысль: сейчас нам объяснят, что неприлично бросать гостей, что Фантиком надо заниматься и развлекать её - а значит, ночной выезд на рыбную ловлю сегодня отменяется!

Я увидел, как у Ваньки помрачнело лицо, как он закусил губу, и понял, что он уже мысленно перебирает все грехи Егоровых и "накачивает" себя: мол, как могут люди, так бессовестно ведущие себя с животными, пытаться сорвать ему ночную рыбалку? А чего ещё от них ждать, а?

При маме, достающей тарелки и вилки, мы не могли обсуждать эту тему вслух, поэтому я только подмигнул Ваньке и показал ему сжатый кулак: мол, спокойней, нас все равно отпустят, и, главное, держи себя в руках - если ты сейчас устроишь скандал и истерику, то нас точно не отпустят, в наказание.

Он кивнул мне, что понял, и постарался изобразить на лице приветливое выражение: получилось нечто похожее на преувеличенную приветливость голодного людоеда, в замок которого заехала парочка откормленных путешественников.

- Иван! - ахнула мама, как раз повернувшаяся в его сторону. - Господи, что за жуткую рожу ты скорчил - даже напугал меня! Прекрати немедленно!

Ванька постарался "исправить лицо", и от этого, честно говоря, получилось только хуже. К счастью, в этот момент он поперхнулся, и когда Егоровы, следуя за папой, вошли в кухню, мы с мамой хлопали его по спине, а он так откашливался, что у него глаза слезились. В такой момент любое выражение на лице никого не удивит.

- Привет всем! - сказал дядя Сережа. - Фантастический у вас новый дом! Мы ведь здесь ещё не были!

Фантик, подросшая и ещё похудевшая (хоть это и казалось почти невероятным) с того времени, когда мы её не видели (то есть, с зимних каникул), весело кивнула нам и вежливо поздоровалась со взрослыми.

- Давай я чем-нибудь помогу тебе! - сразу предложила тетя Катя, едва они с мамой обменялись приветствиями.

- Да что тут помогать? Разве что, помочь управиться с запеченными судаками - завтра они будут уже не те, - рассмеялась мама. - Садитесь, а я буду кормить вас с дороги.

- Мы не очень голодны, - сказал дядя Сережа. - Поскольку мы не знали, как быстро найдем ваш остров и ваш дом, мы перекусили в ресторане при гостинице.

- Так найти нас проще простого! - рассмеялся отец.

- Это теперь мы знаем, - ответил дядя Сережа. - До конца Свято-Никольской, направо, налево, направо - и выскакиваешь точно к пристани напротив вашего острова. Остается только паромчик подождать. Но ведь мы ехали впервые, и в дороге провели не один час...

- Кстати, мы сразу опознали ваш дом, - сообщила тетя Катя. - Как увидели огромный силуэт на южной оконечности острова - сразу решили, что это ваше новое жилье.

- Жаль, пароходик причаливает с другой стороны острова, - сказала мама. - Прямиком, на лодке, до нас вообще рукой подать.

Словом, покатился взрослый разговор. Я выждал немного, потом, когда увидел, что Фантик с сонным (как мама сказала бы, "сомлевшим") видом ковыряет вилкой два последних кусочка судака на своей тарелке, легонько толкнул её в бок.

- Как тебе? Эти судаки выловлены сегодня в ночь. Никакого сравнения с теми, что продаются в магазинах, и даже на рынке.

- Очень здорово!.. - пробормотала Фантик. - Видишь, я умяла почти все, хотя думала, что ещё долго не смогу съесть ни кусочка - такой здоровский был обед в этом ресторане...

- Вы в какой гостинице поели? - поинтересовался я.

- В "Княжеской". Так, по-моему, она называется.

- В "Княжеской"? - оживленно переспросил Ванька, сидевший с другой стороны от Фантика.

- Да, - несколько растерянно ответила Фантик. - А что?

- Так ведь именно там остановились эти спекулянты, разве нет? Вы их не видели?

- Какие спекулянты? - Фантик совсем растерялась.

- Охолонь, - сказал я Ваньке. - Во-первых, Фантик понятия не имеет, о чем ты говоришь. Во-вторых, как бы они поняли, кого они видят, даже если бы увидели - в чем я сильно сомневаюсь, ведь в середине дня такие люди будут скорее всего мотаться по деревням, а не пировать в ресторанах. И потом, ты ведь сам не знаешь, как они выглядят.

- Почему не знаю? - заспорил Ванька. - Отлично знаю! Ведь Гришка-вор сказал, что они...

- Гришка-вор? - Фантик сразу насторожилась, и её сонливость как ветром сдуло. Она отлично знала Гришку-вора - по нашему зимнему приключению, когда мы сперва выручили Гришку, а потом он здорово выручил всех нас. - Ребята, у вас опять что-то происходит? Если вы опять что-то расследуете, то я с вами!

- Да никакого расследования! - с досадой отмахнулся я. - Просто Гришка-вор рассказывал о каких-то скупщиках икон, которые остановились в "Княжеской". Нормальные спекулянты, которые хотят скупить старинные иконы за бесценок, а продать где-нибудь в Москве или Санкт-Петербурге за доллары и подороже. Никакого криминала, как ты понимаешь, в этом нет! Просто Ваньке этот рассказ запал на ум, вот он и интересуется.

- Но ведь отец и Гришка согласились между собой, что, раз эти скупщики приземлились здесь на неделю, то, значит, рассчитывают на хороший улов, уперся Ванька. - А это странно! Откуда у нас хороший улов? Через наши края прошло столько волн этих самых скупщиков старины, что все, кто мог и хотел что-то продать, давно все продали. Выходит, у них есть сведения, что здесь можно заграбастать что-то очень ценное!

- Все равно это не наше дело, - возразил я. - Не мути воду на пустом месте. Допустим даже, они прослышали про эту икону семнадцатого века, которую пытается толкнуть тот пропойца - все равно, если они заключат сделку, никто и слова сказать не сможет, даже если сделка будет грабительской!

- А сестра этого пропойцы? - напомнил Ванька.

- Вот, может, они и ждут неделю, чтобы пропойца договорился с сестрой. А если сестра тоже даст "добро" - с тем, чтобы часть денег досталась ей то никто больше возражать и не будет!..

Споря, мы чуть повысили голоса. Отец строго взглянул на нас, потому что мы стали мешать разговорам взрослых, и мы примолкли. А Фантик, которая, нахмурившись, слушала наш спор, тихо проговорила:

- Кажется, я видела их и знаю, о ком идет речь. Но давайте поговорим об этом потом, без взрослых.

- Ты хочешь сказать?.. - начал Ванька, но я так зверски взглянул на него, что он умолк. У меня было желание пнуть его ногой под столом, чтобы он заткнулся, но я вовремя сообразил, что между нами сидит Фантик, и удар придется по ней - и в последний момент тормознул уже двигавшуюся ногу.

- Говорю, потом, - пробормотала Фантик углом рта. - Может быть, у нас все-таки будет приключение...

- Насчет приключений! - быстро сказал я. - Вот мы заговорили про Гришку-вора...

- Ну? - сразу насторожилась Фантик. - Говори! Ведь с Гришкой не соскучишься! Вовек не забуду, как он сидел на дереве, спасаясь от разъяренного кабана. У вас опять что-то намечается?..

- Намечается, - кивнул я. - Только сегодня утром мы договорились, что Гришка берет нас на ночной лов рыбы...

- Ух ты! - у Фантика засверкали глаза. - Я с вами!

- Разумеется, если тебя отпустят, - я старался говорить как можно тише. - Ты должна убедить своих родителей... Ведь могут начаться разговоры, что нельзя, мол, в первый же день, потому что ты устала с дороги, и вообще это не для девочки... Улавливаешь?

- А если тебя не пустят, то могут и нас не пустить - потому что, мол, неприлично бросать гостей! - вставил Ванька, слышавший весь разговор.

- Не бойтесь, ребята, я вас не подведу, - тихо ответила Фантик. - Я если меня попробуют не пустить с вами, то я... - она не договорила, но в его глазах полыхнул такой свирепый огонь, что я даже поежился.

Да, она завелась с пол-оборота, и, похоже, нашей ночной рыбалке ничто не угрожало. Но я, на всякий случай, решил ещё немного её подзавести.

- Помнишь я тебе рассказывал, про овраг - ну, старое русло реки? В котором иногда находят костяные иглы двенадцатого века и другие вещи? Так вот, мы будем рыбачить неподалеку от этого оврага! И утром, когда рассветет, можем попробовать пошарить в нем. Однажды там нашли даже медные украшения - женские серьги из кованых пластинок и колечек и что-то вроде обруча!..

- И там всегда можно найти что-то старинное? - поинтересовалась Фантик.

- Еще бы! - сказал Ванька, покривив душой от горячего желания заполучить Фантика в союзники.

- Ну, все-таки, не всегда, - я решил быть более-менее честным. - Но очень часто. Это как повезет.

- О чем вы там шепчетесь? - осведомился отец, с другого конца стола. Соблазняете Фантика прелестями рыбалки, чтобы вас самих не оставили дома?

Отец, он отлично нас понимал. Иногда казалось, что от него вообще ничего невозможно утаить, и что он наперед прочитывает наши мысли. Мама говорила, это оттого, что отец из тех редких взрослых, кто сам не забыл, как был мальчишкой.

- Что за рыбалка? - спросила тетя Катя.

- Мальчики отправляются на ночной лов, - объяснил отец. - Я думаю, мы можем спокойно их отпустить - ведь Фантик, наверно, - тут отец очень хитро, почти издевательски прищурился, - устала с дороги и рано ляжет спать, поэтому нашим парням не требуется развлекать гостью...

Фантик, всерьез поддетая этой подначкой, густо покраснела от негодования.

- Нисколько я не устала! И, если хотите знать, я тоже поеду на рыбную ловлю! Если вы думаете, что меня можно оставить дома, как какой-то чемодан...

- Но ведь это совсем не для девочки... - начала тетя Катя, но дядя Сережа остановил её, положив на её руку свою.

- Пусть поедет, если ей хочется, - сказал он. - В крайнем случае, выспится прямо в лодке или на берегу. Сон на свежем воздухе ещё крепче и здоровее...

- Не знаю, стоит ли ей потакать... - попробовала возразить тетя Катя, но дядя Сережа опять её перебил.

- А я знаю, что, если мы её не отпустим, она изведет нас нытьем. Честно говоря, я действую из чисто эгоистических побуждений - хочется провести спокойный вечер с друзьями, и чтобы при этом дочка мне плешь не проедала. Вопрос только в том, найдется ли для неё место в лодке.

- Это уже вопрос не к нам, а к Гришке, - сказал отец. - Но я знаю, что лодка у него большая. Так что трое детей спокойно поместятся, даже если Гришка будет не один, а с напарником.

- Но ведь ночью на реке может быть очень холодно! - вмешалась мама. Надеюсь, у Фантика есть теплые вещи.

- И свитер, и куртка! - поспешно сообщила Фантик.

- А на случай, если им вздумается вздремнуть, мы выделим каждому по хорошему и теплому спальному мешку, - сказал отец. - В таких мешках не простудишься, даже если уснешь на берегу, у самой воды.

Словом, все решалось ко всеобщему удовольствию, и мы могли облегченно перевести дух. Отец понимал, что, если у нас сорвется рыбалка, нам никакие гости, даже Фантик, будут не в радость - и все разыграл как по нотам.

- Так мы начнем собраться, да? - подскочил Ванька.

Мне тоже не терпелось оказаться подальше от взрослых - что имела в виду Фантик, когда говорила, что видела скупщиков икон и что нас может ждать очередное приключение?

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ЕЩЕ ОДИН ГОСТЬ - ОЧЕНЬ НЕОБЫЧНЫЙ

- Так что произошло в ресторане "Княжеской", когда вы там обедали? спросил я у Фантика, едва мы поднялись на второй этаж, где Фантику отвели отдельную комнату, и втащили в её комнату её саквояж.

- Сейчас расскажу, - Фантик подошла к окну и выглянула наружу. Окно её комнаты, ремонт и отделку которой мы закончили совсем недавно, буквально на днях, смотрело в сторону Города, на великолепную гладь озера, пристань, домики вдоль берега и, совсем вдалеке, золоченые купола собора, возвышавшиеся над линией крыш. Чуть дальше от озера, за старой частью Города, было несколько районов новостроек. В последние годы там начали строить не только пятиэтажные дома, из которых они состояли с самого начала, но и восьми-десятиэтажные, со всякими угловыми декоративными башенками и прочими приметами нового времени. Эти дома были немногим ниже собора, но с острова они были практически неразличимы - так, белыми пятнышками где-то почти у горизонта - поэтому общий вид не портили. - До чего же у вас здесь красиво!

- Да уж! - сказал Ванька. - Такие места, как у нас - это поискать! Ты ещё увидишь, как свет меняется в течение дня. Когда все озарено розовым, на закате или на рассвете, или когда вечером тянется легкий туман над водой это вообще умереть! Но о чем ты хотела рассказать?

- Об этих трех типах, - Фантик повернулась к нам. - Да, их было трое, один постарше, с темным таким лицом, и двое помоложе...

- С темным? - переспросил я. - С загорелым, хочешь сказать? Или просто со смуглым?

- Нет, не с загорелым и не со смуглым, а именно с темным, - ответила Фантик. - Знаете, бывают такие худые мужики, у которых цвет кожи... ну, желтушный какой-то. Может, они так загорают, не знаю. Но у них лицо кажется разом и бледным, и темным. Ну, покрытым какой-то темной бледностью.

Может, описание получилось несколько неуклюжим - зато выразительным. Мы с Ванькой поняли, что Фантик имеет в виду, и так живо представили себе этого мужика, что, пожалуй, сразу бы опознали его, доведись нам с ним столкнуться. Увидев, что мы закивали, Фантик продолжила.

- Ну, вот. Надо ещё добавить, что волосы у него такие глянцевые, как будто он их красит, и глазки такие... пронзительные. Высокий, а глаза запавшие, и маленькими кажутся. А те двое, что были с ним - обычные молодые ребята, здоровые такие, в джинсах и футболках. Я-то на всю троицу обратила внимание именно из-за старшего, потому что эти молодые ничем не выделялись. Они появились со стороны того фойе, из которого входят в ресторан постояльцы гостиницы, спускающиеся со своих этажей, а не те, кто, вроде нас, просто заходит с улицы, пообедать и вообще посидеть. Они сели за столик неподалеку от нас и заговорили про какие-то оклады. "А оклад все-таки хороший", - сказал один из молодых. "Хороший-то хороший, но без содержимого нам такой оклад и даром не нужен", - возразил старший. - "Так, что, отказаться от него, что ли?" - спросил другой молодой. - "Если жалко, не отказывайся, но сам тащить будешь", - ответил старший. Потом помолчал и добавил: "Меня интересует другое. Кто нам дурит голову? Вот что не мешало бы выяснить - и врезать по мозгам так, чтобы все усвоили: водить нас за нос мы никому не позволим! В общем, давайте пообедаем и прокатимся на условленную встречу..." Тут подошел официант, и они стали обсуждать, что заказать на обед. Понимаете? Сперва я решила, что они говорят про оклады в смысле зарплаты, а "тащить" - в смысле, что за маленькие деньги придется слишком много работать. Но сейчас я подумала: если это были скупщики икон, то они говорили про совсем другие оклады - ну, в смысле, которые рамы для икон! И тогда понятно, почему даже красивый и дорогой оклад не нужен им без "содержимого"!

- И ещё они собираются кого-то проучить... - протянул я.

- Вот-вот! - подхватила Фантик. - А по их виду, особенно старшего, я могу точно сказать: "проучить" они могут очень сурово, просто по-бандитски!

- Убить тех, кто их надул? - сдавленным от волнения голосом вопросил Ванька.

- Прямо не знаю, - Фантик задумчиво покачала головой. - Ясно только, что они подозревают обман - но ещё не уверены, кто именно их обманул.

- В общем, на этой "условленной встрече" может произойти что угодно, подытожил я.

- Как пить дать! - сказал Ванька. - Ребята, нам надо придумать, как предотвратить преступление!

- Возможно, никаким преступлением и не пахнет, - заметил я. - В конце концов, это могли быть просто командировочные, говорившие про тяжелую работу и про маленькие деньги, которые они за неё получат. И, возможно, они собираются поскандалить с кем-то, кто обещал им совсем другие оклады - в смысле, деньги - и не сдержал обещания. Ведь и Фантик не уверена, что видела именно скупщиков икон, верно, Фантик?

- Верно, - ответила она. - Я говорю лишь о том, что они были ПОХОЖИ на скупщиков икон. И что их разговор можно понимать в разном смысле, из-за двойного значения слов.

- А больше ты ничего не слышала? - спросил я.

- Больше ничего особенного. Они стали обсуждать, что им взять на обед. В итоге, заказали солянку по-боярски, фирменное блюдо "Северная заря", всякие закуски и бутылку финской водки на клюкве...

- Ничего себе! - присвистнул Ванька.

- Да, я все это запомнила, потому что они обсуждали долго и тщательно, - кивнула Фантик. - А что такое "Северная заря", я в меню поглядела, мне название было интересно. Это семга, запеченная в соусе из креветок и белого вина, а гарниром к ней моченая морошка и ещё что-то...

- Словом, набрали самых дорогих блюд и обед им влетел в копеечку! сказал я. - И вы хотите сказать, что командировочные, которых дурят с деньгами, завалив непосильной работой за гроши, могут позволить себе так отрываться? Нет, ребята, так "скромненько" пообедать могли только скупщики икон, тут и сомневаться нечего!

- Но тогда что они затевают? - вопросил Ванька.

- Если бы мы знали! - с досадой вздохнул я.

- Но мы можем это выяснить! - решительно заявила Фантик. - Завтра же отправимся в город и попробуем за ними проследить.

- Если они собираются кого-то "проучить", то завтра уже будет поздно, - сказал мой братец.

- Не думаю, - возразил я. - Ты ж слышал, их, вроде, кто-то облапошил, но они ещё не уверены, кто. Такие люди не будут действовать с бухты-барахты. Они сперва твердо выяснят, кто их обидчик, а уж потом начнут действовать. Им лишняя пыль ни к чему. И потом, у нас есть ещё одна зацепка. Судя по всему, они приобрели какой-то оклад без иконы, причем икону им обещали отдать потом. Оклад этот большой и тяжелый, судя по их разговору. Один из молодых считает сам оклад настолько ценным, что готов таскать его на себе, а их старшему оклад без иконы на фиг не нужен. Странная ситуация, а? Я думаю, во время рыбалки нам надо порасспросить Гришку. Он знает все о таких делах, вот пусть и расскажет нам, в каких случаях оклад может продаваться - или иметь ценность - отдельно от иконы, и в каких случаях оклад могут снять с иконы и отдать отдельно, наперед скажем, как залог сделки. Я уверен, что все такие случаи - особые. И когда мы будем знать, чем они особые, то мы уже не будем блуждать в потемках!

- А ведь правильно! - сказала Фантик. - Это ты дельно мыслишь.

- Может, нам Гришку привлечь? - оживленно предложил мой братец. - Если надо будет следить за ними, или, скажем, потолковать с теми, кто им продает иконы, то лучше Гришки никого нет!

- Это мы продумаем, - сказал я. - Но, пожалуй, пока что нам к Гришке обращаться не стоит. У него, небось, своих забот по горло. И потом, мы не знаем, не впустую ли все, что мы затеваем. Если они действуют в рамках закона...

- Как же, жди! - насмешливо ввернул мой братец.

- Борька прав, - поддержала меня Фантик. - Тут такой случай, что лучше семь раз отмерить, прежде чем отрезать. Начинать действовать надо тихо-тихо, не привлекая лишних людей... и лишнего внимания.

- И все равно мы больше ничего особенного не надумаем, - сказал я. Слишком мало мы ещё знаем. Так что давайте готовиться к рыбалке, времени остается не так много.

С этим все согласились, и мы с Ванькой, покинув Фантика в её комнате, чтобы она передохнула и переоделась, спустились в свою.

- Я попробую поставить донные удочки, - сказал Ванька, перебирая свое рыболовное снаряжение. - Хорошо бы попался здоровущий сом!

- Донные удочки? - я укладывал в рюкзак легкую непромокаемую куртку, свитер, шерстяные носки и сапоги. - Я бы не стал с ними связываться. Мороки много, а толку... Когда тебе в последний раз попадался крупный сом? И потом, не забывай, мы будем по горло заняты тем, чтобы ставить и тащить сети.

- А я все равно попробую! - заявил мой братец. - Ведь и веса в них нет, и места они не занимают... Так что почему бы не взять?

- Ну и бери, - сказал я. - Разве кто против?

- А бинокль возьмем? - спросил Ванька, извлекая наш большой полевой бинокль. То есть, вообще-то бинокль был отцовским, но постоянно находился у нас - у отца был ещё один, помощнее.

- Ты думаешь, бинокль может понадобиться? - с сомнением спросил я. Нам ведь особо нечего будет выглядывать, да к тому же в темноте...

- Все равно интересно! - Ванька навел бинокль в окно и стал подкручивать настройку. - Ух ты! Вон тот теплоход, который так далеко, сразу будто прыгнул навстречу!

Вдали по озеру величественно и плавно скользил большой туристский теплоход, белый, трехпалубный, в разноцветных флажках. И веселая музыка с него доносилась - все как положено. Люди на палубах с расстояния казались яркими пятнышками. Но в бинокль, конечно, можно было различить не только все их движения, но даже их лица.

- Похоже, теплоход хочет причалить к главной городской пристани, сообщил Ванька. Главная пристань, в отличие от пристани спасательной станции и небольшого причала для пароходиков ближних рейсов, находилась за изгибом озерного берега, почти у того места, где начинался судоходный канал, соединявший наше озеро с другим, и поэтому с острова была не видна. - Народ кишмя кишит на палубе, готовясь сойти на берег. Ой, там целая делегация священников тоже кишит - наверно, по нашу душу!

Мне доводилось рассказывать, что в нашем краю полным-полно всяких древних чудотворных источников, захоронений святых отшельников и прочих мест, к которым в последние годы наладилось настоящее паломничество. Поскольку многие из этих священных мест расположены в лесах в глубине заповедника, иногда километрах в двадцати от дорог и прочей "цивилизации", то группы священников и верующих очень часто обращаются к отцу, чтобы он сопроводил их. Без него они могут просто заблудиться. Отец всегда сопровождает эти группы с терпением и кротостью. Ну, кроме тех случаев, когда ему удается изящно "сплавить" их отцу Василию и вернуться к неотложным делам заповедника. Поэтому любого священника, появляющегося в наших местах, мы заранее воспринимаем как потенциального "охотника на отца".

- Дай поглядеть, - попросил я.

- Подожди секунду! - сказал Ванька. - Там что-то интересное, - он так и впился глазами в окуляры бинокля.

- Что? - спросил я. - Что ты там разглядел?

- Да сейчас! - отмахнулся мой братец. - Не тереби, а то что-нибудь пропущу!

Мне стало совсем интересно.

- Да хоть скажи, что происходит!

- Такое происходит, такое происходит!.. - сообщил Ванька. - Просто охренеть можно!

Потеряв терпение, я попробовал вырвать бинокль у него из рук, чтобы поглядеть самому. Ванька, вцепившись в бинокль как клещами, завизжал и стал брыкаться, стараясь попасть мне под коленку. Я все-таки вырвал у него бинокль и стал смотреть в окно, подставив Ваньке спину для тумаков.

Но он быстро остыл. Едва бинокль оказался у меня в руках, он заорал:

- Вон туда смотри, вон туда! На корму!

Я сначала не очень понял, что его так взбудоражило, а потом разобрался.

Среди людей на верхней, прогулочной палубе выделялся крупный, плотного сложения человек, с рыжеватой бородой и добродушным лицом. Одной рукой он взялся за поручень, другой придерживал под мышкой что-то темное, одну ногу перенес через борт, нащупывая ступеньки веревочной лестницы, которая тянулась до самой воды, а другой ещё опирался на палубу - и, судя по выражению его лица, обращался к столпившимся вокруг него с преувеличенно торжественной речью. Переведя бинокль вниз, я увидел, что к веревочной лестнице уже подошел один из катерков спасательной службы. Опять направив бинокль на покидавшего корабль, я увидел, как он рискнул на секунду широко расправить руки и вскинуть голову - я узнал преувеличенно пародийный жест героев "Титаника" - при этом темный комок у него под мышкой взвился и трепетнул на ветру, и я понял, что это какая-то одежда.

- У него там, под мышкой... - прошипел мне в ухо мой братец. - Это ряса! Он её снял после того, как капитан что-то прокричал в матюкальник и от спасательной станции отошел катерок - видно, чтоб не запутаться, снял! Интересно, чего он хочет?

Рыжебородый человек, оказавшийся священником, торжественным жестом попрощался со всеми присутствующими - при этом, как я разглядел, многие старались ему подыгрывать, кто-то трагически заламывал руки, кто-то утирал слезу - и стал спускаться по веревочной лестнице. Спасатели помогли ему перебраться в катерок, а потом катерок отошел от теплохода - и направился к острову, в нашу сторону!

- Он плывет сюда! - сообщил я.

Этого Ванька вынести уже не мог. Изловчившись и вырвав у меня бинокль, он с ещё большей жадностью прильнул к окулярам.

- Точно, сюда! - завопил он. - И... И он показывает рукой прямо на нас! На наш дом!

- Неужели он и впрямь едет к нам? Слушай, надо бы предупредить отца вдруг это кто-то из его друзей! - и я опрометью выскочил из комнаты. Ванька - следом за мной.

Взрослые сидели в большой гостиной вокруг журнального столика, пили кофе и неспешно беседовали.

- Папа! - заорал я. - Папа! Там какой-то священник снял рясу, спустился с теплохода в катерок, по веревочной лестнице, и плывет к нам!

- Неужели?.. - отец вскочил. - Или это ошибка, или это может быть только... Дай бинокль! - он забрал у Ваньки бинокль, подбежал к окну и стал смотреть. - Ну, точно, - сказал он после паузы. - Узнаю старого друга. Надо бы выйти встретить его на берег. Вы все получите большое удовольствие от знакомства с ним.

- Кто это? - с любопытством спросил дядя Сережа.

- Через десять минут познакомитесь, - ответил отец. Он вышел из дому и свистнул Топу. - Топа, за мной! Пошли встречать дорогого гостя!

Топа припустил к берегу рядом с отцом, а все мы дружной компанией поспешили вдогонку. Даже Фантик выскочила, услышав шум и поняв, что происходит нечто очень интересное.

Стоя в катерке, быстро приближавшемся к берегу, наш гость опять облачился в рясу и теперь двигался навстречу нам во всем величии. А на берегу, на валуне у самой кромки озера, высилась мощная фигура отца - мы подходили против солнца, поэтому отец смотрелся цельным темным силуэтом. Рядом с отцом был другой темный силуэт, сидящего Топы, настолько четкий на фоне неба, будто он был тщательно вырезан из бумаги. Словом, картинка была ещё похлеще тех, которые иногда можно увидеть среди иллюстраций в книгах о пиратах и морских приключениях.

Увидев отца, наш гость приветственно замахал рукой. Через пять минут катерок ткнулся носом в берег, священник аккуратно выбрался из него и пошел ему навстречу.

- Отец Валентин! Сколько лет, сколько зим! Как я рад вас видеть!

- Я тоже рад несказанно, - ответил отец Валентин. - Подумал, что лучше будет прямиком... А это, значит, ваш замечательный Генерал Топтыгин? Слышал о нем, слышал, а вот познакомиться довелось только сейчас... Да, так о чем я?

- О том, что вы спрыгнули с теплохода, чтобы побыстрее до нас добраться, так?

- Приблизительно так... Здравствуйте, дорогие мои! - обратился он ко всем нам. - Я так понимаю, вы наблюдали мое торжественное отбытие с этого океанского лайнера?.. Кто-то скажет, что я позорно бежал от своего долга, но, на самом деле, мной двигала одна мысль - побыстрее увидеть вас. Как представил, что мы ещё минут сорок будем добираться до городской пристани и кантоваться к ней, а потом мне ехать по городу в обратном направлении и искать лодку... Ну уж нет, думаю, и говорю капитану: "Послушай, любезнейший, нельзя ли вызвать лодку вон с того причала, где вывеска спасательной станции, чтобы меня подобрали и подвезли прямо вон к тому дому..." Что этот дом - ваш, я догадался сразу, слишком яркие и подробные имелись у меня описания!

- И что капитан? - спросил Ванька.

- Капитан сперва засомневался, но я развеял его сомнения силой своего авторитета. И наш грубый морской волк, загипнотизированный взглядом моих ясных проницательных глаз, взял свой громкоговоритель, словно покорный ягненок, и запросил катерок со спасательной станции. Дальнейшее было, как говорится, делом техники. Я имею в виду, исполнить этот акробатический номер со спуском по веревочной лестнице. Меня провожала безутешная толпа обожателей, которых я заклинал сохранять стойкость на время моего отсутствия и не поддаваться дурным влияниям.

- Каким дурным влияниям? - встряла Фантик.

Тетя Катя нахмурилась - ей не нравилось, когда её дочка вклинивалась в разговоры взрослых. Но Фантика слишком интересовал необычный гость, чтобы она обращала внимание на родителей.

- От самых разных, - с серьезнейшим видом сообщил отец Валентин. Вдруг в мое отсутствие им взбредет в голову захватить теплоход, поднять "Веселого Роджера" и отправиться пиратствовать в южные моря? Когда голова пухнет от двух недель высоких разговоров и утонченных дискуссий, то мозги могут задымиться в любую сторону. Единственно, о чем я их просил - если им такая блажь все-таки взбредет в голову, то пусть не забудут подобрать и меня. Даже на пиратском корабле нужен священник, который напутствует отправляемых по доске, время от времени увещеваниями смягчает каменное сердце капитана, когда тот собирается вынести особенно зверский приговор, а главное - следит, чтобы пятая часть награбленного аккуратно перечислялась в церковную казну, как положено делать верующим христианам.

Отец рассмеялся.

- А если серьезно, чем вы занимаетесь в этом круизе?

- На теплоходе, - ответил отец Валентин, - организована трехнедельная водоплавающая конференция по проблемам духовного наследия Даниила Андреева. Как вы знаете, я вхожу в комиссию по его литературному наследству, вот и плыву... Беда в том, что теплоход арендован нами не полностью. Часть теплохода арендовали представители какой-то восточной секты, для проведения своего слета, или семинара или называйте как хотите. И эти буддисты-синтоисты, а может зороастрийцы-конфуционисты, постоянно пытаются втянуть нас в богословские споры. Вот и пришлось мне воздвигнуться против них мощным оплотом нашей веры, запретив всем остальным разбазаривать время на все эти словесные выкрутасы. Классический пример переливания из пустого в порожнее, который мне пришлось терпеть часами, живым примером доказывая бесплодность препирательств с упертыми и зашоренными, глаза которых не видят, а уши не слышат. Или наоборот, глаза не слышат, а уши не видят суть дела от этого не меняется. В общем, пожертвовал собой за други своя. И кончилось тем, что я сказал: баста, дети мои! Вижу остров дивный, и отправляюсь к нему коротать дни свои в одиночестве, как Робинзон Крузо... Приплываю, а тут - ба! - гостеприимные туземцы. Надеюсь, эти туземцы накормят и напоят потерпевшего кораблекрушение и выброшенного на их берег?

- Разумеется! - сказал отец, продолжая смеяться. - На сколько времени вы к нам выброшены?

- Как получится. Эту ночь мы должны провести не на теплоходе, а в гостинице - заказаны номера. Раз уплачено, то надо пользоваться, так что к ночи мне бы отправиться в мой "люкс". Но если я вам не надоем и если посиделка затянется, то можно и плюнуть на гостиницу. Переночую у вас, а потом потихоньку доберусь в город. Пароход отходит в четыре часа, до того отведено время на осмотр здешних достопримечательностей. Но я-то здешние достопримечательности видел не раз, так что переживу. Лучше остров осмотреть... Впрочем, говорю, поживем - увидим.

Пока отец Валентин говорил все это, мы добрались до дома. Остановившись во дворе, отец Валентин задрал голову и осмотрел наше жилье.

- Да, знатный особняк! А резьба какая прекрасная!

- Старинная резьба сохранилась, - сообщил отец. - Только кое-где пришлось восстановить и подреставрировать. Тут Гришка помог.

- Какой Гришка? - живо повернулся к нему отец Валентин. - Тот прохвост, который мне ворованные иконы впарить пытался - хорошо, я его вовремя раскусил? Хочешь сказать, он теперь за ум взялся?

- Давно уже, - ответил отец. - После последней отсидки, года три назад. Мастер по дереву стал, каких поискать. Да вы его увидите сегодня вечером - он заедет ребятню взять на ночную рыбалку.

- На ночную рыбалку? - переспросил отец Валентин. - Это хорошо. Сам бы отправился! Что ж, приятно будет встретиться.

- Вы пока в гостиную проходите, - сказала мама. - А я стол накрою, пока вы посидите.

- Да и я тебе помогу! - тут же присоединилась к ней тетя Катя.

Взрослые стали подниматься в дом. Я остановился, пропуская вперед отца Валентина, но он остановился возле меня и положил руку мне на плечо.

- А ты, значит, Борис? Тебя я ещё помню - а вот Ваньку ещё не видал. У меня к тебе разговор будет, чуть попозже. Серьезный разговор. Через полчасика где-то, ладно?

- Ладно, - удивленно ответил я.

И мы прошли в дом.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

СЕРЬЕЗНЫЙ РАЗГОВОР

Заканчивая сборы на рыбалку, я ломал голову над тем, что за "серьезный разговор" хочет провести со мной отец Валентин. Скорей всего, это было связано с прочитанными им историями наших приключений. А выражение "серьезный разговор" взрослые обычно употребляют, когда им что-то не нравится. Что могло не понравиться отцу Валентину? Может, то, как я описал отца Василия - "с мягким юмором", как это называет отец? Хотя я, честно говоря, не имел в виду никого смешить, а просто рассказывал. Возможно, отец Валентин считает, что священников вообще надо изображать как можно почтительней и, как это называется, деликатней, и кое-где в описании размашистой энергии отца Василия я переборщил? Ну, тут я был спокоен. Когда я советовался с отцом, стоит ли мне кое-где рассказывать правду или что-нибудь придумать вместо нее, он мне сказал: "Да ты пиши все как есть, и это будет самое правильное. В конце концов, если кому-то что-то не понравится, то виновата будет жизнь, которую ты описываешь, а не ты."

Поэтому в глубине души я был уверен в своей правоте. Но не мог же я, если отец Валентин начнет к чему-нибудь придираться (вроде, он выглядел совершенно нормальным веселым мужиком, но ведь у взрослых бывают всякие заезды!), взять и сказать ему: "А папа считает, что я пишу все правильно!" Тоже мне, папенькин сынок получился бы! Нет, мне надо было придумать, как самому, не ссылаясь на отца, защищать то, что я считаю правильным. И при этом не должно было выглядеть, будто я упираюсь как баран и не желаю слушать советов взрослых. Обижать отца Валентина мне тоже не хотелось. Вот над тем, как мне с ним разговаривать, я и размышлял, начиная понимать, насколько трудна писательская доля. Просто ужас!

Отец Валентин заглянул около семи. Ванька в это время с большим энтузиазмом помогал Фантику собираться на рыбалку, отбирал ей удочки, отделял лишнее от ненужного, иногда ехидно высмеивая её идею взять то-то и то-то ("Какой там светлый свитер! Ты в нем через две минуты будешь зелено-черная! Бери темный, если есть!") - он всегда с огромной охотой брался помогать в тех случаях, когда можно было покуражиться при этом, показывая, насколько больше он знает и смыслит, и объясняя нуждающемуся в помощи, что тот - полный профан, которому до Ваньки тянуть и тянуть. Мы с отцом высмеяли его идею с донными удочками, и теперь Ваньке тем более надо было самоутвердиться. Мне тоже хотелось помочь Фантику, но я знал, что, увидев, как Ванька ехидничает и намекает Фантику что она - полная дура, ничего не смыслящая в рыбалке, я в конце концов не выдержу и взорвусь, и дело кончится большой ссорой между нами. Чтобы избежать этого, я и отделился от них и аккуратно занимался собственными сборами. Так сказать, малодушно оставив Фантика Ваньке на съедение. Но, честное слово, если бы я вмешался, то было бы ещё хуже.

- Можно к тебе? - осведомился отец Валентин, заглядывая в комнату.

- Конечно, можно, - ответил я.

Он вошел, опустился на стул и тяжело вздохнул.

- Уф, устал я от этих переездов!... Там, внизу, вам готовят ужин, чтобы как следует накормить, и ещё бутерброды в дорогу пакуют. Я в этой суматохе лишним получаюсь, вот и решил поговорить с тобой.

- О чем? - с замиранием сердца спросить я. Все заготовленные фразы, как я буду защищать свои вещи, вылетели у меня из головы.

- О твоих произведениях. Я, понимаешь, прочел обе книжки. Увидел в Москве на прилавке и думаю: ба, что это за Борис Болдин - не тот ли Боря Болдин, которого я помню в пеленках и с соской во рту? Нет, прикидываю, вроде, мал еще, чтобы писателем становиться. А перелистал твои повести - и понял, что это все-таки ты! И так приятно было про твоих папу и маму прочесть, узнать, что у них все хорошо, ведь мы несколько лет не виделись. А ведь когда-то мы с твоим отцом работали вместе, и очень дружили.

- Вы работали вместе с отцом? - изумился я.

- Ну да. Ведь перед тем, как уйти в священники, я заведовал рыбным хозяйством. Назаведовался, надо сказать, на славу - небось, в министерстве меня до сих пор лихом поминают! - отец Валентин довольно усмехнулся. - Но суть в том, что мне часто доводилось бывать здесь, в числе других мест промысла ценной речной рыбы и заповедников, охватывающих водные пространства - "различные водные акватории" - с ценными рыбами. Ведь одно время здесь, при научно-исследовательской биологической станции заповедника, был садок, в котором не только изучали повадки самых ценных рыб, но и изучали, как здесь смогут прижиться новые для этих мест породы. В общем, мы с твоим отцом совершили немало славных дел. А теперь - вот! - он развел руками. - Читаю твои повести, и обидно становится.

- Почему? - спросил я. - Вам что-то в них не нравится?

- Мне все нравится... кроме одной вещи, - очень серьезно сообщил отец Валентин. - В обоих твоих вещах есть крупнейший недостаток, который их сильно портит. Недостаток, в котором ты, по большому счету, не виноват, так как откуда тебе это было знать... Но, как говорится, незнание не освобождает от ответственности! - и он, приосанившись, поглядел на меня с укором.

- Какой недостаток? - пролепетал я.

- То, что в этих повестях нет меня! Разумеется, мы ещё не были с тобой знакомы... то есть, наше знакомство было односторонним, потому что я тебя помню, а ты меня - нет... Но ты мог бы узнать у отца, что есть такой замечательный человек, и сделать меня одним из персонажей. Ты знаешь, очень хочется стать персонажем приключенческой книги! С детства об этом мечтаю. И вообще, показывать всем книжку и говорить: "А вот здесь про меня написано, это я!" - сам понимаешь, как это здорово! Вот я и решил, что обязательно навещу вас во время этого круиза. Согласись, свое появление я обставил, как надо! И очень надеюсь на то, что после такой роскошной высадки на остров у вас найдется очередное приключение, в котором я смогу быстренько принять участие. Ну, как, идет?

- Ну, вообще-то... - я жутко растерялся. Я был готов к чему угодно, но только не к этому! - Я ведь ничего не умею придумывать...

- А зачем придумывать? - живо возразил отец Валентин. - Явление героя уже состоялось, по водам, под звук фанфар и прощальные взмахи заплаканных разноцветных платочков. Все это не просто так, согласен?

Я не мог понять, смеется он надо мной или нет. Может быть, он относится к моим письмам о наших прошлых приключениях - которые взяли и опубликовали, даже для меня самого неожиданно - как к наивной детской писанине, и теперь то ли подтрунивает, то ли считает, что вежливость его обязывает поучаствовать в мальчишеской игре. Взрослых, бывает, совсем не туда заносит, когда они решают, что им надо обратить внимание на детей и поучаствовать в детских играх. Но, мне казалось, отец Валентин говорит вполне серьезно - как это ни странно.

И мне пришла в голову одна мысль.

- Я думаю, вы могли бы нам "быстренько" помочь, - сказал я. - Вы упомянули, что для вас заказан номер "люкс", а "люксы" есть только в "Княжеской". Ведь это фирменная гостиница, в отличие от "Туристской". Так вот, сейчас в этой гостинице находятся люди, которые нас очень интересуют.

- Что за люди? - живо спросил отец Валентин.

- Мы не знаем, как их зовут. Знаем их внешность, и знаем, что они скупщики икон...

- Хм!.. Скупщики икон - это уже интересно!

- Да. И у нас есть сильные подозрения, что они замышляют что-то нехорошее. Фантик подслушала обрывок их разговора, когда обедала с родителями в гостинице, что они хотят свести с кем-то счеты и кого-то убрать. То есть, может мы ошибаемся, но...

- Но во всем этом есть что-то темное, так? - осведомился отец Валентин. - Что ж, вы правы, лучше предотвратить преступление, чем потом его раскрывать. Тут я вам - первый помощник. Как они выглядят?

- Я их не видел, - ответил я. - Но, по описанию Фантика, их трое. Двое помоложе и один постарше. Помоложе - обычные парни в джинсах. А тот, что постарше - он высокий, худой, и с очень запоминающимся лицом. Как сказала Фантик, не смуглым, а каким-то желтым.

- Что ж! - отец Валентин выпрямился. - Этих скудных примет вполне достаточно для такого замечательного детектива, как я. Покажите мне обгорелую спичку - и я восстановлю всю картину преступления. А тут мы имеем даже поболе, чем сгоревшая спичка. Есть ли ещё какие-нибудь данные, многоуважаемый инспектор Скотланд Ярда, которые не в силах истолковать полиция, но, которые, возможно, скромному частному сыщику, вроде меня, удастся сложить в цельную картину, заполнив белые пятна?

- Есть, - ответил я, начиная сомневаться, правильно ли я сделал, что доверился отцу Валентину. Слишком много он балагурил. А взрослые, которые воображают, будто с детьми надо придуриваться, подыгрывая им, и не способны понять, как серьезны порой дела, которыми мы занимаемся, могут запороть любое дело. И если отец Валентин все запорет, то ему-то что, он завтра уедет, а нам тогда все это расхлебывать... Но отступать было некуда. Незадолго до их появления местный пьянчуга, которого знает Гришка, хотел продать какую-то очень ценную семейную икону. Он на эту икону давно покушался пропить её, но не мог этого сделать, пока его мать была жива. Вот и кинулся продавать её сразу после смерти матери. И у него уже пошло все на лад с одним покупателем, как примчались его сестра с мужем, живущие в Твери, и запретили ему что-либо продавать, пока они официально не поделят все наследство. Это все по Гришкиным рассказам, понимаете? Гришка считает, что там ещё такая грызня идет, вокруг пожитков, оставшихся от старухи.

- Понимаю... - отец Валентин задумался. - И у вас возникли подозрения, что эти скупщики икон хотят устранить сестру, чтобы ничто не мешало выгодной сделке?

- Мало ли что может быть! - я пожал плечами. - Но что-то там затевается, очень нехорошее. Мы думали завтра отправиться в гостиницу, поразведать на месте, но, если бы вы могли...

- Я уезжаю завтра утром, - стал прикидывать отец Валентин. - Что ж, времени у меня должно быть вполне достаточно. Давай сделаем так. Если вы не успеете в гостиницу до моего отъезда, я оставлю вам письмо у дежурного, с подробным отчетом обо всем, что мне удалось выяснить. Хотя нет, это будет ненадежно... Письмо будет ждать вас на пристани, у спасателей. Ведь на них можно положиться?

- Вполне! - ответил я.

- На том и порешим. Что ж, выходит, мне надо возвращаться на берег. Как ты думаешь, Гришка перевезет меня, прежде чем уйти с вами в далекое плавание?

- Разумеется! Это ж дело двух минут, а лодка у него большая, места должно на всех хватить.

- Отлично. Тогда пошли... По-моему, вас зовут ужинать.

И точно, мама и тетя Катя уже звали нас. Мы поспешили на кухню, и отец Валентин присоединился к нам. Ужин нам и впрямь сварганили такой, что можно было полк накормить. И макароны с тушенкой, и большой салат, и, к чаю, варенье и мед... Плетеная корзинка с бутербродами и термосом была уже собрана и ждала нас в углу кухни.

Я обратил внимание, что за ужином Фантик посматривала на Ваньку с легкой обидой и разговаривала с ним не очень охотно. Видно, он достал её своим выпендриванием. Ничего, подумал я, на реке все быстро развеется и пройдет.

- Так вот, братья и сестры мои! - провозгласил отец Валентин, отхлебывая чаю. - Решил я все-таки вернуться на берег, чтобы не оставлять без присмотра своих духовных чад...

- Как же так, отец Валентин? - воспротивилась мама. - Мы вам уже и комнату готовим...

- Ничего не поделаешь! - вздохнул отец Валентин. - Я понимаю, что без меня жизнь сразу покажется вам тусклее и скучнее, но... - он приосанился и поднял руку, как оперный певец. - "Как некий херувим, Он несколько занес к нам песен райских, Чтоб, возмутив бескрылое желанье В нас, чадах праха, снова улететь..." - и он широко взмахнул руками. - "Так улетай же! Чем скорей, тем лучше!" Но не надейтесь, я ещё не раз и не два порхну мимо вас дивной райской птицей, чтобы вы время от времени с завистливой тоской следили за моим полетом, запрокинув головы и разинув рты...

Отец смеялся от души. Видно, он давно привык к манере общения отца Валентина - ещё с той поры, надо понимать, когда отец Валентин не был священником, а заведовал рыбным хозяйством.

- Я перевезу тебя на тот берег, - предложил он. - Ведь, боюсь, через озеро ты на крыльях не перелетишь, хоть ты и райская птица.

- Не стоит беспокоиться, - ответил отец Валентин. - Насколько понимаю, Гришка-вор может сделать двухминутный крюк к пристани, чтобы меня высадить.

- Вот еще! - возмутился отец. - Так я и сброшу старого друга на Гришку! Да у него и лодка может быть перегружена. И потом, Гришка причалит через пятнадцать минут, а я надеялся, мы посидим ещё хотя бы часок-другой.

- Уговорил! - отец Валентин поднял руки ладонями кверху. - Ты же знаешь, какой я податливый. Для друзей на все готов!..

Отец опять рассмеялся - и поглядел на часы.

- Что ж, пойдем, проводим наших доблестных рыбаков. Я думаю, Гришкина лодка уже на подходе.

И мы все, включая Топу, отправились на берег. Когда мы выходили из дому, нагруженные рыболовными принадлежностями, снедью и запасными свитерами, отец Валентин незаметно подмигнул мне.

- Да, чуть не забыл! - вдруг спохватился он. - Я ж специально для этого плавания приготовил... - и он извлек откуда-то из-под рясы фуражку типа капитанской, с золоченым гербом, и торжественно водрузил её себе на голову.

- Ну, как я вам? - осведомился он. - По-моему, в этой фуражке я полностью соответствую местности!

Тут послышалось тарахтение мотора - шла Гришкина лодка. Через минуту она причалила, мы быстро загрузились в неё и поплыли, махая всем руками. Отец Валентин сделал благословляющий жест, заметный только нам - аккуратный такой, ну, как в конце французского фильма "Три мушкетера" кардинал Ришелье незаметно благословляет Атоса, Портоса, Д'Артаньяна и Арамиса, когда они проезжают прочь и уже этого не видят...

Вот так отец Валентин и провожал нас - в рясе и капитанской фуражке, кисть правой руки приподнята в благословляющем жесте.

ГЛАВА ПЯТАЯ

ТАИНСТВЕННАЯ НАХОДКА

Прямо не знаю, как мне рассказывать о рыбалке! Если шаг за шагом - вот отплыли, вот приплыли, вот на берегу разложились и так далее - то улетучивается что-то самое главное. А если описывать это главное, то вообще завязнешь, потому что главного получается слишком много. И как мотор ровно бурчит, а над водой уже туманом тянет, легким и слабым, рваненьким таким, и ощущение от этого тумана, будто сумерки наступают быстрее, чем на самом деле; и как берега мимо проходят, ближний и дальний, деревья будто застыли, и лишь доносятся сквозь них загадочные шорохи и звуки; и как мотор смолкает, когда подходим поближе, и теперь слышен ровный скрип уключин и такой же ровный плеск весел, а комары, все больше наглея, начинают звенеть вокруг просто ужас, выискивая любое незащищенное место, чтобы накинуться и укусить - хорошо, мама дала нам с собой лосьон от комаров; и как сначала забрасываются сети, а потом мы причаливаем, и расчехляем удочки, и я показываю Фантику, где лучше всего будет ночной клев - это надо пройти по валунам, торчащим из воды, и забрасывать удочку с последнего из них, где уже глубина - а Ванька все-таки ставит свои донные удочки, а потом направляется чуть вверх по Удолице, до ручейка, который является её притоком: ручеек уже не входит в территорию заповедника, а Ванька почему-то уверен, что если где и клюнет щука, то только там, и мы видим, как мелькает в темноте между деревьев Ванькин фонарик, и слышим, как Ванька чертыхается, споткнувшись об очередную корягу; и как Гришка с напарником - Петром Антонычем, который говорит, что его можно называть просто "Петя", даже не "дядя Петя" - раскладывают костерок на берегу и травят всякие интересные истории, выжидая, когда можно будет пойти выбирать сети; и как продрогшая Фантик возвращается к костру, и мы её отпариваем горячим чаем, и все впятером уничтожаем запакованные нам бутерброды, а Фантик забирается в спальный мешок и, услышав, что с рассветом, после того, как выберут сети, Гришка попытается прогуляться в одно местечко, где иногда ходит форель, и закинуть удочки, просит обязательно её разбудить, потому что она тоже хочет наловить форелей; и как мы прислушиваемся и приглядываемся к лесу, и в какой-то момент принимаем Ванькин фонарик за блуждающий огонек; и как глаза слипаются - и вдруг пробуждаешься, вздрогнув, когда небо начинает сереть, и быстренько подбрасываешь несколько крупных сучьев в догорающий костер, сухие сучья сразу занимаются, и тебя обдает волной жара, а воздух над разгоревшимся костром такой зыбкий и дрожащий, такие отсветы и переливы бывают в стекле, когда его быстро наклоняешь то туда, то сюда... - словом, это все важно, и ещё тысяча других вещей, перечислять которые было бы слишком долго. Это целая повесть получится из такого перечисления.

Поэтому начну лучше с самого утра, с того момента, когда нам крупно повезло: с первым рассветом нам удалось выловить четыре небольших форели, причем одна клюнула у Фантика, и Фантик пришла в абсолютный восторг.

Гришка и Петя взялись быстро их засолить. Выпотрошив серебристых рыбин и сделав надрезы у них на коже, они натерли форелей крупной солью и, переложив крапивой, пристроили между плоских камней, сверху положив не очень тяжелые, поровней и потоньше по форме, чтобы гнет был "деликатным", как выразился Гришка.

- Часа через два будет готово! - оповестил он. - Малосольная форель это такое лакомство, какого ни в одном ресторане не отведаешь, потому что настоящий вкус у неё лишь тогда, когда её засолишь совсем свежей, только выловленной! И это, считайте, вам повезло! Сами знаете, форель обычно ходит севернее, и в наши места забредает нечасто! Наверно, она ради вас расстаралась - в честь твоего приезда, Фантик, прежде всего!

Фантик закраснелась от смущения и удовольствия. Ну да, всегда приятно, когда ради тебя происходит что-то необычайное, да ещё другие с этим соглашаются и говорят вслух.

- А пока она засолится, не мешало бы сети проведать, - сказал Петя. Самое время...

Мы проверили сети и выбрали довольно неплохой улов: штук по пятнадцать леща и чухоня, несколько щучонков и даже небольшого сома. Приблизительно через час мы вернулись на прежнее место, и Гришка с Петей взялись сразу закоптить часть рыбы - соорудили над костром коптильную решетку, приволокли молодых веточек и листьев ольхи и принялись разбирать улов. Скоро запахло ольховым дымком, и Гришка повернулся к нам:

- Тут часа на полтора возни. Сома мы сразу зажарим - отличный горячий завтрак получится! А вы можете позакидывать удочки вдоль берега, если хотите.

- Я, пожалуй, пойду проверю наконец свои донные удочки, - сказал Ванька.

Фантик потянула меня за рукав.

- Ты ещё обещал показать мне то место, где археологи находили всякие древние предметы!

- Это совсем неподалеку! - откликнулся услышавший Петя. - Поднимешься по реке буквально метров сто, увидишь спускающийся к Удолице овражек - её старое русло. Вот по этому овражку и надо идти. Может, и сама что-нибудь найдешь - я гляжу, ты везучая.

- Да я тебя провожу! - сказал я. - Только надо поглядеть, не понадобится ли Ваньке помощь. Эти донные удочки жутко коварные. Чуть не так начнешь их выбирать - обязательно цепляются за какую-нибудь пакость на дне.

И точно. Ванька выбрал уже две донные удочки - одна оказалась пустой, на вторую попался соменок сантиметров в сорок длиной (с головой и хвостом считая), и Ваньку так раздуло от гордости, что я испугался, как бы он не лопнул - а третья прочно зацепилась за что-то, и, как Ванька ни водил её туда и сюда, ни пробовал теребить и подсекать, чтобы не порвать леску, ничего у него не получалось.

- Брось ты ее! - сказал я. - Дерни разок и, если леска оборвется, то так тому и быть!

- Ни за что! - ответил Ванька. - Ты, что ли, купишь мне новую удочку?

- Но ведь мы тебя предупреждали...

- Ага!.. И ещё уверяли, что я ничегошеньки не поймаю! А этот сомище это, по-твоему, ничегошеньки?

Я не стал возражать Ваньке, что назвать эту рыбку "сомище" трудно даже при самой буйной фантазии. Ничего хорошего из этого бы все равно не вышло.

- Давай попробуем потянуть вместе, - предложил я.

- А если оборвется?

- Леска прочная, оборваться не должна.

- А если все-таки?..

- "Если бы да кабы, то во рту росли б грибы"! - рассердился я. - Если оборвется, я нырну и найду обрывок лески с крючком.

Ванька ехидно прищурился.

- Ну, смотри! Вообще, тебе стоило бы мокнуться - остынешь и перестанешь кипятиться как чайник.

Мы вместе взялись за леску и стали тянуть. К нашей радости, леска стала подаваться, и мы почувствовали, как тянем со дна что-то тяжелое.

- Это сом! - задохнулся Ванька. - Огромный сом!

- Если бы это был сом, он бы сопротивлялся, - с натугой процедил я сквозь зубы. - Скорей, какая-нибудь коряга...

Фантик подошла к самому краю огромного валуна, на котором мы стояли, и заглянула в воду.

- Там что-то колышется, - сообщила она. - Что-то большое и темное... Ой, оно все ближе и ближе к поверхности...

- Сом?.. - жадно спросил Ванька.

- Нет, - ответила Фантик. - Оно какое-то ровное... Не похоже ни на сома, ни на корягу.

Мы потянули ещё немного, и Фантик заорала:

- Идет! Показалась! Это что-то!..

И тут леска оборвалась.

- Чтоб тебя! - в сердцах выругался Ванька. - Я ведь говорил! Теперь ныряй!

- А может не стоит? - испугалась Фантик.

- Может, и не стоит, а надо, - хмуро ответил я, расстегивая рубашку. Свитера, несмотря на холодное утро, мы скинули уже давно: ведь мы так усердно тянули сети, волокли рыбу, а потом возились у костра, что нам стало жарко, и в свитерах мы бы вообще запарились. - Только нырять с валунов я не буду. Мало ли что там, под водой. А это, то, что ты видела, на что это было похоже?

- На какую-то мебель, - ответила Фантик. - Вроде угла старого стола или зеркала.

- Совсем интересно, - пробурчал я, переходя на берег. Но мне и впрямь становилось любопытно, что ж это такое странное подцепил Ванька, и, наверно, я теперь больше притворялся, что мне не хочется нырять, чем на самом деле не хотел.

Я разделся на берегу, по мягкому песочку вошел в воду и проплыл метров десять до дальнего валуна, последнего в цепочке огромных камней, тянувшихся в воду. С этого валуна Ванька и забрасывал свои удочки. Здесь не должно было быть особенно глубоко, но все-таки дна под ногами я не чувствовал. Набрав полные легкие воздуха, я осторожно нырнул. В незнакомой воде всегда надо быть осторожным. Сам я отделался за все годы лишь распоротой ногой, а ведь несколько наших знакомых мальчишек расшибали головы о всякую дрянь, торчащую на дне, и потом долго валялись в больнице. Хорошо, их вовремя вытаскивали, и никто из них не захлебнулся насмерть. А ведь ещё бывает, что вода искажает расстояние до дна. Кажется, что метра два, а на самом деле всего-то полметра. Прыгаешь ласточкой - и врезаешься головой в дно. Один наш приятель получил так сотрясение мозга.

Словом, я, выросший возле достаточно большой воды, знал, что с ней шутки плохи, поэтому никогда не рисковал зря.

Глубина была не очень большая, и вода - вполне прозрачная. Если бы мы ещё не замутили её, пытаясь вытащить штуковину, зацепленную крючком, то было бы совсем хорошо. Но и в чуть мутноватой воде у самого дна я различил то, что нам было надо. Это была большая рама, резная и красивая: то ли от зеркала, то ли от картины. Меня удивило, что эта рама не всплывает. Мало того, что тянуть её было трудно, так она ещё и назад ушла, едва леска оборвалась! А ведь она деревянная. Я знал, что в воде тонет дуб, особенно старый, но рама, по фактуре, была непохожа на дубовую (а в сортах древесины я разбирался неплохо - мы ведь немало плотничали и столярничали).

Я подергал раму. Так и есть - к ней толстой веревкой было привязано что-то тяжелое. Перебрав веревку в руках, я наткнулся на большую ржавую железяку.

Развязать под водой намокшие узлы было просто невозможно. Я вынырнул, чтобы набрать воздуха, и уцепился за край валуна.

- Ну, что? - надо мной свешивались головы Ваньки и Фантика.

- Сейчас... - ответил я. - Ванька, у тебя твой перочинный нож при себе?

- Как всегда!

- Давай сюда!

Забрав у Ваньки его складной нож, я опять нырнул. Перерезать веревку оказалось делом плевым, и рама сразу начала всплывать сама, мне надо было лишь подталкивать её, чтобы она всплыла у самого валуна и Ваньке с Фантиком было удобно схватить её и вытащить. На одной из сторон я разглядел Ванькин обрывок лески, с крючком и донным грузилом.

Вынырнув, я постарался поставить раму вертикально, чтобы моему братцу и Фантику было легче её ухватить.

- Держите!

Они вытащили раму на валун, я выбрался следом - и мне сразу стало жутко холодно.

- Все! - сказал я. - Я бегу к костру и напяливаю свитер. Заберите мою одежду на берегу.

И помчался со всех ног - так быстро, что раза два чуть не навернулся на скользких валунах.

Гришка и Петя, сидевшие у костерка и следившие за тем, как запекается сом и как коптится другая рыба, широко открыли глаза, меня увидев.

- Ничего особенного! - я весело махнул им рукой. - Нырял за оборвавшейся леской. И мы такое вместе с леской из воды вытащили... сейчас увидите!

Я заплясал у костра, поближе к жарким углям, на ходу извлекая свитер из рюкзака и натягивая его на голое тело - свитер, связанный из шерсти Топы, был довольно кусачим, но, по холоду, покалывание жестких волосков было даже приятным. А тут подоспели и Ванька с Фантиком, волоча раму и мою одежду.

- Ух ты! - Петя приподнялся. - Вот это и вправду штуковина!

Рама была размером приблизительно метр на полтора, не очень широкая, но вся покрытая красивой резьбой, венчал которую голубок в середине её верхней планки. Гришка тоже её оглядел - и, в отличие от Пети, особого восторга не выразил.

- Совсем недавно утопили. Вон, дерево не успело толком влагой пропитаться, и краска даже не думает шелушиться, - хмуро проворчал он. Вид такой, как будто кинули в воду буквально несколько часов назад. И этот обрывок веревки... Ее, что, пришлось отрезать от какого-то груза?

- От огромной кривой железяки, - сообщил я.

Гришка ещё раз осмотрел раму и покачал головой.

- И что вы с ней собираетесь делать?

- Как что? - сказал Ванька. - Заберем с собой!

Гришка совсем помрачнел.

- На вашем месте, я бы не стал этого делать.

- Почему? - буквально в один голос спросили мы.

- Потому что тут дело нечисто, - ответил Гришка. - Уж вы мне поверьте, я-то знаю. Тут не обошлось без криминала, точно вам говорю. Знаете, что это за рама?

- От чего-то старинного? - предположил я.

- Не просто от старинного. В такие рамы в деревнях оправляли наборы семейных икон. Ну, когда хотели, чтобы иконы были все вместе. Вон, видите, и голубок наверху - символ Святого Духа. Все точно... Выходит, кто-то вынул из этой рамы иконы, чтобы сложить их стопочкой и убрать - ну, скажем, в рюкзачок. Чтобы перевозить было удобней, понимаете? А если б он заимел эти иконы честным путем, то на кой ляд ему прятать раму от них? Тщательно топить, привязывая груз, после того, как иконы из неё вынуты? А? Выходит, эта рама является уликой - она очень узнаваемая, и вора опознать по ней проще простого! Теперь представьте, что владелец икон вдруг увидит у вас эту раму? Ну, скажем, мы пересечемся с ним, когда будем плыть назад, а он будет ехать на катерке в милицию или из милиции? Что он подумает? А?

- Да неужели он вообразит, будто мы поперли его иконы! - возмутился Ванька.

- Допустим, на вас он грешить не будет, а вот на меня очень даже может, учитывая мое прошлое, - покачал головой Гришка. - Подумайте только! Плывет Гришка-вор и везет на своей лодке украденную раму, из которой уже вынуты украденные иконы! Да милиция возьмется за меня так, что я вовек не отмоюсь!

- Но ведь мы засвидетельствуем, что ты тут ни при чем, что мы эту раму выловили в речке! - указал я.

- Так милиция вас и послушает! Решит, что вы меня покрываете, по дружбе. Милиции нужен подозреваемый - и вот он, как на блюдечке, да ещё какой!

- Ну, это ты хватил... - я с сомнением покачал головой.

- Все правильно, - заметил Петя. - Пуганая ворона и куста боится. А Гришке, точно, нельзя связываться ни с чем таким, что может оказаться краденым. На него ни малейшей тени падать не должно.

- Так что нам делать? - растерянно вопросила Фантик.

- Я бы на вашем месте избавился от этой рамы, - ответил Гришка. - Хоть вон в те глухие кусты её зашвырнул! Охота вам связываться с уголовным делом?

- Но если совершено преступление, то мы должны его раскрыть! - бухнул я.

- Раскрывайте, - пожал плечами Гришка. - Но без меня.

- Интересно, сколько такая рама может стоить? - задумчиво осведомился Петя, созерцая нашу находку.

- Трудно сказать, - Гришка придирчиво осмотрел раму. - Она не очень старая. Дореволюционная, факт, но, вообще-то, конец девятнадцатого или начало двадцатого века. Сделана с толком, и из хорошего дерева. В Москве, возможно, и на тысячу рублей потянула бы. А в наших краях больше двухсот за неё не выручишь.

- И все равно... - у Пети даже дыхалку перехватило. - Двести рублей это же пенсия моей матери, и она месяц на неё умудряется прожить, со своим-то огородом! Это ж сколько должны стоить сами иконы, чтобы ради них двести рублей выбрасывать! А то и тысячу, как ты говоришь! Ведь опытные воры не прогадали бы - может, до Москвы и не доехали бы, но меньше, чем за пятьсот эту раму все равно не продали бы! Так?

- Все так, - кивнул Гришка. - Но иконы и должны были быть намного ценнее той рамы, в которую были собраны. Ведь рама делалась под уже имеющийся запас икон. А у нас есть семьи, где первые иконы покупались чуть не в семнадцатом веке и переходили из поколение в поколение. Словом, да, куш она сорвали огромадный, раз такой рамой решили пожертвовать, чтобы замести следы. Поэтому тем более от рамы нужно избавиться! Чем крупнее кража - тем круче можно влипнуть, если тебя хоть тонюсенькая ниточка будет с ней связывать.

Стоило признать, что Гришка говорил очень разумно и многие его доводы крыть было нечем. Но нам все равно было жалко раму.

- Послушайте! - вмешалась Фантик, до этого напряженно думавшая, наморщив лоб. - Но ведь если рама чья-то, надо её вернуть!

- Раму без икон? - иронически хмыкнул Ванька. - На кой она нужна?

- Рама все равно красивая, и что-то стоит, - возразила Фантик. - Они будут рады хоть её получить назад.

- А потом нас затаскают свидетелями! - буркнул Петя. - Даже если Гришке дела не пришьют, все равно милиция заставит нас двадцать раз ездить на это место и точно показывать, где именно мы вытащили раму из воды!

Гришка, отошедший к костру, помахал нам рукой.

- Сом готов! И форель, думаю, тоже! Давайте позавтракаем. На сытый желудок и думается лучше.

Мы расселись вокруг костра, и Гришка стал раскладывать на бумажные тарелки куски сома, разливать горячий крепкий чай в эмалированные кружки, а Петя в это время разделывал форель, нарезая её ровными тонкими ломтиками, раскладывая ломтики на куски хлеба и украшая их колечками тонко поструганного репчатого лука. Завтрак получился - просто объедение!

- Послушай, Гриш, - сказал я, откусывая очередной кусок бутерброда с форелью, которая словно таяла во рту, - а ты мог бы предположить, что произошло, почему раму утопили в реке, а не бросили где-нибудь?

- Так деру давали, - пожал плечами Гришка. - Я так понимаю, что они подстерегли момент, когда хозяева вышли из дому буквально на пять минут. На огород отошли, например - вот и не стали дверь запирать. Воры тут же прыгнули в дом, схватили раму с иконами и стремглав помчались к своей лодке. Отплыли, прошли какое-то расстояние, и, решив, что они дошли до безопасного места, вынули иконы из рамы, сложили их стопочкой в небольшой рюкзачок, раму утопили - и направились в Город.

- Из этого можно сделать два вывода, - сказал я. - Во-первых, иконы были очень ценными, раз воры специально их подстерегали, сидя в засаде, пока не подвернулся случай их умыкнуть. Во-вторых, дом, из которого украдены иконы, должен стоять на реке, раз им быстрее и выгоднее было добежать до лодки, а не до автомобиля, и удирать по воде, а не по дороге.

- Добавь к этому, что дом должен стоять чуть на отшибе, - заметил Петя.

- Не обязательно, - сказал Гришка. - Когда дом смотрит на реку, то всегда найдется местечко, в котором можно поставить лодку, под прикрытием ивняка, и их которого можно незаметно наблюдать за домом.

- Меня другое интересует, - вмешался Ванька. - Почему они решили утопить раму именно в нашем месте?

- Так это понятно! - сказал я. - Валуны образуют нечто вроде длинного причала - ну, навроде естественного мола. Пришвартовал лодку к крайнему валуну - и делай, что хочешь, пока лодка прочно стоит на месте!

- Выходит, и эта железяка у них была припасена заранее? - спросила Фантик.

- Скорей всего, - сказал Гришка.

- Так если мы поднимем эту железяку со дна, то она сумеет нам очень многое рассказать, разве нет? - продолжила Фантик. - Когда мы разберемся, что это за вещь, то сможем догадаться, где её могли взять, что за человек мог ей пользоваться...

- Вряд ли мы многое узнаем, - ответил я. - Ведь я видел её - она вся ржавая и старая, её, скорей всего, подобрали среди того хлама, которого немало вдоль берега...

- Но попробовать её достать стоит! - горячо поддержал Фантика Ванька.

- Может, и стоит, только мне её не вытащить, - возразил я. - У меня там ноги до дна не достают, а с этой фиговиной в руках я вряд ли всплыву...

Ванька с надеждой поглядел на Гришку и Петю. Мужчины переглянулись между собой и расхохотались.

- Ну, сыщики!.. - ржал Петя. - Всем ментам нос утрут! Вы, ребята, даете!..

- Так что делать-то будем? - спросил Гришка, сквозь смех. - Слазим в воду?

- Чего не слазить? - ответил Петя. - Давай ребятню побалуем. Заодно и искупаемся. С нас не убудет!

- Хорошо, Ванька, уговорил! - сказал совсем развеселившийся Гришка. Сейчас дозавтракаем, перекурим - и вытащим вашу драгоценную улику! Время все равно есть, рыбе ещё часа два коптиться, не меньше.

Он вытащил мятую пачку "Примы", предложил сигарету Пете, тонкой веточкой подцепил горячий уголек из костра, прикурил от него и отхлебнул здоровый глоток чая.

Минут через пятнадцать Гришка и Петя стали готовиться к погружению под воду.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

НОВЫЕ ОТКРЫТИЯ

- Ах ты, скотина! - Гришка вынырнул, отфыркиваясь и подняв тучу брызг. - Крепко зацепилась каким-то боком. Да ещё дно илистое, скользит под ногами - никак упора не создашь, чтобы её рвануть!

- Ничего, сейчас пойдет, гадина! - пропыхтел Петя, переводивший дыхание, держась за валун. - Чтоб у нас, да не пошла!..

Гришка и Петя не на шутку разозлились на неподатливую железяку, и азарт ими овладел. Если сперва они полезли в воду просто потому, что были в добродушном настроении после неплохого улова и решили потешить нашу "прихоть", то теперь извлечь зацепившуюся за дно штуковину стало для них делом чести.

- Может, твою лодку подогнать, да на цепь её подхватить? - предложил Петя.

- Тоже идея! - согласился Гришка. Не тратя лишних слов, он выбрался из воды, подогнал к валуну лодку, выкинул наружу длинную кованую цепь со штырем навроде гнутого штыка на конце - этот штырь играл роль якоря - и опять нырнул, прямо с лодки.

Через минуту он вынырнул и весело крикнул:

- Готово, зацепил! Давайте все вместе тащить!

Мы все вместе взялись за цепь и стали тянуть. Сначала железяка подавалась с трудом, а потом оторвалась от дна так резко, что мы чуть не полетели вверх тормашками и в воду через валун.

Мы стали выбирать цепь бодрее и энергичней. Сначала над водой показались два усика - они состояли из многожильных стальных проволочек, перекрученных между собой и растопорщившихся на концах - а потом и основная часть: черная-пречерная, чугунная, по всей видимости, согнутая под прямым углом. В одной стороне было прямоугольное отверстие, под дверцу, даже петли остались, в другой - круглое отверстие, сантиметров тридцать в диаметре.

- Ч-черт!.. - Гришка вдруг поперхнулся и даже, мне показалось, малость побледнел. - Тащи скорее! - заорал он вдруг на Петю не своим голосом.

Мы все напряглись, недоумевая, почему Гришка так разволновался, и через несколько секунд литая штуковина лежала на валуне.

- Д(шник, - коротко прокомментировал Петя, разглядывая штуковину.

Гришка встал на колени и внимательно её разглядывал.

- Д(шник? - недоуменно переспросила Фантик.

- Ну да, - объяснил Петя. - Такая штука в печке, чтобы перекрывать дымоход. Вот на это круглое отверстие крышка кладется - или снимается, когда надо печь затопить. Душники ставят чуть пониже заслонок - и, когда закрыты и душник, и заслонка, получается как бы двойная система удержания тепла. Разве никогда не видела?

- Нет, - ответила Фантик. - У нас тоже есть печка, "голландка", но она без душника.

- Верно, их ставят далеко не всегда... - кивнул Петя. - Эй, что ты крючишься вокруг этого душника, будто тебя бешеный жук укусил? - обратился он к Гришке.

Гришка встал с колен.

- Потому что это мой душник, - угрюмо сообщил он.

- С чего ты взял?!

- Вот, посмотри, - Гришка указал ему на клеймо. - Что здесь написано?

- "Петроград. 1920", - прочел Петя.

- Вот так! - сказал Гришка. - У меня был самый старый душник в этих краях. Я его убрал несколько лет назад, когда печку перекладывал. Оставил только заслонку - печник мне посоветовал, что лучше душник убрать, потому что мы с печником "шведку" сообразили, а в "шведках" душник - это лишнее. С тех пор он у меня так и валялся во дворе, ржавел. Дверцу я с него снял, чтобы огурцы солить. Видишь, петли погнуты. Именно так я их и погнул, когда дверцу вытаскивал...

- Так как же он сюда попал? - не выдержал я.

- Вот это и есть самое интересное... - проворчал Гришка. - Только давайте перейдем к костру, мне зябко стало, после купания.

Мы вернулись к костру, опять перегнав лодку к берегу и прихватив с собой душник. Гришка оделся, попрыгал вокруг костра, хлебнул горячего чаю и, усевшись поближе к жарким углям, на которых коптилась рыба, заговорил я, Фантик и Ванька все это время хвостиками следовали за ним, ожидая его рассказа.

- Значит, так. Этот душник у меня выпросил один мужик, Захаров Толька... А, так я ведь вам только вчера про него рассказывал - тот пьянчуга, что намылился бабкину икону продавать... Ну, бабка ещё вроде как жива была, а он ей давно обещал печку отремонтировать. Сам-то он, я упоминал, по-моему, в соседней деревне живет, а бабка его жила вон там, Гришка указал рукой, - в прибрежной деревеньке, дальше по берегу. Вот он и говорит, что, мол, у тебя этот душник, без толку валяется, а у меня, может, в дело пойдет. Да бери, ответил я ему, только как ты его приспособишь, он старый весь, и без дверцы, а дверцу мне отдавать жалко, уж больно хороший гнет для огурцов и грибов получился, ровненький такой, плоский, и как раз нужного веса, придавливает равномерно и сколько надо. Да я, говорит, приспособлю, не волнуйся, и дверцу где-нибудь подберу. Бабка все просит душник поставить - говорит, так теплее будет, и дров будет меньше уходит. Пожалуйста, говорю, бери, если тебе охота эту штуку до дальней деревни переть. Ну, он и попер.

- А дальше что? - спросил Ванька.

- А дальше я не знаю. Только, видишь, он этот душник так бабке и не приладил, раз мы его из реки извлекли.

- Выходит, рама из-под его иконы? - спросил Петя.

Гришка покачал головой.

- Его икона меньше по размеру была. Если она в этой раме стояла, то рядом с ней ещё иконы две или три поменьше уместилось бы. Но ведь он мне говорил об одной иконе, а не от трех или четырех. А Толька, он такой мужик, если б у бабки не одна икона была, а несколько, он бы все разом в продажу зарядил. Ему эти иконы до лампочки, у него по утрам душа горит...

- Может, он все-таки хотел продавать их по одной? - предположил я.

- Если б даже и хотел, то мне бы он все равно сказал, что у него их несколько, чтобы я заранее покупателей ему подыскивал. Нет, он мне определенно говорил, что у его бабки была одна икона, одна-единственная. А такие рамы, повторяю вам, делались под несколько икон.

- Загадочка!.. - присвистнул Петя.

- Вам это кажется таким важным? - спросила Фантик.

- Сама посуди, - ответил Гришка. - Душник мой - значит, взяли его у Захарова. Захаров собирался свою икону продавать - то есть, как-то с этими скупщиками снюхался. А раму утопили - не из-под его иконы! Выходит, либо сам Толян кого-то грабанул, чтобы скупщикам толкнуть, либо наводку им дал на кого-то... В общем, так ли, иначе, а соучастником получается. А раз рама утоплена - значит, они эти иконы не законным путем добыли и старались следы замести. И поосновательней! Это ж надо, не пожалеть сил, чтобы душник в лодку затащить! Вовеки бы рама не всплыла, с таким-то грузом.

- Если б я на этом месте донные удочки не закинул! - гордо заявил Ванька.

- Закинул, на нашу голову, - усмехнулся Гришка. - Что теперь со всем этим прикажете делать? Мне эти рама и душник руки жгут... Что теперь делать? В милицию я ни за что не пойду. А попробовать с Толяном побеседовать, вразумить его... Он сразу может побежать к скупщикам икон, завопит, будто нам все известно, а эти скупщики икон такими оголтелыми бывают, что переходить им дорогу я бы ни за что не хотел. Сохранить эти вещи как улику - плохо. Выкинуть их вон в те кусты - ещё хуже. Куда ни кинь - всюду клин.

Петя закивал, полностью соглашаясь с размышлениями Гришки, и тоже погрустнел. Да и мы призадумались.

- Ой, а не эту ли раму они имели в виду? - вдруг воскликнула Фантик. Ну, я имею в виду скупщиков икон, когда они говорили, что оклад без содержимого не имеет ценности, и лучше его просто выкинуть. Что, мол, деньги за него не стоят хлопот, чтобы его волочь!

- Где это они говорили? - заинтересовался Гришка.

- В ресторане! Они были за соседним столиком, и весь их разговор был слышен.

Гришка задумался, потом опять покачал головой.

- Это не оклад, а рама, именно рама. Ни один человек, который хоть что-то смыслит в иконах, не назвал бы эту раму окладом. Оклад... ну, вы представляете? Широкий, и делается так, чтобы сам был как бы частью иконы. А эта раму частью икон никак не назовешь. Это именно... именно обрамление, чтобы вместе их держать, и только. Что-то другое они имели в виду. Хотя интересно...

- Так это можно проверить! - провозгласил Ванька. - Послушай, Гриш, ведь тебе будет раз плюнуть отпереть дверь их номера в гостинице, когда они куда-нибудь уйдут, и поглядеть, какие у них иконы! Если есть подходящие под эту раму - значит, точно, они сперли у кого-то, по наводке этого Толяна! А если нет - значит, Толян на свой страх и риск их у кого-то своровал! И тогда ты сможешь с ним побеседовать, чтобы он украденное вернул...

- Ага, а если в гостинице меня поймают в чужом номере, то лет этак пяток мне точно вкатят! - желчно отозвался Гришка. - Да стоит мне в гостиницу войти - за мной все менты города по пятам пойдут, помня мои прошлые дела! Я отмычку в замке повернуть не успею, как мне руки заломят!

- А мы их как-нибудь отвлечем! - заявил Ванька. - Крикнем им, например, что вон там убитого видели! Они все туда рванут, а потом мы извинимся, скажем, что, наверно, нам почудилось. Ну, поругают нас - но ведь ничего особенного не сделают. А ты тем временем все успеешь.

Все расхохотались - и даже Гришка не смог сдержать смех.

- Ну, ты, пацан, даешь! - заходился Петя. - Ну, оторва!

- А что такого? - обиделся Ванька. - Нормальная идея.

- Я предлагаю идею ещё нормальнее, - сказал я. - Давайте навестим дом умершей бабки, под любым предлогом. Например, Гришка, ты можешь сказать этому Толяну, что нашел наконец покупателя на икону. А если удастся разговор завязать - то мы многое поймем!

- А зачем? - спросил Петя.

- То есть? - не понял я.

- Зачем нам что-то понимать? Не лучше ли держаться от этого подальше?

- Борька прав, - задумчиво возразил Гришка. - Знать и понимать надо. Когда знаешь, где лежит... - он осекся, потом продолжил, - коровья лепешка, - явно вместо слова, которое хотел употребить сперва, - то не вляпаешься. Где бабкин дом, я знаю, так что, пожалуй, прокачусь. Ты со мной?

- Вот уж нет! - отказался Петя. - Ты как хочешь, а я ни во что соваться не буду.

- Мы с тобой! - сказал Ванька, а я и Фантик закивали.

- Вам как раз не надо, - ответил Гришка. - При вас Толян может зажаться, а без вас я раскручу его - если он там - на более доверительный разговор. В общем, если Петя остается, то он и последит за рыбой, а вы, получается, пока свободны.

На том и порешили. Через несколько минут Гришкина лодка направилась вверх по течению, тарахтя мотором. Мы с Петей остались сидеть у костра.

- Сколько Гришке надо, чтобы сгонять туда и обратно? - спросил я.

- Дак, думаю, где-то с часок, - ответил Петя.

- То есть, мы как раз можем прогуляться в овражек, если мы не нужны?

- Пожалуйста, прогуляйтесь, - сказал Петя.

Я встал с пенька.

- Пошли, - позвал я Фантика. - Мы с Ванькой покажем тебе этот археологический овражек.

- Ура, наконец-то!.. - обрадовалась Фантик, живо подскакивая. А когда мы отошли на некоторое расстояние, она осведомилась. - Ну, что вы обо всем этом думаете?

- Я думаю, что круто получается, - сказал Ванька. - Уверен, эти скупщики отвалили "Толяну" бутылок десять с самогоном, и он дал им наводку на какую-нибудь одинокую бабку с иконами. Да ещё и позволил душник забрать, не соображая, что его подставляют. Что все подозрения на него падут, если раму вдруг отыщут случайные рыбаки, вроде нас... Слушайте, а, может, они эту бабку и того... шлепнули?

- Вряд ли, - сказал я. - Об убийстве вся округа говорила бы!

- А если её ещё не обнаружили? Если она так и лежит в своем доме?

- Значит, Гришка её найдет! - воскликнула Фантик. - Ой, ребята, его ж кондрашка хватит! Ведь труп - это дело серьезное, тут надо милицию вызывать, а Гришка шарахается от милиции как от чумы!..

- Не фантазируйте! - перебил я. - Меня больше интересует, что это за пустой оклад, который не наша рама, но который тоже надо выкинуть, чтоб не мешался!

- Все-таки, они могли и эту раму назвать окладом, - заметила Фантик.

- Ага! - ехидно возразил я. - И попереться из города в такую даль, чтобы её утопить, да ещё заехать в дальнюю деревню за душником! Что, в городе помоек мало?

- Это верно... - согласилась Фантик. - Выходит, у нас есть и рама, и оклад, из которых все вынуто? Кошмар какой-то!

- Рама у нас есть, это точно, - проговорил я. - А вот насчет оклада...

- Я ж говорю, надо проникнуть к ним в номер! - вмешался Ванька. - Если Гришка сам боится это сделать, то пусть научит нас, как пользоваться отмычками!

- Слушай... - я смерил моего братца взглядом. - У тебя все задатки уголовника.

- А иди ты!.. - Ванька начал заводиться. - Почитай детективы - все сыщики иногда тайком проникали в жилище преступника, даже Шерлок Холмс! Вспомни, как он пользовался отмычками и стеклорезом!.. Кстати, - Ванька остановился, осененный новой великолепной идеей, - стеклорез - это тоже вещь! Если у них номер - или номера - с балконом, то на балкон можно перебраться с чердака или по пожарной лестнице, со служебного балкончика...

- И на виду у всего города резать стекла! - хихикнул я.

Но Ванька не хотел отказываться от этой идеи.

- Думаешь, они взяли номера окнами на улицу! Фига с два, такие люди как они наверняка взяли "люксы" окнами на реку! С той стороны нас мало кто заметит! Да и прошмыгнем мы быстро!

- Потом они приходят, а у них стекла вырезаны, - возразил я. - И сразу вызовут милицию...

- Не вызовут, если у них рыльце в пуху!

- Это ещё бабушка надвое сказала, в пуху или нет. И потом, если они не полные идиоты, они вызовут милицию в любом случае, чтобы потом, при сдаче номера, не объясняться с администрацией гостиницы из-за вырезанных стекол! Ведь администрация как будет мыслить - раз люди не подали жалобу, значит, это сделали они сами. Так?

- Ну и пусть вызывают! - уперся Ванька. - Милиция сразу обнаружит в их номере ворованные иконы, и они влипнут!

- По-твоему, они не припрячут иконы - в багажник машины, например прежде, чем вызвать милицию?

- Так ведь нас все равно не найдут!

- Ты уверен? - насмешливо спросил я.

- Ну, не знаю... Я только о том, что отмычками ещё надо учиться пользоваться, а стеклорез можно взять в инструментах отца, и вся недолга!..

- Мальчики, да о чем вы спорите? - вмешалась Фантик. - Если нам понадобится проникнуть к ним в номер, то не забывайте: сейчас лето, почти все держат окна и балконные двери постоянно открытыми, если, конечно, не на первом этаже живут. А на первом этаже наши скупщики жить не могут - весь первый этаж занимают фойе, ресторан и всякие служебные помещения. Почти наверняка мы сможем пролезть к ним в открытое окно, без всяких стеклорезов... Но, я надеюсь, до этого не дойдет, - добавила она.

Мы с Ванькой даже оторопели - Фантик высказала настолько простую и очевидную вещь, что странно, как мы сами до неё не додумались. Вот что значит увлекаться придумыванием хитроумных ходов!

- Ладно, там видно будет... - фыркнул Ванька. - А мы уже дошли!

Мы были в начале овражка - старого русла реки.

- Так где здесь были раскопки? - спросила Фантик.

- Вон там, за изгибом оврага, - показал я.

Мы пошли по дну оврага, застеленному плотным слоем сосновых иголок и старых, почти истлевших, листьев.

- Кстати, грибов тут бывает полно, - предупредил я. - И маслят, и лисичек, а чуть выше раскопок начинаются белые и подосиновики.

- Я уже вижу! - закричала Фантик. - Вон кучка маслят... Нет, не маслят, а моховиков! Во что только их собирать?

- У меня в кармане остался пакет из-под бутербродов, - сказал Ванька, вытаскивая большой целлофановый пакет и вытряхивая из него хлебные крошки.

Грибов оказалось довольно много, Ванька наткнулся на россыпь лисичек, а я нашел, среди прочего, два дубовика (их ещё называют "польский гриб" или "дубовый белый") и большой подосиновик. Увлекшись, мы сами не заметили, как миновали изгиб, за которым некогда копали археологи и где мы сами находили всякие древние вещицы.

- Смотрите! - заорал Ванька. - Тут кто-то был!

В нескольких местах мы увидели перекопанную землю - совсем свежую. И на перекопанной земле виднелись следы - по меньшей мере, двух людей.

Ванька опустился на колени, чуть не обнюхивая землю в охотничьем азарте.

- Они были в сапогах! - сообщил он. - Их было двое, один побольше, другой поменьше. И... смотрите, здесь след, как будто они волокли что-то тяжелое!

И точно, по палой листве тянулся довольно широкий след приблизительно как от мешка с картофелем.

- Ребята! - Ванька поднялся с колен, его глаза округлились. - Я знаю, что это такое! Здесь кого-то убили! Хотели закопать прямо здесь, но наткнулись на камни и корни и поволокли в глубь леса, где земля помягче!

И, не успели мы с Фантиком опомниться, как Ванька помчался к берегу, вопя во все горло.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

ВСЕ НЕПОНЯТНО

- На помощь! - орал Ванька. - Убийство! Покойник!

Петя, задремавший около костра, подскочил как ошпаренный.

- Что ты такое несешь?

- Там, в овраге... - Ванька задыхался. - Там кого-то убили, уволокли и закопали... Когда волокли, кровь осталась на листьях...

Мы с Фантиком, догнавшие Ваньку возле самого костра, молчали, слишком потрясенные, чтобы что-нибудь сказать.

- Да брось ты! - сказал Петя. - Кончай выдумывать!

- Я не выдумываю! - крикнул Ванька. - Мы все и правда видели!

- Что вы видели? - Петя повернулся к нам.

- Ну... - ответил я. - Мы видели следы сапог, свежераскопанную землю и... ну да, такой след, как будто волокли что-то тяжелое. Насчет крови на листьях я не заметил, честно сказать.

- Была она там! - заявил Ванька. - И листья не были б такими бурыми, если б на них не было крови!..

- М-да-а... - Петя почесал в затылке. - Ситуация... То ли проверять идти, то ли драпать...

Он бы, наверно, ещё долго пребывал в растерянности, но тут мы услышали тарахтенье лодочного мотора: Гришка возвращался. Вид у него был, надо сказать, несколько обескураженный.

- Слышь, Гришань! - окликнул его Петя, когда Гришка привязывал лодку. - Мальцы уверяют, будто труп в овраге нашли.

- Не мы все уверяем, а только Ванька, - поспешно сказал я.

- Труп, значит? - Гришка хмыкнул. - Что ж, пойдем, поглядим.

- Я не пойду! - заорал Ванька.

- Я пойду, - сказал я. - Я уверен, что никакого трупа там нет.

- И я тоже, - сказала Фантик.

- Хорошо, - Гришка поднялся на холмик, к костру. - Тогда кто посмелее - все за мной!

И мы пошли назад, в овраг: впереди Гришка, я и Фантик, чуть поодаль Петя, а совсем сзади - Ванька. Он все-таки поплелся с остальными, но держался метрах в двадцати, чтобы, чуть что, сразу дать деру.

- Удалось тебе что-нибудь узнать? - спросил я.

Гришка отмахнулся.

- Кое-что... Но - потом! Давай сперва разберемся с заскоком твоего брательника, чтоб это над нами не висело.

Гришка продвигался очень внимательно, осматривая по пути все вокруг. Когда мы дошли до места со свежевскопанной землей, он присел на корточки, размял в руках горсть земли, поглядел на следы и даже присвистнул.

- Не фига себе! - негромко сказал он.

- Что? - я насторожился, и Фантик тоже. - Что такое?

Гришка поднялся, отряхнул землю с колен и поглядел на полосу, оставшуюся от "мешка с картофелем".

- Тоже мне, следопыты! - он с укором посмотрел на меня. - Ну, хорошо, Ванька спятил с перепугу - как говорится, у страха глаза велики, да ничего не видят - Фантик в чтении следов не мастак, но ты-то!.. Ты ведь чуть не с трех лет любые лесные следы мог разобрать. Чего ж ты ослеп?

- А что такое? - растерянно спросил я.

- А ты погляди внимательно, - сказал Гришка.

Я стал вглядываться, недоумевая, что же Гришка сумел разглядеть такого особенного, потом хлопнул себя по лбу.

- Ну, конечно!

- Что "конечно"? - спросила заинтригованная Фантик.

- Смотри, - показал я ей. - Листья больше промяты вон в ту сторону. Значит, нечто тяжелое тащили не отсюда, а сюда. И здесь оно закопано - вот здесь, где земля перерыта. А следы сапог так густо идут и накладываются друг на друга, потому что землю утаптывали!

- Так что здесь закопано? - Фантик спросила это чуть не шепотом.

- А вы понюхайте! - и Гришка протянул нам размятый на кончиках пальцев комок земли.

Мы понюхали. Запах, надо сказать, был препротивнейший - и какой-то очень знакомый. Я нахмурился.

- Так ведь это... - начал я.

- Вот именно, - кивнул Гришка. - Рыбьи потроха. Кто-то потрошил рыбу, а потроха закопал здесь.

- Но это ж сколько рыбы надо было выпотрошить, чтобы целый мешок потрохов набрался! - воскликнул я.

- Правильно подметил, - сказал Гришка. - И меня не только это смущает... - он кивнул на черное пятно свежеперекопанной земли. - Рискнем разворошить? Не помрем от газовой атаки?

- Рискнем! - мужественно сказал я, а Фантик, напряженная и закусившая губу, молча кивнула в знак согласия.

- Эй, вы! - крикнул Гришка Пете и Ваньке, оробело маячившим неподалеку, так и не решаясь приблизиться к "страшному месту". - Сгоняйте в лодку, за лопаткой, хоть какой-то толк от вас будет!

Пока Петя соображал и поворачивался, Ванька уже мчался к лодке и через несколько минут приволок небольшую лопатку, типа саперной. Гришка использовал её для самых разных надобностей: и костер окопать или закидать, и перерубить стебли водных растений, когда возле берега они опутывали гребной винт мотора, и мало ли ещё ничего.

Ванька торжественно вручил Гришке эту лопату, и Гришка, не менее торжественно поплевав на руки, взялся за черенок.

- Отойдите, все! - сказал он. - Если травиться вонью, то только мне одному!

Мы поспешно отошли в сторонку, метров на десять, а Гришка принялся копать.

Копать ему пришлось совсем недолго. Искомое было зарыто неглубоко, штыка на два лопаты. И сразу потянуло отвратным запахом - хоть и не таким, какой шибает, когда рыба совсем испортится, но все-таки достаточно невыносимым.

Но Гришка, казалось, и не замечал этого запаха.

- Вот это да! - вырвалось у него.

Мы, зажимая носы, подошли поглядеть. И поняли, что так поразило Гришку.

Это были не рыбьи потроха. Это были рыбы, причем выпотрошенные. И только щуки! В яме было закопано щук пятьдесят, если не больше!

- Это кто же столько хорошей рыбы извел? - выдохнул потрясенный Петя. - И главное - зачем?

Гришка что-то невнятно пробормотал под нос - как мне показалось, что-то такое, чего нам, детям, слышать не стоило - и стал энергично закапывать яму.

- Незачем нам больше это нюхать... Что здесь схоронили, мы выяснили. Теперь давайте посмотрим, откуда это приволокли.

Дальше мы пошли дружно, все вместе. Ванька разом повеселел: хоть его обоняние и пострадало, зато все его страхи развеялись. Мы прошли по следу мешка, в котором приволокли щук и вытряхнули в яму, и вот что установили: сети на щук ставили чуть выше на Удолице, уже в границах заповедника, буквально метров пятидесяти не доходя до дальнего гостевого комплекса заповедника с банькой над рекой. В этом месте овраг подходил совсем близко к новому руслу, их разделял лишь перешеек, вроде холмика, на котором и устроились браконьеры. Мы нашли следы их пребывания: примятую траву, окурки, консервные банки. Костер они не разводили - видно, боясь засыпаться, пользовались фонариком. Здесь же - надо понимать, уже под утро - они распотрошили рыбу и покидали в мешок. Стащить её с холмика вниз, в овраг, и закопать в невидимом для посторонних глаз месте на дне оврага оказалось для них удобней всего. Мы ума не могли приложить, чем им не понравилась такая хорошая рыба. Ведь наловить такое количество, да ещё выпотрошить наверняка стоило для них немалых трудов.

- Что же тут произошло? - Фантик задала вслух вопрос, которым мы все мучались.

- Сложно сказать, - ответил Гришка. - Но кой-какие догадки у меня имеются. Давайте вернемся к нашему костру, проверим рыбу, и я вам расскажу, как я съездил.

- Надо отцу сказать, что в заповеднике побывали браконьеры. Причем какие-то психанутые, - задумчиво проговорил Ванька. Он нагнулся и подобрал что-то с земли. - Смотрите, какой красивый красный камушек!

Я отмахнулся от него - до камушков ли, мол, сейчас! - и Ванька рассеянно засунул находку в карман.

Мы вернулись к костру, убедились, что рыбе не мешает подкоптиться ещё немного, и устроили себе второй завтрак из горячего чая и бутербродов с малосольной форелью и луком. После всех купаний и переживаний нас охватил жуткий голод.

- Так вот, - заговорил Гришка, когда все мы подкрепились. - Нельзя сказать, что моя поездка получилась особо удачной. Толяна в бабкином доме не было, нарвался я на его сестрицу - ту, что с мужем из Твери примчалась, бабкино наследство делить. Смурная баба, злющая, как черт, да еще, кажись, и приболела малость. Качает её, и лица на ней нет, и за живот держится, будто ей совсем плохо. Какой тут разговор! Я, значит, начинаю ей про дверцу толковать - что, мол, готов дверцу для душника привезти - а она на меня разоралась с лету: катись ты куда подальше, никакого душника нам не надо и не было его никогда! Как же, не было, говорю, если я Толяну сам его отдавал, и помню, куда Толян положил, чтобы потом поставить - давайте я вам покажу! Она ещё пуще на меня заскрипела: Толика твоего здесь нет, и показывать мне ничего не надо, так я тебя в дом и пустила, всех его дружков пропойц я как облупленных вижу, и больше не появляйся и с глупостями не лезь!.. Я говорю, что, может, Толик что и тащит из дому, а я наоборот, помочь готов, вот и Толику помогал работу найти, и душник ему отдал, и раму одну старинную починить помогал... Она просто дверь у меня перед носом захлопнула, крикнув, чтобы я больше не приходил, и ничего больше слушать не пожелала.

- Да, здорово попался, - сочувственно сказал Петя. - Может, она вчера самогону на поминках перебрала, да ещё ты в такую рань приперся...

- В какую ж рань? - возразил Гришка. - Сейчас полдень, значит, я в начале двенадцатого у неё был. Это для нас время летит незаметно и все кажется, будто раннее утро. И не похмелюга её ломала, точно, нет. Выглядела она совсем по-другому. Я несколько раз видел, как язвенные больные мучаются - так вот на это очень похоже.

- То есть, неудачный поход, - подытожил я.

- Почему же неудачный? - Гришка усмехнулся, вытаскивая очередную сигарету. - Я как мыслю. Если эта баба при упоминании про душник и раму так взъерепенилась - значит, очень ей не хочется, чтобы кто-то про них вспоминал. Это я вам точно говорю, я все эти ухватки знаю, когда человек хочет отмазаться. Заорать по пустякам, чтобы с темы сбить - это первое дело. И чтобы, значит, я больше не появлялся и не интересовался, куда же делись душник и рама, которые были и исчезли. Про раму-то я приврал, будто её видел и даже ремонтировать помогал - но заметил, как у неё в глазах при упоминании о раме страх блеснул. Вот и рассуждайте...

- Хочешь сказать, это она раму утопила, перед этим иконы из неё вынув? - недоверчиво спросил Ванька.

- Она, факт. У меня нюх на такие дела, недаром я... - Гришка, не договорив, усмехнулся - на этот раз не без грусти. - И тут вот ещё что, он выдержал паузу, чтобы поэффектней завершить свой рассказ. - У самого крыльца стояли две пары сапог. Видно, их проветриться выставили, потому что рыбой от них, так сказать, попахивало. Побольше сапоги и поменьше. На них ещё кое-где рыбная чешуя виднелась. Щучья, точно вам говорю. А по размерам, как я сразу прикинул, когда место захоронения осматривал, эти сапоги точно совпадают с теми, отпечатки которых мы видели. И браконьеры, кстати, не местными были. По ряду примет. Хотя бы то, что они консервы жрали. Местные никогда консервы с собой не возьмут, а что-нибудь домашненькое прихватят. Хлеб, там, с творогом, или что. Консервы - это истраченные деньги, которых ни у кого нет. Вот так.

Нам понадобилось время, чтобы все это переварить. Потом мы заговорили наперебой.

- Да брось ты... - начал Петя.

- Ты хочешь сказать?.. - это я.

- Мамочки, ну и дела! - это Фантик.

- А вдруг она шлепнула своего брата, чтоб он ей не мешал? - это Ванька. Его заклинило на идее, что где-то кого-то "шлепнули".

Гришка переждал, когда уляжется шум, и продолжил.

- Так вот какая история получается. Я так понимаю, сеструха отвалила Толяну деньжат, чтобы он где-то пьянствовал и она могла без помех рыться в бабкином доме, прибирая все к рукам. То, что Толян не знал о наборе икон, собранных под одну раму - это почти наверняка. Странно, конечно, потому что штуковину метр на полтора... нет, скорее метр двадцать сантиметров на восемьдесят, - поправился Гришка, смерив раму цепким глазом, - не заметить сложно. Но мало ли в каком укромном углу старуха могла её держать. Хоть на чердаке.

- Чтобы такая богомольная бабка - и не выставила иконы на видное место? - усомнился Петя.

- Я ж говорю, в этом деле странностей много, - ответил Гришка. - Но что есть, то есть. Если б Толян знал о раме с иконами, он бы наверняка мне рассказал. А вот дальше что происходит? Его сеструха с мужем вынимают иконы из рамы, убирают куда-то в свой баульчик, перетаскивают в лодку раму и душник, заодно берут рыбацкие снасти, приплывают к этим валунам, топят раму, поднимаются на лодке чуть вверх по Удолице, ловят дикое количество щук, потрошат их, собирают выпотрошенную рыбу в мешок, отволакивают мешок в овраг и закапывают - и уплывают домой.

- Так может, они простудились? - предположил я. - Вот тебе и объяснение, почему она так плохо себя чувствовала! Ночи сейчас холодные, костра они не разводили, да и жрали какие-то дрянные консервы, которыми вполне можно отравиться. Вот тебе и больной живот!

- Вполне возможно, - согласился Гришка. - Но главный-то вопрос - зачем они все это делали? Ну, насчет рамы сколько-то понятно. Но щуки!.. Причем, вполне очевидно, Толькина сестра - ещё та хапуга и себе на уме, поэтому все делалось не без смысла. С прицелом, чтобы Толяну досталось как можно меньше ценных вещей, имевшихся у бабки. Какой-то хитрый план, чтоб его, и все это взаимосвязано. Рама и щуки - звенья одной цепочки. Но какой? Я ничего не понимаю.

- А может, они просто спятили? - высказался Петя. - При отравлениях консервами бывают всякие глюки. Ну, знаешь, решили сделать запас рыбы - и вдруг один её запах стал им противен, и они все повыбрасывали!

- Зачем тащить отсюда пятьдесят килограмм рыбы? - осведомился Гришка. - Щуку можно и под Тверью наловить. И почему они ловили только щуку? Весной, когда щука валит на нерест вверх по Удолице до её верхних притоков, я бы ещё понял, что им попалась только эта рыба. Но сейчас в Удолице ходит всякая рыба вперемешку - и, получается, они её сознательно сортировали, отбирая только щук! Зачем?

- Я знаю! - заявил Ванька. - Они убили этого твоего Толяна, и его тело спрятали под щуками. Чтобы точно никто не нашел! Кому будет охота лезть под вонючую рыбу? Ведь и мы не полезли! Надежная маскировка, верно вам говорю!

- Слушай, ты уже достал со своими "убили" и "шлепнули"! - взвился я.

- А ты пойди, копни заново - убедишься! - горячо возразил Ванька.

- Нет, никого они не шлепали... - спокойно проговорил Гришка, глядя на костер. - И это все равно не объясняет, почему им надо было отбирать именно щук. Да ещё потрошить их перед тем, как выкинуть.

- Я ничего не понимаю! - пожаловалась Фантик, взявшись за голову. Разве что, они в этих щуках что-то искали?

- Какое-нибудь бриллиантовое колечко, которое упустили в воду, когда выкидывали раму? И успели заметить, как щука это колечко схавала? - хмыкнул Ванька. - Это ж сбрендить надо, чтобы надеяться, будто можно переловить всех окрестных щук и вернуть пропажу!

- Судя по тому, что мы о них знаем, они вполне могли ополоуметь от жадности и кинуться резать всех щук... - заметил я.

- Если бы! - вздохнул Гришка. - Говорю вам, они не ополоумели, во всех их действиях был четкий смысл. Но какой?

Мы растерянно молчали. Никто ничего не понимал.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ОТЧЕТ "ПИРАТСКОГО КАПЕЛЛАНА"

Домой мы вернулись около трех часов дня - с рамой (Гришка сказал, что в данных обстоятельствах ничто не мешает нам взять её себе, а душник мы спрятали в кустах - вдруг ещё пригодится как улика?), малосольной форелью, пакетом копченой рыбы (Гришка и Петя честно отделили нам ровно треть), пакетом грибов и Ванькиным сомиком, которым он безумно гордился. Впрочем, на ужин для всех этого сомика вполне хватало.

Нас тут же усадили обедать, а мы рассказывали наперебой, как было здорово, хвастаясь своими успехами (особенно Ванька).

- Я этого сома знаешь как тянул!.. И раму я нашел!.. То есть, не совсем я, но без меня бы её не нашли.

О странностях, связанных с этой рамой, мы решили пока не рассказывать. И о загубленных щуках тоже. Гришка хотел навести справки, отыскать Толяна и попробовать самостоятельно разобраться в этом деле.

- Мне надо самому уяснить, что происходит, - сказал он. - Когда в голове хоть чуть прояснится, я подъеду и мы доложим о браконьерстве вашему отцу. Сегодня вечером или завтра утром - надеюсь, не позже...

Вот и мы молчали в тряпочку. Мелкие проговорки, конечно, были, но на них никто не обращал внимания.

- Красивая рама, - одобрительно сказал отец. - Надо подумать, как её использовать. По резьбе, она вполне могла бы и церковь отца Василия украсить...

Вот, даже отец подметил "церковное звучание", так сказать, этой рамы.

При упоминании об отце Василии я вспомнил и об отце Валентине. За последними событиями из головы совсем вылетело, что он обещал оставить мне письмо на пристани. А ведь это может быть очень важно!

- Кстати, насчет... - я запнулся. - Я хотел спросить об отце Валентине. Что это за человек?

- Очень хороший человек, - отец удивленно вскинул брови. - А что?

- Нет, я понимаю, что хороший. Я имею в виду, он такой...

- Балагур и выдумщик? - подсказал отец.

- Приблизительно так. Я понял, что вы вместе с ним занимались какими-то ценными рыбами...

- Занимались. В свое время, проводился эксперимент по разведению в нашем садке при биостанции шотландской форели. Шотландская форель - это совсем особый вид. Многие считают её самой вкусной и нежной форелью в мире, и она довольно крупна. Бывает крупнее даже нашей, ладожской и чудской, не говоря уж о пеструшке и радужной. Вот и смотрели, нельзя ли "приучить" шотландочку жить в наших условиях. Отец Валентин - тогда, просто Валентин был назначен в министерстве московским куратором этого эксперимента.

- И чем все кончилось? - это дядя Сережа заинтересовался. Вопросы разведения - не только пушных зверей, но и всяких прочих животных - его очень занимали.

- А ничем, - усмехнулся отец. - Эксперимент шел ни шатко ни валко, рыба приживалась плохо, хотя кое-каких успехов нам добиться удалось. Но главный вопрос оставался открытым: не нарушит ли шотландочка природное равновесие, если выпустить её на свободу в наши озера. А потом все само собой заглохло. Лет семь-восемь назад... ну да, во время первого кризиса, в девяносто первом - девяносто втором годах - финансирование эксперимента прекратилось. Можно было, конечно, поднапрячься, продолжить эксперимент своими силами, но смысла в этом виделось мало. И мы с отцом Валентином тогда уже отцом Валентином - порешили иначе. В жизни не устраивали такого пиршества из форели! А малосольную форель я тогда всем друзьям отгружал... да и вам, по-моему.

- А ведь верно! - вспомнила тетя Катя. - Такая была форель особого розового оттенка, точно?

- Совершенно верно, - кивнул отец. - После этого мы чин чином составили акт, что форель погибла, не вынеся наших условий. И мы, в общем-то, не врали. В той ситуации спасти форель можно было только в собственных животах. Все лучше, чем чистить садок от дохлой рыбы.

Мы с Ванькой и Фантиком переглянулись - видно, нам пришла на ум одна и та же идея.

- Выходит, отец Валентин всегда был таким... несерьезным? - спросил Ванька.

- Скажешь тоже, несерьезным! - усмехнулся отец. - В деле он всегда бывал суров и спрашивать умел. Как и сейчас. Через шутку, через подначку но мог и осадить. Я несколько лет назад видел, как он делами своей церкви правит - совсем другой человек. Да вот... - отец задумался. - Помнится, он вчера упомянул, что ведет на теплоходе диспуты с представителями другой конфессии. Как по-вашему, почему из всех священников, плывущих вместе с ним, вести эти диспуты разрешено именно ему?

- Разрешено?.. - с легким недоумением переспросил я.

- Ну да, - отец опять хмыкнул. - Ведь у них дисциплина почище армейской. Без благословения вышестоящего в каких-то делах ни-ни! Вот и подумайте, почему отец Валентин получил "добро" отстаивать православие в "балагурных" спорах, а всем остальным вмешиваться нельзя? Все не так просто, как кажется...

- Совсем как с тобой! - брякнул Ванька.

Все взрослые покатились от хохота.

- Ну да! - Ванька сразу стал защищаться. - Я ж хочу сказать, ты, папа, тоже бываешь вот таким весельчаком, но на тебя где сядешь там и слезешь...

- Видно, поэтому они так и сдружились с отцом Валентином! - засмеялась мама. - Рыбак рыбака чует издалека.

Я вздрогнул. Старая поговорка прозвучала для меня совсем по-новому - и навела на совершенно определенные мысли и догадки.

А главное - теперь я точно знал, что отец Валентин не подведет. Раз он сказал, что будет письмо - значит, надо ехать забирать это письмо как можно скорее.

- Все! - отец прихлопнул ладонью по столу, когда обед закончился. Все отдыхают. И вы, в первую очередь, - обратился он к нам. - Представляю, как вы устали после ночи на рыбалке.

- Я совсем не хочу отдыхать, - сказал я. - Лучше я пойду погуляю.

- Отдохнешь немного - а потом гуляй сколько влезет, - сказала мама.

- Но и мы не хотим отдыхать! - заявила Фантик. - Если бы вы знали, как здорово мы выспались там, на свежем воздухе! Верно, Ванька?

- Совершенно верно, - подтвердил мой братец.

Словом, после некоторых пререканий со взрослыми мы отмазались от послеобеденного отдыха. И все вместе отправились в нашу (в смысле, мою с Ванькой) комнату.

- Послушайте! - взволнованно начала Фантик, едва мы закрыли дверь. Вы слышали про дохлую рыбу? Это не может быть?..

- Может, - сказал я. - Я знаю тысячу случаев, когда или сети теряли, потому что неточно засекали место, где они поставлены, и приходилось искать несколько дней, или рыбак заболевал и не мог выехать за поставленными сетями - словом, когда сети наконец извлекали, они были полны дохлой рыбы, которую только выкинуть. Чистить сети от дохлой рыбы - занятие не из приятных, я вам скажу!

- Так что, по-вашему, произошло? - спросила Фантик.

- Это теперь и я могу объяснить! - заявил Ванька. - Смотри! Они поставили сети дня два назад. Рыбки им, понимаешь, захотелось. Крупноячеистые поставили, в которых щука застрянет, а рыба помельче проскочит. Может, не специально именно такие сети выбрали, а взяли первые попавшиеся, которые у бабки в сарае имелись. Поставили - и забыли о них. И вспомнили только тогда, когда поехали эту раму выкидывать. Вытащили сети а там рыбы тьма-тьмущая, и вся дохлая! Вот они, от жадности - ведь они жадюги, это ясно, да? - и стали потрошить рыбину за рыбиной. Чтобы, значит, определить, какие совсем никуда, а какие ещё годятся. Почти всю рыбу повыкидывали - и закопали потом - а несколько щук, которые без потрохов пахли вполне нормально, забрали с собой. И приготовили. Ну, очень жалко им было, я ж говорю, жадюги! Приготовили этих щук - и отравились! С рыбой шутки плохи, если она хоть чуть подтухла! И вот вам объяснение, почему они костер не разводили. Они не ночь там провели, а разделывали рыбу уже на свету!

- Совсем просто... - вздохнула Фантик. - Не понимаю, почему Гришка до этого не додумался?

- Никто не додумался, потому что все решили, будто все произошло в один день - и ловля рыбы, и утопление рамы! - сказал я. - А раму, Гришка четко сказал, утопили буквально за несколько часов до того, как мы её нашли. Да мы и сами это видели, по её состоянию. Нам и в голову, лопухам, не пришло, что люди могли поставить сети, а потом вернуться через несколько дней. Да, объяснение нормальное. И все-таки, мне кажется, что-то другое там произошло...

- Почему ты так считаешь? - спросил Ванька.

- Мама произнесла эту поговорку "рыбак рыбака чует издалека". И я сразу подумал: а ведь эти сеструха Гришкиного Толяна с её мужем и скупщики икон - одного поля ягоды! И что-то там родственнички Толяна химичили с иконами. Зачем им было химичить, если они не со скупщиками стакнулись и не для них старались? Нет, ребята, как-то там все это взаимосвязано. И, хоть убейте, но есть у меня ощущение, что эта ловля щук тоже как-то связана с иконами!...

- Как? - насмешливо спросил Ванька. - Может, они иконы под дохлыми щуками спрятали, для маскировки - чтобы скупщики потом забрали? А выпотрошили, чтобы иконы не слишком попортить? Бред какой-то!..

- Не знаю, - честно ответил я. - Но, может, мы получим кой-какие ответы.

- Откуда? - в один голос спросили Ванька и Фантик.

- От отца Валентина. Он обещал законтачить со скупщиками и оставить для нас письмо на спасательной станции - на главной спасательной станции, что при центральной пристани - обо всем, что ему удастся узнать. Он поэтому и свалил вчера, не оставшись ночевать - чтобы попробовать перехватить их в ресторане и раскочегарить на откровенность.

- Что же ты молчал? - Фантик даже подскочила от обиды.

- Просто вылетело из головы, за всей этой суматохой, - ответил я. - Но сейчас, я думаю, нам надо сгонять в город, на пристань.

- Так давай сейчас и отправимся! - Ванька устремился к двери.

- Давай, - согласился я. - Ты как, Фантик!

- Конечно, надо ехать немедленно! - заявила она. - Чем скорее мы узнаем, что нарыл отец Валентин, тем лучше.

- Возьмем лодку? - сразу осведомился Ванька.

- Нет. Во-первых, отец вряд ли её даст, а во-вторых, взрослым совсем не обязательно знать, что мы отправились в город. Прокатимся на паромчике.

- Так ведь у нас нет денег на билеты... - заикнулся Ванька.

- Как будто нас бесплатно не перевезут! Ведь все нас знают.

Мы ускользнули так, что взрослые нас не заметили - повезло, как мне подумалось, потому что иначе пришлось бы объяснять, почему мы не хотим взять на прогулку Топу. Он постоянно сопровождал нас в прогулках по острову, и отец сразу бы заподозрил неладное, увидев, как отчаянно мы отказываемся его брать. А ведь на пароходик его вряд ли пустили бы - без намордника, во всяком случае. А взять намордник - опять-таки, разоблачиться...

К счастью, Топа оказался понятливым. Он с грустью проводил нас до калитки, но я шепотом объяснил ему, что у нас важное дело, и пусть он не воображает, будто мы его разлюбили - и пес не обиделся. Топа все понимает, он такой.

Паромчик пришлось немного подождать - по расписанию он шел только через полчаса. Проблем с билетами у нас, естественно, не возникло. Тетенька-билетерша, давно нас знавшая, преспокойненько разрешила нам проехать бесплатно. Через пятнадцать минут мы были на дальней городской пристани, к которой причаливал паромчик с нашего острова, а ещё через двадцать пешком добрались до центральной.

Спасатели сидели в своей будке и дулись в домино.

- Здравствуйте, - сказал я. - Мне должны были оставить письмо... один священник.

- Отец Валентин, так? - один из спасателей встал и вгляделся в меня. А ты сын Семеныча, точно?

- Точно, - ответил я.

- Есть для тебя письмо. Держи.

Он выдвинул ящик стола, в котором спасатели хранили журналы учета и прочие документы, и вручил мне письмо.

Конверт был разрисован затейливыми вензелями, а в центре, между вензелей, написано: "Борису Болдину в собственные руки".

Я выскочил на улицу и восторженно замахал конвертом ждущим неподалеку Ваньке и Фантику.

- Есть!

Они кинулись ко мне.

- Давай, быстрее его прочтем!

- Сейчас прочтем, - сказал я. - Только надо найти местечко поспокойней.

Мы устроились на лавочке над рекой, чуть в стороне от пристани, Ванька и Фантик сели по две стороны от меня, и я вскрыл конверт.

- Вслух читай, вслух! - понукал меня Ванька, толкая локтем в бок, как будто это и так не было понятно.

Я стал читать.

"Приветствую тебя, мой юный друг!

Я долго соображал, какая роль больше соответствует поручению, которое я взял на себя: славного отца Тука, по поручению Робин Гуда проникающего в Ноттингам, чтобы выведать дьявольские замыслы шерифа, или капеллана при сэре Френсисе Дрейке либо ему подобном благородном "королевском пирате", Моргане, скажем, (ведь, будучи на службе английской королевы, эти флибустьеры обходиться без судового священника никак не могли, - роль одного из тех славных капелланов, которые, прикрываясь сутаной, могли бойко чесать по-испански с офицерами губернатора какой-нибудь Картахены в прибрежном кабачке, тщательно наматывая на ус каждое услышанное слово.

По зрелом размышлении (а это размышление длилось ровно полчаса, весь путь от острова до гостиницы), я решил, что оказываюсь в роли пиратского капеллана, и ни в какой другой. Во-первых, отец Тук, в числе прочих его достоинств (умение окрестить, причастить и отпеть), отменно дрался на дубинках, а тут я, увы, слаб. Во-вторых, отец Тук, судя по его бойцовской доблести, никогда не страдал от подагры, в отличие от меня, грешного. Очередной приступ начал разбирать меня ещё на пути в гостиницу, став, видимо, возмездием за слишком бесшабашное поведение. Один прыжок на остров чего стоил! Согласись, что подагра - это болезнь пиратов и губернаторов колоний, которые иногда оказывались едины в одном лице. Например, тот же Морган. Кажется, когда он был пиратом, он от подагры скрежетал зубами, палил из пистолета в тех из своих подчиненных, кто имел неосторожность заглянуть к нему в каюту, и пачками отправлял связанных пленников за борт. Став губернатором, он несколько изменил свое поведение. Зубами скрежетал точно так же, но из пистолета больше не палил, а швырял в своих подчиненных (которые, по милости королевы, были переименованы к тому времени в вице-губернаторов, секретарей и офицеров) чернильницей. Согласись, чернильное пятно на расшитом золотом кафтане все-таки лучше, чем дырка в нем. Так что то ли его характер улучшился, то ли он перенял толику хороших манер.

Да, и, конечно, в-третьих, близость воды - когда плывешь в лодке, то больше чувствуешь себя пиратским капелланом, чем отцом Туком.

Я из пистолета не палил и чернильницами не швырялся (тем более, что пишу я, как ты видишь, гелиевой ручкой, поэтому чернил у меня и быть не может), но зубами скрежетал не хуже всякого морского разбойника. И готов был выполнить свой долг, чего бы это ни стоило.

Поднявшись сперва в свой номер и приняв таблетки, я немного отдышался, собрался с духом и спустился в ресторан. Нужную мне троицу я узрел сразу же. Надев подходящее пиратскому капеллану выражение лица, я дерзко направился к их столику. Столики ведь на четверых, а ресторан был переполнен, поэтому мое желание приземлиться (должен ли я сказать "высадиться"?) на свободное местечко выглядело вполне естественным.

Соблюдая вежливость, принятую среди сухопутных крыс, и всячески маскируя свое грубое нутро старого морского скитальца, я осведомился:

- Простите, это место у вас свободно?

Если б я был не в рясе, то, возможно, они бы не постеснялись отправить меня за другой столик. Я ведь видел, что они отчаянно обсуждают какие-то свои дела и посторонние им не желательны. Но отказать священнику было неудобно, и они (надо полагать, с не меньшим зубовным скрежетом, чем тот, который бродил у меня внутри) мило закивали и предложили мне садиться.

Здесь я должен сделать вам выговор за невнимательность. У старшего того, которого вы называли "худым" и "желтокожим" - нет кисти одной руки, а именно левой. Как можно было этого не заметить?

Но это так, к слову. Я вполне мог представить, глядя на зловещее лицо этого человека, что руку он потерял, отбиваясь палашом от перекрывших пиратам выход из залива испанских войск, стоя по колено в соленой воде, рубя налево и направо, а левой рукой (отрубленной) паля из пистолета. Точно так же я мог себе представить, как на этой руке сидит большой цветастый попугай и кричит "Пиастры! Пиастры! Пиастры!" Нет, скорее, не попугай, а черный ворон - из говорящих. Это было бы больше в его характере.

Итак, оказавшись в самом логове врага и внутренне напрягшись, я ждал, что будет дальше. Разговор на некоторое время скомкался, пока я давал заказ официанту, потом Однорукий, артистически изобразив застенчивую улыбку, спросил:

- Простите, батюшка, не откажетесь выпить с нами? - и указал на початую бутылку хорошего коньяка.

Я понял, что выпить с ними ДОЛЖЕН, даже если после этого моя подагра разыграется ещё злее, и ответил согласием. Мы пригубили коньяк, и один из молодых (как я почти сразу же узнал, его звали Артуром, а другого Кириллом) полюбопытствовал:

- Скажите, а как вы здесь оказались?

- Путешествую с церковной делегацией, - ответил я. - На теплоходе. В этом городе у нас остановка.

- У вашей делегации есть какая-то особая цель? - поинтересовался Кирилл.

- Гм... - я на секунду задумался, что можно им говорить, а что нет. Вдруг сведения о том, что мы проводим на теплоходе юбилейную конференцию, являются строго секретными, которых врагу знать нельзя? - В общем, да. А вы чем занимаетесь, позвольте полюбопытствовать?

Они переглянулись, словно в легком замешательстве. Ага, не ждали такого вопроса! - подумал я.

- Вообще-то, мы художники, - ответил Однорукий. - А здесь оказались потому, что интересуемся некоторыми старыми иконами.

Так-так, подумал я. Вот они и начали вилять. Но, главное, нужная тема затронута.

- Интересуетесь, насколько я могу судить, с профессиональной точки зрения? - я постарался говорить как можно более "невзначай", если ты поймешь, что я имею в виду. Своему голосу я постарался придать бархатистую звучность - так сказать, Шаляпин, запущенный под сурдинку. Такой тембр голоса всегда располагает людей к доверию, особенно если они слышат его от священника. Вот так я всеми силами усыплял бдительность врага.

- У нас, я бы сказал, пересеклись несколько интересов, - ответил Однорукий. - Мы... простите, но я не бы не хотел об этом говорить. Возможно, вы этого не одобрите.

- Не одобрю? - я сдвинул брови. - Если вы делаете что-то, идущее вразрез с вашей совестью, то лучше сразу исповедоваться в этом - и получить отпущение грехов.

К счастью, они не кинулись исповедоваться по полной программе - иначе я не имел бы права ничего тебе рассказать, блюдя тайну исповеди.

- Нет, вразрез с нашей совестью это не идет, - проговорил Однорукий. Но...

Ага, подумал я, у них такая совесть, с которой ничто не идет вразрез! Ну и в компанию я попал!

- Не преувеличивайте, Генрих Петрович, - с улыбкой сказал Артур. - Не то батюшка подумает невесть что.

Вот и ещё одна их тайна мне стала известна! Проговорился Артур, и теперь я знал, что Однорукого зовут Генрихом Петровичем! А ведь он не представился - и вообще всячески юлил, чтобы не называть своего имени, так?

- Я не преувеличиваю, - ответил Генрих Петрович. - То, чем мы занимаемся, батюшка вполне может счесть грешным делом.

И я пошел с козырей, напролом.

- Вы скупаете иконы? - осведомился я. - Но это не грех. Ведь смотря для какой цели... И даже если вы приобретаете их для перепродажи - это может быть вполне оправданным, если вы извлекаете их из небрежения и передаете в хорошие заботливые руки.

- Боюсь, нашу цель вы благой не сочтете, - вздохнул Генрих Петрович. Но, так и быть, скажу вам, чтобы не было недомолвок... - чуешь, как я загнал их в угол? Ай да отец Валентин, ай да... ну, и дальше по Пушкину. Мы собираем иконы для театрального спектакля.

- Для театрального спектакля? - я нахмурился, чтобы освоиться с услышанным. Либо они мне бессовестно врут, либо... Они, конечно, истолковали мою хмурость по-своему.

- Ну да! - поспешно ответил Генрих Петрович. - Я понимаю, что для священника это звучит дико, церковь всегда относилась к театру с большим подозрением, а уж к использованию в "игрищах" настоящей церковной утвари чуть ли не как к богохульству. Но... В общем, вот мы вам открылись, и вы можете теперь покинуть наш столик, чтобы не сидеть с недостойными.

Так вы придумали это только для того, чтобы я шарахнулся подальше от вашего стола и не мешал вам и дальше строить ваши козни? - подумал я. Нет уж, дудки, не дождетесь! Тем более, я ещё не доел великолепную рыбу в горшочке. И, с внутренней ехидцей, я медленно и веско проговорил:

- Сбежать легче всего. А вот разобраться и помочь... Неужели вам нельзя обойтись на сцене без подлинных икон?

Пауза, потом Кирилл вмешивается:

- Да бросьте вы, Генрих Петрович, объясните все толком и не пугайте батюшку. Он, наверно, уже думает о нас невесть что, а у нас все-таки есть смягчающие обстоятельства.

- Да, про смягчающие обстоятельства не забудьте, ни в коем случае, - с серьезным таким видом киваю я.

- Смягчающее обстоятельство у нас одно, - ответствует мне Генрих Петрович. - Я давно интересовался техникой икон северной школы, особенно этой области. А тут подвернулся случай пособирать эти иконы на месте. Понимаете, я вообще-то художник-станковист, да ещё и реставрацией занимаюсь. Привлек своих учеников - и вот...

Ну, думаю, накрутил! Он уже тебе и художник, и реставратор, и швец, и жнец, и на дуде игрец. Все приплел, чтобы мне разум запорошить. Но не на такого напал! И я спрашиваю с глубокомысленным видом, как будто смыслю в этом деле получше любых специалистов:

- И что же вас так особенно интересует в местной технике икон?

- Многое! - ответствует этот самый Генрих Петрович. - Например, вы, наверно, знаете о свойстве киновари темнеть от времени. Это происходит из-за ртути, которая составляет основу этой первоначально безумно красивой, багряно алой краски. Разумеется, в более поздние времена появилась и китайская киноварь, и другие краски, темнеющие намного меньше. Но это сейчас! А ведь древние иконописцы нынешних технологий не знали. Так объясните мне, почему киноварь на иконах этой области темнеет намного меньше, чем на иконах других школ?!

- Ну, если уж вы не знаете ответа, - развел я руками, - то я вам его тем более не дам.

- Вот то-то и оно! - восклицает Генрих Петрович. - А ведь без этого невозможно подобрать ключики к правильной реставрации икон, к правильному уходу за ними. Так что цель оправдывает средства. Впрочем, характер нашей миссии кое в чем оказался большой помехой. Во-первых, многие принимают нас за обычных спекулянтов-перекупщиков, и отношение возникает соответствующее. Во-вторых, как мы слышали, здесь есть замечательный местный священник, который очень много знает о здешнем крае и мог бы немало нам порассказать и с разными интересными людьми познакомить...

- Да, отец Василий, - с важным видом закивал я так, как будто знал отца Василия лично, а не только по вашим рассказам.

- ...Но, сами понимаете, он вряд ли встретит нас с распростертыми объятиями, когда узнает, кто мы такие, а скрывать от него или что-то сочинять - это совсем никуда.

- Да, положение у вас сложное, - задумчиво проговорил я. - Но ведь хоть что-то вам, надеюсь, удалось найти?

- Кое-что удалось, - отвечает Генрих Петрович. - Но...

Он умолк, а Артур подхватил:

- Да, непонятная история у нас тут произошла, очень непонятная! Если б был уверен, что нас специально за нос водят - точно голову оторвал бы!

- А что такое? - тут мне не понадобилось изображать интерес. Намек звучал очень интригующе, а я ведь любопытен, как та Варвара из пословицы, которой на базаре нос оторвали. Меня хлебом не корми, подсунь что-нибудь таинственное и завлекательное.

- Да обычная история, когда имеешь дело с алкоголиками, которые не в состоянии отвечать за свои слова, - с досадой ответствовал Генрих Петрович. - Вот является один такой, приносит икону - недурную, вроде, и в окладе очень пристойном. Но, как мы начинаем приглядываться, разбираем, что оклад намного старее самой иконы, и вообще она в него кое-как приспособлена. И половина красоты самой иконы - только кажущаяся, из-за того, что оклад ей обаяния прибавляет. "А где ж оригинальная икона?" - спрашиваю. И этот мужик как-то замялся, смутился весь, переминается с ноги на ногу и глазки опущены. "Так, говорит, икона-то, что в этой окладе стояла, поддельной оказалась. Даже я разглядел, а уж вы бы тем более раскусили, и взгрели бы меня по милую душу. Вот я и подобрал икону попристойнее, чтобы хоть оклад продать." Мне совсем интересно стало. "Во-первых, говорю, икону ты подобрал не ахти, хотя нам и такая сойдет. А во-вторых, с чего ты взял, что в этом окладе поддельная икона стояла?" - "Очень просто, - отвечает он. - С неё краска кое-где слезла, и стала видна нечисть всякая." Тут у меня прямо дыхание перехватило... Но, кстати, вы знаете, что такое адописные иконы?

- Что-то слышал, - ответствую я. - Но лучше вы мне напомните.

- Старинный мошеннический метод, ещё с восемнадцатого века употреблявшийся. "Адописная" буквально означает "написанная поверх ада". Представляете, что делали мошенники? Вот берут они доску и рисуют по ней непотребную, так сказать, картинку, со всякими бесами, готовыми рогами боднуть или вилами ткнуть. Потом, когда краска подсохнет как надо, поверх этой картинки пишется вполне нормальная икона. Эту икону и несут на продажу. Впарят кому-нибудь за хорошую деньгу, а едва продавец исчезнет с деньгами, как его сообщник говорит покупателю: "Простофиля ты, дурачина, мил человек, тебе ж адописную икону подсунули. Ты красочку-то поскреби." Тот поскребет - и сразу какой-нибудь бес вылезает. А связываться с адописными иконами считалось делом страшным, поверье гласило, что от них надо избавиться поскорее, чтобы беды на себя не навлечь, и сразу к священнику бежать исповедоваться, что руки осквернил... В общем, покупатель тут же бросает икону на землю и убегает от неё как от чумы, а сообщник эту икону преспокойненько подбирает, потом соскобленное место закрашивается и икону опять на рынок несут. Так одну адописную икону могли и по двадцать, и по тридцать раз продавать, огромный навар снимая. Но вот что интересно: этот тип мошенничества был больше по югам распространен, даже в Москве редко использовался, и, добудь я эту икону, это был бы первый доказанный случай, что к такому мошенничеству прибегали и на севере. Уже одно это с научно-исторической точки зрения просто замечательно, так? А потом мне другая мысль в голову приходит. А не натолкнулся ли я на нечто гораздо более ценное? Могла, конечно, случайная адописная икона на север залететь только вероятность этого мала. А вот другая вероятность... Северная школа как раз больше всего занималась изображением сцен Страшного суда - Христос сходит на землю судить живых и мертвых, и так далее, и тому подобное. А где Страшный суд - там без нечисти не обойтись. Если ж новую икону написали поверх старой, и написали давно, раз пьянчуга её искренне старинной считал, то старая должна быть совсем древней. Четырнадцатого века вряд ли, на такое везение даже я рассчитывать не смел, но что шестнадцатого или даже пятнадцатого - точно. Как раз время расцвета той северной школы, которая любила и суровые краски, и суровые сюжеты! Ведь даже лики святых у них смотрятся намного суровей, чем на иконах более южных областей... Неужели, думаю, я наткнулся на одно из тех редчайших произведений, о которых мечтают все?

- И что вы сделали? - спросил я.

- Я сделал глупость, - с чувством (или, вернее, обуреваемый чувствами) ответил Генрих Петрович. - Правда, сначала я спросил у пьянчуги, что за беса он разглядел, и уверен ли он, что это был бес. Возможно, я не смог скрыть своего волнения и пьянчуга начал мне подыгрывать. Почуял, что дело пахнет крупным кушем, только не мог уразуметь, каким. "Как же, - говорит, не быть уверенным! Он хоть и небольшой, и в самом углу, будто в яме сидит, но как раз на темном его, ярко-красного, очень отчетливо видать!" У меня, наверно, даже руки затряслись. Бес в самом углу, в яме - классический мотив либо Христа, спускающегося в ад, чтобы избавить от мук тех, кто это заслужил, либо Христа, грядущего судить живых и мертвых! А то, что бес ярко-красный... неужели он прописан этой знаменитой киноварью, не темнеющей от времени - киноварью, секрет которой утрачен? Если так, то, несомненно, икона очень древняя, и, возможно, её удастся даже отнести к преподобномученику Андреяну, знаменитому иконописцу, который был канонизирован после того, как его убили разбойники! Ведь и монастырь в его честь находится недалеко от здешних мест, и все основы местной школы иконописи заложены им... Словом, я постарался собраться - насколько это вообще у меня получилось - и говорю мужичку: "Вот что, мне на эту поддельную икону очень было бы охота поглядеть. А ту, что ты принес, я даже не знаю, брать или нет..." - "А за сколько возьмешь?" спрашивает пьянчуга. "Ну, - говорю, - больше сотни не дам." Он обиделся: "Не-е... - говорит. За сотню я не согласен. Я знаю, что мне за неё другие люди больше дадут..."

- Он был прав? - осведомился я.

- Несомненно. Но в тот момент я думал лишь об одном: о той иконе, и на остальное мне было наплевать. И ещё мыслишка сквозила: надо ему показать, что у нас денег не густо, потому что он наверняка заметил мое волнение, и за "поддельную" икону начнет заламывать цену. "Не хочешь, - говорю, забирай." - "И заберу! - отвечает он. - Лучше я тебе ту, другую, принесу, если дашь за неё настоящую цену." - "Надо посмотреть, - отвечаю я. - Но, вполне возможно, дам." - "А нельзя ли авансик получить, в виде залога сделки?" - спрашивает пьянчуга. "Какие авансики! - говорю я. - Вот принесешь икону, тогда и поговорим." - "Да как-то, - в затылке чешет, - без авансика несподручно будет. А я тебе... Ну, хочешь, я тебе этот оклад в залог оставлю?" Я прикинул, что, если готов оставить оклад в ответный залог, то, конечно, вернется...

У Генриха Петровича при этом рассказе опять руки начали дрожать и лицо изменилось. Я сижу, киваю с серьезным видом, а мне смеяться хочется, потому что я уже представляю, чем дело кончилось. Но, сдержав щекочущее горло хихиканье, недостойное лазутчика в стане врага, я спрашиваю:

- И сколько вы ему дали?

- Шестьдесят рублей, - отвечает Генрих Петрович.

- Это сколько бутылок самогона выходит, по здешним ценам? - вопрошаю я.

- Пять, - горестно отвечает Генрих Петрович.

- То есть, этот пьянчуга, можно считать, ушел с пятью бутылками самогона? Конечно, вы его теперь долго будете ждать!

- Сам понимаю... Теперь понимаю, - говорит Генрих Петрович. - Надо было дожать его, а так... Ну, скажем, оклад стоит этих денег, и даже больше, но волочь в Москву огромный громоздкий пустой оклад, без иконы, на которую надеялся... Жутко обидно, лучше оставить его в номере гостиницы, и вся недолга! И до сих пор в толк не могу взять: действительно ли эта икона существует, а пьянчуга не появляется, потому что я, отвалив ему такие деньги, в запой его сорвал, из которого он только месяца через два выйдет, или он меня надул? Ну, понимаете, увидел мою реакцию и начал, как говорят "лепить горбатого", поняв, что можно и деньги с меня содрать, и икону при себе оставить, чтобы потом её кому другому толкнуть. А оклад без иконы - он же никаким скупщикам, бывающим в здешних краях, не нужен, так что он ничего не потерял!

- Словом, - говорю, - имеется подозрение, что вас "кинули" как раз на тот манер, на который кидали своих жертв мошенники - изготовители "адописных" икон?

- Приблизительно так, - вмешивается в разговор Кирилл. - И ведь самое обидное, что в таких местах достаточно малейшему слушку пойти, что "мошну" можно кинуть - всякий завалящий мужичонка, будет стараться надуть, только ухо держи востро! И ещё начнутся обиды, что надуть не получилось!.. В общем, эти два дня мы колесили по городу и окрестностям, пытаясь найти этого хмырька с иконой, и понять, есть правда в его рассказе или нет. Но так нигде и не нашли. И теперь не знаем, что делать. Срок нашего пребывания подходит к концу, иконы поплоше мы для театра собрали - но, если история этого пьянчужки правдива, то нам просто нельзя уезжать!..

- Так вот оно вам и наказание за то, что иконы хотите вынести на "арену игрищ"! - говорю я, тем суровей, чем больше меня веселит вся эта ситуация. - Теперь до конца дней своих будете мучаться, что, возможно, у вас перед самым носом проплыла ценность невероятная - а потом хвостиком вильнула и исчезла! Чем не Божья кара?

Видно, Генрих Петрович подметил что-то такое в моем голосе, потому что сказал:

- Да, понимаю, вам легко ехидничать, но, поймите, нельзя, чтобы эта икона исчезла бесследно, если и в самом деле существует! Ей место не в руках у пьяницы, не на театральной сцене, а в Третьяковке! А если после нас её кто-нибудь купит для перепродажи за границей? Нет, нельзя, чтобы она ушла!

- А знаете, - говорю я. - Есть у меня идея. Живет у меня знакомый в этом городе, и его сыновья - шустрые ребята, которые где угодно пролезут и что угодно найдут! Тем более, что все вокруг им отлично знакомо! Если хотите, я предупрежу перед отъездом этих мальчишек, чтобы они явились к вам и помогли вам в поисках.

Эта идея им очень понравилась. Так что я не только произвел разведку боем, но и вам очистил прямой путь к налаживанию контактов с подозреваемыми. И сейчас, в сей ранний час, когда первые петухи воспряли, а я, при уже ненужном свете засаленного свечного огарка заканчиваю это послание, пристроив его на бочке с порохом, мне осталось добавить совсем немного. Мы ещё чуть-чуть поболтали и расстались вполне дружески, а я сел составлять для вас подробный отчет. Воспользуйтесь хитростью и обаянием отца Валентина, с коими он подготовил почву для вас "засланных казачков", и не медлите, ловите удачу за хвост! Надеюсь, вы разберетесь, что в жалостной истории наших подопечных является правдой, а что злостным вымыслом, чтобы ввести всех в заблуждение относительно их зловещих целей. Если спросите меня, то скажу, что мне они представляются теми, за кого себя выдают, людьми порядочными и невинными. Но ведь ваш отец Валентин - человек наивный и бесхитростный, несмотря на долгую службу при пиратах, и с помощью жалостливой истории его всякий может обвести вокруг пальца! Так что вся надежда на ваш зоркий глаз. Ну вот, мне осталось запечатать письмо тяжелым золотым дукатом и отправить его с голубиной почвой. Спешу, мыслями и душой остаюсь с вами, желаю удачи вам всем, особенно тебе, Борис.

Ваш отец Валентин."

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ГРИШКА ПОД ПОДОЗРЕНИЕМ

- Вот это да! - Ванька не мог сдержать восхищения. - Да, отец Валентин - ещё тот чувак, класснее некуда! Надо побыстрее двигаться к этим "художникам"!

- А сколько у нас есть времени? - поинтересовалась Фантик. - Я имею в виду, до того, как родители начнут волноваться?

- Часа два, - ответил я, поглядев на часы. - Если мы успеем на трамвайчик семь пятнадцать, - местные жители почему-то называли пароходик "трамвайчиком", и мы привыкли так называть - то как раз к ужину успеем.

- Тогда вперед! - Фантик была вдохновлена не меньше Ваньки. - Где эта гостиница? Ведь где-то совсем рядом, насколько я помню?

- Да вон она, почти прямо над нами, - я указал на высокое для нашего городка - четырехэтажное - здание гостиницы, выглядывавшее из-за одно - и двухэтажных домиков, стоявших вдоль набережной.

- Вот здорово! И не надо ни отмычек, ни стеклореза! - Ванька вскочил со скамейки и нацелился на гостиницу. - Да, кстати, - повернулся он ко мне, - как по-твоему, этот мужик, толкавший икону, не мог быть Гришкиным Толяном?

- Кто его знает! - ответил я, аккуратно убирая письмо в карман. По-моему, вряд ли. То есть, было бы здорово, если б это было так, нам бы и искать его не пришлось, и многие загадки мы бы сразу выяснили - но ты представляешь, сколько в городе пьянчуг, которым остались иконы от родных?

- Не так много, - справедливо возразил Ванька. - Большинство из них иконы давным-давно пропили, как и все остальное, так что круг поисков будет узким. Это они, чужаки в нашем краю, не могли сообразить, где искать - а мы разом найдем!

- Как по-вашему, они честные люди или нет? - спросила Фантик, когда мы уже торопливо шли к гостинице. - Мне кажется, что честные. И... - она замялась, а потом выпалила. - Мне жалко, что я их так описала, как негодяев! Это, видно, из-за всей обстановки. А сейчас я понимаю, что даже в этом, в Желтолицем...

- В Одноруком! - с важным видом поправил её Ванька.

- Ну да, пусть в Одноруком... Ничего зловещего не было! И как я могла не заметить, что у него нет одной руки!

- Не гони волну, - предостерег я. - Ведь и отец Валентин призывал нас к бдительности. Он не уверен, что они рассказали ему полную правду... Или всю правду.

- Так ясно же, что он продолжает подозревать их шутя... - начала доказывать Фантик, но тут, буквально в пять минут, мы подошли ко главному входу в "Княжескую" и я сделал знак прекратить лишние разговоры.

Швейцар, весь раззолоченный и навороченный, чуть покосился на нас, потом расцвел в улыбке:

- Ба! Борька с Ванькой! И каким ветром вас сюда занесло?

Я пригляделся ко швейцару. Лицо, вроде, было знакомое, но я не мог сообразить, кто он такой и откуда он нас знает.

- Забыл? - усмехнулся раззолоченный громила. - А кто тебя в "ягуаре" сопровождал, а потом оформлял этих охотников за сокровищами и выпроваживал их из города?

Тут я вспомнил. Это был один из телохранителей Степанова, крупнейшего местного мафиози - или, попросту, бандюги. Про Степанова я, по-моему, упоминал. Он долго был шофером отца, а потом ушел "в бизнес" и теперь был владельцем городского рынка - отреставрированных Степановым торговых рядов семнадцатого века, которые Степанов оборудовал всякими современными холодильниками и укрыл их внутренний двор (ряды образовывали замкнутый четырехугольник) стеклянным куполом, чтобы там тоже было удобно торговать и ряда других предприятий. Фрукт этот Степанов был ещё тот - как, надо понимать, и его телохранители с приплюснутыми боксерскими мордами и прочие приближенные - но к отцу относился с неизменным уважением, и даже трепетом, а в тот раз, о котором упомянул швейцар, и правда здорово нам помог.

- Точно! Я тоже тебя помню! - заявил Ванька. - Ты, что, ушел от Степанова?

Громила повел плечами так, будто расшитый золотом зелено-малиновый кафтан был ему не очень по душе и он был бы рад его сбросить, и рассмеялся.

- Почему ушел? Я на самом что ни на есть боевом посту!

- Погоди!.. - мои глаза округлились. - Хочешь сказать, и эта гостиница теперь принадлежит Степанову?

- А як же! - довольно ухмыльнулся громила. - А чего бы ещё здесь все было так чисто и ухожено, белье в номерах меняли каждый день, и в каждом номере все работало - и душ, и телевизор, и холодильник?.. Но вы-то за каким делом сюда пожаловали?

- Тут остановились художники, скупающие иконы, - объяснил я. - Ты ведь, наверно, знаешь?

- Разумеется, знаю! И за каким... этим самым... они вам понадобились? Их тоже в чем-то подозреваете?

- Нет, - ответил я. - Это они к нам обратились. Кто-то взял у них аванс за икону, а икону не принес, вот они и хотели, чтобы мы нашли этого мужика. Ты не знаешь, они сейчас у себя?

- Надули их, да? - разулыбился швейцар. - Да, с нашим народом это недолго, лишь на секундочку пасть раззявь! Нет, их сейчас нет, уехали.

Я разочарованно вздохнул.

- Тогда передай им, что мы заходили, ладно? И теперь приедем завтра утром.

- Постойте! - влезла Фантик. - Ну и что, что их нет? Ведь мы можем подождать их в их номере, верно?

Я увидел, как Ванька незаметно от громилы подмигнул Фантику и показал ей поднятый большой палец: молодец, мол, если нас пустят к ним в номер - мы все осмотрим, и разберемся, кто они такие, правду говорят или врут!

- В одном из их номеров, хочешь сказать? - поправил громила. - Ведь каждый из них взял себе по номеру, - он хитро прищурился на нас. - Ой, ребята, что-то вы опять затеваете...

Ванька и Фантик подрастерялись при этом замечании, но я, к счастью, нашел нужный ответ.

- Понимаешь, у нас дело уж больно неотложное! Они говорили, что им уже пора уезжать, и чем скорее мы с ними свяжемся, тем лучше. А ждать в фойе это как-то глупо...

- Хм... - громила опять поерзал плечами, будто позолоченная форма мешала ему думать (я так понимаю, что думалось ему вообще с трудом, и любое лишнее препятствие приводило его в полное смятение). - Это б надо с хозяином согласовать, потому что вообще-то... Ну, мы отвечаем за всех постояльцев, и с тем, чтобы у них было полное спокойствие - это однозначно, - он извлек мобильный телефон и набрал номер. - Алло? Хозяин? Тут наши мальчишки хотят заглянуть в номера этих... искателей икон. Чтобы подождать их, понимаешь? Вроде, у них договоренность имеется... Ага, понял! - он протянул мне телефон. - Тебя требует!

- Здравствуйте... - сказал я в трубку.

- Здорово, Борис! - услышал я хрипловатый голос Степанова. - Насчет этих скупщиков икон давай подождем. Ты мне по другому делу нужен.

- По какому? - удивленно спросил я.

- Ты ведь был на ночной рыбалке с Гришкой Селяниным?

- Ну да... Мы все были! А что?

- Почему он вздумал навещать сестру такого Толи Захарова?

- А что такое? - я начал волноваться. - Вообще-то, он навестил из-за нас...

- Вы его попросили? Почему?

- Ну, это долгая история.

- А ты постарайся покороче, - усмехнулся Степанов. - Дело серьезное. Ты даже не представляешь, насколько серьезное.

- Мы нашли... - я запнулся, соображая, как изложить покороче. Словом, мы нашли улики, что эта сестра творит что-то странное. Возможно, пытается надуть этого "Толяна", как его называл Гришка, при дележе наследства их бабки, возможно, что-то другое... Но Гришка взялся проверить наши подозрения. Съездил, проверил и вернулся.

- Он рассказал, как это было?

- Да. Сказал, что эта сестра его на порог не пустила, И вообще, казалась больной, бледной была и за живот держалась.

- Вот как?.. - Степанов ненадолго задумался. - Вот что, я пришлю за вами машину... Нет, лучше я сам приеду. Ждите меня в фойе.

- Хорошо, ждем, - ответил я.

- Передай трубку моему долдону! - велел Степанов.

- Тебя... - я протянул телефон громиле.

Громила выслушал и сказал:

- Хорошо... Да, хорошо... Я все понял, - отключившись от связи, он подмигнул нам. - Велено обслужить вас по-царски. Ступайте вон на те кресла возле журнального столика, официантка подаст вам меню. Выбирайте все, что пожелаете - мороженое там, пирожные...

Мы расселись вокруг журнального столика.

- Что происходит? - тихо спросила меня Фантик.

- Понятия не имею! - я пожал плечами. - Сейчас Степанов подъедет и все объяснит. Знаю только, что он сильно интересуется Гришкой - почему он навестил сестру своего дружка, и что при этом было.

- Обалдеть! - присвистнул Ванька. - А Степанову-то какое дело до всей этой истории?

- Говорит, что дело очень серьезное, - ответил я. - Видно, и впрямь стряслось нечто чрезвычайное. Ничего, сейчас все узнаем!

Степанов примчался очень быстро - мы только-только изучили в меню раздел десертов и попросили принести нам по куску торта и по стакану апельсинового сока. Он влетел в фойе своей обычной походочкой, и, как всегда, в сопровождении охраны.

- Привет, Борис! Привет, Иван! А с вашей подругой я, кажись, ещё не знаком...

- Фаина, - представилась Фантик. - Фаина Егорова.

- Очень приятно! - хмыкнул Степанов. - Вот что, пойдем побеседуем в кабинет администратора, чтобы нам никто не мешал. Я распоряжусь, чтобы заказанное вам подали туда.

Мы прошли в кабинет администратора. Администратор, щупленький молодой человек, вскочил, нас завидя - и тут же вышел, подчиняясь легкому кивку Степанова, указавшего ему головой на дверь. Степанов плюхнулся в кресло за столом администратора, сделал широкий жест, приглашая садиться и нас, и заговорил:

- Дела, ребятки мои, крутые назревают. Начнем с того, что милиция тряхнула Гришку. Легонько так, и задерживать его не стала, но подозрение над ним висит.

- В чем подозрение? - спросила Фантик. - В том, что он обворовал эту бабу? Да это ж просто смешно!

- Нет, - Степанов медленно помотал головой. - Его подозревают в покушении на убийство. И в том, что только по чистой случайности дело обошлось без жертв.

У нас прямо челюсти отвисли!

- Это ж бред какой-то... - пробормотал я.

- Рисую картинку, - сказал Степанов, откидываясь в кресле и заправляя в зубы сигару из красивой коробки, стоявшей на столе администратора видно, для знатных гостей. Было заметно, как в эту секунду Степанов нравится сам себе и как, несмотря на все волнения, он смакует свое сходство с чикагским мафиози - хотя, честно говоря, в этот момент он больше был похож на Крокодила из сказки Корнея Чуковского. - Сестра Захарова и её муж отправлены в больницу с острым отравлением. Кажется, "скорую помощь" вызвала соседка, зашедшая к ним соли попросить и увидевшая, что они уже дают упаковочку, - тут Степанов сделал паузу, потому что официантка принесла нам по клинышку торта и по стакану сока; я заказал мой любимый "Наполеон" (хотя так, как его делает мама, его не сделают ни в одном ресторане), а Ванька и Фантик - по "Русскому медовому"; это оказался тот же "Наполеон", только промазанный сверху медом вместо сливочного крема. - В больнице эта сестра, Юшкина Татьяна Павловна и её муж, Юшкин Владимир Анатольевич, дали показания, что у них были сильные ссоры из-за дележа наследства с Захаровым Анатолием Павловичем, и у них даже есть подозрение, что Захаров украл и утаил часть ценных вещей, а плохо им стало после того, как в доме побывал друг Захарова и, в частности, повертелся на кухне вокруг кастрюли с супом, - Степанов говорил так, будто читал по-писаному - было похоже, что он знаком со всеми протоколами следствия. Потом, совсем другим тоном, своим естественным, он закончил. - Так, вот, в этом дружбане Юшкины опознали Гришку-вора. Милиция застала Гришку вместе с этим Анатолием "Толяном", - Степанов ухмыльнулся. - Похоже, Гришка пришел к нему совсем недавно. Толян был в состоянии белой горячки, и Гришка, вроде, его откачивал. Менты немножко допросили Гришку, и, услышав, что он был с вами, отпустили. Теперь, наверно, вас ищут, чтобы вы его показания подтвердили...

Он обвел нас взглядом. Мы молчали, потрясенные. Такого поворота событий никто ожидать не мог!

- Мне, как вы понимаете, на Гришку наплевать, - продолжил Степанов. Так же, как наплевать на Толяна и его сестру. Но есть кой-какие вещи, которые касаются лично меня. Поэтому я бы очень хотел от вас услышать, что, собственно, произошло.

Наступила долгая пауза. Мы утрясали услышанное в наших башках, а Степанов ждал. Потом мы все переглянулись, и я понял, что Ванька и Фантик доверяют говорить мне. И я заговорил.

- Я точно могу сказать, что Гришка нисколько не виноват. А если там кто кого обворовывает при дележе наследства - так это сестра брата, а не брат сестру. И вообще, у этой сестры не все винтики в голове на месте. Она с мужем такое творила!.. Я так понимаю, им оговорить человека - раз плюнуть. Может, просто так, а может, подумала, что если брата посадят, то все наследство ей одной достанется.

- Что, такое хорошее наследство осталось от бабки? - иронически усмехнулся Степанов. - Есть, что делить? Хотя, да, что делить - всегда найдется!

- Они, в основном, из-за одной старой иконы разодрались, - сообщил я. - То есть, это "Толян" считает, будто икона всего одна, а мы с Гришкой нашли доказательства, что икон несколько и что сестре Толяна это известно. Только брату она об этом ни гу-гу!.. Гришка ездил только одно проверить: в самом ли деле сестра скрывает от брата про другие иконы, или она тоже о них не знает - и тогда выходит, эти иконы прикарманил кто-то третий. И Гришка полностью убедился, что, да, это она дурит брата! Сапоги с рыбным запахом, чешуя на них...

- Постой, постой! - Степанов тормознул меня, в полном недоумении. При чем тут сапоги и чешуя?

- При том, - выпалил Ванька, - что эта сестра с мужем браконьерствовали на территории заповедника! И браконьерствовали ну вообще не по-людски! Представляете, наловили больше пятидесяти щук, выпотрошили их и выкинули в яму!

- Что-о? - у Степанова округлились глаза.

Мы поведали ему историю с щуками и возникшую у нас версию: что эта сестра с мужем вернулись за сетями, когда рыба была уже дохлая. И перебирали её, чтобы отобрать рыбин, ещё годных в пищу.

- Да, скорее всего, так оно и было, - согласился Степанов. - Ваш отец об этом знает?

- Мы решили ему не говорить, пока сами во всем не разберемся, ответил я. - А уж потом поднести эту парочку "тепленькой".

- Лучше было сразу ему сказать, - заметил Степанов. - Если бы он помчался их штрафануть, то и "скорую помощь" к ним вызвали бы раньше, и Гришку бы они не решились оговаривать.

- Гришка их отравил, как же! - фыркнула Фантик. - Мы сразу решили, узнав, что они раскисли, что они потравились этой рыбой, которую слопали из жадности!

- Если бы рыбой... - вздохнул Степанов. - В том-то и дело, что рыба здесь ни при чем. У них отравление ртутью, и очень тяжелое.

- Чего-чего? - в один голос переспросили мы.

- Да, ртутью. Вот почему это дело меня так касается. Понимаете, я не так давно перекупил одно производство, связанное с ртутью. Ртутные лампы и так далее. Это, пожалуй, единственный источник ртути в городе и окрестностях. Если у меня на заводе кто-то приворовывает ртуть и толкает на сторону - мне надо поймать этого подлеца и проучить как следует! Чтобы другим был урок на будущее, и неповадно чтоб было! У себя на заводе я воровства не допущу!

- Постойте... - я лихорадочно соображал. Ведь совсем недавно что-то мелькнуло про ртуть, всплывала она как-то... Ну, конечно!

Кажется, я начал понимать, что произошло.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ЗАГАДОК СТАНОВИТСЯ МЕНЬШЕ

Я вытащил письмо отца Валентина, пробежал его глазами.

- Ну, точно! - воскликнул я. - Вот оно! Слушайте!.. - и я зачитал. "Например, вы, наверно, знаете о свойстве киновари темнеть от времени. Это происходит из-за ртути, которая составляет основу этой первоначально безумно красивой, багряно алой краски." Видите? Ртуть в основе! Интересно, сколько ее?

- По-твоему, это имеет какое-то отношение к делу? - недоверчиво спросил Степанов.

- По-моему, имеет, - я повернулся к Ваньке. - Ты нашел красный камешек на том месте, где они потрошили щук...

- Ну да... - Ванька вытащил его из кармана. - Я про него и забыл. Вот, так и лежит.

- По-твоему, это киноварь? - спросила Фантик.

- Сейчас узнаем. На чем его можно подогреть?

- Давай сюда! - Степанов забрал камешек у Ваньки, положил в пепельницу, скомкал листок бумаги, пристроил рядом с камешком и поджег листок зажигалкой. - Ну? И что должно произойти?

- Сейчас увидите, - сказал я. - Вот, смотрите, уже получается!

Камешек на глазах менял цвет, из ярко-красного становясь черным.

- Киноварь, факт... - кивнул Степанов. - Выходит, эти чудики имели дело с киноварью? - Он снял трубку телефона, стоявшего на столе администратора, и набрал номер. - Степанов говорит... - буркнул он. Дай-ка мне главного инженера или главного технолога... Ага, Бурдаков?.. Слушай, сколько ртути в киновари... Отчетливо повторяю - в киновари, краситель такой... Ах, вот как? То есть, лучше её не кушать и над ней не дышать, приблизительно так выходит? Ясно. Пока.

Он положил трубку и, вспомнив о своей потухшей сигаре, опять её раскурил.

- Он не помнит до десятых долей процента, - сообщил Степанов, - Но, приблизительно, киноварь состоит из восьмидесяти шести с половиной процентов ртути и тринадцати с половиной процентов серы. Как видите, ртути в ней вполне хватает, чтобы отравиться, если нарушить технологию работы с этой краской. Будем считать, мы доказали, что эта Юшкина и её муж отравились по собственной неосторожности, при работе с киноварью. И дальше что?

- Дальше много чего! - ответил я. - Одной из ярких примет той иконы, которую нам нужно найти, являются фигурки бесов, нарисованные киноварью. Чуете? Всюду киноварь! Эта краска была очень важна в иконописи, а все дело вертится вокруг икон! Словом, нам надо порасспрашивать этих художников... И куда они запропастились?

- Гм... - Степанов задумался. - По-твоему, эти Юшкины могли заниматься подделкой икон?

- Чем-то подобным они занимались, факт! - уверенно заявил я.

- Точно! - воскликнул Ванька. - Поэтому эта баба и не хотела Гришку в дом пускать... Чтобы он не увидел, что они там химичат!..

- И к тому времени они уже надышались ртутных паров - возможно, подогревая и остужая эту киноварь... - пробормотала Фантик.

Степанов, внимательно выслушав все наши реплики и восклицания, опять снял трубку с телефона.

- Алексей Николаевич? - спросил он. - Да, не удивляйтесь, это Степанов... - мы поняли, что он говорит с начальником нашего отделения милиции, того отделения, которое отвечало за порядок на окраинах города, на острове и в ближних селах. Мы между собой называли его просто "участковым". Славный мужик, сам всюду ездит и во все вникает. Степанова он недолюбливал, и, по-моему, с удовольствием посадил бы его, если б нашел зацепки, но Степанов умел не оставлять улик. Естественно, звонок Степанова должен был его удивить. Гришке, кстати, Алексей Николаевич симпатизировал, искренне веря в его исправление, особенно после той зимней истории, о которой я рассказывал в первой книге, и то, что милиция не трясла Гришку почем зря после любой кражи на сто километров в округе, было заслугой Алексея Николаевича. Он Гришку и перед городским милицейским начальством отстаивал. - Вы не осматривали дом потерпевших? Ну, этих, Юшкиных, отравившихся ртутью? Ах, вот как?.. Дело в том, что сидят у меня наши юные сыщики... Да, они самые... Да, и их подруга с ними. Они приволокли кучу доказательств, что Юшкины отравились, когда работали с киноварью - краской на основе ртути. Это краска, широко используемая в иконописи - и для подделки икон! В дом к себе они никого не пускали, поэтому вывод напрашивается... И Гришку не пустили, вот в чем дело! Не заходил он! С ним разговаривали перед дверью, плотно эту дверь закрыв - и у них уже были все признаки отравления!.. Не за что. Да, жду, - положив трубку, он повернулся к нам. Эта деревня - уже не на его территории. Милиция дом осматривала постольку поскольку, после того, как в больнице установили отравление ртутью и сняли показания с Юшкиных...

- Те показания, в которых они обвинили Гришку? - спросила Фантик.

- Разумеется, какие же еще? Алексей Николаевич связался с тамошней милицией, но они заходили лишь на кухню и забрали немытые тарелки и кастрюлю с остатками супа - для экспертизы, нет ли там следов ртути. Разумеется, все следы своей... хм... деятельности, - Степанов фыркнул, они должны были прятать подальше, где-нибудь в глухой неприметной комнатке с дополнительным замком... В общем, Алексей Николаевич сейчас опять свяжется с тамошними ментами и попросит тщательно осмотреть весь дом и пристройки - на предмет поисков подпольной мастерской.

- Уверен, они найдут все, что надо! - заявил Ванька.

- Остатки супа... - пробормотал я. - Суп был рыбный?

- Не уточнял, - усмехнулся Степанов. - Да это и не имеет большого значения.

Тут в дверь постучали.

- Да? - крикнул Степанов.

В дверь заглянул раззолоченный швейцар.

- Тут эти художники вернулись, которые ребят приглашали...

- Пригласи их сюда, - распорядился Степанов.

- Есть! - швейцар исчез, а через несколько секунд появился опять, широко распахнув дверь перед "скупщиками икон". Первым вошел Желтолицый, он же Однорукий - которого, как мы теперь знали, зовут Генрихом Петровичем за ним Артур и Кирилл, двое вполне нормальных молодых людей.

- Здравствуйте, - сказал Генрих Петрович. - Мы... Что-то произошло?

- Произошло, - ухмыльнулся Степанов. - Вот эти ребята, мои друзья, можно сказать, не знали, что я теперь - владелец гостиницы. Они вас искали, но тут всплыло столько всего интересного, что я тоже решил поучаствовать в поисках... Вон.

Он кивнул на почернелый кусочек киновари в пепельнице, и все трое художников посмотрели туда.

- Киноварь!.. - вырвалось у одного из молодых людей - у Артура, как мы выяснили впоследствии, но тогда мы ещё не знали, кто из них есть кто.

- Да, киноварь, - спокойно согласился Генрих Петрович. - Она имеет отношение к нашим поискам? Или вам нужна какая-то консультация?

- Нам нужно разобраться, что происходит, - сказал Степанов. - Эти ребятки уже немало нарыли. Но...

- Можно мне задать вопрос? - вмешался я.

- Да, пожалуйста, - улыбнулся Генрих Петрович. - Только давайте по порядку. Мы ведь ещё не познакомились...

Мы представились друг другу, и я наконец задал свой вопрос:

- Скажите, в иконописи для чего-нибудь были нужны рыбы?

- Рыбы?.. - растерялся Генрих Петрович. - Нельзя ли поточнее?

- Ну, щуки, например.

- Гм... - он задумался, потом хлопнул себя по лбу. - Разумеется, нужны! Это ж классика!..

- Щуки? - Степанов был совсем заинтересован. - Для чего?

А я тем временем с торжеством поглядывал на всех. Моя догадка, невероятная догадка, подтверждалась!

- Устроим маленький экзамен моим ученикам, - сказал Генрих Петрович. Ну? - он посмотрел на молодых людей. - Мы ведь совсем недавно разбирались с рецептами позолоты.

- Я помню, - сказал Кирилл, а Артур кивнул. - Один из основных рецептов, который есть практически во всех справочниках по технике иконописи. Чтобы обойтись без золота, и при этом получить позолоту, неотличимую от настоящей, возьми смесь шафрана и щучьей желчи...

- Щучья желчь! - Фантик подскочила, не в силах сдержаться. - Выходит, они вырезали у щук желчные пузыри, а остальное выбрасывали? Поэтому и рыбы извели так много?

- Кто "они"? - спросил Генрих Петрович.

- Поддельщики икон! - выпалил Ванька.

Степанов с уважением поглядел на меня.

- Ну, твои способности я знаю... И все-таки, как ты догадался?

- Мне уже давно пришло в голову, что, раз все так или иначе связано с иконами, то и эта гора угробленных щук должна быть связана с иконами, объяснил я. - Разумеется, я не знал, как именно, но просто чувствовал, что связь должна быть.

- Выходит, они старались все делать по старинным рецептам... пробормотал Степанов. - Очень занятно... И при этом оказались такими олухами, что отравились ртутью...

- Ради Бога, объясните, о чем идет речь! - взмолился Генрих Петрович.

Мы постарались толково и кратко объяснить ему, что произошло. Не знаю, насколько у нас это получилось, потому что говорили мы все наперебой - но, кажется, художники поняли.

- Отравились, значит?.. - переспросил ещё раз Генрих Петрович. - Вы знаете, я бы... - он задумался на несколько секунд. - Конечно, это всего лишь предположение, но так бывает с профанами, которые без году неделя как взялись за дело, в котором не очень разбираются. Они могут знать два-три старинных рецепта - перешедших по наследству или ещё как-то полученных - но ничего не смыслят в технологии в целом, вот и обжигаются. Но, если это так, то, получается, эти Юшкины впервые в жизни решили заняться подделкой икон. Что-то их к этому подтолкнуло. Но что?

- Да вполне понятно, что! - сказал Ванька. - Ваш приезд! Узнали, что вы покупаете иконы - и решили нажиться на вас!

Мне казалось, что все не так просто, но я молчал, потому что не очень был уверен. Степанов, однако, заметил, что меня одолевают какие-то сомнения.

- О чем думаешь, Шерлок Холмс? - осведомился он.

- Я думаю о том, - ответил я, - что надо бы показать Генриху Петровичу и его ученикам двух людей. Возможно, в одном из них они опознают человека, приносившего им икону, а потом смывшегося вместе с ней.

- Первый - Анатолий Захаров, это ясно, - сказал Степанов. - А второй кто?

- Юшкин, муж его сестры. Судя по всему, он ещё тот прохиндей - и вполне мог притвориться пьющим мужичком, чтобы прощупать реакцию художников. А потом... Да, потом они с женой кинулись рисовать красных бесов на какой-то старинной иконе. Ну, увидев, что при упоминании о бесах, нарисованных яркой киноварью, Генрих Петрович сделал стойку. Что-то подобное, понимаете? То есть, я хочу сказать, если приходил Захаров значит, икона, которая так в итоге и не появилась, настоящая, и надо её искать. А если приходил Юшкин - значит, никакой иконы не было и нет, они с женой готовили подделку - и обожглись, по неумению.

- Голова! - Степанов опять взялся за телефон. - Слушай, отправляйся-ка в Приселково, - распорядился он в трубку, - найди там Анатолия Захарова, которого Гришка-вор сейчас выхаживает от белой горячки, и привози в город. Куда именно?.. Дуй в больницу и жди около нее. Мы будем там! - он положил трубку. - Ну, что, поехали?

- Поехали! - охотно откликнулись и мы, и художники.

- Вот только, боюсь, в одну машину мы все не поместимся, - уже на ходу заметил Степанов.

- У нас своя! - сообщил Генрих Петрович.

- Тем лучше... Выясним все до конца, мне самому интересно стало!

Главная больница находилась в районе новостроек. Мы доехали до неё минут за пятнадцать, на двух машинах. Впереди - "ягуар" Степанова, в который сели мы с Ванькой и Фантиком, сзади - "жигули" художников.

- Вы к кому? - спросила медсестра на вахте.

- К Юшкиным, - ответил Степанов. - Они в какой палате?

- В двести семнадцатой - он, в двести сорок первой - она. Но так много народу сразу нельзя.

- Да брось ты! - сказал Степанов. - Как будто ты меня не знаешь!

- Что вы, что вы! - заволновалась медсестра. Еще бы ей было его не знать - Степанова знали все и, кроме всего прочего, Степанов года три-четыре назад валялся в этой больнице с огнестрельным ранением, и тогда, по рассказам, его охрана буквально все заполонила, а весь персонал, от главврача до уборщиц, ежедневно получал конвертики с деньгами, большие наборы шоколадных конфет и прочие радости жизни. - Но боюсь, как бы мне не нагорело.

- Если что, скажешь главному врачу, что это я велел всех пропустить, и ты ничего не могла поделать. Заодно привет ему от меня передашь, - сказал Степанов. - Пошли, ребята!

Мы поднялись на второй этаж и нашли палату номер двести семнадцать. Половину этажа занимало женское отделение, половину - мужское, поэтому супругов и разместили в разных концах этажа.

В пятиместной палате были заняты три койки. Два пациента сидели на кроватях и ужинали - как раз развозили ужин, и мы пересеклись в коридоре с сестрой-хозяйкой, которая катила тележку с большими чайниками, баком пшенной каши, баком с нарезанным хлебом, кастрюлькой с растопленным маслом - поливать кашу, и баком капустного салата. Третий пациент спал, укрывшись одеялом.

- Здорово, ребята! - сказал Степанов. Он повернулся к Генриху Петровичу. - Узнаете кого-нибудь из них?

Было видно, как двое ужинавших напряглись и лишились дара речи.

- Нет, не узнаю, - ответил Генрих Петрович.

Ужинавшие облегченно перевели дух.

- А этого? - Степанов сорвал одеяло со спящего. Тот сначала беспокойно заерзал, а потом резко сел - полусонный, с осоловелым взглядом, не понимающий, что происходит.

Генрих Петрович внимательно вгляделся в Юшкина.

- Нет, не он. Похож, вообще-то, но не он.

- Что ж, - вздохнул Степанов. - Тогда пошли, взглянем на другого кандидата. Спи спокойно, дорогой товарищ, - иронически бросил он Юшкину, выходя из палаты.

Мы спустились вниз, вышли на улицу. Машины, отправленной Степановым за "Толяном" Захаровым и Гришкой, ещё не было.

- Надо было велеть им двигаться в гостиницу или в мой офис, недовольно пробурчал Степанов. - Деревня хоть и ближняя, но, все равно, туда и обратно... - он поглядел на часы. - Можем полчаса с гаком на улице проторчать! А если это не Захаров? Вообще впустую получится...

- Может, нам пока стоило бы допросить этого Юшкина? - предложил Ванька.

- Пусть милиция допрашивает! - ответил Степанов. - Судя по всему, ртуть для производства киновари они брали не с моего завода. Так что хоть тут я могу быть спокоен... - в его кармане запищал мобильный телефон. Алло! - сказал Степанов. - Так... Да, молодцы, что догадались мобильник с собой захватить... Вот как? Ладно, все равно везите! На месте будем разбираться. И двигайте в гостиницу, в больнице мы уже разобрались.

Он отключился от связи и убрал мобильник в карман.

- Звонили братаны, которых я отрядил за Гришкой и Захаровым, - хмуро сообщил он. - Захаров никакой, хотя Гришка уже привел его в чувство настолько, что тот хоть чертиков не ловит и соображает, что происходит вокруг. Может на вопросы отвечать. Клянется, что у вас в гостинице не был, - повернулся он к Генриху Петровичу. - Мол, хотел сходить, но не был, потому что в запой сорвался, да ещё и сеструха из-за этой иконы скандалить начала. Я все равно велел их доставить - вдруг врет? В общем, едут они. Ну, и мы поедем их ждать.

Мы вернулись в гостиницу, и Степанов опять воцарился в кабинете администратора.

- Хоть что-нибудь толковое вам удалось приобрести? - спросил он у художников, явно от нечего делать, просто, чтобы время скоротать.

- Кое-что удалось, - ответил за всех Генрих Петрович. - Но, конечно, хотелось бы больше...

- Это верно! Всегда хочется больше! - заметил Степанов. - Небось, хочется найти какую-нибудь совсем древнюю икону, этак до Рождества Христова. Да?

- До Рождества Христова икон быть не могло, - с улыбкой поправил его Генрих Петрович. - Но, в целом, вы правы, была голубая мечта найти что-нибудь этакое... Главное, однако, на что мы надеялись - разобраться с некоторыми старинными рецептурами и техниками иконописи. Была надежда, что сохранился кто-то, что-то знающий... Но мы таких людей не нашли.

- Однако этим Юшкиным какие-то старинные рецепты были известны, заметил Степанов. - Откуда, как по-вашему?

- Мало ли откуда, - пожал плечами Генрих Петрович. - Нахватались где-то по крохам. Истинными знаниями они не владеют. То, что они умудрились отравиться - насколько понимаю, когда либо растирали киноварь три часа, как это предписано правилами, либо подогревая и охлаждая её несколько раз - это вполне доказывает.

- При этом, они на вас нацелились - чтобы вам подделки впарить, сказал Степанов. - Неужели они рассчитывали вас провести?

- Может, и рассчитывали, но это лишний раз доказывает их дурость! бухнул Артур.

- А с этими рецептами... что бы вы стали с ними делать? поинтересовался Степанов.

- Ну, очень по-разному они пригодились бы! - ответил Генрих Петрович. - Один из самых важных и трудных моментов в реставрации икон - и вообще картин - подобрать такие краски взамен утраченных кусков, чтобы они старились равномерно, вместе с оригиналом. Чтоб, скажем, оригинальная краска не темнела быстрее, чем восстановленные куски - или наоборот. Когда есть сомнения, что нужную краску удастся подобрать - тогда лучше всего тонировать утраченные куски каким-нибудь неброским цветом, не выбивающимся из основной гаммы, чтобы посетители музея видели - это именно тонировка, и чтобы белые или черные пятна не мешали им воспринимать произведение живописи. Но, вы понимаете, когда удается восстановить оригинальную рецептуру - это категорически меняет дело! А потом, многие красители, рецепт которых утрачен, использовались и для других нужд. Для радужных изразцов, например... Кстати, упоминавшийся нами шафран с щучьей желчью иногда рекомендовали брать медвежью желчь - после нанесения на плитку и обжига дает потрясающий эффект переливчатого золота!

- Постойте... - Степанов остановил его жестом руки. - Вы и в изразцах смыслите?

- Да, кое-что смыслим, - ответил Генрих Петрович. - А что?

- Да есть тут одна идея... Понимаешь, тут многие - ну, что вы называете, "новые русские", хотя какие они "новые", все из советских времен повылазили, новый я один, поэтому и держу поводья - очень полюбили отделывать камины и прочее радужными изразцами, и еще, желательно, что в картинку складывались, наподобие этих, как его...

- Врубелевских? - подсказал Кирилл.

- Вот-вот, этого самого Врубеля! И, понимаешь, я давно подумывал, чтобы свой цех или мастерскую наладить. Потому что обидно, бляха-муха! кажется, Степанов хотел употребить выражение и покрепче, но кое-как сдержался. - Они, понимаешь, аж в Ярославль гоняют, где есть очень хорошая мастерская по производству изразцов, а кое-кто и в Сергиев Посад ездит ну, в Загорск бывший! Я почву прощупывал, но понял: и у Ярославля, и у Сергиева Посада такая крепкая репутация, что, даже если я цех на месте налажу, все равно покупать будут у них - из-за марки, чтоб их, из-за фирмы! Значит, нужен сильный ход, чтобы заказы перешибить - это ж золотое дно! И, скажем, если мы объявим, что я сманил уникального специалиста из Москвы, который древней техникой изразцов владеет как никто - тут-то мы их и перешибем! И Вологодская область будет наша, и Псковская, и Карелия... А то и Санкт-Петербург подомнем! Ярославль, Тверь и Подмосковье взять мы, конечно, не потянем - но ведь все равно неплохо получится! - он пристально поглядел на Генриха Петровича. - Возьмешься, Петрович, а? Со своими ребятками? Уж за материальной, как говорится, частью я не постою!

- Отчего ж не взяться? - ответил Генрих Петрович. - То, что мы справимся, это я гарантирую. У меня давно была мысль заняться этим делом, да случая не подворачивалось...

- Заметано! - Степанов извлек из коробки очередную сигару, несколько нервно - от восторгов, видимо, и переполнявших его больших планов надкусил её кончик, а потом спохватился и раскурил её очень аккуратно - как раскуривают сигары в "Крестном отце", "Однажды в Америке" и "Бойне в день святого Валентина". - Мы с тобой такое сварганим - всем нос утрем!

Степанов очень легко переходил с людьми на "ты" - только отцу старался до сих пор говорить "вы", да и то периодически прокалывался. Может быть, это наблюдение и заставило меня вмешаться в разговор, хлопнув себя по лбу:

- Нам же надо домой позвонить, что мы в городе задерживаемся! А то паника начнется, куда мы исчезли!

- Сейчас, сделаем! - Степанов снял трубку и набрал номер. Я обратил внимание, что он не стал сверяться с записной книжкой - выходит, наш номер был одним из тех, которые он знал на память. - Алло? Здравствуй, хозя... Здравствуйте, Леонид Семенович! - Степанов машинально называл отца "хозяин" с тех пор, как несколько лет отработал его шофером - я ведь про это упоминал, да? - но при других старался избегать этого обращения, хотя наедине с отцом иначе к нему не обращался. - Все верно, мальцы у меня, да. Ой, сотворили, сотворили! В частности, двух опасных браконьеров выследили, которые невесть сколько щуки в Удолице извели. Можете хоть сейчас арестовывать или штраф налагать - они в больнице с отравлением лежат, так что далеко не денутся! Впрочем, если скажете, я их по-свойски поучу, чтобы все другие браконьеры усвоили урок на будущее. Не надо по-свойски? Ну, ладно, не буду! Ни о чем не волнуйтесь, я их лично на остров доставлю, прямо к дому! - он положил трубку и подмигнул нам. - Вот все и улажено! На яхте вас домой прокачу!

Тут опять объявился раззолоченный швейцар.

- Эти приехали, с Гришкой и алкоголиком, - доложил он. - Впустить их или пусть пока подождут?

- Давай их сюда! - велел Степанов.

Через минуту появились Гришка и "Толян" - невысокий худой мужичок с осунувшимся лицом - в окружении трех громил. Увидев Толяна, все художники разом подскочили:

- Он! Это он! Точно, он!

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ПОСЛЕДНИЕ ТАЙНЫ

- Кто?! - Захаров - "Толян" - шарахнулся от художников как ошпаренный, с выражением величайшего изумления на лице. - Чего вы на меня бочку катите?

- Слушай, ты! - Степанов вскочил и грохнул кулаком по столу. - Кончай эти фигли-мигли! Надул людей - так не отнекивайся! А то ещё большим идиотом будешь выглядеть, чем ты есть!

- Да я... - Захаров от испуга начал заикаться. - Да я действительно... Ну, не был я у них!.. Или, может, не помню... Хотите, на колени встану?

Он и в самом деле сделал попытку встать на колени, но один из громил удержал его за шиворот.

- Так... - Степанов, прищурясь, поглядел на Гришку. - Что скажешь?

- А что говорить? - Гришка развел руками. - Подскочил я к нему, думал кое-что узнать. Он только начал в себя приходить - ну, я и взялся его выхаживать, чтоб он хоть лыко вязал и мог ответить на мои вопросы. А тут сперва милиция, потом вы!..

- Твой дружбан - тебе его лучше знать! - бросил Степанов.

- Во-первых, он мне не дружбан, а так... сбоку припека, - спокойно возразил Гришка. - Во-вторых, я его выхаживал, чтобы добиться наконец, что могло быть вставлено в эту утопленную раму. В-третьих, он в эти дни действительно был в таком состоянии, что может и не помнить, куда ходил и зачем.

- Но шестьдесят рублей он, может, вспомнит? - осведомился Генрих Петрович.

- Шестьдесят рублей? - у Толяна взгляд вдруг прояснился и сделался более осмысленным. - Как же, помню! Я как нашел их в кармане пиджака, так думаю - ишь ты, заначку заховал, о которой сам забыл! Так это вы мне деньги дали? Я-то... я их оприходовал, и вся недолга!

- И бесов не помнишь, о которых нам рассказывал? - спросил Артур. Ну, которые якобы на иконе нарисованы?

Захаров захлопал глазами, а Гришка вдруг расхохотался.

- Простите! - сказал он, махнув рукой. - Но ведь ему все эти дни повсюду чертики мерещились! Может, и на иконе увидел, с него станется!

- Увидел! - уверенно подтвердил Толян. - Как же, помню. Я в бабкином доме был, и мы, значит, бабкину память обмывали. Сеструха поставила, нашло на нее, понимаете? Потом она с мужем и с мужниным братом... В общем, все вместе куда-то отошли. А мне ещё выпить захотелось, а я слышал, что в городе опять скупщики икон объявились. Ну, я шасть к иконе - думаю, сейчас со стены сорву и деру дам! А оттуда красный такой чертик лезет и говорит: "Не трожь"! Я, значит, заорал и на двор выскочил. А больше ничего не помню. Неужто я до вас, выходит, добрался и про этого чертика рассказывал?

- Выходит, так, - усмехнулся Кирилл.

- Во даю! И деньги, выходит, с вас слупил? - похоже, Захаров был искренне удивлен.

Степанов развел руками.

- Ну, как работать с этим народом? - обратился он к Генриху Петровичу.

Я заметил, что Гришка о чем-то напряженно думает, наморщив лоб. Это явно было не просто так - за время своей воровской карьеры Гришка научился подмечать детали, которых никто другой не приметил бы. Ну, я ж говорил, что он любому сыщику мог бы нос утереть. И сейчас его явно что-то смущало.

- Один вопрос, - сказал Гришка, пользуясь возникшей паузой. - Что это за брат мужа, о котором ты ни разу не упоминал?

- Как же, не упоминал! - возразил Толян. - Я ж тебе рассказывал, что через него сеструха с нынешним мужем своим и познакомились. Он в нашем городе живет и работает, Сашка... ну, то бишь, муж сеструхи моей!.. приехал его навестить - и с сеструхой познакомился! Он - братан этот, Мишка сейчас у вас, кстати, работает, на каком-то новом производстве! повернулся Захаров к Степанову.

Степанов приподнялся и положил руку на трубку телефона.

- Его фамилия тоже Юшкин, насколько понимаю? - осведомился он.

- Наверно... - ответил Захаров, моргая глазками. - Какой же ей быть другой?

Степанов набрал номер.

- Ты? - сказал он в трубку. - Погляди в отделе кадров, есть ли у нас на заводе такой Юшкин. Если есть - из-под земли достать паршивца и ко мне!.. - он положил трубку и отвел всех взглядом. - Вот так... Я ж стараюсь с делами всех работников знакомиться, и, вроде, фамилия Юшкин мелькала. Похоже, ртуть все-таки уворовали с моего завода! Ну, я им покажу!.. Ловко подцепил, - обратился он к Гришке. - Хочешь ещё что-то сказать?

- Насчет этой утопленной рамы, - сказал Гришка. - Толян, выкладывай то, что ты мне рассказал.

- А я-то что, я ничего... - забурчал Толян. - Я ж говорю, были у бабки картинки в раме. Иконы, не иконы, а так... одно недоразумение. Она их и держала на чердаке.

В каком смысле - "недоразумение"? - спросил Генрих Петрович.

- Ну, в том, что эта бумага была, хотя и плотная, старая, - принялся объяснять Толян. - И по этой бумаге всякие иконы прорисованы, ну, так, одними линиями, почти без цвета, хотя в целом-то все равно выглядело ничего, красиво, и ещё всякие закорючки старые. И с обратной стороны тоже.

Генрих Петрович привстал.

- Надо бы это увидеть, но... неужели иконописные подлинники?

- Что-что? - переспросил Степанов.

- Иконописными подлинниками, - стал объяснять Генрих Петрович, назывался обязательный для художников свод правил, как следует писать иконы. Им давались, по образцам, все линии очертаний, вся компоновка, а также, зачастую, и рецепты красок, которыми следует закрашивать те или иные области иконы. Иконописные подлинники - очень редкая вещь. Пока что, если не ошибаюсь, известно только два, относящихся к семнадцатому веку, и вообще у многих специалистов существует мнение что иконописные подлинники возникли как раз в семнадцатом веке - вол время правления патриарха Никона, известного реформатора, который все реформы подкреплял созданием обязательных сводов правил. Поэтому если бы удалось найти более ранний "иконописный подлинник" - это была бы сенсация!

Он так увлекся, объясняя все это, что взмахнул своей левой - лишенной кисти - рукой. До того он тщательно следил, чтобы не делать ей лишних движений, и, вообще, чтобы она была как можно менее заметна.

- То есть, это нечто вроде обязательных трафаретов для икон? - уточнил Степанов.

- Ну, можно сказать и так, - улыбнулся Генрих Петрович.

- И вы хотите сказать, что эта... эта бумага с картинками может стоить больше, чем иная икона? - выдавил Захаров.

- Вполне вероятно. Но для того, чтобы понять, так это или не так, её, конечно, надо сперва поглядеть.

Зазвонил телефон. Степанов схватил трубку.

- Да?.. Да, Алексей Николаевич... Да, понял... Спасибо вам за звонок, - положив трубку, Степанов сообщил. - Милиция ещё раз обыскала дом. В задней комнатке нашли все, что надо: большой горшок с киноварью на маленькой электроплитке, лист старинной бумаги с образцами икон и описанием всяких красок, темные доски, на которых по этим образцам Юшкины начали прорисовывать красных чертиков... Так что Юшкины и впрямь собирались вас надуть. Видно, ты, - обратился он к Толяну, - разболтался своим родственничкам, что художников очень заинтересовали красные бесенята, но уже не помнишь об этом. А они решили поймать момент.

- На что они рассчитывали? - удивилась Фантик. - Ведь такую подделку сразу бы раскусили, разве нет?

- Разумеется, - сказал Кирилл. - Но жадность глупа. Когда человеку деньги белый свет застят, он считает себя хитрее всех и воображает, будто всех обведет вокруг пальца - на чем и обжигается.

Гришка только головой покачал: мол, жадность фраера сгубила...

Степанов поглядел на часы.

- Где ж этот Юшкин, который брат мужа? Уже, вроде бы, пора его доставить...

И тут раззолоченный швейцар опять появился и доложил:

- Этого привезли... ну, который работничек завода... - он вдруг замялся, во все глаза уставившись на Толяна. Потом, пятясь, вышел, чтобы пропустить очередных прибывших.

Причину его смятения мы поняли, едва двое "братков" Степанова ввели Юшкина. Он был безумно похож на Толяна Захарова - только не так помят и выбрит чище. Бледен, правда, и еле ноги передвигал, от страха. Разумеется, сходство было не полным, и уже через минуту становилось отчетливо видно, что это совсем разные люди - но сперва мы все малость прибалдели.

- Та-ак... - Степанов встал и обвел взглядом наполненный народом кабинет, прежде чем остановить этот взгляд на Юшкине. - Так кто из них у вас был, в итоге? - обратился он к художникам.

Те ненадолго призадумались, переводя взгляд с одного на другого.

- Похоже, все-таки он... - Артур указал на Юшкина, а Генрих Петрович и Кирилл кивнули.

- Ну? - Степанов повернулся к Юшкину. - Будешь рассказывать, что за свинство вы затеяли, или прикажешь из тебя вытрясать?

- Я... Да я ничего... - промямлил Юшкин.

Степанов сел и опять стал вертеть в руках сигару.

- Послушай, мой дорогой. Теперь мне ясно, что ртуть для этой киновари все-таки поперли с моего производства, и попер её ты. Ты знаешь, как я поступаю с "несунами"?

Юшкин издал невнятный кудахчущий звук.

- Обработать бы тебя... - продолжил Степанов. - Но я предлагаю тебе сделку. Ты рассказываешь все как есть, во всех подробностях, а я за это всего лишь увольняю тебя с работы, без прочих мер.

Юшкин чуть оживился.

- Я... я, да... - начал он.

- Если "да", то не мямли и рассказывай толком! - рявкнул Степанов.

Юшкин собрался с духом и начал.

- Это все моя невестка затеяла... Ну, и брат руку приложил... Они жутко не хотели делиться с Толяном наследством. Уже и покупателя на бабкин дом приискали, и вообще... А тут прошел слух, что в городе скупщики икон появились, и невестка возьми и брякни мне и брату: мол, вот было бы здорово, если бы мой братец взял и что-нибудь продал этим скупщикам! Мы бы тогда смогли обвинить его, что он, в нарушение закона, стал распродавать имущество до того, как оно юридически разделено - и мы бы заставили его отказаться от своей доли, угрожая судом! Тут мой брат возьми и заведись: мол, Витька - это я - довольно похож на Толяна, его бы чуть-чуть загримировать, и чужой человек вообще их не отличит! Ну, и стали они план разрабатывать. Что Толяна надо в запой сорвать, чтобы он ничего не помнил, а мне надо в гостиницу двинуть... Заранее было оговорено, что икону я все-таки оставлять не буду, заберу её, под любым предлогом, оставлю только оклад - этого будет достаточно для доказательства незаконной продажи. И еще, что постараюсь какие-нибудь деньги со скупщиков слупить, и эти деньги потом подложим Толяну - ведь, если его потом спросят, он признает, что у него такая сумма взялась, а откуда - понятия не имеет! С чего бы ему не признать... Ну, и повернуть дело так, чтобы потом сестра с мужем оказались в гостинице, и оклад опознали, и свидетельства скупщиков получили, и прижали бы Толяна... И все бы хорошо было, если б мы не вздумали переиграть, для правдоподобия. Мне братан говорит: поскольку, мол, Толян все время чертиков ловит, как допьется, то ты и этим скупщикам что-нибудь про чертиков наболтай. Например, что они из икон лезут... Это, мол, настолько в духе Толяна будет, что потом ни у кого никаких сомнений не возникнет: это именно он у скупщиков побывал! Я и стал болтать вам о красном бесенке, - повернулся Юшкин к художникам. - И вдруг вижу, по вашей реакции, что, сам того не ведая, в "яблочко" попал. Вернулся и докладываю брату с его женой: так и так, мол, у скупщиков глаза загорелись, и, похоже, икона, в углу которой красный чертик имеется - какая-то очень ценная, за которой они специально охотятся и за которую что угодно отдадут! Мне бы промолчать - да кто ж знал, что у них от жадности мозга за мозгу заедет! И стали толковать промеж себя, что, вон, они бумагу в раме нашли, где всякие фигурки для икон даны как по лекалу, и рецепты красок расписаны, так почему бы не взять завалящую икону, подчистить у неё уголок и нарисовать там одного или двух бесенят... Потом, мол, я толкну эту икону скупщикам: вот, мол, я уголок расчистил, а дальше сами расчищайте! Деньги-то они выложат как миленькие - а когда обман раскусят, все равно жаловаться не побегут! Я ещё попробовал их образумить, но куда там! Пошло-поехало! Дальше - больше. Прочли они в этих рецептах, что для киновари ртуть нужна, и насели на меня: ты, мол, на производстве, связанном с ртутью, работаешь, вот и добудь нам, сколько надо! И ведь уломали, гады, мне и себе на голову!.. Вот...

- А раму-то почему они утопили? - поинтересовался Гришка. - Может, ты объяснишь?

- Меня при этом не было, - ответил Юшкин. - Дальше они сами химичили... пока не дохимичились. Но разговор их я слышал. Стали они толковать между собой: мол, этот лист с образцами икон сам по себе наверняка ценность имеет, и пригодиться может ещё как, если они наловчатся иконы подделывать, и неплохо бы его увезти втихую. Из рамы вынуть и в рулон свернуть - потому что в раме тащить, это будет слишком очевидно, что они из дома что-то вывозят, какая-нибудь бабушка-соседка заприметит, стукнет Толяну, и он начнет права качать: мол, на меня волну гоните, а сами тоже из дому имущество растаскиваете. И саму раму лучше всего уничтожить, чтобы ни следа не осталось. Если Толян и вспомнит, что была у бабки какая-то картина, на схему похожая, в раме, то мало ли как бабка эту картину извести могла - ведь не очень-то она её ценила, на чердаке держала! А вот если пустую раму увидит - то могут у него сомнения возникнуть. Словом, от рамы решили избавиться...

- Ну, наворотили! - Степанов с ухмылкой откинулся в кресле. - Да ещё и браконьерствовать вздумали. Вопросы есть? - он обвел взглядом присутствующих.

- У меня есть, - сказал Кирилл. - Хотя ответить на него могут, наверно, лишь Юшкина с мужем. Зачем они добывали щучью желчь? Ведь позолоту им не надо было прописывать, требовалось только изобразить красную фигурку на темном фоне...

- Так для киновари и добывали, это я знаю! - сообщил Юшкин. - Они ж при мне рецепт разбирали и обсуждали...

- Постойте!.. - Генрих Петрович аж привстал. - Когда это в киноварь добавляли щучью желчь?

- Так там написано... - пожал плечами Юшкин. - Столько-то почек ртути, столько-то почек серы... "почка" - это, как мы поняли, какая-то мера старая... И чтобы киноварь стойче цвет хранила и меньше темнела со временем, добавить щучьей желчи и ижмень-травы. Ну, может не "ижмень", а "ишмеръ", или что-то подобное, только что это за трава такая, мы сообразить никак не могли, потому что похожего названия нам в жизни не встречалось видно, старинное название, а сейчас уже и потеряно, к чему оно относилось... А насчет щучьей желчи все понятно было!

- Рецепт не темнеющей киновари! - подскочил Артур. - Считавшийся давно утраченным...

- Гм... - Кирилл покачал головой. - Так-то оно так, но я себе пытаюсь представить химическую реакцию желчи с ртутью и серой... Не очень получается... Какой-то дополнительный ингредиент необходим... Придется все местные растения перебрать, чтобы понять, что это могла быть за "ижмень-трава" и с чем её едят...

- Если бы только растения! - вздохнул Генрих Петрович. - У древних иконописцев была своя система обозначения материалов - свой код, так сказать - поэтому "травой" они могли называть и минералы, и вещества животного происхождения, и мало ли что... Да, без этого неизвестного компонента рецепт не заработает. Но мы хотя бы знаем, в каком направлении искать. И можно предложить химикам в институте реставрации поэкспериментировать, какие вещества придают киновари стойкость, при условии добавки щучьей желчи - а потом посмотреть, в каких растениях и минералах эти вещества встречаются в здешней природе... Так что поиск будет долгим, трудным - но не безнадежным! Есть свет в конце! А главное - что этот лист со старинными рецептами все-таки существует!

- Выходит, он все-таки имеет большую ценность? - у Юшкина появился огонек в глазах.

- Слушай, ты! - зарычал Степанов. - Если ты сейчас думаешь, что вы все равно остаетесь владельцами этого листа, и деньги за него содрать сумеете то ошибаешься! Во-первых, этот лист сейчас в милиции - как доказательство! Во-вторых, из милиции он попадет к ним, - Степанов ткнул пальцем в сторону художников, - а не вернется к вам! Можете упереться, конечно, но... Степанов зло прищурился. - Тогда на вас повиснет разом несколько дел. И мошенничество, и кража, и злостное браконьерство, и ложное обвинение в преступлении... Да если Толян сейчас телегу накатает, как невинно оклеветанный, вам за одну попытку посадить невинного человека хороший срок вломят! Я уж не говорю о прочем, что я могу со своей стороны предпринять... И, кроме того, Толян - такой же наследник и совладелец, как его сестра! И будет только справедливо, если деньги за этот лист получит он, в компенсацию за все неприятности, которые вы ему доставили. Я сам с ним рассчитаюсь. Идет, Толян?

- Идет... - пробормотал тот, ошарашенный столькими поворотами событий.

- Только, смотри, не упейся до смерти, - тихо сказал ему Гришка.

- Мои ребятки за ним последят, - хмыкнул Степанов. - А, может, его в лечебницу положить? Мужик он, я гляжу, не плохой - вдруг из него ещё толк выйдет, когда от своей дури избавится?

- Может, и стоит, - ответил за Толяна Гришка.

- То есть... - подал голос Юшкин. - мы отказываемся от этого листа, а вы...

- А я договариваюсь с милицией и со смотрителем заповедника, что против вас не возбуждают уголовных дел, которых заслуживают все ваши художества, - буркнул Степанов.

- Что ж, это справедливо, - проговорил Юшкин. - Надо будет только моих родственничков уговорить... Они ж такие жадюги, что за копейку удавятся. Но, думаю, тут даже они в разум войдут и поймут, что обмен получается равноценный... и даже в их пользу.

- Да уж, уговори... - Степанов поднялся. - Что ж, все дела, похоже, решены. По этому случаю, приглашаю всю компанию поужинать в ресторан. А потом ребяток домой отвезем. Они у нас опять герои - без них мы это дело не распутали бы! Так что - во главу стола их, на почетные места!

...Домой мы отплыли часов в девять вечера, сытые, довольные и захваленные, на яхте - точнее, катерке с парусом - Степанова.

- Потрясный день! - блаженно вздохнул Ванька, созерцая воду за кормой. - М спать я буду, как убитый!..

- Да, сложно представить, что всего лишь сутки назад мы вышли на рыбалку, - подал голос я. - Столько событий произошло...

- Ребята, а как быть с рамой? - спросила Фантик. - Наверно, надо вернуть её Толяну? Ведь, получается, она - его...

- Надо поговорить с ним, - сказал я. - Может, он согласится, чтобы она осталась у нас - в награду, так сказать, за все наши труды. Мы бы вставили в неё какую-нибудь красивую картинку - или большую мамину вышивку - и она была бы у нас как память об этом приключении...

- Думаю, согласится... - Фантик вздохнула. - Жутко подумать, до чего доводит людей жадность. Если бы эта сестра стала честно делиться с Толяном, то все у неё было бы нормально. И этот "иконописный подлинник" они бы продали за хорошие деньги, и половина денег досталась бы ей... А так попробовала урвать все, и, в итоге, оказалась у разбитого корыта!

Что ж, мы и сами думали о том же самом - и добавить к словам Фантика нам было нечего.